572

«Вайелех»

4 тишрей 5762

21/9/2001

ДНИ ТРЕПЕТА

В нарушение всех правил мы решили накануне Йом-Кипура заменить редакционную статью новеллой Ш.-Й. Агнона, лауреата Нобелевской премии в области литературы. Надеемся, что читатели одобрят наш выбор.

«Небо было ясным, земля тихой, улицы чистыми, и свежий ветерок порхал по просторам мира. Я был четырехлетним ребенком, одетым в праздничное платье, и один из родственников вел меня за руку в синагогу; рядом шагали мои отец и дед.

Дом молитвы полон людей в талесах. Многие набросили их на головы, и их расшитые серебром оторочки сияют, словно короны. Люди облачены в белые одежды, в руках держат раскрытые книги. Из длинных ящиков с песком торчат множество свечей, и от них идет чудный свет и запах. Один согбенный старец стоит у ящика, талес окутывает его с головы до ног, из-под него доносятся нежные и сладкие звуки.

Я стою у окна синагоги, охваченный дрожью и пораженный этими нежными голосами и серебряными коронами, чудесным светом и запахом меда, исходящим от восковых свечей. И кажется мне, что вся земля, по которой я шел, все улицы, которые я проходил, весь мир – это не что иное, как прихожая синагоги.

Я еще не умел тогда думать сложными понятиями и не знал, что такое «присутствие святости», но нет сомнения в моем сердце, что я чувствовал и святость места, и святость дня, и святость людей, стоявших в доме Вс-вышнего и погруженных в молитву.

И несмотря на то, что раньше я никогда не видел ничего подобного, мне и в голову не приходило, что здесь можно разговаривать. И так я стоял и смотрел на убранство дома и на людей в нем, не различая отдельные лица: все они, вместе с домом, были для меня как единое целое. Великая радость наполнила мое сердце, и оно с любовью прилепилось к этому дому и к этим людям и их молитвам. Вдруг пение прекратилось, только эхо некоторое время звучало, но в конце концов пропало и оно. Что-то прорвалось в моей душе, и я разразился рыданиями. Отец и дед испугались и принялись меня утешать.

Но я продолжал плакать, слезы неудержимо катились из глаз. Все спрашивали друг друга: «Отчего ребенок плачет?» И отвечали: «Кто знает?» Сейчас я могу рассказать, отчего плакал тогда. В тот момент, когда прекратилась молитва, прекратилось вдруг и это удивительное единение. Кто-то снял талит с головы, некоторые начали разговаривать друг с другом. Те, к кому прилепилась моя любовь, вдруг изменили облик и разрушили свой чудесный образ, и образ дома, и образ мира. И от этого сжалось мое сердце, и потому я разразился плачем.

Прошло несколько лет, но родившееся тогда смятение все еще пребывало в моем сердце, а вместе с ним оставалась та же горечь. И из года в год, когда в Йом-Кипур вижу я, как евреи («все они стоят в белом, прославляя Тебя, летают, как серафимы») вдруг меняют облик святости и молитвы на будничный, мое сердце сжимается, как в тот день.

Много раз я задавал себе вопрос: ведь если все люди на свете связаны со своим Небесным Отцом только посредством молитв и песнопений Израиля, то как же может этот святой народ в эти святые дни профанировать святость пустыми разговорами и беседами на будничные темы? Эти дни и часы никогда больше не вернутся; как же они могут снимать с себя корону святости? Есть сильные духом люди, которые ни на минуту не отвлекаются от неповторимости этого дня, но что делать простому человеку, у которого не всегда хватает сил удержаться на этой высокой духовной ступени единения со своим Создателем? Ведь Г-сподь – оплот наш, и каждый человек должен всегда думать о том, как найти путь к Нему, благословенному, и тем более в эти десять дней, когда Вс-вышний открывается стремящемуся к нему. Так пусть же человек не упустит эти великие часы, когда благословение нисходит на народ Израиля».

Таким запомнился Йом-Кипур еврейскому мальчику в местечке Бучач. Не пропустите и вы «эти великие часы», и ваше сердце наполнится благословенной верой.

ВАЕЛЕХ

Тора разделена на пятьдесят четыре главы так, что, читая их в синагогах по субботам, мы завершаем за год полный цикл чтения. Каждый из выпусков нашего еженедельника посвящен соответствующей главе или главам Торы. Разумеется, прочесть это краткое изложение главы -недостаточно. Изучая Тору, обращайтесь к авторитетным еврейским переводам на русский язык («Мосад ha-рав Кук», Ф. Гурфинкель, «Шамир»).

И пошел Моше, и говорил эти речи всему Израилю. И сказал он им:

– Сто двадцать лет мне сегодня, не могу более ни выходить, ни входить, ибо Г-сподь сказал мне: «Не перейдешь через Иордан». Г-сподь идет пред тобою. Он истребит эти народы пред тобою, и ты захватишь их землю. Йегошуа пойдет впереди тебя, как говорил Г-сподь. И сделает Г-сподь с теми народами, то же, что сделал с Сихоном и Огом, царями Эмора, и с землей тех, кого Он истребил. И отдаст их Г-сподь в ваши руки, и вы поступите с ними в соответствии с заповедью, которую я дал вам. Крепитесь и мужайтесь, не страшитесь и не трепещите перед ними, ибо Г-сподь – Б-г твой, Он идет с тобой. Он не оставит тебя и не покинет.

И призвал Моше Йегошуа,и сказал ему на глазах всего Израиля:

– Крепись и мужайся! Ибо ты войдешь с этим народом в страну, которую Г-сподь поклялся их отцам дать им, и ты введешь их во владение ею. Г-сподь идет пред тобою, Он будет с тобой, Он не оставит тебя и не покинет; не страшись и не бойся.

И записал Моше это Учение, и передал его священнослужителям, сынам Леви, несущим ковчег завета Г-спода, и всем старейшинам Израиля. И заповедал им Моше так:

– По прошествии семи лет, в назначенную пору года отпущения, в праздник Сукот, когда придет весь народ предстать пред Г-сподом на место, которое Он изберет, читай это Учение при всем Израиле во всеуслышание. Собери народ, мужчин и женщин, и малых детей, и твоего пришельца, который во вратах твоих, чтобы они слушали, постигали, и боялись Г-спода, Б-га вашего, и исполняли все слова Учения этого. И пусть их дети слушают и учатся бояться Г-спода, Б-га вашего, во все дни ваши на земле, куда вы переходите через Иордан для овладения ею.

И Г-сподь сказал Моше:

– Вот, приблизились дни твои к смерти; позови Йегошуа в шатер собрания, и Я наставлю его.

И пошли Моше и Йегошуа, и встали они в шатре собрания. И явил Себя Г-сподь в шатре в столпе облачном, и стоял столп облачный при входе в шатер. И Г-сподь сказал Моше:

– Вот, ты упокоишься с твоими отцами, и встанет этот народ, и блудить будет, следуя за божествами народов земли той, и оставит Меня и нарушит Завет. И воспылает Мой гнев на него в тот день, и Я покину их и сокрою лик Мой от них. И скажут они в тот день: «Не потому ли, что нет Б-га среди нас, постигли нас эти бедствия?» А ныне запишите себе эту песнь, и научи ей сынов Израиля, вложи ее в их уста, чтобы была эта песнь Мне свидетельством. Когда приведу Израиль на землю, о которой Я клялся его отцам, текущую молоком и медом, и будет он есть, и насытится, и отучнеет, и обратится к божествам чужим, и будут они служить им и гневить Меня – нарушит он Мой завет. И будет так: когда постигнут его многочисленные беды, прозвучит песнь эта перед ними свидетельством, ибо она не забудется и останется на устах потомства его.

И записал Моше эту песнь в тот день, и научил ей сынов Израиля. И наставил Он Иегошуа, сына Нуна, и сказал: «Крепись и мужайся! Ибо ты приведешь сынов Израиля на землю, о которой Вс-вышний клялся им, и Он будет с тобой».

И было так: когда дописал Моше слова Учения этого в книгу, дал он левитам, переносившим ковчег завета Г-спода, такое повеление: «Возьмите эту книгу Учения и положите ее при ковчеге завета Г-спода, Б-га вашего, и будет она там против вас свидетельством; ибо я знаю строптивость вашу. Вот ныне, пока я живу с вами, непокорны были вы Г-споду – и тем более после смерти моей будете. Соберите ко мне всех старейшин ваших колен и ваших смотрителей, и я скажу им то же самое и призову в свидетели против них небо и землю. Ибо знаю: после смерти моей вы растлитесь и сойдете с заповеданного мной пути, и постигнут вас беды, когда делать будете злое в глазах Г-спода.

Хасидское слово

ПРОСТИ, КАК МЫ ПРОЩАЕМ

Собрался ишувник (деревенский еврей) со всем своим большим семейством в город на Йом-Кипур. Как ни торопил он домашних, сборы затянулись. Сказал он:

-Я выезжаю, подожду вас у рощи.

Доехал ишувник до того места, свернул с дороги в рощу и, остановив повозку, задремал. А когда семейный обоз проезжал мимо рощи, забыли домашние об отце.

Проснулся он под вечер. Ехать нельзя: святой праздник наступил. Поднял ишувник глаза к Небу и стал молиться:

– Владыка мира! Дети совсем обо мне позабыли, но я им прощаю. Прости и Ты нам, своим детям, если мы иногда забываем о Тебе...

Беседа Ребе

«Возьмите этот свиток Торы и поместите его рядом с ковчегом завета Вс-вышнего». Талмуд дает этому два толкования:

1. Вс-вышний приказал поместить свиток Торы вместе со скрижалями в ковчег завета.

2. Свиток, написанный Моше, находился рядом с ковчегом.

Заметим, что по обоим мнениям свиток находился в Святая святых, где хранились и каменные скрижали. Таким образом, рядом находились письмена двух типов: высеченные в камне и написанные на пергаменте.

Заметим, что Святая святых было необычным местом: там, как мы знаем, пространство и время были лишены привычных нам свойств.

В чем заключается принципиальная разница между высеченными и написанными буквами? Написанные буквы представляют из себя тонкую, но вполне материальную пленку высохших чернил на пергаменте или бумаге. Их даже можно, хотя это и нелегко, отделить от листа и перенести на другой. Высеченные же буквы составляют одно целое с материалом, на котором высечены, и не могут существовать вне его.

Высеченные на скрижалях буквы, таким образом, являют собой подобие Святая святых Храма. Смыслом существования Святая святых было совмещение времени и пространства с Тем, что выше времени и пространства. Итак, пребыванию скрижалей в Святая святых есть глубокое духовное объяснение.

Но почему и свиток Торы тоже хранился в Святая святых? Следует ли их этого, что служение в рамках природных ограничений (свиток) важно не менее, чем выход за их пределы (скрижали)?

Учение хасидизма, сопоставляя духовный труд в течение года с тем, что возложено на еврея в Грозные дни, говорит: будничное служение построено на разуме, служение в Грозные дни основано на битуле – самоотверженности, самозабвении, а это куда выше ограничений рассудка.

Если следовать аллегории со скрижалями и свитком, скажем, что в будни еврей подобен буквам, написанным на пергаменте, а в дни Суда – высеченным в камне. Вечные буквы наполняют светом буквы простые. Истинный битуль в дни Суда наполняет светом дни будничного служения.

Тшува

Из законов о раскаянии по Рамбаму.

Что такое полное раскаяние? Если тому, кто раскаялся в каком-либо грехе, предоставилась возможность снова совершить его, но удержало его от греха раскаяние, а не страх или иная причина – это и есть полное раскаяние.

Если же грешник раскаялся лишь в старости, когда ему уже не по силам грешить, – его раскаяние, хотя и не является полным, принимается, и он возвращается ко Вс-вышнему. Даже тому, кто грешил всю жизнь, и раскаялся в день смерти, и умер раскаявшимся, прощаются все грехи.

В чем состоит раскаяние? Грешник оставляет свой грех, и удаляет его из мыслей, и принимает в сердце решение не совершать более греха. И он сожалеет о совершенном, как сказано, и призывает в свидетели Того, Кому ведомо тайное, что никогда более не совершит этот грех. Кроме того, следует покаяться вслух, то есть произнести исповедь, выразить словами все эти мысли, все решения, которые человек принял в сердце своем.

Всякий, кто произносит слова исповеди, но в душе своей не принял решения оставить свой грех, подобен тому, кто окунается в очистительные воды, держа в руке нечистого гада, -такому человеку омовение не поможет до тех пор, пока он не отбросит эту тварь прочь. В исповеди следует рассказать о совершенном грехе.

Пути раскаяния таковы: раскаявшийся плачет пред Вс-вышним, молит Его о прощении, раздает милостыню, насколько позволяет ему его достаток, удаляется от соблазна, который ввел его в грех, и берет себе новое имя, как бы говоря этим: «Я – другой человек, не тот, кто грешил», -и изменяет все свои поступки к лучшему, и идет прямым путем, и покидает свой дом – ведь скитания искупают грех, ибо приучают человека к скромности и смирению.

Предпочтительно покаяться в своих грехах публично, рассказывать людям о своих проступках, совершенных в отношении ближних, говоря: «Грешен я перед таким-то, так-то и так-то поступил я с ним и теперь раскаиваюсь и сожалею об этом». Всякий, кто из гордости не рассказывает о своих грехах, скрывает их, – не достигает полного раскаяния. Сказанное относится к грехам, совершенным по отношению к ближним. Когда же человек провинился только пред Вс-вышним, ему не следует рассказывать о своих грехах: тот, кто поступает так, проявляет бесстыдство; но следует вернуться к Вс-вышнему и поведать Ему о своих преступлениях; когда же исповедуются на людях, конкретный проступок не упоминают. И это благо, что грех не становится известным, ибо сказано: «Счастлив тот, чье злодеяние прощено, а грех сокрыт» («Тегилим», 32:1).

Хотя раскаяние и мольба важны и уместны всегда, в десять дней от Рош ha-шана до Йом-Кипура они имеют особую силу и принимаются сразу, как сказано: «Ищите Г-спода, когда можно Его найти, призывайте Его, когда Он близко» (Йешаягу, 55:6).

Сказанное относится лишь к отдельному человеку; общине же Вс-вышний внимает в любое время, если люди раскаиваются и взывают к Нему от всего сердца.

Йом-Кипур – время раскаяния для всех, для отдельного человека и для общины; это окончательный срок для прощения и отпущения грехов Израиля, поэтому в этот день все должны раскаяться в своих грехах и исповедаться. Закон об исповеди в Йом-Кипур предписывает произнести ее в первый раз в канун этого дня, до последней трапезы перед постом, – на тот случай, если человек умрет до наступления поста, не успев исповедаться. Несмотря на то, что была произнесена исповедь перед трапезой, в Йом-Кипур вновь исповедуются вечером в молитве Маарив и днем в молитвах Шахарит, Мусаф, Минха, Неила. В каком месте молитвы произносится исповедь? Каждый произносит ее после своей личной молитвы, посланник общины включает ее в четвертое благословение при повторении молитвы вслух.

Текст, принятый у всего Израиля, начинается словами «но мы грешны...», это основа исповеди. Хотя человек покаялся в своих грехах в прошлый Йом-Кипур, он вновь должен исповедаться в них год спустя, несмотря на то, что он остался тверд в своем раскаянии.

Раскаяние и Йом-Кипур искупают только вину пред Вс-вышним. Тому же, кто виновен перед ближним, грех не простится вовек, если он не возместит ближнему ущерб и не помирится с ним. Даже тот, кто уже заплатил пострадавшему положенное, должен испросить его прощения. Даже тот, кто обидел ближнего только словами, обязан просить, чтобы тот его извинил. Если обиженный все же не прощает, виновный должен привести трех его друзей, и те попросят за него прощения. Вновь не простил обиженный – приводят еще трех друзей, если и это не помогло – еще трех. Если и на третий раз обиженный не простит обидчика – тот не обязан более просить прощения и не пожелавший простить несет вину на себе. Если обиженный был учителем обидчика, тот должен просить прощения, если понадобится, тысячекратно – до тех пор, пока учитель не извинит его.

Человек не должен проявлять жестокость, отказываясь простить обидчика; следует быть отходчивым и негневливым. И когда виновный просит у обиженного им прощения, тому следует простить его от всего сердца и от всей души. Даже тому, кто причинил тебе много зла, не следует мстить, не следует припоминать ему этого - таков закон сынов Израиля, чистых сердцем.

Человек, провинившийся перед ближним, и тот умер прежде, чем виновный успел попросить у него прощения, должен привести десять человек к могиле покойного и сказать в их присутствии: «Грешен я пред Г-сподом, Богом Израиля, и перед таким-то; поступил я с этим человеком так-то и так-то». Деньги, которые виновный остался должен, следует передать наследникам пострадавшего, а если таковые неизвестны, нужно оставить деньги в суде и исповедаться.

Всякий, кто сожалеет о совершенных добрых делах, говоря: «Какая польза в них? Лучше бы я не делал этого», – теряет все свои заслуги, ни одна из них не учитывается, как сказано: «И праведность праведника не спасет его в день, когда он согрешит (Йехезкель, 33:12).

Однако есть грехи, за которые человек лишается удела в грядущем мире, его постигает вечная погибель и кара за его великий грех и злодеяние. Это относится к атеистам, еретикам, к тем, кто не признает Тору, не верит в воскрешение из мертвых, в приход Машиаха, к вероотступникам, к тем, кто ввел многих людей в грех, и к тем, кто исключает себя из народа, к тем, кто дерзок в злодействе, к доносчикам и к тем, кто, руководя общиной, проявляет излишнюю строгость к ней не во Имя Вс-вышнего, к виновным в пролитии крови, в злословии и к тем, кто делает себе операцию, чтобы скрыть обрезание.

Тот, кто исключает себя из народа Израиля, хотя и не нарушает Закон, не имеет удела в грядущем мире. (По переводу р. М. Шнайдера)

 


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .