Ваэра

 

В разделе этой недели Б-г обрушивает на Мицриам первые семь из десяти наказаний.

Но мы видим кое-что интересное; перед тем как наслать первое бедствие, Б-г приказал Моше пойти к фараону и подать ему «знак»: превратить посох Агарона в змея.

На первый взгляд, в этом «знаке» не было никакого смысла. Прежде всего, это было не бедствие и не могло никого напугать. Во-вторых, Б-г наверняка знал, что колдуны фараона могли проделать тот же самый трюк, так что это не могло ни на кого произвести впечатление.

И, наконец, буквально за несколько предложений до этого, Б-г сообщил Моше, что фараон ожесточится. Поэтому, даже если бы это было бедствие и никто другой не смог бы его повторить, этим, все равно, ничего нельзя было бы добиться.

Так почему Б-г сделал это? Я хотел бы ответить на этот вопрос с помощью этой истории.

Основатель Движения Хасидов, Рабби Исроэль Баал Шем, (кратко его называют Баал Шем Тов, или Беш"т) владел не только секретами Торы и сотворения мира, но также величайшим секретом из всех; каково предназначение каждого человека в этом мире.

Тех, кто безоговорочно верили в это и следовали его указаниям, называли его хасидами.

Каждому из своих хасидов он раскрывал его задачу в жизни, а тому, кто явился героем нашей истории, он дал наказ рассказывать людям о…Баал Шем Тове.

«Ты почувствуешь, когда остановиться», объяснил Беш"т.

Почти десять лет хасид старательно и с радостью выполнял свою задачу, путешествуя, скитаясь из города в город. Рассказывая тысячам людей о чудесах «Баал Шема», свидетелем которых он стал или о которых слышал.

Затем, однажды, кто-то рассказал ему, что в Витебске живет один богатый еврей, который платит деньги за такие истории; десять рублей (в то время огромная сумма) за каждую новую историю и пять за те, что он уже слышал, плюс оплата дорожных расходов. Путешествие туда занимало два дня, но для нашего героя этот срок показался минутами. Он знал сотни историй и ему, действительно нужны были деньги!

Он прибыл в роскошный дом богача уже в четверг, поздним вечером, и так устал с дороги, что хотел только одного – выспаться, а завтра будет всегда.

Но проснулся он только к полудню в пятницу, а когда закончил молиться, то было уже пора готовиться к Шаббату, но ведь будет Суббота. К несчастью, за ужином в тот Субботний вечер, как он ни старался, но не мог вспомнить никаких историй, даже ни одной. Он решил, что после хорошего ночного отдыха его мозг будет острее, но этого не произошло.

И на следующий день была та же самая история; едва он начинал историю, как в его памяти случался провал.  Он подумал, что, возможно, сходит с ума. Что бы он ни делал, результата не было. Он даже остался еще на два дня, но было очевидно, что происходит что-то странное, и он все позабыл, у него не было другого выхода, кроме как  виновато сдаться.

Богач был очень разочарован, но вопреки всем ожиданиям, он проводил хасида в своей повозке до поезда, надеясь, что в последний момент в его памяти всплывет какая-нибудь история…но нет.

Они вышли из повозки и прошли на станцию, где богач купил хасиду билет на поезд, сунул ему в карман несколько серебряных монет, чтобы тот не чувствовал себя абсолютно разбитым, и довел его до поезда. А когда хасид поставил ногу на ступеньку, чтобы подняться в вагон, он вспомнил… «История!!! Ура! Я помню историю!» закричал он.

«Иди, иди ко мне в повозку», произнес взволнованно богач. «Пожалуйста, не будем терять ни секунды!!» Они вернулись, сели друг против друга, и хасид начал рассказывать:

«Однажды, незадолго до Шаббата, Баал Шем собрал десять хасидов и сказал им сесть  в его повозку.

Они не стали задавать вопросов, так как уже привыкли к таким «путешествиям». Они вошли, сели и, как обычно, сразу почувствовали, будто повозка летит по воздуху, а через мгновение приземлилась. Они вышли и увидели, что находятся в совершенно незнакомом месте. Это была большая, безлюдная городская площадь, и абсолютно заброшенная.

Даже магазины все были закрыты, а  вдалеке, с одной стороны, стояла сцена или кафедра, похоже, недавно сооруженная, в окружении больших крестов и горящих факелов, как будто должна была состояться какая-то крупная открытая церковная церемония.

«Беш"т приказал им следовать за ним, когда он быстро покинул площадь, спешно прошел по извилистым улицам и, буквально через несколько минут, вошел в ворота по всей видимости, еврейского гетто. Он остановился напротив одного из домов и стал стучать в дверь, пока не приоткрылась малюсенькая щель, и кто-то бешено прошептал изнутри.

«Вы сумасшедшие?!! Что вы там делаете??!!» Несколько щеколд и замков щелкнули и скользнули, затем дверь открылась, и хозяин неистово замахал, приглашая их зайти, а затем  резко захлопнул за ними дверь. 

- Сегодня один из их страшных праздников! Худший из худших!!» сказал он, запыхавшись, пока снова, как можно быстрее, запирал засовы и замки. «Вам повезло, что я вас впустил! Еще несколько минут, и вся городская площадь будет наполнена жаждущими крови еврее-ненавистниками, собравшимися отовсюду, и сам дьявол – епископ Тадеуш, Емах Шмо (да будет имя его стерто с лица земли), будет держать свою ежегодную пасхальную речь. Она полна злобы на нас.

- Пойдемте, следуйте за мной, мы найдем для вас место в нашем подземном укрытии. Пойдем!! Нельзя терять ни секунды!! До того, как они озвереют.

- Но Беш"т повернулся к одному из своих учеников и спокойно произнес: «Вернись на площадь, а когда епископ начнет говорить, поднимись на сцену, дерни его за мантию и скажи, что я срочно хочу с ним поговорить».

Хозяин дома был в шоке! В изумлении, широко раскрыв глаза, он смотрел, как Хасид начал отпирать засовы, открыл дверь и проскользнул наружу. Он не знал, замыкать дверь снова или нет, ничего подобного он еще в жизни не видел!! Это было все равно, что войти в огненную печь!!

Выйдя наружу, хасид направился по извилистым улицам назад на площадь. Она уже была наполнена тысячами людей и со всех сторон, безмолвно, прибывал еще народ. В воздухе повисла необычная холодная тишина, и начинало темнеть.

Будто бы ниоткуда, на сцену большими шагами, вышел епископ и внушительно встал перед толпой, в ярко-красной мантии и высокой остроконечной красной шляпе. Огни факелов зловеще танцевали в его глазах и в их свете огромный золотой крест, висевший у него на шее, сиял демонически. Что еще хуже, огни и кресты вокруг сцены напомнили хасиду истории об инквизиции, слышанные им ранее. Но он выбросил из головы все эти мысли, подождал, пока епископ начнет, закрыл на минуту глаза, прошептал «Шма Исроэль… …» и, склонив голову, начал осторожно продвигаться к подиуму.

Странно, но никто его даже не заметил. Их взгляды были настолько прикованы к епископу, что они просто уступали ему дорогу, и он вышел вперед до того, как понял это. Глубоко вздохнув, он еще раз произнес «Шма Исроэль», схватил епископа за мантию и дважды потянул.

Епископ только начинал свою тираду, когда почувствовал, что кто-то дергает его за одежду, и посмотрел вниз. Он был поражен, разгневан, лицо его стало мертвенно-бледным от злости, но до того, как он смог издать звук, хасид заглянул в его глаза и произнес: «Баал Шем Тов хочет видеть вас, и он говорит, вы должны прийти немедленно».

Епископ вдруг побледнел, его глаза широко раскрылись, будто он испугался. «Не сейчас!» - прошептал он после нескольких секунд пребывания в смущении. «Скажи ему, что я не приду сейчас. Позже! Скажи ему позже! УХОДИ!»

Поразительно, вся толпа стояла неподвижно, как статуи, будто под гипнозом и никто ничего не заметил. Итак, он вышел из толпы и один вернулся к Бешту, уверенный, что выполнил свое поручение.

Но Бешт был недоволен. «Иди назад и скажи епископу, что если он не придет сейчас, потом будет слишком поздно». Без колебаний хасид повернулся и сделал все, как было ему сказано. Он вышел из дома, вернулся в центр города, пробрался сквозь толпу и, как и в прошлый раз, потянул епископа за мантию..

Но в этот раз, когда епископ услышал послание Бешта, он был, действительно, ошеломлен. Он сделал несколько шагов назад, взялся за голову руками, и, поворачиваясь лицом к небесам, он закричал толпе: «Я получаю послание от моего господина!! Я должен остаться один!»

Он знаком приказал хасиду уйти, проследил, как он идет в направлении еврейского квартала, а затем он сам спустился со сцены через черный ход и пошел в том же направлении, держа свою шляпу в руке. Несколько минут спустя он вместе с хасидом стоял перед домом в еврейском квартале. «Скажи ему, чтобы снял свои кресты перед тем как войти!» закричал Беш"т изнутри. Епископ сделал так, а когда он вошел в дом и увидел лицо Святого человека, он упал на пол и начал плакать, как ребенок!

Баал Шем повернулся к остальным и объяснил. «Епископ был рожден евреем. Он даже был Бар-Мицва. Но вскоре после этого он был завлечен в церковь и, при известных обстоятельствах, он стал антисемитом, которого мы видим перед собой сегодня. Я увидел на небесах, что сегодня благоприятный день для того, чтобы вернуть его в чувство».

Когда епископ перестал плакать, Беш"т сказал ему встать и пройти за ним в боковую комнату, где они закрылись и побеседовали несколько минут.

Никто не знает, о чем они говорили, но через некоторое время епископ вышел в другом одеянии, покинул дом и никто не видел его с тех пор.

И это конец истории.

Хасид взглянул на богача и увидел, что он улыбается от удовольствия; ему понравилась история. Она настолько ему понравилась, что он закрыл глаза рукой, и слезы покатились по его лицу, он плакал, рыдая от явного счастья.

«Я ждал именно эту историю», - произнес он. Он вытер глаза, посмотрел на хасида и продолжил. «Я - епископ из этой истории!! Баал Шем Тов приказал мне в той боковой комнате жить в покаянии, пока не придет кто-то и не расскажет мне мою собственную историю. Теперь я знаю, что Б-г услышал мои молитвы».

Епископ полностью изменился в этой истории. История исхода евреев из Египта является точкой отсчета Иудаизма; она напоминает нам о том, что Б-г управляет миром.

И об этом не только постоянно упоминается  в наших молитвах, есть также заповедь о том, чтобы помнить об этом каждый день, и это первая из Десяти заповедей.

Но, важнее всего,  что это - источник веры в приход Мошиаха, и в скорое спасение, которое он принесет. (см. первую Мицву в Сефер Хамицвот Катан СМ"К)

Мошиах будет еще выше, чем Моше; как и Моше, он освободит нас от духовного и физического рабства, но в отличие от Моше, он превратит зло в добро, вместо того, чтобы разрушить его, как Моше сделал это с Египтом.

Вот почему Б-г хотел, чтобы мы прочитали о том, как посох, который представляет собой Святость, превратился в змея, олицетворяющего Зло, а затем снова стал посохом, (это сделано для того, чтобы показать, что истинным источником зла, на самом деле, является сам Б-г), который затем поглотил посохи слуг фараона (ибо так будет ТОЛЬКО в будущем спасении, когда Б-г и Творение станут единым целым).

Потому что эта история в силах изменить всех, кто ее читает. Подобно тому, как епископ на глазах у рассказчика преобразовался из «третьего лица» (история была о нем) во второе лицо (история рассказывалась ему), а затем в первое лицо (он обрел свое истинное я).

В спасении, которое приближается, все отрицательные качества в мире, кажущиеся далеко от Б-га (третье лицо), начнут сотрудничать с Б-гом (станут вторым лицом) и, наконец, объединятся с Истиной.

А когда мы прочитаем эту историю, то, как епископ, о котором мы услышали, захотим Истины; о том, что Б-г един, и что не существует ничего, кроме Него, и мы будем желать и постоянно думать о приближении полного спасения с приходом… Мошиаха Сейчас!! 

 

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру