573

«Гаазину»

11 тишрей 5762 года

28/9/2001

 

КТО СКАЗАЛ, ЧТО ВСЕ СУЕТА?

Существуют сборники, в которых собраны высказывания великих людей. Вам наверняка приходилось их листать, если не читать. Казалось бы, великую мысль следует с равным пиететом принять и от Сократа и от Сухобрюхова. Но нет! Мы. хотим знать не только что сказано, но и кем сказано. Это может показаться проявлением косности мышления, конформизма, преклонением перед авторитетами, но если вдуматься, есть в этом подходе рациональное зерно.

В праздник Сукот в наших общинах читают «Когелет» («Екклесиаст») – сборник изречений царя Шломо (Соломона). Тот самый, в котором рефреном повторяются слова «суета сует». Вернемся к афоризмам: представьте себе, что идете вы, скажем, по Гончарной набережной в Москве. На не первой свежести тротуаре возлежит бомж. Подбитый глаз останавливается на вас и беззубый рот изрекает: «Фуета фует, все фуета! Какая маза чуваку вкалывать под солнцем?!». Продолжение вы вряд ли стали бы слушать. Стало быть, важно не только содержание, но и автор. Чтобы сказать, что деньги не стоят ничего, надо быть богачом. Чтобы пренебречь властью, надо быть царем. Чтобы с презрением отвергнуть мудрость людскую, надо быть великим мудрецом. У царя Шломо было все, о чем мог мечтать человек. И всему этому – несметным богатствам, абсолютной власти, великой мудрости он назвал цену: чесночная шелуха, томление духа, солома на ветру. У него было все, и это все он не ставил ни во что. Но все ли отверг царь-мудрец? Парадоксально, но факт: какие-то цитаты из этой книги знает почти каждый: «суета сует», «всему свое время», – а вот концовка книги известна только прилежным читателям: «Выслушаем сущность всего: бойся Всесильного и заповеди Его соблюдай, ибо в этом – весь человек».

Недаром мудрецы установили обычай читать эту книгу именно в Сукот. Дни праздника приходятся на самую изобильную пору: сбор урожая. Тут-то самое время и напомнить человеку, что не он хозяин жизни, что не все в его руках. Тора говорит: «И разжирел Йешурун, и стал брыкаться» – изобилие дезориентирует, создает иллюзию прочности и незыблемости, гонит прочь из памяти и Б-га, и Закон. Я! Я! Только я! – кричит сердце богатого.

Вывод, завершающий книгу «Когелет», – «в этом весь человек», – столь прост, что большинство ученых, принадлежащих к школе «библейской критики», утверждают, что это – поздняя приписка какого-то резонера.

Разумеется, проще отмахнуться от слов мудрости, чем согласиться с ними.

Но традиция донесла этот текст, как и весь Танах, без изменений со дня его записи до наших дней.

Мидраш рассказывает: Вс-вышний открылся Шломо во сне и сказал: «Проси у Меня что хочешь». Царь понимал, что нет «пользы человеку от всех работ его, которые он выполняет под солнцем... Как вышел он нагим из утробы матери своей, таким и уходит и ничего не возьмет от труда своего, что мог бы унести в руке...» И попросил Шломо: «Дай слуге Твоему понимающее и мудрое сердце».

А с рассветом понял Шломо, какой дар принесло ему ночное видение: он услышал пение птиц и понял их язык. Услышал крик осла и понял его, словно тот говорил по-человечески. Не только язык зверей и духов, но и тайные помыслы людей стали внятны его сердцу. Если бы эту историю писали мы с вами, здесь бы и поставили точку. Но Шломо открывает новый виток мудрости: именно на пике могущества – материального и духовного – он и осознает, что все – суета сует, что именно в простой формуле богобоязненности и исполнения заповедей и заключен весь человек.

Да, не случайно установили наши мудрецы обычай читать эту книгу в Сукот. Именно в дни праздника, «дни радости нашей», именно в пору изобилия оставляем мы уютный дом ради дырявого шалаша, дабы вспомнить, что в этом мире суетно, а что – вечно.

Всего на неделю в году дается нам шанс заметить, что над головой – не крыша, а небо.

ААЗИНУ

Тора разделена на пятьдесят четыре главы так, что, читая их в синагогах по субботам, мы завершаем за год полный цикл чтения. Каждый из выпусков нашего еженедельника посвящен соответствующей главе или главам Торы. Разумеется, прочесть это краткое изложение главы -недостаточно. Изучая Тору, обращайтесь к авторитетным еврейским переводам на русский язык («Мосад ha-рав Кук», Ф. Гурфинкель, «Шамир»)

Внимайте, небеса, и я говорить буду,

и услышит земля речи уст моих. Польется как дождь учение мое,

будет струиться как роса речь моя, как мелкий дождь на зеленый покров

и как капли на траву. Когда Имя Б-га произносить буду,

воздайте славу Всесильному нашему! Твердыня Он, совершенно деяние Его,

ибо все пути Его – праведны; Всесильный верен, и нет несправедливости, праведен и прям Он. Б-гу ли воздаете вы это,

народ подлый и неумный? Ведь Он – Отец твой, Г-сподин твой!

Он создал тебя и сотворил тебя! Помни дни древности,

помни годы всех поколений, спроси отца твоего, и скажет он тебе,

старцев твоих, и они скажут тебе. Когда Вс-вышний давал уделы народам, разделяя людей, установил Он границы народов по числу сынов Израиля. Ибо доля Б-га – народ Его,

Яаков – область удела Его.

Нашел Он его в стране пустынной, и в хаосе воя пустыни ограждал Он его, опекал его,

берег его, как зеницу ока своего. Как орел стережет гнездо свое,

над птенцами своими парит, расправляет крылья свои,

берет каждого, носит на крыле своем, Б-г один водил его, нет с ним богов чужих. Возвел он его на высоты земли, и ел он урожай полей;

и питал Он его медом из скалы и маслом из кремнистого утеса,

маслом коровьим, и молоком овечьим, и жиром ягнят, и баранов из Башана,

и козлов, и соком отборной пшеницы, и сок шипучий винограда пил ты.

И разжирел Йешурун, и стал брыкаться, разжирел ты, растолстел, раздался,

и оставил он Всесильного, создавшего его, и поносил Твердыню спасения своего.

Досаждали они Ему чужими богами и мерзостями гневили Его.

Защитника, создавшего тебя, забыл ты,

забыл Всесильного, тебя сотворившего. И сказал Он: «Сокрою лик Мой от них,

увижу, каков будет конец их, ибо поколение изменников они,

сыны, в которых нет верности. Они досаждали мне небогом,

гневили меня суетой своей, а я буду досаждать им ненародом,

народом подлым гневить буду их. Ибо пылающий огонь – гнев мой,

и сжигает он до глубин преисподней, и пожирает он землю и плоды ее,

и опаляет подножья гор. Нашлю я бедствия на них,

все свои стрелы выпущу в них. Изнурены они будут голодом

и охвачены жаром и мором лютым, и клык звериный нашлю Я на них

и яд ползучих гадов.

Извне будет губить меч, а из домов – ужас, и юношу и девицу, ребенка и старца. И сказал Я: положу им конец,

сотру у людей память о них;

если бы не остерегался Я гнева врага,

чтобы притеснители их не сказали: 'рука наша одолела, а не Б-г сделал это'.

Ибо это народ, потерявший рассудок, и нет у них разума.

Будь они умны, поняли бы это, осознали, каков будет конец их.

Как бы мог один преследовать тысячу, а двое обратить в бегство десять тысяч,

если бы не продал их защитник их, и Б-г не выдал бы их?

Ибо не таков Покровитель наш, как их покровитель, даже враги наши -судьи в том!

Ведь от виноградной лозы Сдома лоза их, с полей Аморы; виноградины их – виноградины ядовитые. Яд змеиный – вино их, и жестокий яд змей. Ведь сокрыто это у меня,

запечатано в хранилищах моих. У меня отмщение и воздаяние,

когда споткнутся они, ибо близок день гибели их,

и скоро наступит уготованное им, ибо рассудит Б-г народ Свой

и за рабов Своих отомстит,

когда увидит Он, что истощилась сила, и нет защищенного и избавленного.

И скажет Он: 'Где боги их, твердыня, у которой искали они защиты,

которые ели жир жертв их, пили вино возлияний их?

Пусть встанут они и помогут вам, дадут вам убежище!'

Смотрите же ныне, что Я – Я это, и нет Всесильного, кроме Меня;

Я умерщвляю, и Я оживляю, Я поражаю, и Я исцеляю,

и нет спасения от руки Моей. Вот, вознесу Я к небу руку и скажу: жив Я вовеки!

Когда заострю Я сверкающий меч мой и станет вершить закон рука Моя,

отомщу Я врагам Моим и ненавистникам Моим воздам.

Напою стрелы Мои кровью, и меч Мой пожирать будет плоть, кровь убитых и пленных, головы разгромленного врага. Прославьте, народы, народ Его,

ибо за кровь рабов Своих отомстит Он, и мщение совершит над врагами их,

и искупит землю Свою и народ Свой.

Хасидское слово

ЭС РОГН

Дело было в Ту би-шват. Богач Гирш-Лейб не удивился, когда его Ребе, Менахем-Мендл из Коцка, послал его за селедкой: воля Ребе — закон.

Когда хасид вернулся с селедкой, Ребе попросил извлечь из нее икру (на идиш – рогн), и передал тарелку богачу:

— Эс рогн! («ешь икру», а вместе -эсрогн – этроги).

Никто не понял тогда эту игру слов, но богач запомнил ее.

Было это в 1812 году, к осени оказалось, что из-за войны с Наполеоном во всем крае ни за какие деньги не достать этрог. Так и прошел бы праздник без главной заповеди, если бы Гирш-Лейб, помня непонятные слова Ребе, не накупил этроги заранее.

Беседа Ребе

Праздник Сукот богат заповедями, почему же его название указывает именно на заповедь жить в суке, а не, скажем, на заповедь о растениях четырех видов?

Этому есть несколько объяснений. Вот одно из них: заповедь о пребывании в шалаше действует непрерывно в течение всего праздника, начиная с первого вечера, заповедь же о растениях может быть исполнена только начиная с утра первого дня.

Второе отличие: заповедь о суке не только действует в течение всего праздника, но и требует активной подготовки до его наступления. Более того, тот, кто возьмется за исполнение этой заповеди только с наступлением праздника, не сможет даже построить суку в первый его день.

К исполнению же заповеди о растениях четырех видов можно приступить и в праздник, начав с необходимой подготовки уже с наступлением Сукот.

Третье различие: заповедь о растениях требует определенного (ограниченного) времени для исполнения: благословение, установленные действия – и она исполнена.

К ней возвращаются только через сутки. А заповедь пребывания в суке не ограничена временем: каждое мгновение, проведенное в шалаше, является мицвой.

Четвертое отличие заповеди о суке от всех иных заповедей: все они являются как бы частными, человек исполняет одни из них устами (молитва), руками (благотворительность), сердцем (любовь к ближнему. В суке пребывает весь человек: эта мицва охватывает его целиком, относится ко всему его телу и ко всему, что он делает, даже к его личным делам – тем самым, которыми он занимался и неделю назад, в будни. В сукот же все эти будничные действия превращаются в мицвот.

Известно изречение наших мудрецов: «Бездомный - не человек» – тот, у кого нет дома, не обладает личностной целостностью. Владение домом делает человека человеком не только в то время, когда он сидит в принадлежащих ему четырех стенах, – даже когда он идет по улице или находится за тридевять земель от своего города, сознание того, что у него где-то есть дом, делает его полноценным человеком.

С наступлением праздника Сукот домом человека на протяжении семи дней становится сука. Стало быть, в эти дни, даже не находясь в суке, но помня о том, что он в нее вернется, человек обретает полноту и цельность.

Законы праздника Суккот

Заповедь о празднике Сукот гласит: «В шалашах живите семь дней... дабы знали поколения ваши, что в шалашах поселил Я сынов Израиля, когда вывел их из страны египетской» («Ваикра», 23:42-43).

Лучше всего начать строить шалаш ночью на исходе Йом-Кипура.

Каждый еврей обязан принять участие в строительстве суки (шалаша): заготовке схаха (веток для крыши), сколачивании стен, украшении суки (этим с особенным удовольствием занимаются дети).

Шалаш должен стоять под открытым небом (над схахом не должно быть ни крыши, ни ветвей живого дерева). Строить шалаш на чужой земле можно только с разрешения ее хозяина.

Стены шалаша должны быть крепкими и устойчивыми настолько, чтобы они не двигались от ветра. Они должны стоять на земле (или быть поднятыми над ней не более, чем на 24 см). У суки должны быть четыре стены, но если это невозможно, достаточно и трех.

Для схаха используют растения и их части: ветви, листья, прутья, лозу. Живое растение, корни которого уходят в землю, не может служить схахом.

Лучше всего использовать ветви деревьев, стебли бамбука или камыша. Деревянные детали малого поперечного сечения (рейки, планки) также могут быть использованы в качестве схаха.

Опорой схаху служат балки, которые также должны отвечать всем требованиям, предъявляемым к схаху.

Схах должен быть густым: тени от него должно быть в шалаше заметно больше, чем просветов, сквозь которые проникают лучи солнца. Даже если в общем подсчете площадь тени превышает площадь, освещенную солнцем, надо следить, чтобы в схахе не было прорех шириной более 24 см.

Обычай Хабада – не украшать суку.

«В шалашах живите семь дней», – в течение всего праздника Сукот следует жить в шалаше, то есть превратить суку в свой дом: есть, пить, изучать Тору, отдыхать, принимать гостей.

Закон разрешает есть вне шалаша фрукты и сладости, пить ради утоления жажды. В Хабаде принято ничего не есть и не пить вне шалаша. Основательная трапеза в суке (включающая хлеб, мучные изделия, блюда, приготовленные из пяти видов злаков) сопровождается благословением «...повелевший нам жить в шалаше».

Больной, а также тот, кто за ним ухаживает, – все время, пока он занят помощью ему, – свободны от исполнения заповеди жить в шалаше.

Важнейшей заповедью Торы, касающейся праздника Сукот, является повеление «...возьмите себе в первый день праздника плод дерева великолепного, ветви пальмовые и побеги дерева густолиственного и верб речных...» («Ваикра», 23:40).

Разумеется, поверхностное чтение этих стихов не дает всей необходимой информации для исполнения заповеди. Трудно даже понять, о каких именно растениях идет речь. Точное и подробное объяснение мы находим в Устной Торе: «плод дерева великолепного» – это этрог (особый вид цитрусовых); «пальмовая ветвь» – это лулав, верхний молодой (еще не распустившийся) побег финиковой пальмы; «дерево густолиственное» – Гадас (мирт); «верба речная» -это арака (плакучая ива), ветки которой имеют красноватый оттенок, а листья -длинные, с гладкими краями.

Эти четыре вида растений (арбаа миним) необходимы для исполнения заповеди праздника Сукот – нетилат-лулав.

Законы, связанные с кашерностью четырех растений, столь сложны, что многие, покупая их, предпочитают советоваться с раввином или заказывать набор, имеющий авторитетный сертификат кашерности.

Желательно, чтобы этрог был созревшим, желтого цвета, с сильным приятным ароматом (хотя для исполнения заповеди пригоден и зеленый) В Хабаде принято пользоваться калабрийским этрогом, (без питама – остатка чашелистика на вершине плода).

Важно, чтобы этрог не был плодом скрещивания видов (этрог муркав)

Желательно, чтобы лулав был прямым и зеленым, а все его листья плотно прилегали друг к другу Минимальная длина ствола лулава – 32 см.

Мирт, который мы берем для исполнения заповеди, — гадас мешулаш («тройной») На ветке мирта каждая тройка листьев должна выходить из одного горизонтального кольца. Сами листья должны быть настолько длинны, чтобы их вершины прикрывали основания листьев следующего ряда.

Минимальная длина «тройного» hadaca 24 см (в крайнем случае, не менее 20 см).

Маленькие веточки, выходящие из ветви hadaca между трехлистными рядами, осторожно удаляют.

Минимальная длина ветки аравы – 24 см (в крайнем случае не менее 20 см).

Для исполнения заповеди нетилат-лулав связывают вместе один лулав, две ветки аравы и не менее трех веток hadaca. Связывают ветви полосками, отщепленными от длинных дистьев лулава.

Нижняя перевязь полностью скрыта ветками hadaca и аравы, а верхняя – хотя бы отчасти Ветки hadaca и аравы привязывают к нижней части лулава тремя перевязями, причем расстояние от нижней перевязи до верхней не должно превышать 8 см.

Три ветки hadaca распределяются в связке следующим образом одна справа, другая слева и одна чуть правее середины Одну ветку аравы привязывают справа, другую – слева, причем ветки hadaca должны слегка прикрывать их. Лулав при этом должен находиться в том же положении, что и при исполнении заповеди нетилат-лулaв, – его надо повернуть к себе той стороной, на которой виден ствол (сдера).

Заповедь нетилат-лулав исполняют стоя Берут лулав (здесь и далее мы будем называть так все три растения лулав, араву и hadac, связанные вместе) в правую руку – так, чтобы сдера была обращена к исполняющему заповедь, а этрог – в левую, – и произносят благословение «повелевший нам совершать нетилат-лулав» Затем этрог присоединяют к лулаву таким образом, чтобы верхняя треть этрога касалась нижней части лулава. В первый день праздника, когда заповедь нетилат-лулав исполняют впервые, после этого благословения произносят «шегехеяну» Нетилат-лулав представляет собой сложную серию движений лулав берут в правую руку, встают лицом к востоку и, держа его у сердца, произносят благословение. Затем берут левой рукой этрог, присоединяют его, держа плодоножкой вниз, к нижней части лулава. Затем следует вытянуть руки в направлении юго-востока, прижать их к груди у сердца и повторить эти движения троекратно. Затем делают то же самое, вытягивая руки в северо-восточном направлении, в восточном, затем поднимают руки, возвращают их к сердцу, затем опускают и возвращают к сердцу, затем вытягивают в юго-западном направлении и, наконец, – в направлении запада. Каждое возвратно-поступательное движение (в одном из шести направлений) повторяют трижды.

 


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .