Шмини

Раздел этой недели рассказывает нам  странную и трагическую историю смерти двух сынов Арагона.

История эта странная, ибо причиной их смерти послужило стремление в «Святую Святых» в день ее открытия… смертельно пьяными  (Раши 10:2)!

Еще более странно то, что Б-г лишил их жизней, послав им в ноздри струи огня, и  сжег их только изнутри (Раши 10:15).

А также странно то, что после всего этого Моше воздал хвалу всему тому, что они сделали (10:3).

Чтобы понять это, я расскажу следующую историю.

Это случилось после полудня накануне Йом Киппура. Всего через 2 часа, с наступлением ночи, начнется священнейший день года. Евреи во всем мире очищали себя и готовились к этому благоговейному дню – «Дню Прощения» когда, во времена Святого Храма, Первосвященник входил в Святую Святых, и сегодня, также как и тогда, Б-г прощает каждый и любой грех, в котором человек раскаивается от всего сердца.

Но рав Авраам, один из преданных последователей великого учителя Рабби Шнеура Залмана из Лиады, думал о деньгах.

Он должен был отдать восемьсот рублей до полуночи.

Нет, не вложить их в дело или на новый дом, а чтобы освободить взятых в плен заложников.

Банда воров удерживала целую еврейскую семью, а полиция, как всегда, отказалась помочь.

Уже больше месяца община пыталась собрать 1000 рублей, которые бандиты требовали в залог. Они даже обратились в другие общины, продали и заложили все свое имущество, но им удалось собрать лишь малую толику – двести рублей; ситуация складывалась очень трагично.

«Что мне делать? Куда идти?» - думал рав Авраам, пока он рассеянно прошел из еврейского квартала и проходил мимо местной таверны. – « Осталось меньше двух часов, где искать спасения?» 

Неожиданно, запах виски, и грубый смех заставили его остановиться.

«Эй, еврей!! Ха-ха!!» – закричал кто-то из бара, - «Эй, еврейский Рабби!! Иди сюда!! Хочешь получить кулаком по лицу? Ха-ха!!»

Вдруг, он остановился….

 «Это идея!» – подумал он про себя, «Это мой единственный шанс! Гашем, прошу, помоги мне!» Он закрыл глаза и помолился.

Будто преобразившись в другого человека, он повернулся, и медленно пошел в направлении открытой двери бара, с едва уловимой улыбкой на лице. Он шел, высоко подняв голову. Перед тем как войти, он на минуту остановился, застегнул воротник рубашки, распрямил полы своего длинного пальто и прошел в таверну. Гордо представ перед изумленной толпой полупьяных горожан, он объявил:

«Я могу перепить любого из  вас!»

Удивленные, почувствовав вызов и возможность поразвлечься, посланную им с небес, они вначале переглянулись, подняв брови от удивления. Затем, с широкой улыбкой на полупьяных лицах, они повернулись к еврею и произнесли фразу, которая на русском эквивалентна: «Докажи или замолчи».

«Ты можешь без остановки выпить бутылку водки?» – спросил один из них. «Разве Рабби может выпить ДВЕ БУТЫЛКИ ВОДКИ???» – выкрикнул другой из задней комнаты, отодвигая свой стул и вставая.

«Готов поспорить, ты не выпьешь двух бутылок водки, не останавливаясь. Думаешь, ты сможешь, еврей?»

На каждом слове «ты» он толкал еврея в грудь своим указательным пальцем.

«Скажи точно, сколько ты поставишь, Рабби?» – вмешался другой.

Сразу после этого еврей поставил свои 200 рублей и потребовал, чтобы они все вместе поставили 800. Все деньги отдали бармену, который пообещал быть честным и беспристрастным и отдать весь выигрыш победившей стороне, и спор начался.

Горожане были в экстазе. Их было более двадцати пяти, так что, даже если бы еврей выиграл спор, что было маловероятно, им бы это стоило каждому менее тридцати рублей. Неплохая цена за такое развлечение и, скорее всего, бедный глупец упадет замертво от водки, не успев прикончить бутылку, а они получат назад свои деньги, да еще и с прибылью!

Со стола все убрали, и все собрались вокруг, а еврей, с бутылкой в руках, взобрался на стол. Он выпрямился во весь рост, поднял вверх бутылку и произнес: «ЛеХаим!», а все закричали, вторя ему: «Лехаим, еврей! Лехаим!»

Затем воцарилось молчание.

Он уставился на бутылку, медленно произнес благословение «Барух ато… Шехакол Нийе Бедворо», и начал пить.

Это было все равно, что пить огонь, но он глубоко дышал и продолжал глотать, пока не потерял счет времени. Его горло пылало, было трудно дышать, но он продолжал пить. Через пять минут бутылка была пуста!

Он победоносно отнял бутылку от губ и, выставив ее вперед, постучал по ней рукой, чтобы все убедились в этом.

Он попросил дать ему стул. У него начала кружиться голова, а в условия пари не входило то, что он должен стоять.

Сев на стул, он дрожащей рукой поднял бутылку к потолку и произнес: «Лехаим, Лехайм Эйберштер (Б-г)!!!» И снова начал пить, и пить, и пить.

Все вокруг него было смутно темным и безмолвным. Он слышал только, как глотает водку. Казалось, что в мире существует только одно – его горло; он должен был продолжать им работать, почти через минуту он уже не был уверен, глотает он или нет, он только продолжал делать одно и то же, глотать, глотать, ОЙ!…Глотать.

Дальше он только помнил, что сидит у кого-то на плечах, а сотни рук поддерживают его, чтобы он не упал, а все поют и танцуют, хлопают его по спине и кричат: «Вот настоящий мужик! Самый лучший Рабби!!! Ха, ха, ха!!»

Каким-то образом, он встал на пол, бармен отсчитал его деньги, наш герой аккуратно сложил пачку, затолкал ее в свой карман и бесцеремонно прошел из бара в направлении еврейского квартала.

Все присутствовавшие там какое-то время шли за ним, в надежде, что он потеряет сознание, или даже умрет от количества выпитого, но нет. Он просто продолжал идти в направлении Шула.

 Мир кружился вокруг него с огромной скоростью, падая и вставая, подобно одеялу, развевающемуся на нежном, теплом ветру. Сотни раз он спотыкался и падал. Он был весь в пыли, в грязи, в синяках, мертвецки пьян, но, все же, дошел до дома молитв.

Он ворвался, как ураган, не замечая, что торжественное Б-гослужение уже в самом разгаре, бросился к подиуму, где обычно читают Тору, и начал петь громким, пьяным голосом:

«Ато Горэйсоа ЛоДаас!!!! Гашем Гу Хаэлоким!!!! Эйн Од Милвадо!!!!!!!!»

(Это слова из радостных молитв, которую нужно будет произносить почти через две недели, после праздника Суккойс, перед праздничными танцами в праздник Симхас Тойро).

Все хасиды были удивлены; человек был мертвецки пьян в самый священный и важный день года. Он даже не знает, какой это день; почему он поет песни другого праздника??!!

Но Ребе понял,

«Его пьянство священнее, чем чей-либо пост». Ребе объявил: «Он совершил все духовные труды на Йом Кипур, и даже на Суккойс, он имеет полное право веселиться».

Эта история разъясняет вопрос, поставленный выше.

Есть два вида опьянения; то, которое испытал наш хасид, сделав это на благо других, или то, в котором пребывали два сына Арагона, сделав это только для себя.

Сыновья Арагона осознавали экстраординарность того момента: сам Г-сподь явился человечеству  в этом материальном мире! И они захотели быть такими святыми и настолько близко к Б-гу, как это только возможно.

Поэтому они выпили вина, чтобы отделиться от тела и сильнее почувствовать Б-жественное. Как гласит Эрувин 66а, «Когда вино заходит, секреты выходят». Затем они устремились в Святую Святых, как только он открылся. Они это сделали из высших и чистейших побуждений.

Поэтому Моше воздал им хвалу.

Но они не учли одного: Б-г показывал им что-то новое, новую мотивацию. Б-г раскрыл себя в Шатре Откровения не для того, чтобы стимулировать людей становиться  искателями духовных удовольствий, а для того, чтобы они поняли намек и НЕ БЫЛИ ЭГОИСТИЧНЫМИ.

Другими словами, как Б-г говорил с нами, «изменив свою природу» и «спустившись» в Храм, чтобы сделать чище этот материальный мир, так и мы должны изменить наши души, «спуститься на землю» и делать то, что Б-г действительно хочет; как говорится в молитве  Алейну: «Подготовить мир к царствию Гашема».

Поэтому Б-г наказал их, оставив лишь их внешнюю оболочку, даже их одежды остались нетронутыми.

Это было послание всем поколениям, что, хотя духовный мир и важен, этот физический мир еще важнее.

Существует много примеров такой самоотверженности, но один хороший – это Движение Хабада; Тысячи томов Хасидут Хабад раскрывают глубочайшие секреты Кабалы и приносят их «вниз на землю», а Дома Хабада и эмиссары Хабада распространяют иудаизм по всему миру.

Но это также объясняет, почему существуют противники человека, который  стал основоположником этой удивительной сети братской любви – Любавичского Ребе; потому что нелегко перестать быть эгоистичным.

Да будем мы будем благословлены истинным единением, как это будет в дни

Мошиаха Сейчас!

 

 

 

 

 

 

 

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру