Пинхас

 

Глава этой недели разъясняет, как земля Израиля была поделена между двенадцатью племенами:

1) Самое многолюдное племя получило наибольший удел.

2) Совет «Урим и Тумим».

3) По жребию поделены были уделы, многолюдно племя или малолюдно.

На первый взгляд непонятно: если земли распределялись по численности населения, зачем нужно было обращаться за советом к Урим и Тумим, и зачем было бросать жребий?

Но еще важнее вопрос: Какое отношение все это имеет к нам сегодня? У нас даже нет праздника в честь дня вхождения в Израиль.

Я хотел бы ответить на этот вопрос с помощью следующей истории.

Один очень преуспевающий бизнесмен, хасид Хабада по имени Рабби Хаим Гутник, проживавший в Сиднее, Австралия, был приглашен маленькой иудейской общиной «Адалида», чтобы быть кантором в Самые Священные Дни.

Рабби Гутник, не раздумывая, отказался. Да, он обладал приятным голосом, но у него дома было четверо маленьких детей, и у него не было никакого желания отправляться в такой дальний путь (несколько часов полета), не было нужды в деньгах, а также намерения стать Рабби или кантором.  – «Осталось еще несколько месяцев, пусть они найдут кого-нибудь другого», - думал он про себя.

Через две недели он был очень удивлен, когда увидел в своем почтовом ящике письмо от Любавичского Ребе, адресованное к нему.

«Что бы это могло быть?» – сказал он сам себе, надевая пиджак и дрожащими руками открывая письмо.

Ребе писал, что для него было разочарованием узнать, что Рабби Гутник отказал общине Адалида. Ребе посоветовал ему принять приглашение и не забыть о египетских евреях, живущих там.

(Имя Рабби Гутника община Адалида узнала от Рабби Сиднея, он также посоветовал им написать Любавичскому Ребе в случае, если Рабби Гутник откажется).

Конечно же, тот принял приглашение.

Он приехал в Адалиду на утро перед Рош Гашана и первое, что он сделал после того, как устроился – пошел в синагогу познакомиться с людьми и с самим местом.

Когда все ушли, он сел в пустой синагоге, раскрыл книгу и стал изучать ее. В здании никого не было, кроме него и смотрителя. Синагога была великолепно украшена к празднику Рош Гашана.

Примерно через два часа он услышал, как дверь тихонько приоткрылась, а когда обернулся, увидел пожилую женщину. Когда она заметила его, то подошла, извиняясь, за вторжение, и объяснила, что сама она не еврейка, но снаружи стоит еврейская девушка, и она хочет узнать, где расположено самое священное место в синагоге.

Он указал на Арон Кодеш перед комнатой, она поблагодарила его, и вышла, а через несколько секунд возвратилась, ведя за руку слепую пятнадцатилетнюю девушку.

Она молча провела ее по проходу к Арон Кодеш.  Когда они достигли передней части комнаты, девушка упала на колени, обхватила руками голову и начала плакать.

«Г-споди, пошли мне знак. Прошу, пошли мне знак. Если ты здесь и слышишь меня – пошли мне знак!!»

Через несколько минут она встала, вытерла глаза рукавом платья и вышла из синагоги в сопровождении своей спутницы.

Казалось, в здании стало еще в сто раз тише,  пока не вошел смотритель.

«Должно быть, это одна из египетских евреев, - произнес он, когда Рабби Гутник, рассказал ему об увиденном. – Здесь не о чем волноваться. Небольшая группа египетских евреев не так давно приехала сюда, но они, кажется, не хотят иметь с нами ничего общего. Это небольшая потеря, если хотите знать. Мы старались подружиться с ними, но они держатся обособленно».

Вдруг, слова Ребе вспыхнули в его памяти «египетские евреи». Он выбежал посмотреть, там ли они еще, но их и след простыл.

В тот вечер Рабби Гутник служил службу по случаю Рош Гашана. Когда все закончилось, глава синагоги попросил Рабби стать вместе с ним у выхода и благословить прихожан, когда они будут выходить. Единственными, кто не прошел к выходу, была группа людей, молчаливо сидевших в последнем ряду и ожидавших, когда все, и Рабби в том числе, уйдут.

«А, это египетские евреи, - прошептал глава синагоги, когда заметил, что Рабби Гутник смотрит на них. – На Вашем месте я бы не обращал на них внимания».

На следующий день, после утренних молитв, Рабби Гутник не стал ждать, пока они подойдут к нему. Он прошел туда, где они сидели, пожал каждому руку и радостно пожелал всем счастливого Нового Года.  – «И, пожалуйста, пожелайте слепой девушке счастливого нового года от меня тоже».

Прошло семь дней, когда в вечер перед Йом Киппур в комнате отеля, в котором проживал Рабби Гутник, раздался телефонный звонок.

«Алло, это Рабби Гутник?» – спросил голос на другом конце. – «Я та самая слепая девушка. Я хочу…». Вдруг, связь оборвалась.

Она не перезвонила. Тогда он позвонил главе синагоги, каким-то образом узнал ее номер телефона и позвонил ей.

«Да? – ответил мужской голос, - Кто говорит?»

«Здравствуйте, это Рабби Гутник, и…» -  как только он назвал свое имя, человек повесил трубку.

Теперь он решил взять инициативу в свои руки. Хотя уже был поздний вечер, он вызвал такси и полчаса спустя, стучал в дверь слепой девушки.

Когда дверь открылась, он поставил на порог ногу и настоял, чтобы его впустили со словами, что у него для них важное поручение. И это "сработало"! Они пригласили его войти и сели все вместе  в передней.

Когда Рабби Гутник рассказал, что случилось, и как Любавичский Ребе попросил его навестить египетских евреев в Адалиде, они были настолько удивлены, что не могли произнести и слова; они никогда не слышали об этом Рабби, откуда он узнал о них? И кто они такие, чтобы заботился о них?

Но девочка начала плакать и шептать: «Вот мой знак! Спасибо, Г-споди!»

Тогда ее мать, со слезами на глазах нарушила тишину и рассказала эту историю.

«Мы уехали из Египта около года назад, и как только мы приехали в Австралию, мой муж и я нашли работу здесь, в Адалиде. Оставалась одна проблема – найти школу для Бетти. Как Вы видите, она слепая, и единственная школа, которую мы могли найти для нее в этом районе, возглавляется священниками.

«Поначалу все было не так уж плохо», - продолжил ее отец. – «Плата за обучение была небольшой, Бетти делала успехи и… знаете, Рабби, мы почти совсем не соблюдаем традиций, поэтому пока она училась, нам было все равно».

«Но потом все изменилось», - продолжила ее мама. – «Они начали предлагать, а затем требовать, чтобы она сменила веру и стала католичкой».

«Я еврейка», - произнесла Бетти, и из ее бесцветных глаз полились слезы, - «И что-то внутри меня подсказывает, что это неправильно перестать быть еврейкой. Я даже не знаю, кто такой еврей! Но я никогда не перестану быть еврейкой, даже если они убьют меня».

«А однажды они сказали, что она не должна больше приходить в школу», - продолжила мать. – «И если она такая упрямая, то ей лучше не возвращаться».

«И тогда мои родители стали давить на меня», - захныкала Бетти. – «Они говорили, что я должна сделать то, чего хотят священники. И я совсем запуталась».

«Но что мы можем здесь поделать?» – спросила, рыдая, мать.

«Но ты не можешь просто сидеть дома и ничего не делать!!» – сказал отец. – «Конечно, мы не хотим отказываться от Иудаизма!! Но ведь все равно мы не очень верующие, и это для твоего блага! Для твоей же пользы!»

«И однажды, когда мои родители были на работе, - продолжила Бетти, - я попросила соседку, и она отвела меня в синагогу. Я должна была попросить Г-спода послать мне знак, как поступить».

«А затем случилось чудо! Через несколько дней мои родственники сказали мне, что Вы спрашивали обо мне после моих новогодних молитв. Они все смеялись над этим, а я была так взволнованна, что не могла пошевелиться. После этого, поверьте, было не просто найти Ваш номер телефона и позвонить Вам».

После этих слов даже Рабби Гутник не смог сдержать слез.

Он вытер слезы, взял телефонную трубку и снова позвонил главе синагоги.

«Что??!! Сейчас двенадцать часов ночи!!»- закричал тот. – «Послушайте, Рабби Гутник, Вы хороший кантор, но я не хочу приезжать и разговаривать с кем-либо в двенадцать часов ночи, я уже надел пижаму!!»

«Так приезжайте в пижаме», - ответил кантор. – «Приезжайте в чем хотите, но если Вы сейчас же не приедете, то на Йом Киппур Вас сместят с должности. Не прошло и получаса, как он приехал в дом девочки, и очень быстро они составили список десяти людей, кому нужно было позвонить после праздника.

У этой истории счастливый конец; глава синагоги нашел место для Бетти, а ее родители укрепили свою веру и связи с общиной.

Когда Рабби Гутник в следующий раз приехал на «ехидут» (личная встреча с Ребе), Ребе сказал ему: - «Этот «знак» был и для тебя тоже! Это знак того, что ты должен оставить мир бизнеса и полностью сконцентрироваться на том, чтобы стать Рабби».

И это ответ на наш вопрос:

Любавичский Ребе объясняет, что «Праздник вхождения в Израиль» – самый отмечаемый праздник во всем Иудаизме! Всякий раз, когда мы произносим благословение, выполняем заповедь или совершаем доброе дело, мы «Входим в Израиль»; а именно, превращаем «реальный», физический мир в такой мир, каким хочет его видеть Г-подь (Вот почему Б-г не хотел, чтобы они оставались в пустыне, это было «слишком» духовно).

То отношение, с которым человек относится к служению Б-гу подобно разделу земель. Существует три необходимых отношения.

Логическое; Мы должны использовать все свои умственные способности. Как, например Рабби Гутник, который ни за что не преуспел бы, не будь он образованным и талантливым человеком.

Святость; Мы должны вызывать наши эмоциональные и духовные чувства во всем, что делаем. Как Бетти, которая хотела одного: быть связанной с Гашемом.

Выше всякой логики; мы должны быть связаны с настоящими цадиками. Как Рабби Гутник, который выполнял наставления Ребе, хотя не совсем понимал их смысл.

Только используя все эти три отношения в служении Мошиаху, мы все вскоре окажемся в Израиле вместе с Царем Мошиахом.

Как говорит Маймонид в конце своего великого труда, что ТОЛЬКО МОШИАХ сможет это сделать.

И все это зависит от НАС. Именно мы можем привести

Мошиаха Сейчас!

 

 

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру