Тазриа

«В день же восьмой обрежут крайнюю плоть его»

 

Глава «Тазриа» занимается явлениями, называемыми в Торе общим именем «цараат», обычно переводимым как проказа. Некоторые объясняют многочисленные законы, связанные с «цараат», как гигиенические мероприятия, имеющие целью предотвратить распространение тяжелой и заразной кожной болезни, весьма частой в древности.

Великий талмудист, ученый и врач средневековья РАМБАМ посвящает законам о «цараат» целый раздел в своем кодексе «Яд Хазака». В последнем параграфе этого раздела составитель как бы подводит итог описанным в нем законоположениям, выражая при этом широко распространенный в талмудической литературе взгляд на «цараат» и связанные с ней законы, сильно отличающийся от приведенной выше «рациональной» точки зрения. Приводим этот параграф в свободном пэреводе с небольшими сокращениями:

– «Цараат» – это общее название для целого ряда непохожих друг на друга явлений. Так, повеление кожи человека называется в Библии «цараат», и выпадение части волос на голове или в бороде называется «цараат», и изменение цвета одежды или стен домов тоже называется «цараат». Эти аномальные образования на одежде или домах, которые Тора называет общим именем «цараат», не были естественными явлениями. Это было знамение и чудо, случавшееся в среде евреев, чтобы уберечь их от злословия.

Если кто-нибудь распространял клевету, то сначала появлялись аномалии на стенах его дома. Если он исправлялся, то дом его очищался от скверны «цараат». Но если он продолжал злословить и после того, как стены его дома были разобраны, то «цараат» поражала его кожаную утварь, на которой он сидел и спал. Если он теперь исправлялся, то его вещи очищались, но если он продолжал грешить вплоть до того, что они предавались сожжению, то поражались носимые им одеяния. Если и тогда он не исправлялся, то «цараат» поражала его кожу, он становился прокаженным и изолировался от людей, чтобы впредь не заниматься преступной болтовней, то есть насмехательством и клеветой.

– И от этого предостерегает Вс-вышний в Торе, говоря: «Берегись язвы проказной», «Помни, что сделал Г-сподь, Б-г твой, Мириами...» Он говорит этим: вдумайся в то, что произошло с пророчицей Мириам, которая была поражена проказой за недопустимые речи о своем брате Моше. Причем она была старше Моше, она воспитала его на своих коленях и подвергала себя опасности, чтобы спасти его, когда он был брошен в воду. И она не говорила о нем дурное, но лишь приравняла его к другим пророкам. И он не был обижен ее словами, ибо сказано: «А этот муж, Моше, – скромнейший из всех людей, что на земле». И при всем этом она была тотчас же наказана проказой. Что же говорить о людях злых и глупых, любящих рассказывать сплетни?

– Так ведь обычно проходит собрание злостных насмешников. Сначала вдоволь наговорятся о всяческом пустом и никчемном, от этого переходят к хуле на праведников, затем судачат о пророках, высмеивая их слова, а после заводят разговор о Б-ге, пока не начинают отрицать ОСНОВУ.

– А причиной этому праздное шатание, времяпрепровождение в обществе неучей и на гулянках среди пьянчуг. Совсем по-иному проходит беседа достойных евреев, в которой слышны исключительно слова Торы и мудрости.

Итак, РАМБАМ утверждает, что упоминаемая в Библии проказа была особой карой, ниспосылаемой свыше за злословие.

Талмуд приравнивает злословие к трем тягчайшим грехам: идолопоклонству, убийству и кровосмешению. В галахической и нравоучительной литературе это преступление тщательно анализируется с выделением отдельных видов и их классификацией. Этому, к сожалению, весьма распространенному греху, как и родственному ему сплетничанию, посвящено объемистое исследование выдающегося талмудиста конца прошлого столетия, р. Исраэля Меира ха-Коэна (1838– 1933). Этот гениальный ученый создал за свою долгую жизнь целый ряд произведений, получивших всеобщее признание, в том числе грандиозный комментарий к «Шулхан-Арух» под названием «Мишна Брура», книгу «Махане Исраэль», написанную для еврейских солдат, книгу 'Тагарат Исраэль», посвященную вопросам чистоты отношений между супругами, и другие. Но на первом месте в его наследии стоит книга, в которой с необычайной эрудицией и эмоциональностью освещается гнусное и пошлое, но вместе с тем столь знакомое нам злословие и сплетничание. Название этой книги прочно укрепилось за самим автором. Под этим именем он вошел во все энциклопедии, справочники и сборники. Не все слыхали имя Исраэль Ме-ир ха-Коэн, но все знают имя «Хафец-Хаима». Название «Хафец-Хаим», означающее буквально «Желающий жизни», взято из 34-го Давидова псалма, в котором псалмопевец говорит: «Кто он, муж, желающий жизни... Береги язык твой от зла и губы твои от речей лжи» И говорил Б-г Моисею так: говори сынам Израилевым: если женщина зачнет и родит мальчика – будет она нечиста семь дней... в день же восьмой обрежут крайнюю плоть его».

В нашей предыдущей статье, на тему главы «Шмини», приводился комментарий «Кли якар», объясняющий, почему заповедь обрезания, «брит-мила», совершается именно на восьмой день. «Семь – это будни, восемь – святость». Восьмой день, в который исполняется «брит-мила», превосходит своей святостью седьмой день, субботу; и поэтому ради соблюдения этой заповеди допускается нарушение субботнего покоя. В своде еврейских законов, «Шулхан-Арух», указывается, что в момент «брит-мила» тело ребенка начинает озаряться священной душой, полученной им в наследство от праотца Авраама.

Если из-за болезни ребенка или по другой причине обрезание не было совершено вовремя, ребенок вовсе не перестает считаться евреем. Более того, еврейский закон предписывает в случае болезни новорожденного ждать целую неделю после исчезновения симптомов, чтобы не оставалось сомнений в его полном выздоровлении, и лишь после этого ввести его в союз праотца Авраама.

Заметим в этой связи, что у самаритян, которые, приняв Моисеевы законы, отвергают талмудические разъяснения их, ребенок, не подвергшийся обрезанию на восьмой день жизни, уже не считается правоверным самаритянином.

Первый, кто прошел «брит-мила» на восьмой день жизни, был патриарх Ицхак. Его отец Авраам, принявший от Вс-вышнего это предписание, отчего оно и называется его именем, исполнил его в возрасте 99 лет. В награду за это, кстати, Авраам получил в наследственное пользование всю землю Ханаан. Отсюда, по мнению комментатора, пошел обычай дарить новорожденным подарки ко дню «брит-мила». Подарки эти, естественно, значительно скромнее, но ведь дорого внимание.

В одном месте в Мидраше утверждается, что оперировал Авраама не кто иной, как Сим (Шем) , отец всех семитов. Существует также мнение, что Авраам сам проделал над собой эту операцию с непосредственной помощью Вс-вышнего. Позже совершать «брит-мила» стали специально обученные моэлы. Обычно моэл оперирует лезвием, заточенным с обеих сторон. В этом нет никакой мистики. Просто принимают во внимание, что, волнуясь, он может начать резать не той стороной, причиняя младенцу лишние страдания.

Кроме моэла в «брит-мила» непременно участвует еще одно лицо. Это сандак, или, на идише, «сандек». Сандак держит ребенка на своих коленях, придерживая его ножки. Роль сандака считается весьма почетной, и счастливым родителям часто приходится немало поломать голову над тем, кому именно ее предоставить и как избежать обиды остальных претендентов.

Сандак стал участвовать в обряде «брит-мила», по-видимому, в самые древние времена. В Мидраше имеется упоминание, что царь Давид нередко удостаивался этой чести. Хотя, надо полагать, его в таких случаях сандаком не называли: по той причине, что в его дни евреи по-гречески не говорили. Слово «сандак» возникло уже в талмудический период и ведет свое происхождение от греческого «синдикос», которое вначале означало адвоката, а позже – вообще полномочного представителя. Отсюда, кстати, современное «синдикат».

Павел из Тарсуса, тот самый, что раньше был Савлом, стремясь облегчить язычникам принятие проповедуемого им христианства, заменил обрезание обрядом баптизма. При этом он сохранил роль сандака, как помощника священника, совершающего обряд. В средние века немцы называли такого сандака «годфатер». Евреи, жившие тогда на территории Германии и говорившие по-немецки, вследствие чего, между прочим, появился на свет язык идиш, постепенно и своих, исконно еврейских сандаков стали называть гефатерами. Ну, а гефатер, несколько раз перекочевав из страны в страну, превратился в кватера. Позже кватерами стали звать уже не .сандака, а нового участника «брит-мила», мужчину, приносящего младенца в помещение, где совершится процедура «брита». Кватер принимает ребенка из рук кватерши, которая приносит его из женской части синагоги, где он находился со счастливой матерью. Обычно кватерами назначают супружескую пару.

Надо сказать, что Павел – не единственный еврей, считавший нужным «гуманизировать» иудаизм, изъяв из него обрезание. Уже в наше время подобная идея была выдвинута реформистскими рабаями. Однако и сами реформисты в большинстве своем соблюдают эту заповедь.

Да что реформисты!.. Во времена испанской инквизиции были обнаружены монастыри, в которых монахи, происходившие из маранов, совершали обрезание над своими собратьями. Почему так упорно держатся за эту заповедь евреи на протяжении тысячелетий; даже евреи, отказавшиеся вроде бы от всего еврейского?

Соображения гигиены? Они были выдвинуты еще Филоном Александрийским и с тех пор неизменно подтверждались медициной. Но вряд ли в этом причина. Более логично объяснение, которое дает р. Шимон Бен-Элазар в талмудическом трактате «Шаббат». Он говорит: «Заповедь, ради которой евреи шли на самопожертвование, сохранилась у них навсегда». И в качестве примера приводит он заповедь «брит-мила». Со времен тирании царицы-финикийки Изавели евреи неоднократно противостояли декретам властей, запрещавщим исполнение этой заповеди. И часто платили они за это жизнями. Как в дни Антиоха Эпифана, когда матерей, уличенных в совершении «брит-мила» над своими новорожденными сыновьями, сбрасывали с городских стен вместе с младенцами.

На 31-й день после рождения первенца, а если этот день выпадает на субботу, то на следующий день, отец ребенка устраивает торжественную трапезу – «пидьон ха-бен» – выкуп первенца.

По закону Торы, первородный сын, не принадлежащий к роду левитов или коэнов, должен быть символически выкуплен у какого-нибудь коэна за сумму в пять серебряных шекелей.

Всякий ребенок мужского пола, родившийся первым у своей матери, даже если отец его имел до этого детей от другой женщины, должен по достижении месячного возраста пройти обряд «пидьон ха-бен». Если этого не сделал своевременно его отец, он должен совершить этот обряд сам, когда вырастет. Заповедь о «пидьон ха-бен» не распространяется на первенцев, у которых мать или отец принадлежат к роду левитов или коэнов.

В наше время распространены случаи приобщения к традиционному еврейству людей, до этого весьма далеких от всего еврейского и даже рожденных от смешанных браков. Если такой человек был первым ребенком у своей матери или является отцом такового, его, естественно, интересует, относится ли к нему закон о выкупе первенца. Как известно, еврейство ребенка определяется по матери, и поэтому первый сын у еврейской матери подлежит выкупу независимо от того, какой национальности его отец. И здесь надобность в выкупе отпадает, если мать – из рода левитов. Но если она коэнет (дочь коэна), то ее первородный сын от нееврея тем не менее должен пройти обряд выкупа, ибо связь с неевреем, как и любая другая запрещенная Торой связь, лишает ее принадлежности к священническому сословию. Сын нееврейской матери не является евреем, и к нему не относятся заповеди, вмененные в обязанность евреям, даже если рожден он от еврейского отца. Однако если к моменту рождения первенца мать его уже приняла гиюр, ее сын – еврейский первенец и подлежит выкупу.

В настоящее время примерно двадцатая часть всех родов осуществляется путем кесарева сечения. На первенцев, рожденных таким путем, закон о выкупе не распространяется.

Заповедь считается исполненной в тот момент, когда кто-либо из прямых потомков Аарона примет 5 шекелей (библейских) из рук счастливого отца (или от самого первородного сына, если в свое время отец его не сделал этого). Почти в каждой еврейской общине есть признанные коэны. Их, правда, очень мало среди грузинских евреев. Однако всюду, где проживают грузинские евреи, по соседству с ними находятся ашкеназийские или бухарские общины, в которых коэны – не редкость. Так что найти коэна, чтобы совершить «пидьон ха-бен», – не столь сложная проблема. Сложнее перевести сумму в пять библейских шекелей на теперешние деньги. Установлено, что пять шекелей вместе содержали 109 граммов чистого серебра. И эту сумму должен получить коэн при обряде выкупа. Он может получить ее чем угодно, только не землей и не... деньгами. Бумажные деньги, как и нынешние монеты, равно как чеки и векселя, обладают условной ценностью и для выкупа первенцев не пригодны. Во многих общинах принято дарить коэну серебряную посуду или иные предметы из серебра, содержащие в общей сложности не менее 109 г чистого металла. Государственным банком Израиля выпускаются специальные монеты – серебряные, конечно – для обряда «пидьон ха-бен». Каждая такая монета равноценна одному библейскому шекелю. Набор из пяти монет продается в специальной коробочке и снабжен сертификатом, носящим подписи главных раввинов и Государственного банка. Как уже было сказано, для исполнения заповеди необходимо и достаточно, чтобы какой-нибудь коэн получил в качестве выкупа за первенца определенную сумму, причем затем он может всю эту сумму или часть ее возвратить: заповедь уже исполнена. Однако традицией установлена особая церемония, которой сопровождается этот обряд. После того как все гости омыли руки и произнесли благословение над хлебом, отец приносит ребенка, кладет его на стол перед сидящим коэном и говорит: «Моя жена-исраэлитка родила мне вот этого первородного сына». Коэн спрашивает: «Что ты хочешь больше: твоего первенца-сына или пять монет, которые ты обязан дать мне в качестве выкупа твоего сына по закону Торы?» Отец отвечает: «Я хочу моего сына-первенца, и вот тебе пять монет в качестве выкупа, который я обязан совершить». Затем он дает выкуп коэну, произнося два благословения: одним он благодарит Создателя за то, что Он освятил нас своими заповедями и в том числе заповедью о «пидьон ха-бен», а вторым – за то, что дал ему возможность дожить до дня исполнения этой заповеди. Ведь исполнение заповедей Создателя – наивысшая радость для еврея.


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .