Вайейшев

«И завидовали ему братья»

 

В предыдущей главе рассказывалось о возвращении патриарха Яакова Исраэля в Обетованную землю.

«И поселился («Ваейшев») Яаков в земле проживания отца своего, в земле Ханаан».

Уже со второго стиха повествование переходит на Иосифа, одиннадцатого сына патриарха, первенца его любимой жены Рахели. «Вот бытие Яакова: Иосиф, семнадцати лет, пас с братьями своими».

«А Исраэль любил Иосифа более всех сыновей своих...». Талмуд в трактате «Шаббат» замечает по поводу этих слов, что нельзя выделять кого-либо из детей. И здесь последствия были весьма плачевные. «Увидели братья, что отец любит его более всех братьев, и возненавидели его».

Их ненависть еще более усилилась после того, как Иосиф рассказал им два своих сна. В первом из них ему представилось, что снопы, связанные братьями, поклоняются его снопу, а во втором ему самому кланяются солнце, луна и одиннадцать звезд. Братья усмотрели в этих снах указание на стремление Иосифа властвовать над ними. «И стали еще более ненавидеть его за его сны и его речи».

Отец посылает Иосифа проведать братьев, пасших стада в окрестностях Шхема. «И увидели они его издали, и прежде, чем он приблизился, они замыслили убить его. И сказали друг другу: вот сновидец тот приходит». Согласно РАШИ зачинщиками здесь, как и в истории с истреблением Шхема, выступили решительные и беспощадные Шимон и Леви. Но тут вмешался Реувен: «...и сказал им: не проливайте крови, бросьте его в яму, – дабы избавить его от руки их, чтобы возвратить его к отцу». В книге «Зогар» задается вопрос: на что рассчитывал Реувен, обращаясь с таким предложением. Ведь брошенный в яму Иосиф должен был неминуемо погибнуть от укусов змей и скорпионов, которыми кишит земля пустыни. Но Реувен знал, что от ядовитых змей легче спастись, чем от людей, желающих сделать зло. Поэтому сказано: «дабы избавить его от их руки».

Когда Иосиф приблизился к братьям, они, приняв предложение Реувена, который сам в то время отсутствовал, сняли с Иосифа разноцветную рубашку – подарок отца – и бросили его в яму. Но не только Реувен пытался спасти Иосифу жизнь. Увидев приближающийся караван торговцев, Йегуда «сказал братьям своим: что пользы, если убьем брата нашего... продадим его... а рука наша да не будет на нем, ибо он наш брат , плоть наша».

Иосиф был вытащен из ямы и продан торговцам, направлявшимся в Египет. Вскоре после этого вернулся Реувен. Увидев, что его план спасения брата сорвался, Реувен «разодрал одежды свои».

Братья запачкали рубашку Иосифа кровью козленка и отослали отцу. Яаков, решив, что Иосиф растерзан диким зверем, «разодрал одежды свои и горевал по сыне своем много дней».

Иосиф был продан египетскому царедворцу Потифару, начальнику палачей.

«И благословил Б-г дом египтянина ради Иосифа... И отдал он (Потифар) все в руки Иосифа; Иосиф же был красив станом и красив видом».

Рассказывается так же подробно история «неудачной любви» к Иосифу его хозяйки. В результате Иосиф угодил в тюрьму. Будучи в доме вельможи Потифара, Иосиф пленил своей красотой сердце его жены Зельхи, которую в более поздней литературе назвали Зулейкой. Она всячески старалась склонить юношу к прелюбодеянию, но Иосиф был непреклонен. Однажды, когда Потифар со всеми домочадцами отправился праздновать разлив Нила, Зулейка, прикинувшись больной, осталась дома. Она надеялась, что, оказавшись наедине с прекрасным рабом, она сумеет наконец удовлетворить свое вожделение.

Мидраш говорит, что в тот день Иосиф действительно был уже недалек от греха, но в последний миг ему представился образ отца. Иосиф вырвался из рук госпожи и выбежал из комнаты. Испугавшись, что дело раскроется, Зулейка позвала людей и изобразила случившееся так, будто Иосиф пытался изнасиловать ее.

Иосифу грозила смерть, но несложное следствие, проведенное советниками Потифара, доказало невиновность Иосифа, и лишь для того, чтобы не раскрылся позор Зулейки, он был заточен в тюрьму.

Имя сына Яакова, Иосифа, стало символом нравственной чистоты и благородства. В талмудической литературе его называют обычно Иосифом Праведным.

Затем рассказывается, как Иосиф толкует сны двум царедворцам, находившимся в темнице вместе с ним. Одному, главному виночерпию, он предсказывает скорое освобождение и восстановление в должности. Второму, главе пекарей, он объясняет сон как предсказание о том, что его вскоре казнят по приказу фараона. Все случилось в точности, как предсказал Иосиф. Главный пекарь был повешен, а главный виночерпий был освобожден и восстановлен в должности, «и подавал он чашу в руку фараона... Но не вспомнил главный виночерпий об Иосифе и забыл его».

Примерно в середине недельной главы мы временно отвлекаемся от судьбы Иосифа и узнаем историю Йегуды и его невестки, а затем жены, Тамар, которая родила ему сыновей Переца и Зераха.

В недельной главе привлекает внимание тот факт, что как в падении Иосифа, так и в его стремительном восхождении немалую роль играли его сновидения. Рассказанные Иосифом сновидения, которые пророчили ему главенство над всем домом Яакова, усилили ненависть к нему братьев, в результате чего Иосиф был продан в Египет. Там, будучи в перигее своего падения, находясь по ложному обвинению в тюрьме, Иосиф умело толкует сны египетских сановников, а затем и самого фараона, в результате чего возносится на вершину славы.

С появлением на свет психологического анализа сновидения, считавшиеся ранее недостойными внимания ученых, стали предметом пристального изучения.

В Талмуде и Мидраше можно встретить много высказываний относительно сновидений. Так, исключительно этому вопросу посвящено пять страниц в талмудическом трактате «Берахот». Несмотря на то, что в ТАНАХе неоднократно рассказывается о вещих снах, игравших определенную роль в жизни отдельных людей и целых народов, общее отношение к сновидениям – скептическое. Так, в вышеупомянутом трактате «Берахот» приводится мнение р. Йонатана, считавшего, что человеку показывают во сне лишь то, о чем он думал днем.

Однажды римский император сказал р. Йегошуа бар-Ханания: Вы говорите, что очень умны. Скажи-ка мне, что я увижу во сне? Тот ответил: Тебе приснится, что твои противники-персы заставят тебя делать казенную работу и ты будешь пасти гадов золотым посохом. Весь день он размышлял об этом, и ночью ему это приснилось. В то же время персидский царь Шабур задал аналогичный вопрос жившему в его владениях мудрецу Шмуэлю. Тот ответил: «Ты увидишь во сне, что пришли римляне, пленили тебя и заставили тебя молоть финиковые косточки в золотой мельнице». И тот думал об этом целый день и ночью увидел во сне.

Сам Шмуэль, увидев плохой сон, ссылался на стих из книги пророка Захарьи: «Сны пустое говорят». Если же ему снился хороший сон, он заявлял: «Разве сны говорят пустое?» – и приводил в доказательство стих из книги Чисел, где утверждается, что Вс-вышний говорит с пророками во сне (характерный пример ученого оптимизма).

Талмудический мудрец Рава обращает внимание на противоречие между вышеупомянутыми стихами из книги Чисел и книги Захарьи и делает вывод, что сны бывают как пророческие, так и пустые. Но даже пророческие сны, по мнению р. Шимона бар-Йохая, содержат в себе хоть что-нибудь пустое. Если такой сон содержит некое предсказание, то оно хотя и исполняется, но не во всех деталях.

В доказательство Талмуд приводит пророческий сон Иосифа, о котором рассказывается в начале нынешней недельной главы. Иосифу приснилось, что солнце, луна и одиннадцать звезд пришли к нему на поклон. Одиннадцать звезд явно указывали на его одиннадцать братьев. Солнце и луна должны были подразумевать отца и мать Иосифа, но матери его уже тогда не было в живых. Однако вышло так, что братья тут же истолковали его сны как предвещение его власти над всем домом Яакова: «И сказали ему братья: неужели будешь ты царствовать над нами? Неужели будешь владеть нами? И еще более возненавидели его за его сны и за слова его».

Тем, что в каждом сновидении переплетено вещее с пустым, кабалистическая книга «Зогар» объясняет утверждение мудрецов, гласящее, что все сны исполняются так, как их толкуют. Талмудический ученый р. Банаа даже провел небольшое исследование. Он рассказал свой сон двадцати четырем толкователям снов, находившимся в Иерусалиме. Все истолковали его сон по-разному, и все толкования сбылись. По мнению «Зогара», толкование проводит границу между правдой и ложью в сновидении, которая до этого не была определена. С этой точки зрения «Зогар» объясняет внешне непонятный шаг Иосифа, рассказавшего о своих снах братьям, не скрывавшим своей неприязни к нему. Ведь он должен был предвидеть, что его сновидения, предсказывающие ему возвышение над братьями, могут усилить их ненависть, что и случилось в действительности. Но, как можно понять из комментариев «Зогара», Иосиф, отнюдь не стремившийся к власти, рассказал о своих снах братьям, надеясь, что они истолкуют их как-нибудь иначе, его сновидения сбудутся и он останется в тени. Ввиду того что даже вещий сон заключает в себе в какой-то мере пустое, сновидения, сообщаемые во сне, не могут служить для раввина или раввинского суда законным основанием для вынесения того или иного решения. Например, если человеку явился во сне его покойный родственник, оставивший ему наследство, и сообщил ему, что в таком-то тайнике находятся деньги, принадлежащие другому человеку, и он действительно нашел эти деньги в указанном количестве и в указанном месте, суд не может ему запретить присвоить их, хотя оказалось, что сон этот был вещим.

Иногда бывает, что, несмотря на общеизвестность правила «Сны пустое говорят», увиденный ночью кошмарный сон долго не дает человеку покоя. В таком случае Талмуд советует обратиться к троим друзьям, чтобы они «улучшили» его сон. Текст рекомендованного Талмудом «улучшения сна» – «хатават халом» – можно найти в любом собрании еврейских молитв. А если человек уж очень озабочен зловещим сновидением, он может в тот день поститься, чтобы постом устранить дурное предначертание. В таком случае ему разрешается поститься даже в субботу, хотя вообще в субботу, предназначенную для наслаждения, поститься нельзя. Считается, что такому человеку пост, отводящий, по его мнению, ужасную беду, приносит радость.

Известно немало случаев, когда в сновидениях ученым открывались решения мучивших их проблем и трудностей в постижении Торы. Рассказывают, что видный деятель хасидизма, р. Зуся из Аниполя, столкнувшись с трудностью при изучении Торы, Талмуда или трудов великих ученых, начинал причитать: «О, Вс-вышний! Зуся хочет познать Твое учение, но не может. Помоги ему!» После этого ему во сне являлся автор непонятного высказывания и объяснял ему смысл.

Ученый р. Яаков-хасид из Курвиля, живший во второй половине 12-го столетия, собрал ответы, полученные им в сновидениях, в сборник под названием «Вопросы и ответы с неба» («Шаалот утшувот мин гашамаим»). Один из приведенных в этом сборнике ответов свыше, датированный 19-м днем месяца кислев, начинается словами: «Сегодня день радостного известия». О каком радостном известии идет речь, автор сборника не сообщает. Истории не известно ни о каком радостном событии, имевшем место в день 19-го йислева ни во времена автора, ни до него и ни много лет после. И все же 6 столетий спустя этот день стал действительно днем радостного известия. В 1798 г. в этот день вышел на свободу из камеры смертников Петропавловской крепости заключенный туда по ложному обвинению основатель хасидского движения Любавич-Хабад, Рабби Шнеур-Залман. С тех пор день Девятнадцатого кислева стал главным праздником приверженцев этого течения, называющих его Новым годом хасидизма.

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру