Дворим

В главе этой недели Мойше, незадолго до своей смерти подвергает большой критике еврейский народ за то беспокойство, которое они причинили ему в пустыне.

На первый взгляд это кажется странным:

Прежде всего, евреи понесли наказание за то, что нарушили закон сразу же после того, как совершили свой проступок. Так почему Мойше не мог оставить все, как есть?

Во-вторых, здесь Мойше говорит с новым поколением, не только с тем, что согрешило. Зачем наказывать их за грехи, которых они не совершали?

И, наконец, какое значение все это имеет для нас сегодня? Ведь если евреи снова согрешили после того, как Б-г лично предупредил их на горе Синай, как может порицание, сделанное три тысячи лет назад, удержать нас от греха?

Вот история, которая поможет вам все понять.

Файвл был простым евреем. Он владел маленькой фермой в польской деревне и бедно жил вместе с женой и четырьмя детьми. Но у него была мечта.

С той минуты, как он услышал о Баал Шем Тове, он с нетерпением ждал встречи с ним. Много лет он экономил и во всем себя ограничивал, пока, наконец, не накопил достаточно денег на поездку и чтобы семья могла продержаться до его возвращения.

В воздухе пахло осенью. Был месяц, в иудаизме называемый Элул, месяц «Тшува» (духовное возвращение). А за ним следует месяц Тишрей; Рош Гашана! Йом Киппур! Суккойс!! Сотни, даже тысячи хасидов соберутся там; они будут учиться в молитвах, слушать речи Святого Беш"та и смотреть на его святое лицо. Он не мог дождаться этой минуты!!

После пяти дней путешествия вместе с десятью другими хасидами, он, наконец, прибыл в город Межибуж.

Все, что он слышал до этого, оказалось правдой. Здесь все было по-другому, даже небо и воздух; казалось, каждая частица вторит: - «Близится Рош Гашана!! Правитель Вселенной скоро будет здесь!!»

Он пребывал в таком приподнятом настроении! Все направлялись в Шул (синагогу), и он, с чемоданом в руках, последовал за ними. Еще минута, и он увидит его!! Он увидит Баал Шем Това лично!!

Но там его ожидало огромное удивление.

В комнате уже были сотни хасидов, когда вдруг, все замолчали, и вошел Ребе!

Беш"т появился из боковой двери, быстрым проницательным взором он окинул комнату и вдруг, его взгляд остановился на Файвле.

Файвл был охвачен благоговейным страхом. Именно этого момента он так долго ждал! Но почему он смотрел на него? Все было как во сне; он смутно чувствовал, что оказался в центре внимания, но все, что он видел, это глаза учителя, пристально наблюдающие за ним. Вдруг, Беш"т опустил голову в глубоком раздумье, а может в молитве, затем снова посмотрел на Файвла и закричал: - «Файвл!! Файвл!! Глупец!! Идиот!! Что ты здесь делаешь?»

Тишина была пронзительной, хасиды боялись дышать. Происходило что-то странное, что-то было не так.

«Как тебе не стыдно!? – Закричал Беш"т. – Как осмелился ты войти в это святое место!!!»

Файвл ничего не мог понять, у него закружилась голова, он попытался сделать шаг, но пройти было невозможно.

«Убирайся!! – закричал Беш"т. – Уходи отсюда немедленно!!!»

Он попятился назад, боясь повернуться спиной к святому человеку, но еще более он боялся остаться даже на секунду. Его сердце бешено колотилось, на лбу выступил холодный пот.

Спиной он нащупал дверь, повернул ручку и, споткнувшись, выпал на улицу. Он плакал, с трудом понимая, где находится, он встал, отряхнулся, и как зомби, пошел к повозке, уже оплаченной за обратный путь. Он взобрался в нее и поехал обратно, пребывая в оцепенении.

Несколько часов спустя, повозка остановилась.  – «Что случилось? – спросил он. – Почему мы остановились?»

- «Ты что, никогда до этого не путешествовал, еврей? – Спросил возничий. –Уже ночь, а мы не можем ехать ночью! Вот, выгляни наружу. Видишь? Уже ночь, а вот и гостиница. Видишь, мы остановились  у гостиницы».

Бедный Файвл был настолько сбит с толку встречей с Беш"том, что ничего не заметил. Волоча за собой чемодан, он вылез из повозки и, кое-как, дотащился до гостиницы.

Конечно же, о сне не могло быть и речи, он пытался «переварить» все, что произошло. Он сел за стол в углу, заказал пива и попытался вспомнить, не совершал ли он какого-нибудь греха… возможно, это было наказанием. Действительно, он не занимался много изучением Торы. Но Беш"т не мог выгнать его из-за этого; Беш"т любит всякое Б-жье творение, особенно каждого еврея!

Как во сне, он услышал, что подъехала еще повозка, и оттуда раздавалось веселое пение. Оно становилось громче и громче, а затем дверь гостиницы распахнулась, и в нее вошла группа хасидов. Им оставалось всего несколько часов до встречи с Беш"том, поэтому они были счастливые и довольные.

«Налейте нам водки! – Запел один из группы. – Завтра мы будем разговаривать с Ребе!!»

«Ой!» - горько застонал бедный Файвл. «Ой! Ребе!», - и он тихо заплакал.

Файвл был уверен, что хасиды не заметят его, так как он сидел в тени. Он наблюдал, как они сдвинули несколько столов, сели и со словами «Лехайм» начали наливать друг другу водку, цитируя Тору и распевая песни.

Но их радость еще больше расстроила бедного Файвла. Понурив голову, он смотрел на стол, как вдруг, он почувствовал, что два хасида взяли его под руки и потащили к своему столу.

Он пытался сопротивляться, протестовать, умолял оставить его в покое, но ничего не помогло. Должно быть, они решили, что он один из Миснагдим (оппоненты Ребе), и хотели заставить его изменить свою точку зрения.

Ему  пришлось выпить водки и вместе со всеми произнести «Лехайм», затем еще и еще, а через несколько минут он тоже начал петь и танцевать, так что время пролетело очень быстро.

«О!! Что это было? Петух прокричал! Уже наступил рассвет!»

Хасиды заплатили за спиртное, со словами «Мы едем к Ребе» сели в повозку (в сопровождении очень пьяного Файвла) и затянули песню.

Пять часов спустя они были в Мецибуже. Все вылезли из повозки и направились к синагоге, два хасида вели Файвла под руки.

«А, да!!» – пробормотал Файвл, не понимая, что оказался в той самой комнате, из которой менее чем сутки назад его изгнал Ребе.

Неожиданно, в комнате стало тихо. Боковая дверь открылась, в нее вошел Баал Шем, и снова его взгляд остановился на Файвле. Тот поднял глаза, их взгляды пересеклись, и в тот момент ему показалось, что кто-то вылил на него ведро холодной воды.

От такого пристального взгляда его лицо стало менять цвета; от стыдливо красного до белого от страха и зеленого от головокружения. Он снова хотел бежать к двери, но был слишком смущен.

«Добро пожаловать, Файвл!! – Произнес Цадик (святой). – Мой любимый Файвл! Где же ты был?! Я так за тебя волновался!!»

Теперь Файвл был совершенно сбит с толку. В его голове все вертелось, как карусель. – «Что здесь происходит?» – подумал он. – «Может, вчера ничего не было, или может, я сплю!!» Затем Беш"т подозвал его, и хасиды расступились, уступая ему дорогу.

Он взял Файвла за руку и объяснил:

«Мой дорогой Файвл, ты не знал, но вчера, когда ты вошел, Ангел Смерти вошел вместе с тобой; я понял, что ты не доживешь до Рош Гашана.

Я попытался молиться, прося о пощаде, но бесполезно; на небесах было решено, что пришло твое время. Я должен был реагировать немедленно; известно, что оскорбить кого-либо публично – все равно, что убить его. Поэтому я решил, что опозорю тебя, то исполню приговор, но ничего не вышло. Ангел смерти танцевал над твоей головой.

И я подумал: может, тебе нужно сразиться с ангелом смерти.

Я рассчитал, что если прикажу тебе уйти, то ты, вероятно, сразу же сядешь в первую попавшую повозку, идущую в направлении твоего дома. А так как до твоего дома ехать пять дней, то тебе придется остановиться в гостинице на ночь. Я решил, что когда ты доберешься до гостиницы, то не сможешь уснуть, поэтому просидишь всю ночь за одним из столов.

Хасиды, направляющиеся сюда, тоже не смогут путешествовать ночью, и им тоже придется остановиться в гостинице и они тоже не будут спать всю ночь, ибо будут очень счастливы. Я был полностью уверен, что они не потерпят, чтобы кто-то рядом с ними грустил, поэтому они попытаются развеселить тебя, заставив сесть с ними и выпить немного водки. А когда хасиды пьют водку, они не просто произносят благословения, они говорят «Лехайм», что означает «За жизнь!», правильно?

Возможно, ты не знаешь этого, Файвл, но в Торе записано, что когда три верующих еврея собираются вместе, они обладают силой Законного Суда. Другими словами, когда они все вместе поднимали бокалы за твое здоровье и произносили: «За жизнь!», это приравнивалось законному решению за жизнь, которое перечеркивало предыдущее решение, принятое на небесах (ибо Тора была дана людям, а не ангелам).

И я вижу, что это «сработало»: ангел смерти исчез! Добро пожаловать в Мецибуж!!»

Эта история является ответом на вопрос:

Моше упрекал евреев по той же причине, по которой Беш"т упрекал Файвла – чтобы спасти их.

Его упреки не обязательно были из-за грехов, которые они сами совершили, а скорее, чтобы отвести от них главную проблему всего еврейского народа. Недостаток братской любви.

Эта любовь настолько необходима, что Рабби Акива, величайших из иудейских мудрецов, сказал, что это: - «Главная идея всей Торы». А когда ее не хватает, всего не хватает. Фактически, именно это явилось причиной разрушения Второго Храма и ужасной ссылки, от которой мы страдаем и по сей день!

Братская любовь так важна потому, что весь мир зависит от евреев, соблюдающих заповеди Торы, а сделать это они смогут, если будут помогать друг другу.

А для этого нужна истинная любовь. Любить по-настоящему - значит помогать своему товарищу выполнять то, что хочет Творец. А Он хочет, чтобы евреи жили по законам Торы.

Только тогда они и весь мир смогут получить Б-жье благословение; на строительство Третьего Храма, сбор всех евреев на Святой Земле и, наконец, окончание войны, болезней, страданий и даже воскрешение из мертвых.

Так же как «Лехайм», с любовью произнесенный хасидами отвел от Файвла смертный приговор, так и упрек Моше был произнесен для того, чтобы приумножились любовь и братство. Для этого нам необходим Мошиах; чтобы закончить дело, начатое Мойше и вдохнуть такую любовь.

Вот главное послание Любавичского Ребе: - «Протяните друг другу руки! Помогайте другому человеку выполнять то, чего хочет Б-г, и приведите…

Мошиаха Сейчас!!

 

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру