Вайехи

Раздел этой недели рассказывает о драматических последних минутах из жизни Иакова, «Избранного» из отцов.

Яаков не был обыкновенным человеком, он был «общей душой[1]», подобно Адаму, первому человеку на земле. Фактически, Талмуд (Б. Мециа 84) и Зогар в нескольких местах сравнивают его «красоту» с красотой Адама, ибо они оба являлись великолепным примером того, что Б-г подразумевал, когда Он создал человека.

На самом деле, в одном Яаков был даже лучше... так как Адам умер. В Торе говорится, что по окончании благословения Яаковом своих сыновей, он: «Вытянул его ноги на постели, испустил последний вздох и присоединился к своему народу». Но не говорится «Он умер».

В Талмуде (Таанит 5б) объясняется это «упущение»: «Яаков Авину (наш отец), на самом деле не умер («так только показалось», – объясняет Раши и Тосфот). Так, как живы потомки Яакова, так и он жив».

Тело Яакова забальзамировали, его оплакивали, даже похоронили (Кириат Арба названо так, потому что Яаков – один из четырех святых людей, похороненных там), но он на самом деле не умер. Что это значит? И какая практическая польза из этого всем нам? Следующая история, я надеюсь, поможет это пояснить.

Однажды в местечке Любавич появилась обезумевшая от горя женщина. Сто лет назад верующие женщины не путешествовали в одиночку, но эта бедная женщина совершила тяжелое недельное путешествие, так как кто-то сказал, что Любавичский Ребе сможет ей помочь.

«Здесь находится Ребе Шалом Довбер? Я должна его увидеть», – умоляла она одного из секретарей Ребе. «Я пришла сюда в такую даль, и ваш Ребе – моя единственная надежда. Пожалуйста, я должна его увидеть! Только он сможет мне помочь».

Но ее слезы были бесполезны, Ребе не принимал. «Если вы изложите свою просьбу на бумаге, я обещаю, что передам ее Ребе и он ее посмотрит. Но я не могу обещать более того. Мне жаль», – произнес он извиняющимся тоном.

Не имея другого выбора, бедная женщина нашла уединенное место, чтобы сесть и написать свою просьбу. Она была «агуной», вдовой при живом муже. Ее муж отошел от Иудаизма почти два года назад, а затем взял и ушел от нее. У нее не было источников дохода, трое голодных детей, которых надо было кормить, а выйти замуж она не могла, ведь она не получила от своего мужа официального уведомления о разводе (называемого «Гет»). Но невозможно было выйти на его след, и никто даже не знал с чего начать.

Женщина была в тупике: у нее не было денег, мужа, опыта, а теперь... ее последняя надежда, Ребе, исчезала на глазах. «Наверное, Ребе даже не обратит внимание на мое письмо», сказала она про себя. Но отдала его и надеялась на лучшее. Ответ не пришлось долго ждать.

Меньше чем через час перед ней стоял секретарь Ребе с хорошей новостью. «Ребе говорит, что вам следует поехать в Варшаву». Ее радости не было предела! Но улыбка на ее лице померкла, когда она осознала, что кроме этого в послании ни чего не сообщалось.

«Но где Варшава? Что мне там делать?»

«Это все, что ответил Ребе», ответил секретарь. «Извините, но больше ничего не было сказано».

Она даже написала другое письмо с просьбой о каких-либо подробностях, но ответа не последовало. Когда Хассиды услышали эту историю, они собрали денег и купили ей билет в оба конца и дали достаточно денег, чтобы прожить месяц.

Через два дня, после двухдневного путешествия, она прибыла на место. Она стояла в замешательстве на Варшавском вокзале со своим старым чемоданом, не имея ни малейшего понятия, куда пойти и что делать дальше.

Мимо нее проносились люди, иногда кто-то почти сбивал ее с ног, но она просто стояла там. У нее в руке был смятый кусок бумаги с адресом гостиницы. Она достала его из кармана, но больше не хотела идти, она устала, она просто хотела сдаться.

«Дети в хороших руках», она думала про себя. Она была одна, в смятении и еще кто-то натолкнулся на нее.

«Может я просто вернусь домой?», эта мысль все еще была в ее голове, когда она услышала как кто-то сказал: «Простите». Она резко отмела свои мысли и увидела перед собой опрятно одетого еврея с рыжеватой бородой. «Извините», – сказал он на идише, – «Я вижу вы стоите здесь уже долго, с вами все в порядке? Может быть, я могу чем-нибудь помочь? Вы кого-то ждете?»

«Я здесь потому, что так сказал Любавичский Ребе...». И она механически повторила всю историю. «Скажите», – произнес мужчина, когда она закончила, «Как звали вашего мужа и как он выглядел?»

«Ээ, ну...» – она все еще была в каком-то замешательстве, «Его звали Файвэл, но я уверена, он изменил имя. И он был плотного телосложения. Он ходил, немного прихрамывая, и у него была густая черная борода, но я уверена, что он сбрил бороду, и я думаю, у него на лбу что-то вроде метки. Прошло 2 года, кто знает, как он теперь выглядит». Она почти начала плакать снова, когда он ее перебил.

«Я думаю, что знаю, где он находится. Пожалуйста, следуйте за мной. Это недалеко отсюда». Он проводил ее от вокзала вниз по улице до большого и многолюдного перекрестка и дал ей указания, как добраться оттуда до нужной таверны. «Думаю, ваш муж сидит в дальней части бара, играя в карты и азартные игры».

После всех испытаний, через которые она прошла, она не задавала вопросов. Она просто кивнула незнакомцу и пошла в указанном им направлении. И через час она нашла тот бар! Она сделала глубокий вдох и вошла в тускло освещенную таверну, волоча свой чемодан и с ужасным чувством того, что ей там не место.

Сквозь дым и шум она прошла в заднюю комнату и пустым взглядом уставилась на фигуры людей, сидевших там, она ждала, пока ее глаза привыкнут к темноте.

Вдруг один из игроков обернулся, посмотрел на нее и издал ужасный крик: «Яа аа!! Сара!!! Как ты узнала, что я здесь?? Как ты сюда попала???!!» Теперь она отчетливо видела, а человек, говоривший с ней, напоминал ее мужа, он был худее, без бороды... но это был он!

Когда она объяснила, как ее прислал Ребе и как один еврей указал ей путь со станции, он начал расхаживать взад-вперед, как сумасшедший, вороша волосы, размахивая руками, повторяя сам себе: «Я не знаю никаких евреев, я не знаю никакого Ребе!!! Как кто-то мог узнать? Как?!!»

Он был так потрясен чудом, что начал плакать, а потом упал на колени, моля о прощении. Одно привело к другому, и месяц спустя, он с виноватым видом вернулся домой со своей женой и полностью раскаялся в своих дурных поступках.

На следующий год женщина снова отправилась в Любавич, но в этот раз, чтобы поблагодарить Ребе. Секретарь Ребе устроил так, чтобы она стояла за дверью Ребе, а когда Ребе выйдет, она смогла бы лично поблагодарить его и отдать ему письмо благодарности.

Она заняла свое место и стояла там, держа письмо и взволнованно ожидала, ведь она в первый раз по-настоящему увидит Ребе! Вот наступил тот важный момент, дверь открылась и появился Ребе!

Она только взглянула на него и ... лишившись чувств, упала на пол!

Когда она очнулась, склонившись над ней стоял доктор. «Вы были так возбуждены, что упали в обморок», объяснил он, когда она начала подниматься.

«Это был Ребе?» – спросила она. «Это был он?»

«Ну конечно», ответил врач. «А почему вы спрашиваете? Разве Вы не знали, что это Ребе?»

«Потому что», – она посмотрела в глаза доктору, – «это был тот человек, которого я видела. Это он помог мне на вокзале в Варшаве!»

Позже секретарь Ребе сделал кое-какие подсчеты и выяснил, что в тот день, о котором говорила женщина, совпал с тем днем, когда он вошел в комнату Ребе и обнаружил его, сидящим без чувств долгое время, не обращая внимание ни на что вокруг, будто находясь «где-то еще».

Есть еще одна необычная история, даже еще более странная, чем эта, о том, как Четвертый Ребе Хабада, Ребе Шмуэлъ, наяву явился в кабинет правительства через годы после своей смерти, чтобы помочь молодому человеку освободится от армии.

Я думаю объяснение всему этому и связь с нашей недельной главой можно найти в книге, которая была написана более 400 лет назад и называется «Аводат ХаКодэш». Ее автор – Рабби Меир бен Габбаи.

Там (в части 2 разд. 19) он разъясняет, что каждый еврей, в действительности, имеет свое вечное настоящее физическое тело, в дополнение к внешнему поддельному. Это настоящее тело никогда не умирает и является наследством Адама, который был создан, чтобы жить вечно.

Как говорил Рабби Бен Габбаи, когда Адам согрешил, он навлек смерть не только на себя, но также и на все будущие поколения. Он не только осквернил свое собственное бессмертное тело, но также нейтрализовал его так, что оно не передалось его детям. Яаков спас это тело.

Яаков был так предан Неподдельному, настоящему (это его свойство, Эмет Л'Яаков), что он фактически вернул активность этому настоящему телу (в дополнение к его обычному «внешнему» физическому телу, из-за которого показалось, что он умер «внешне», но «по-настоящему» он жив) и даже передал его своему потомству, (как продолжает Талмуд, «подобно тому как живо потомство Яакова, так и он жив») также, предполагалось, должен был сделать Адам.

Поэтому еврейский народ (названный «Израиль» в честь своего вечного тезки) будет продолжать существование вечно, а они и только они являются сосудами, предназначенными для Безграничной Истинной Воли Б-жьей, Торы и ее Заветов.

Как продолжает Рабби Бен Габбаи, после Яакова были другие Цадики, также придавшие активность этому вечному телу. Среди них: Моше и Царь Давид (оба они так же описываются в Талмуде как «Бессмертные»), пророк Илиаху (его живое тело отправилось на небеса), Рабби Ехуда ХаНаси (после его смерти он приходил домой на каждый Шаббос и готовил «Киддуш» для своей семьи – Ктубот 104а (и, интересно, что Мошиах тоже так сделает – (Ялкут Шимони 367).

Вот что означает, что Яаков был «общей душой» и своей красотой он похож на Адама, Он спас это вечное «настоящее тело», а это — истинная сущность человека, и – передал его всем поколениям.

Что это означает для нас?

Эта «Истина Яакова», которая находится внутри каждого из нас, напоминает нам, что тело намного чище и бессмертнее, чем душа, и что этот физический мир, не высшие духовные небеса, – единственное место, где находится истинная Сущность Б-жественности.

Когда человек действительно задумывается об этом, то ему или ей гарантировано испытать воскрешение, собственное воскрешение из мертвых, то есть неподдающееся описанию чувство Радости и Счастья, восторг быть живым и в состоянии следовать Заветам Б-жьим в этом мире... в физическом теле.

Это «Симха», которую мы во всей полноте испытаем в Дни Мошиаха «И тогда уста наши наполнятся смехом» (Псалмы 126), и это является темой учения Баал Шем Това, и это, если мы раскроем глаза, мы можем почувствовать сегодня.

Как сказал Любавичский Ребе, Мошиах здесь! Стоит перед нами! Нам только нужно раскрыть глаза и увидеть. . .

Мошиах Сейчас!!

 



[1] Каббалистическая концепция «нешама клалит», «общей души», см. Тания ч. 2 и в других местах.

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру