Шемот

Раздел Торы этой недели рассказывает нам об изгнании евреев в Египет, и он полон вопросов от начала до конца.

Во-первых, какая связь между названием «Шмот», что означает «Имена» и темой этого раздела – изгнанием?

Во-вторых … Почему Б-г отправил евреев в Египет на 210 лет мучений и рабства без какой-либо явной на то причины! Конечно же, Всемогущий Б-г мог бы совершить то, что хотел, без такого страдания евреев.

В-третьих… Один из основных моментов всей Торы – когда Б-г лично появляется в горящем кустарнике («Снэ»). Именно здесь Моше получает, возможно, самое исторически-важное послание за все времена: «Я освобожу евреев от рабства».

Почему такое монументальное послание пришло не из огненной горы, или океана ослепительного света! Почему из «Снэ»? Снэ – это вид кустарника, на котором даже не растут ягоды! Что Повелитель Вселенной делал в таком месте??!

И наконец, в самом конце нашего раздела, Моше следует Б-жьим указам и убеждает евреев в том, что рабству конец, и он выведет их из Египта… а вместо того, чтобы ситуация улучшилась, рабство, в действительности, еще и УСИЛИЛОСЬ!

В чем было дело?

Ответить на этот вопрос поможет следующая история:

Шломо и Мендель были друзьями еще с детства. Они вместе ходили в Хедэр и Ешиву (начальная школа Торы и школа повышенного типа для продолжающих изучение Торы), вместе начали бизнес и теперь вместе преуспели. Теперь даже можно сказать, что по российским стандартам они стали миллионерами.

Их успех был головокружительным. Буквально 5 лет назад они сидели в ешиве, днями изучая Талмуд, и весь их мир заключался в рамках еврейского квартала Минске, а теперь они были международными предпринимателями.

Они были так заняты заработком денег, что ни один из них еще не женился, у них просто не было для этого времени. И потом стояла проблема религии.

Кажется, что по мере того, как они поднимались к богатству, они отходили не только от своего материального прошлого, но и от еврейского тоже. Путешествия «открыли им глаза»; черно-белые страницы Торы не могли сравниться с разноцветными пейзажами и свободными стилями жизни Берлина, Парижа или Вены.

Самое главное – теперь они были счастливы, удачливы и в движении, фактически, в тот момент они ехали в повозке в Минск для совершения важной сделки. Сегодня они хорошо провели время, погода была чудесная, и настроение у них было приподнятое.

Когда солнце заходило, а в те дни, почти 200 лет назад, путешествовать ночью было невозможно, они остановились в деревне, что была на их пути, и вошли в гостиницу, что бы поесть и хорошо выспаться.

Маленькая столовая была пуста, когда они вошли в нее, но вскоре появился хозяин гостиницы, довольно крупный дружелюбный старик. Он поприветствовал их улыбкой, проводил их к столу и доброжелательно спросил, что они хотели бы поесть.

Когда они попросили меню, он пристально смотрел на них несколько минут и вежливым тоном спросил: «Извините, но разве вы, джентльмены, не евреи?» Они улыбнулись, переглянулись, подняв брови, и ответили: «Мы действительно евреи, но какая Вам разница?»

«Ну», ответил хозяин, «Я могу принести вам кошерную еду, вы ведь так ее называете «кошерная»? Так я могу вам ее достать, только это займет немного больше времени, может, полчаса. Вы хотите подождать?»

Они снова переглянулись, издали вздох облегчения и ответили с усмешкой, жестикулируя руками, как будто хотели сказать: «Не делай из мухи слона», - «Нет, нет, просто принесите нам хорошего мяса и вина. Не беспокойтесь о цене, подайте лучшее из того, что имеете».

«Хорошо», ответил хозяин гостиницы, «только подождите здесь несколько минут, а я сейчас вернусь и принесу вина. На приготовление мяса уйдет немного больше времени». И старик вышел из комнаты. Они откинулись на стульях и закурили по сигарете, выдыхая кольцами дым и обсуждая дела.

Вдруг дверь распахнулась и, будто дикий зверь ворвался хозяин, с лицом красным, как свекла и с безумным кровавым взглядом. Его рукав был подвернут, обнажая мускулистую руку, а в поднятой руке он держал …огромный, острый, как лезвие, топор.

«Вы умрете!» - закричал он. «Вы оба покойники!! Я разбойник и убийца, а вас, двух жирных евреев, я как раз и поджидал!! Положите руки на стол и не двигайтесь! Вот так, быстро положите их на стол. Одно движение и буду рубить!» Он поднял топор еще более угрожающе, как будто в любой момент мог размахнуться и ударить их.

«Нет!!! нет!!» Закричали они, рыдая, не отрывая руки от стола и окаменев от страха. «Нет!!! Пожалуйста, Б-же, Нет!!!»

«Ааа», сказал хозяин гостиницы, - «Вы, евреи любите молиться, да? Ну ладно, знаете что? Если хотите помолиться, я дам вам еще несколько минут. Вставайте! Руки за голову!» К этому времени вошел его сын, обыскал их обоих на случай, если у них было оружие и втолкнул их в маленькую спальню на первом этаже. «Даю вам пять минут. Окно забито и в шкафах ничего нет, так что не думайте, что вам удастся спастись».

Как только дверь комнаты закрылась, оба мужчин рухнули на пол и начали, рыдая молить Б-га о пощаде. Чем теперь могли помочь им деньги, или пьесы и оперы, которые они посещали. Каждая минута, потраченная на эти глупости, возвращалась и, будто отравленными иглами выжигала клеймо на их сердцах. Все, что они хотели сделать, это очистить свои грешные души перед… концом. Они попытались вспомнить молитвы из сиддура (книга молитв), они молились, умоляя и изливая души Б-гу.

Через десять минут дверь медленно отворилась и перед ними, с добродушной улыбкой на лице, предстал хозяин гостиницы. Топора уже не было, и он даже наклонился, чтобы помочь им встать.

«На самом деле, я не собирался вас убивать», произнес он, извиняющимся тоном». Да простит меня Г-сподь, я не убийца и даже не вор. «Вы оба в порядке? Извините, что напугал вас, но мне пришлось это сделать». Он стряхнул с них пыль. Они не могли поверить своим глазам, это было чудо? Или сон?

«Позвольте мне все объяснить, идите сюда, сядьте за стол и я объясню». Хозяин снова проводил их к столу, сел напротив и продолжил.

«Почти двадцать лет назад, в середине зимы, где-то в конце войны с Наполеоном, ко мне в гостиницу прибыла группа, примерно из 30 евреев на повозках. Это были евреи не такие как вы, а настоящие, верующие, с бородой. Они рассказали мне, что в одной из повозок лежал их Рабби. Он был болен и нуждался в ночлеге. Все в деревне ненавидели евреев, я тоже не хотел давать им место, но я вышел и посмотрел на их больного Рабби.

«Да я хочу сказать, что в жизни не видел ничего более чистого и святого, я почувствовал себя ребенком и чуть не расплакался.

- Я сказал им, что дам место Рабби, если он пообещает мне три вещи. Первое, что моего старшего сына не заберут в армию, второе, что я проживу долгую и здоровую жизнь, и третье, что моя гостиница будет процветать. Итак, я получил все три обещания; мой сын, который был здоровый, как бык, был вышвырнут из кабинета призывной комиссии, едва переступив порог, мне уже за за восемьдесят, а я никогда не болел, и моя гостиница процветает.

- Так или иначе, Святой человек пообещал, и я его впустил. Вскоре он скончался и был похоронен поблизости в городе Гадич. Но перед смертью он попросил меня, чтобы если когда-нибудь ко мне придут два еврея и откажутся есть кашерную еду, я должен буду напугать их даже угрожать смертью, но прости, Господи, не причинить им зла. И с тех пор вы первые евреи, которые подходят к этому описанию».

Наши два героя были так потрясены историей, что отправились в Гадич и узнали, что Святым человеком был Рабби Шнеур Залман из Ляды, автор Тании и первый Ребе Хабада. (Годовщина его смерти отмечается 24 Тэйвес). Они молились и плакали на его могиле, а потом отправились в Любавич к преемнику Ребе – Менахем Мендлу и полностью вернулись к Иудаизму.

Смысл истории в том, что двоим мужчинам пришлось страдать, сделаться покорными и обратиться к Ребе, чтобы их Иудаизм смог повлиять на них реально и физически.

Вот почему эта глава называется «Имена». Имя делает тоже самое, оно пробуждает душу человека (подобно тому, как человек, находящийся без чувств, приходит в себя, когда слышит свое имя) и прикрепляет его к внешнему миру (имя существует только для того, чтобы другие могли к нему обратиться).

Иудаизм, пока не получил Тору, был, главным образом, духовным делом. Кроме обрезания не существовало никакой другой физической заповеди. Египетское изгнание было пробуждением евреев, как «имя» и как в нашей истории о двух бизнесменах; чтобы научить их смирению, привязать их к Моше и подготовить к получению Торы, с целью превращения этого мира в Б-жественное место. В этом предназначение евреев и тема всей главы и целой книги.

(Вот почему Мойше в горящем кустарнике спросил у Б-га Его имя; задачей Моше было показать евреям, как соединить скрытое с явным). Вот почему Б-г появился в огненном кустарнике.

Мойше собирался принять на себя предводительство всем народом, наверняка возникли бы трудности, расхождения во мнениях, даже борьба за власть и Мойше мог бы поддаться искушению поддержать могущественных, популярных людей, изучавших Тору.

Поэтому Б-г показал ему, что место, где можно найти настоящий огонь Иудаизма и святости, на самом деле находится в простых и скромных людях. В тех, что подобно «Снэ», который не имеет плода, не являются гениями, популярными или могущественными людьми … все, что у них есть – это Гашем.

Но последний вопрос – самый трудный. Почему Гашем не освободил евреев сразу же, как только Мойше объявил, что настало время?

На самом деле я задаю себе этот вопрос по несколько раз каждый день. Любавичский Ребе сказал 10 лет назад, что Мошиах пришел, спасение начинается!

Так почему Гашем не освободит нас немедленно, почему еврейский народ и остальные люди в мире должны страдать????

Нам нужен Мошиах сейчас!!

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру