Берейшис

 

Брейшис: не терять ни одной минуты

 

В этой главе подробно рассказывается, как Вс-вышний создал мир за шесть дней. Заканчивается повествование об этом словами: «И завершил Всесильный  в седьмой день дело Свое, которое Он созидал...» (Брейшис, 2:2).

Из этих слов на первый взгляд следует, что Вс-вышний закончил свою работу в седьмой день, в святую Субботу. Раши комментирует эти слова так:  «Человек, который не знает своих часов и минут, должен добавить от будничного к святому. Но Б-г, который знает Свои часы и минуты, входит в Субботу как волосок... И кажется, будто в сам день вошел Он». Другими словами, комментарий Раши объясняет, что Вс-вышний был занят созданием до самого начала Субботы. Так что со стороны выглядело, как если бы Он работал в Субботу.

Но остается вопрос. Действительно, с точки зрения закона никакой запрет не был нарушен. Но зачем было ждать до последнего мгновения? Ведь рассказы Торы - не просто истории, Тора существует для того, чтобы научить нас, как действовать в различных жизненных ситуациях.

Возможный ответ заключается в том, что этим Вс-вышний хотел объяснить нам, насколько драгоценна каждая минута, как важно использовать ее полностью. Наши мудрецы говорят: «Не создал Вс-вышний в мире ничего просто так». Любой предмет, любое умение, каждая минута представляются совершенно необходимыми. Если в секунду, которая осталась до начала Субботы, можно еще что-то сделать, учит нас Вс-вышний, надо ее использовать максимально.

У каждого человека есть свое призвание, свои обязанности. Пропустив хоть одну минуту, не употребив ее для реализации своих способностей, он тем самым приводит к тому, что эта созданная  Б-гом минута создана Им напрасно.

И еще один урок можно извлечь из «рассказа о времени Б-га». Каждый из нас имеет возможность сообщить о себе: «Я один из миллионов, не самого высокого уровня, не сравнимый с гениями поколения, с великими предками. Чем моя деятельность может быть так уж полезна?» На это отвечает нам Тора: Вс-вышний входил в Субботу «на волоске», даже такая мелочь, как доля секунды, была для Него важна. Быть может, именно ваша, пусть, на первый взгляд, малозначительная, деятельность именно в эту минуту, в эту секунду  необходима для цельности создания.

Ноах: получить награду за всех

 

Глава  «Ноах» повествует о грустных событиях: о потопе, уничтожившем все существующее; о людях «поколения раздора», вздумавших построить Вавилонскую башню, чтобы «достать до Б-га»;

о наказании, посланном им за это Б-гом. Но заканчивается глава радостным событием, рождением «первого еврея» - Авраама. О нем сказано в Мишне (Пиркей овойс): «От Ноаха до Авраама десять поколений... все поколения гневили

[Б-га] и уходили, пока не пришел праотец наш Авраам и получил награду за всех». Более чем странная фраза! Какую награду мог получить Авраам? Ведь все эти поколения «гневили [Б-га], пока Он не привел на них воды потопа». О какой награде идет речь?

Между двумя этими поколениями, поколением потопа и поколением раздора, существовала значительная разница. Люди поколения раздора бунтовали против Вс-вышнего, но делали это на редкость дружно, царили между ними мир и благодать, «один язык и единые слова». Поколение же потопа, хоть и не бунтовало против Творца, грешило ненавистью между людьми.

Эта разница наложила свой отпечаток и на ниспосланное на эти поколения наказание. Поскольку грехом людей поколения потопа были отношения между собой, в рамках материального мира, то и наказание их касалось этого мира - они были сметены с лица земли. А поколение раздора, чьи грехи находились в области отношений человека с Б-гом, было наказано не в этом мире, а в грядущем, у него нет удела в будущем.

Пусть редкое единодушие в поколении раздора служило греховным целям, но само по себе оно заслуживает уважения и награды. Очевидно, что грешное поколение эту награду получить не могло, ведь оно бунтовало против Вс-вышнего и потеряло удел в будущем мире. Невостребованная же награда осталась.

Именно эту награду и получит Авраам. Благодаря своему беспрецедентному милосердию и любви к созданиям Б-жьим, он приблизил тысячи этих созданий к истине. Он даже молил Вс-вышнего о прощении жителей Содома. Отличившись таким отношением к людям, он заслужил награду не только за свое добро, но и за то самое единодушие людей поколения раздора.

Этого не произошло с Ноахом. Он не получил награды за предыдущие поколения по двум причинам. Во-первых, не было среди людей этих поколений единства. Более того, они ненавидели друг друга. Во-вторых, и самому Ноаху не было дела до людей своего поколения. Он занимался собой, своей праведностью и не думал молиться за своих ближних.

Очень важный урок, который мы можем извлечь из этой главы, касается нашего отношения к окружающим. Часто мы слышим объяснение бесчеловечных отношений некоторых людей друг к другу: «Этот человек не заслужил ничего иного». Формально это порой кажется справедливым, но если мы ждем от Вс-вышнего особого отношения к себе, не обязательно заслуженного (от которого мы можем только пострадать), нам стоит «показать пример».

Лех-лехо: иудаизм начинается с чудес

 

Когда Вс-вышний сообщил Аврааму, что у него родится сын Ицхак, ответил Авраам: «О, лишь бы Ишмаэль жил пред Тобою». Смысл этого выражения заключается в том, что столетний Авраам, не поверив, что у него может родиться еще один сын, просил Вс-вышнего, чтобы Ишмаэль был  Б-гобоязненным. Однако Вс-вышний ответил ему: «...Сара, жена твоя, родит тебе сына и наречешь ему имя Ицхак».

В Мидраше сказано, что Агар, мать Ишмаэля, была праведницей. Дочь египетского фараона, она покинула царский дворец и променяла его на жизнь служанки в доме Авраама. Поступки ее были настолько цельными, что с ними сравнивали службу «Ктойрес» (воскурений) в Храме, ее и прозвали Ктурой. Понятно, что и сына она воспитывала в том же духе. Поэтому Авраам был готов довольствоваться Ишмаэлем, возлагая на него большие надежды. Почему же Вс-вышний не согласился на это, зачем Ему понадобился Ицхак?

Есть два существенных различия между Ицхаком и Ишмаэлем. Рождение сына Агар было обычным, вписывающимся в рамки природы, Ицхак же родился чудесным образом, даже Авраам не готов был поверить, что это случится. Союз между Ишмаэлем и Б-гом, союз обрезания, заключался, когда мальчику было 13 лет, в этом возрасте ребенок все понимает, а Ицхак был обрезан восьмидневным, еще ничего не смыслящим.

Ишмаэль символизирует собой природу, ее границы. Даже тогда, когда появилась прямая связь между ним и Б-гом, она пришла вполне разумным, доступным человеческому разуму путем. Конечно, это очень высокий уровень, но не в этом суть еврея.

Еврейский народ находится вне рамок природы. В этом его важная особенность. Она проявилась уже в том, что рождение его должно было произойти чудесным образом. И связь еврея с Б-гом находится вне рамок разума. Поэтому родоначальник еврейского народа должен был пройти обряд заключения союза с Б-гом еще до того, как мог что-либо понимать и анализировать.

Вс-вышний не захотел довольствоваться связью, существующей между Ним и Ишмаэлем, связью внешней, ставшей результатом воспитания, атмосферы, окружающей ребенка. А что делать, если такое воспитание не будет обеспечено? Появится ли у челове-

ка  внутреннее, подсознательное стремление к Б-гу?  Поэтому-то Ему потребовался Ицхак, символизирующий связь, которая выше разума, связь, заложенную в сущность человека. Еврей связан с  Б-гом независимо от своего воспитания, образования, идеологии.

В этом заложен глубокий смысл системы еврейского воспитания. Невозможно посеять в ребенке еврейский менталитет, лишь базируясь на доводах разума. Такой подход весьма ограничен. Ребенку следует объяснить, что есть нечто, недоступное его пониманию, что не в силах постигнуть человеческий разум. Это нечто и есть наследие Ицхака для каждого из нас.

Ваера: продолжать искать

 

Интересно проанализировать  жизнь и подходы к службе Вс-вышнему наших двух праотцев, Авраама и Ицхака. Они шли разными путями, иногда даже противоположными. Оба были преданы Вс-вышнему душой и сердцем, оба несли весть о святости везде, но делали они это по-разному.

Авраам был странником, переходил с одного места на другое и когда жил в земле Кнаанской, и когда стал переходить из одной страны в другую. И все для того, чтобы дать миру знать о существовании Б-га. Как свидетельствует Талмуд, «вкладывал Авраам  имя Б-жье в уста каждого проходящего». Именно для этого он проявлял чудеса гостеприимства, двери его шатра были  открыты для всех.

Иначе вел себя Ицхак. Он никогда не выезжал за пределы страны Израиля, где копал колодцы, его важнейшим отличительным качеством была строгость.

В отличие от Авраама, который приносил святость в мир, Ицхак открывал святость, скрытую в самом мире. Он учил людей приходить к Б-жественной истине своими силами, в результате собственных размышлений.

На своем жизненном пути мы должны пользоваться примерами обоих праотцев. У Авраама следует учиться тому, как принести в мир святость, свет Торы и ее заповедей. Когда мы встречаем другого человека, надо приложить все усилия для того, чтобы открыть ему Б-жественную истину. От Ицхака мы можем научиться «откапывать колодцы» - найти добро, скрытое в каждом человеке. Не стоит довольствоваться тем, что мы научили ближнего чему-либо. Необходимо открыть в нем веру, искры святости, в нем присутствующие.

Пример Ицхака учит нас тому, как надо относиться к тем, кто выглядит со стороны, на первый взгляд, «песком, глиной и камнями», грубыми, невежественными, неотесанными людьми. Стоит только копнуть, и в них обнаружится источник живительной влаги, добро, вера и любовь к ближнему. Надо только очистить первый слой глины и обнаружить этот источник - чистую душу, которая есть у каждого. Кто-то скажет:

«Я уже пробовал не однажды - ничего не получилось, ничего хорошего я не обнаружил».

Вспомним рассказ об Ицхаке, который не отчаивался даже тогда, когда филистимляне закапывали выкопанные им колодцы. Не следует отчаиваться!

Хаей Сара: Жизнь после жизни

 

Эта глава полностью посвящена событиям, происшедшим после ухода из этого мира нашей праматери Сары: покупке участка земли для ее захоронения; женитьбе Ицхака на Ривке, которая стала утешением Ицхаку после смерти его матери; потомкам Ишмаэля.

Но название главы «Жизнь Сары», казалось бы, вовсе не соответствует своему содержанию, ведь все, что в ней представлено, произошло после смерти жены Авраама. Как известно, названия глав Торы очень точны и всегда тесно связаны с тем, что в них описано. Какой же смысл заложен в названии «Хаей Сара»?

Истинная жизнь вечна. Она не прекращается с уходом человека из этого мира, продолжается в его потомках и, в более глобальном смысле, в событиях, происходящих в мире. С этой точки зрения именно события, происходящие после смерти, больше раскрывают смысл жизни.

В этой главе, повествующей о событиях, развивавшихся после смерти Сары, нам указывается на вечность ее жизни. Мы с удовлетворением узнаем, что Ривка продолжает идти по путям Сары.

Все молитвы Сары при ее жизни были обращены на то, чтобы ее единственный сын получил благословение Вс-вышнего и его потомки стали «народом священников». Авраам же был отцом и других народов, потомков Ишмаэля.  Для него было столь же важно будущее потомков и других детей, не только Ицхака. Когда Сара возжелала изгнать из дома «сына служанки», Ишмаэля, Авраам был весьма обеспокоен этим и молился за благополучие своего первенца.

Начинается глава с рассказа о покупке  пещеры Махпела, в которой были похоронены Адам и Хава, праотцы всего рода человеческого. Это место Авраам выбрал для захоронения своей жены Сары. В дальнейшем около него были похоронены праотцы и праматери еврейского народа. Тем самым исполнились молитвы Сары о благословении ее потомков.

Элиэйзер, лучший из учеников Авраама, о котором сказано, что он «поил учением своего учителя других», не удостоился того, чтобы учитель женил своего сына Ицхака на его дочери. Как объяснил сам Авраам: «Сын мой благословен, ты же проклят, и проклятый не прилепится к благословенному».

И сказано в той же главе: «...отдал Авраам все, что было у него, Ицхаку».

Таким образом, исполнились все желания Сары, видевшей в Ицхаке собственное продолжение и молившей Вс-вышнего о благословении своего сына.

Толдойс: гигант и младенец

 

Глава «Толдойс» открывается словами: «Вот порождения Ицхака, сына Авраама». Наши мудрецы объясняют, что слово «порождение» имеет два значения: первое - дети, потомки, второе - добрые дела человека. Как сказано в Мидраше, «главные порождения праведника - Тора и заповеди». Сообщая, что Ицхак был сыном Авраама, Тора указывает нам на это как на заслугу, благодаря которой Ицхак смог оставить после себя потомков и добрые дела. Таким образом, опосредованно и они являются заслугой нашего праотца Авраама.

Какое же воспитание дал Авраам своему сыну Ицхаку? Прежде всего приходит на ум то, что именно Ицхак был первым ребенком, обрезанным восьми дней от роду, и первым, кому справили бар-мицву - тринадцатый день рождения, когда мальчик становится полноправным евреем и уже несет ответственность за исполнение заповедей. Мудрецы говорят, что намек на эти два события содержится в следующем предложении Торы: «И устроил Авраам большой пир в день отнятия Ицхака от груди». («Отнятие от груди» в Торе передано одним словом игамел, первые две буквы которого составляют гиматрию 8, а последние две означают слово «обрезание». По одному из комментариев, слово игамел следует понимать как «освобождение от дурного начала».)

На «большом пиру», устроенном Авраамом, присутствовали все могущественные люди того поколения, в том числе великан Ог, властелин Башана. Из Мидраша мы узнаем, как Ог издевался над весельем Авраама, он говорил, что «мизинцем может уничтожить сына Авраама». Вс-вышний тогда сказал: «Увидишь тысячи тысяч его потомков и в конце концов от них погибнешь». Мощь и сила еврейского народа коренятся в дне обрезания, когда устанавливается бесконечная связь еврея с Б-гом, и в дне бар-мицвы, когда он получает доброе начало. Перед ним стоит весь мир, который говорит ему: «Я могу уничтожить тебя одним мизинцем».

Ог, могущественный великан, и Авраам, которого Тора именует иври, «стоящим по ту сторону реки»... Одинокий, единственный, кто знает Творца, он стоит на одном берегу, а на другом - весь мир. Есть ли надежда, что Авраам может выстоять против всего мира?

Авраам бесстрашно распространяет знания о существовании Творца, «Б-га мира». Именно «Б-га мира», а не «Б-га над миром». Мир не является чем-то самостоятельным, существующим вне Творца, лишь под Его руководством. Мир - это и есть Творец, и «нет ничего, кроме Него».

Идущий по этому пути Авраам удостаивается обещания Б-га, что тысячи тысяч его потомков будут идти по этому же пути и в конце концов враги падут от их рук. Вот чему научил Авраам Ицхака, и именно благодаря этому заслужил Ицхак «порождений», продолжения дела своего отца.

Урок, который нам следует извлечь из главы «Толдойс», понятен. И каждый из нас стоит один на один с миром, в котором господствует зло. Мир этот выглядит не менее могущественным, чем великан Ог, угрожающий младенцу Ицхаку. Необходимо помнить, что «поступки отцов - знак сыновьям». Нам в наследство досталась сила Авраама. У нас есть потенциал, позволяющий нам продолжать свой путь, путь Торы и заповедей, ведущий к полному освобождению окружающего мира от сил зла.

Ваейце: миссия еврея

 

В главе «Ваейце» рассказывается об исходе нашего праотца Яакова, сына Ицхака, из страны Израиля и его поселении в Харане, как он трудился там 20 лет, женился и родил родоначальников будущих колен Израиля. Заканчивается глава рассказом о возвращении Яакова из Харана в страну Израиля.

Книга «Зогар» обращает внимание на то, как по-разному описывает Тора исход Яакова в Харан и его возвращение оттуда. На пути в Харан ему снится Б-жественное откровение: «И вот, Б-г стоит над ним...» Предваряют повествование слова: «И пришел (Яаков) в одно место, и переночевал там...» Когда же речь идет о Б-жественном откровении Яакову на его пути из Харана, сказано: «И встретили его ангелы Всесильного». В первый раз Яаков должен был прийти, т.е. подняться до уровня Б-жественного откровения, поэтому Б-г предстал перед ним во сне. Во второй раз ангелы и, как утверждает «Зогар», Сам Вс-вышний вышли к нему навстречу, и происходило это не во сне, а наяву. Из этой истории мы можем извлечь для себя урок об особой силе, которая дается человеку, когда он стремится привнести в мир Б-жественную святость. На каждом из нас лежит миссия выйти из святого места, «из шатров Шема и Эвера», как именуются в Торе центры Учения, в «Харан», где приходится общаться с «Лаваном Араметянином», в будничную жизнь с ее повседневными заботами. И все это для того, чтобы высвободить из обыденных предметов материального мира искры святости.

Это нелегкая работа, требующая особой подготовки. Ей должно предшествовать пребывание в «Стране Израиля», символизирующей вершину святости. В этот период не следует растрачивать себя на будничные дела - «И Яаков человек цельный, сидящий в шатрах». Надо стремиться получить как можно больше запаса святости и знания Торы.

И уже на пути к исполнению своей миссии Яаков поднимается на особый уровень. Не рассчитывая на собственные силы, на свои личные качества, он молит Б-га о помощи для исполнения своей цели и только после этого готов идти к ней.

Подобным поведением мы добиваемся того, что будничная жизнь не только не приводит к снижению уровня душевной цельности, а наоборот, - «И распространился (Яаков) очень, очень» - мы удостаиваемся удачи и в материальном, и в духовном плане. На пути из места своей миссии нас посещает  Б-жественное откровение, и мы получаем благословение Вс-вышнего.

Ваишлах: дома все иначе

 

Глава «Ваишлах» повествует о том, как отправил Яаков к Эйсаву, брату своему, вестников, чтобы с ним помириться. Примирительная речь начинается так: «У Лавана (тестя своего) жил я». Раши дает на слово гарти («жил я») два комментария. Гарти от гер (пришелец, чужой): «Не стал я (у Лавана) вельможей, а остался чужим», и гарти - слово, буквы которого составляют число 613: «Жил я у злодея

Лавана, а 613 заповедей исполнял».

Известно, что все значения заложенных в Торе слов связаны друг с другом. Какова же связь между двумя комментариями на одно слово? Кроме того, зачем было сообщать Эйсаву, что Яаков соблюдал 613 заповедей, могло ли это способствовать примирению братьев?

Мы знаем, что Яаков отправился в Харан извлечь из этого места покоящиеся там искры святости. И с этой задачей он справился, выполнил свою миссию, подготовив еще одно место на земле к приходу Мошиаха. Сам он, возвращаясь из Харана, уже готов был к приходу освободителя и сообщает об этом Эйсаву, надеясь, что брат также очистился от зла и готов к освобождению.

Потому и говорит Яаков: «У Лавана жил я», но никоим образом не «заразился» его материализмом; все, связанное с ним, было мне чужим, находилось в области герим, чужих. Главным для меня были мир святости и веры, Тора и заповеди, «613 заповедей».

«И были у меня бык и осел», - добавляет Яаков. Мидраш поясняет: «Осел - это осел Мошиаха». Яаков говорит Эйсаву, что у него уже есть осел Мошиаха и он готов к освобождению.

Но посланцы Яакова, вернувшись, докладывали ему: «Пришли мы к брату твоему, к Эйсаву», - ты думаешь, что он твой брат, что он, как и ты, готов к приходу Мошиаха, а он -

Эйсав, такой, как и был, погруженный в зло.

В этом рассказе содержится поучение потомкам: еврей всегда должен быть готов к освобождению. Несмотря на то, что окружающий мир еще не очищен. Он должен подготовить самого себя

к освобождению. И сделать это можно, только чувствуя себя

гером, чужим ко всему злу и материализму, которые его окружают.

Рассказывают, что Межеричский Магид в юности жил в чрезвычайной бедности. Однажды к нему явился богатый еврей, присланный Баал-Шем-Товом. Потрясенный увиденным, он сказал праведнику: «Как вы можете так жить? Вот у меня дома мягкая мебель, хорошая еда». Магид заметил: «Это ведь у вас дома, дома все иначе. Мы сейчас не дома, мы в дороге». Все материальные блага этого мира являлись для него временной суетой, домом для него были Тора и заповеди. Это и есть настоящая подготовка к освобождению.

Ваейшев: рассказ о еврейской судьбе

Из главы «Ваейшев» мы узнаем о том, как жил Иосеф с момента, когда братья продали его в рабство, и до того времени, когда он стал вторым человеком в Египте.

У Иосефа было счастливое детство в доме отца, он был любимцем Яакова, именно отец обучал его Торе день и ночь, пока братья пасли скот. Скорее всего, именно этот период был самым счастливым и в материальном, и в духовном смысле в жизни Иосефа.

Это состояние можно сравнить с положением еврейской души до того, как она спускается в этот мир и облачается в тело. Она пребывает в самом высоком месте, у Трона, получает чистую Б-жественную энергию. Может ли быть большее счастье? Находясь в чреве матери, ребенок все еще счастлив, ведь там ангелы обучают его всей Торе!

Но вот Иосеф продан в рабство, «спустился в Египет», заключен в тюрьму. И на духовном уровне его положение резко изменилось: юноша, погруженный в изучение Торы со своим любящим и любимым отцом, лишен этого, он попадает в страну - «срам земной», в среду низких людей, в самое Б-гопротивное тогда место.

То же самое происходит с душой, когда она спускается в этот мир. Она вдруг падает «с высокой крыши в глубокую яму», из наполненного Б-жественным светом места в материальное тело, в мир лжи. Здесь ее ждут тяжелые испытания, человеческие страсти и пороки. Здесь она будет тосковать по своему Отцу, Творцу.

Но обстоятельства сложились так, что Иосеф стал знатным вельможей в Египте, добился высокого положения. И в духовном плане он поднялся на очень высокий уровень. Тора называет его «Иосеф-праведник», потому что он победил все испытания нечистой земли, сохранил свою цельность и праведность. Да, Иосеф «спустился в Египет», но именно благодаря этому испытанию он смог подняться на весьма высокий уровень. Выйдя победителем из всех испытаний, продолжая идти по пути своего Отца, он использовал все возможности, которые дал ему Б-г для победы. Душа его добивается больших высот в этом материальном мире.

Микейц: делать и молиться

 

Глава «Микейц» - рассказ о том, как братья Иосефа, гонимые голодом, отправились в Египет, как Шимон был взят там в заложники, как было обнаружено серебро в поклаже возвращающихся братьев и как приказано им было вернуться в Египет с Биньямином. Братья увидели в сложившейся ситуации наказание за продажу Иосефа в рабство: «Вот наказаны мы за брата нашего, что видели его страдания, когда он умолял нас, а мы не послушали. За это и постигло нас это горе».

Яаков отказывался отпускать Биньямина: «Вы лишили меня детей! Иосефа нет, и Шимона нет, и Биньямина заберете... Не сойдет мой сын с вами». В конце концов он вынужден был согласиться.

Что должен делать человек в момент несчастья? В первую очередь обратить свою мольбу к Б-гу. Так и вел себя Яаков в трудные периоды своей жизни раньше. Стремясь спастись от Эйсава, он сначала помолился и только потом стал предпринимать необходимые действия.

На этот раз он ведет себя иначе, велит сыновьям своим запастись подарками и деньгами и только тогда говорит им: «Б-г Всемогущий пусть даст вам милость». Раши объясняет: «Теперь вам не хватает только молитвы, вот я молюсь за вас». Из этих слов может показаться, что молитва была лишь дополнительным средством после всех остальных. Почему именно так повел себя Яаков?

Чтобы ответить на этот вопрос, надо вспомнить, что сыновья не открыли Яакову своих подозрений относительно наказания их Б-гом за продажу Иосефа. Они объяснили отцу все лишь «земными» причинами, которые можно легко преодолеть. «Если уж так, - сказал им Яаков, - то вот что сделайте» - если все так, как вы говорите, и это не Б-жья кара, а обычные жизненные трудности, предпримите обычные действия. В то же время Яаков объясняет своим сыновьям, что даже тогда, когда необходимость в чудесах не очевидна, следует просить

Б-га о помощи. Он указывает им, что надо предпринять для освобождения брата-заложника, и сообщает им: «Вот я молюсь за вас».

Если сыновья Яакова видели в происходящем лишь свою частную сторону, то Яаков как один из трех праотцев народа Израиля понимал, что все это имеет особое значение для всех его потомков. Он твердо знал, что любая ситуация требует молитвы, просьбы о милосердии Небес.

Следует предпринимать все зависящее от нас, «и благословит тебя Вс-вышний во всем, что ты будешь делать», но не надо забывать, что главное зависит от Небес: «Благословение Б-га - оно обогащает».

Ваигаш: еврей не страшится мира

 

В Писании еврейский народ именуется Иосефом: «Пастырь Израиля, внемли, ведущий Иосефа как овец» (Теилим, 80). Раши объясняет это тем, «...что он содержал их (народ) в дни голода». Именно об этом повествует глава «Ваигаш».

Но почему из-за короткого периода, когда Иосеф был кормильцем народа, последний навеки назван Иосефом? И именно тогда, когда Теилим хотят сказать об особой заслуге евреев, призывая Пастыря Израиля прислушаться к молитвам Его народа?! Неужели деятельность Иосефа во времена голода и есть та особая заслуга, за которую молитвы евреев достигнут Небес?

Каббала и хасидизм утверждают, что все события, происходящие в нашей материалистической сфере, коренятся и имеют свою причину в сфере духовной. То, что Иосеф спас евреев от материального голода, свидетельствует о том, что он был кормильцем народа и в тяжелые дни голода духовного. Во времена сокрытия Б-жественности, изгнания и духовного мрака именно праведник Иосеф является для нас источником духовных сил.

Особенность Иосефа, отличающая его от братьев, других родоначальников еврейского народа, заключается в том, что все они были пастухами, удалившимися от окружающего их материального мира, от людей, населяющих его, чтобы не подвергать себя, подобно им, влиянию суетности, материализма или, того хуже, идолопоклонства. Иосеф, напротив, находился в самом центре мирского порядка - он был управляющим дома Потифара, царедворца египетского фараона, старостой  заключенных в тюрьме, наконец, вторым человеком государства. И постоянно соприкасаясь с миром, с жизненными трудностями, он не стал частью его, остался преданным Б-гу и вере.

Большая часть жизни Иосефа прошла в изгнании. Он был, по сути дела, слугой Потифара, затем фараона. Не только заботы о своем благополучии, но и обязанности по государственному устройству Египта должны были отвлечь его от наследия отцов. Однако этого не случилось, что и выделяет Иосефа из среды его братьев и даже праотцев, поэтому он служит символом народа Израиля. Ведь еврейский народ оказался в изгнании под властью других народов. И не может он отгородиться от всего мира, дабы не повредить своей духовной связи со Вс-вышним. Нет, он должен сохранять свою веру и преданность Творцу в тяжелейших условиях, окруженный материальным миром, будничными заботами.

Где же взять силы, чтобы устоять в такой ситуации? Конечно, у Иосефа, который «кормил и содержал их в дни голода». У Иосефа, помогавшего своему народу выдержать испытание духовным голодом: изгнание, мирские заботы, преследование, ненависть. И когда евреи хотят обратить внимание Вс-вышнего на свои особые заслуги, они называют себя Иосефом.

Ваехи: царские знаки

 

Незадолго до смерти благословляя своих сыновей, Яаков напомнил первенцу Реувену о грехе, который тот совершил: «И было... пошел Реувен и лег с Бильой, наложницей отца своего» (Брейшис, 35:22).

Мидраш поясняет, что после смерти Рахели Яаков постоянно пребывал не в шатре Леи, как того следовало ожидать, а у Бильи, бывшей служанки Рахели, которую та отдала в жены Яакову. Реувен, сын Яакова и Леи, усмотрел в этом оскорбление своей матери, решил вмешаться и лег на пороге шатра Бильи, чтобы не дать Яакову войти к ней.

За это отец лишил своего первенца права на священничество и царство. Царскую власть он отдал Иегуде, объяснив это словами: «Молодой лев - Иегуда, от насильства ты, сын мой, удалился. Преклонился, лег он, как лев и как леопард, кто посмеет потревожить его». Раши вносит ясность: Яаков ведет речь о двух добрых поступках сына - о совете, который он дал своим братьям, предложив продать Иосефа, тем самым спасая брата от гибели, и о признании греха, совершенного им по отношению к Тамар:

«И взял Иегуда первенцу своему Эру жену, имя ей Тамар. Но Эр, первенец Иегуды, был неугоден Б-гу, и умертвил его Б-г. И сказал Иегуда Онану: «Войди к жене брата твоего и женись на ней по праву деверя, и восстанови семя брату твоему!» Но так как знал Онан, что семя будет не ему, то бывало, когда входил он к жене брата своего, то ронял на землю, чтобы не дать потомства брату своему. И было неугодно Б-гу то, что он делал, и умертвил он также и его. И сказал Иегуда Тамар, невестке своей: «Оставайся вдовою в доме отца твоего, пока подрастет сын мой, Шела»; ибо он подумал: «Может быть, умрет и он, подобно братьям своим». И пошла Тамар, и жила в доме отца своего. И прошло много дней, и дочь Шуа, жена Иегуды, умерла; и когда утешился Иегуда, взошел он к стригущим овец его, он с другом своим Хирой-адуламитянином в Тимну. И сообщено было Тамар так: «Вот свекор твой поднимается в Тимну стричь овец своих». И сняла она с себя вдовью одежду свою, и покрыла себя покрывалом, окуталась, и села у входа в Эйнаим, что на дороге в Тимну; ибо видела, что подрос Шела, а она не дана была ему в жены. И увидел ее Иегуда, и счел ее за блудницу, так как она закрыла лицо свое. И поворотил он к ней по дороге, и сказал: «Позволь, войду к тебе»; ибо не знал он, что она невестка его. И сказала она: «Что дашь ты мне, если войдешь ко мне?» И сказал он: «Пришлю козленка из стада». Она же сказала: «Дай залог, пока не пришлешь». И сказал он: «Какой же залог дать мне тебе?» И сказала она: «Печать твою со шнуром твоим и посох твой, что в руке твоей». И дал он ей, и вошел к ней, и зачала она от него. И встала она, и пошла, и сняла с себя покрывало, и надела свою вдовью одежду. Иегуда же послал козленка через друга своего адуламитянина, чтобы взять залог из руки женщины, но не нашел он ее; и спросил он людей места ее, сказав: «Где та блудница, та, что на дороге в Эйнаим?» Но они сказали: «Не было здесь блудницы». И возвратился он к Иегуде, и сказал: «Я не нашел ее, да и люди того места сказали: не было здесь блудницы». И сказал Иегуда: «Пусть она возьмет себе, чтобы мы не стали посмешищем; ведь я козленка этого послал, но ты ее не нашел». И было, месяца через три сообщено было Иегуде так: «Развратничала Тамар, невестка твоя, и даже вот зачала она от разврата». И сказал Иегуда: «Выведите ее, и да будет она сожжена». Едва была она выведена, как послала она к свекру своему сказать: «Зачала я от человека, которому принадлежат вещи эти». И сказала: «Узнай, чьи эта печать со шнурами и этот посох». И узнал Иегуда, и сказал: «Она праведнее меня, так как я не дал ее Шеле, сыну моему». И он не познавал ее более» (Брейшис, 38:6-26).

Возникает вопрос: ведь и Реувен в подобных ситуациях вел себя не хуже, а, может быть, и лучше Иегуды. Он сказал братьям, когда они вознамерились убить Иосефа: «Не лишим его жизни, ...не проливайте крови!» И даже тогда, когда братья последовали совету Иегуды и продали Иосефа, Реувен хотел освободить его полностью, «чтобы спасти его из их рук, вернуть отцу». И грех, за который Реувен был лишен своих преимуществ перед братьями, тоже, казалось бы, куда достойнее совершённого Иегудой. Ведь Иегуда вынужден был признаться в своем грехе, чтобы спасти невестку от сожжения, а Реувен, хоть и не совершил на самом деле, никакого греха, а лишь вступился за честь матери, испытывал стыд и раскаивался за свой поступок многие годы. Девять лет спустя, во время продажи Иосефа, он был «занят постом и раскаянием». Так чем же он хуже Иегуды?

Реувен был лишен, как уже было сказано, священничества и царства, но сохранил имущественные права первенца. Дело в том, что есть существенная разница между священническими правами и царской властью, с одной стороны, и правами первенца, с другой. Первые преимущества заключаются в основном в отношениях с окружающими: священник благословляет народ и обучает его Торе, царь правит государством. Первенство - преимущество, касающееся частной жизни человека.

Как первенец Реувен был совершенно чист. Он пытался спасти Иосефа, раскаивался в своем «грехе» многие годы. Его натура представляется совершенно цельной. В то же время очевидно, что никому он ничем не помог. Иосефа он в конце концов не спас, более того, по его совету он был сброшен братьями в яму со змеями и скорпионами. И раскаяние его за оскорбление отца тоже было глубоко личным, не имеющим какого-либо отношения к другим, да и не будь он погружен в пост и раскаяние, возможно, и продажа Иосефа, его изгнание в Египет не состоялись бы.

Иегуда, напротив, хоть и не обладал таким высоким уровнем раскаяния, в результате спас ближних своих от смерти: Иосефа, благодаря ему, извлекли из ямы и продали ишмаэлитянам, затем его признание предотвратило сожжение Тамар. Именно такие качества, как реальная забота об окружающих, а не внутренняя борьба, личное раскаяние, требуются правителю. Именно эти качества Иегуды способствовали тому, что царская власть была отнята у Реувена и отдана ему.

В этой истории заложен глубокий смысл: нельзя замыкаться на собственной цельности, нельзя отворачиваться от окружающих, от ближних. Мы обязаны жить по законам любви к ближнему, по правилу, в котором, как утверждает Талмуд, «заключена вся Тора». И тогда, даже не достигнув самой высокой ступени духовного состояния, в награду за помощь людям мы удостоимся всей Торы, приблизим освобождение.

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру