Шлах

 

На этой неделе мы узнаем о неудачно закончившейся миссии Мераглим (12 разведчиков).

Мойше послал их узнать как можно больше о земле Канаан, чтобы затем завоевать ее. Но когда они возвратились, только двое остались верны своему долгу.

Другие решили, что в Кенаане слишком опасно, и лучше остаться жить в пустыне, где Б-г чудесным образом кормил их и защищал.

Лишь двое из разведчиков, Егошуа и Калев, имели достаточно сил противостоять естественному ходу мыслей.

Егошуа получил эту силу от благословения Мойше, данного ему перед экспедицией.

А Калев стал сильнее после молитв в «Меарат Гамахпела» в городе Хеврон, где были похоронены Авраам, Ицхак и Яаков.

Давайте разберемся в этом. Зачем Калеву понадобилось проделать долгий путь к этой могиле, чтобы помолиться? Разве он не мог помолиться Г-споду там, где находился? Разве Б-г не везде?

И не только это, но, наверное, было очень трудно и опасно найти это место. Ему пришлось отделиться от остальных отправиться на поиски в одиночку (в последний раз евреи были там две тысячи лет назад), никто даже не мог подсказать ему дорогу; все местные желали ему смерти. Стоило ли все это таких трудностей?

Я хочу объяснить это с помощью двух услышанных мною историй о пятом Ребе Хабада, Ребе Шалом Довбере – Ребе Рашабе (1860 – 1920).

Одним из самых приближенных к Рашабу людей был Рабби Яков Ландау (позже он стал раввином Бней Брака).

В 1920 году, незадолго до смерти Ребе Рашаба, разразилась эпидемия тифа, унесшая жизни многих хасидов. Кроме того, что рав Ландау был действующим Рабби в доме Ребе, он также мог исцелять и спасать многие жизни, принося себя в жертву и используя доселе неизвестные методы.

Но из-за того, что он сам был в контакте с больными, он, наконец, заболел и несколько недель находился без сознания, пока жар не прекратился и он чудом миновал кризис.

Но, к сожалению, в период восстановления, кто-то, кто не знал, как дорог ему был Ребе, сообщил ему ужасную весть… Ребе Рашаб скончался, пока Рав Ландау был без сознания.

Рав Ландау был настолько опустошен этой новостью, что он написал письмо Ребе, в котором попросил забрать его из этого мира, чтобы быть  вместе с ним, и вложил это письмо  в книгу Ребе.

Несколько дней спустя, сын Ребе и его последователь Рабби Иосиф Ицхак, навестил Рава Ландау, который все еще находился в постели.

«У меня для Вас важное сообщение – объявил он. – Я только что приехал с могилы моего отца в Ростове, и мой отец велел прийти к Вам и, от его имени попросить Вас прекратить обращаться с глупыми просьбами».

А вот другая история:

У одного из хасидов Ребе Рашаба была большая фабрика по производству водки.

Однажды, когда поздно вечером ему пришлось задержаться на фабрике, он услышал звуки, доносившиеся со склада, где хранились баки с водкой. Он взял большую дубинку, тихо, на цыпочках вошел в комнату и поймал там двух своих рабочих. Они спрятались за одним из баков и через трубку отлили из него водку, а затем установили счетчик так, чтобы никто не заметил, что часть водки пропала.

Конечно же, он немедленно уволил рабочих, но до того, как он на следующий день смог сообщить об этом инциденте в полицию, рабочие прибежали туда со своей историей.

Они утверждали, что их хозяин заставил их заменить показания счетчика, угрожая увольнением, и, лишь из преданности делу революции и Матери-России, они почувствовали, что должны сообщить о преступлении.

На следующее утро в дверь хасида постучали пять полицейских с ордером на арест, а когда они обнаружили, что счетчик действительно не в порядке, они арестовали его и забрали в тюрьму.

Все были шокированы и не знали, что делать. Ребе, чьи совет и благословение всегда были для них крепостью и спасением, скончался год назад, а теперь случилась эта ужасная история. Это было невозможно вынести. Их единственной надеждой был сын и последователь Ребе – рабби Иосиф Ицхак (Ребе Райац), поэтому они спросили у него, что им делать.

Райац посоветовал им, не теряя времени, оправиться на могилу его отца в Ростов и помолиться о помощи.

В те дни путешествовать было опасно, особенно для религиозных евреев, да к тому же и дорого. Поэтому хасиды сложили свои деньги и разыграли, кому ехать. Жребий пал на рава Якова Ландау.

Он поехал туда, помолился за бедного хасида и вернулся, как раз к началу судебного заседания.

Никто не знал, что из всего этого выйдет, но дела обстояли очень серьезно для обвиняемого еврея. Против него были два свидетеля и много улик. Полицейские, своими глазами видели измененные показания на счетчике, и уже начали выдумывать несоответствия в его бухгалтерии.

Улыбающийся обвинитель передал судье папку с обвинительными документами и заключениями, в то время как хасиду нечего было представить в свое оправдание. Все, что он мог, это плакать, читать псалмы и надеяться, что молитвы на могиле Ребе помогут ему.

Но он знал, что помочь ему может только чудо, дело против него было безнадежным, а судья пару раз бросил на него взгляды, заставившие его сжаться.

В зале суда царила тишина; судья взял в руки папку, открыл ее, пролистал несколько страниц, бормоча что-то про себя. После чего встал с места и яростно швырнул все в мусорное ведро, что стояло позади него! Его лицо было алое, как свекла, когда он закричал: - «Мусор!»

Толпа была в недоумении, должно быть, что-то случилось с судьей! Такое поведение совершенно невозможно было объяснить.

«Что это за мусор!» Он пристально смотрел на прокурора.

«УБИРАЙТЕСЬ ОТСЮДА И БРОСЬТЕ ЭТИХ ЛЮДЕЙ ЗА РЕШЕТКУ!! - указал он на сбитых с толку воров. – А ВЫ! – обратился он к страже, указывая на хасида. – Что здесь делает этот человек?! Сейчас же уберите его отсюда, ОСВОБОДИТЕ ЕГО!»

Тяжело дыша, судья сел на свое место, в то время как стражи бросились выполнять его приказания. Он налил себе воды, отбросил со лба беспорядочную прядь волос и, ударив своим молотком по столу, объявил: - «Следующее дело!!»

Хасид со своего места повернулся и посмотрел на рава Ландау. Только они двое понимали, что, в действительности, произошло.

Задача иудейских цадиков -  евреев, целиком посвятивших вере в Б-га, заключается в том, чтобы сделать мир чище. Первыми это начали делать «отцы» – Авраам Ицхак и Яков. Вот почему их называют «отцами» (Авот).

Они заботились не о том, как попасть на небеса, а лишь о том, как привнести в мир духовные ценности. Именно это сделало их первыми евреями (в отличие от Ноаха, Иова и других цадиков не евреев). Приблизительно так было, когда была дарована Тора, или когда стоял Храм, – физическое стало духовным.

Поэтому Калеву пришлось молиться в Маарат Гамахпела, а хасиду – на могиле Ребе Рашаба; это напоминает традицию, когда евреи молятся в направлении Храма, даже сегодня, когда его там уже нет.

Цадики делают свои тела еще более святыми, чем высшие небеса, и эта святость остается, даже когда они уходят из этого мира и кажутся невидимыми.

Вот что имел в виду Ребе Рашаб, когда говорил раву Ландау прекратить глупые размышления о том, чтобы покинуть мир.

Теперь мы понимаем, зачем Калеву нужно было отправиться в Авот и молиться о силе, необходимой для завоевания Канаана. Б-г хотел, чтобы евреи жили на земле Канаан и, невзирая на препятствия, продолжили дело их «отцов», превращая мир в святое место.

И лучшим местом, где можно было молиться о силе для продолжения дела, начатого «отцами», была их могила.

Чтобы добраться до этого места, нужно было преодолеть множество преград и опасностей; те же трудности, которые сломили разведчиков.

У «отцов» была задача подготовиться к освящению Канаана. Но преобразование Канаана было лишь началом задачи, стоящей перед нами сейчас – открытие Мошиаха.

Скоро вся земля, не только могилы святых или земля Израиль, наполнятся единством и присутствием Б-жиим.

Все это зависит от нашей миссии (Шлихут) – делать хотя бы еще одно доброе дело и привести

Мошиаха Сейчас!

 

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру