Ницавим-Вайелех

«Смотри, предложил я тебе сегодня жизнь и добро...»

 

В главе предыдущей недели содержались предсказания Моше относительно несчастий, ожидающих еврейский народ за нарушение верности Творцу. Мидраш («Танхума», «Ницавим») рассказывает, что, услышав эти ужасные предвещания, сыны Израиля воскликнули: «Кто сможет выдержать все это?» Моше успокоил их: «Какие бы лишения ни постигли вас, вы устоите и переживете их. Более того, эти лишения помогут вам сохраниться на протяжении веков». В подтверждение своих слов Моше напомнил евреям, что и раньше они совершили такие проступки, за которые заслужили уничтожение, но тем не менее: «Все вы стоите сегодня пред Б-гом». Этими словами Моше начинается нынешняя недельная глава Торы «Ницавим».

«Все вы стоите сегодня пред Г-сподом, Б-гом вашим: начальники колен ваших, старейшины ваши, стражники и надзиратели ваши, все израильтяне, малолетки ваши, жены ваши, и пришелец, который в среде стана твоего, от дровосека до водовоза». Далее Мидраш комментирует начальные слова главы, которые буквально переводятся так: «Все вы стоите сей день пред Г-спо-дом...»; Мидраш говорит: «Как день –иногда бывает светлым, а иногда темным, так и вы. И хотя темно вам – в будущем засияет вам свет вечный, ибо сказано у пророка Исайи (60): «И будет тебе Б-г светом вечным». Когда это будет? Когда будете вы обществом единым. Если человек берет связку стеблей, может ли он переломать их зараз? А если берет он по одному, то и ребенок их переломает. И в Писании находишь ты, что евреи не будут вызволены, пока не будут они единым обществом, как сказано («Иеремия», 3): «В те дни и в тот час, – говорит Б-г, –придут сыны Израиля и сыны Йегуды вместе...» Мидраш обращает внимание на то, что в первых приведенных выше стихах главы перечисляется десять различных социальных слоев народа. Этим подчеркивается, что все равны пред Б-гом и что все ответственны друг за друга: «Даже если есть среди вас один лишь праведник – все существуете благодаря его заслугам. И не только вы, но и весь мир существует благодаря его заслугам, ибо сказано («Притчи», 10): «Праведник – основа мира».

Говоря об основателе хасидского движения р. Исраэле Баал-Шем-Тове, мы упоминали его великую любовь к людям. Один из учеников, а впоследствии преемник Баал-Шем-Това, р. Дов-Бер из Межерича, рассказывал своему любимому ученику, р. Шнеур-Залману, впоследствии основоположнику любавичского движения, следующую историю. Как-то летом к Баал-Шем-Тову приехало на субботу множество гостей, а среди них было много простолюдинов: землепашцы, сапожники, ремесленники, портные, садовники, пастухи, базарные торговцы и т. д. Во время первой субботней трапезы Баал-Шем-Тов уделял простым людям особенное внимание. Он давал им свой собственный бокал для произнесения «кидуша», сам угощал их субботними блюдами. Это выглядело очень странным в глазах учеников Баал-Шем-Това, среди которых были известные во всем мире духовные деятели и ученые. Назавтра, во время дневной субботней трапезы, ученики Баал-Шем-Това были наедине со своим великим учителем. Они слушали сокровенные тайны Торы, исходившие из его уст, и недоумевали: за что могли простые ремесленники, никогда не вкусившие великой мудрости Учения, удостоиться у Баал-Шем-Това таких почестей, которых он не оказывает и известным знатокам Торы. Вдруг лицо Баал-Шем-Това стало серьезным. Он заговорил о двух видах служения Вс-вышнему. Один – присущ праведникам, другой – раскаявшимся грешникам «баалей тшува», о которых сказали наши мудрецы, что ступень, занимаемая ими, недосягаема и истинным праведникам. Баал-Шем-Тов разъяснил, что в своем служении Творцу простые люди сходны с «баалей тшува». После этого Баал-Шем-Тов пристально взглянул ученикам в глаза и велел, чтобы каждый из них положил правую руку на плечо сидящего рядом, так, чтобы все сидящие вокруг стола образовали цепь; затем он замкнул эту цепь, положив свои руки на плечи сидящих подле него. И вдруг все присутствующие услышали доносящееся откуда-то пение. Какие-то люди читали псалмы Давида, но с такой искренностью и душевной теплотой, что великие ученые и праведники, слушавшие это пение у стола Баал-Шем-Това, сидели как завороженные, проникаясь безмерным уважением к этим людям. Р. Дов-Бер из Межерича, рассказывавший эту историю, признался, что сам он был так растроган, что даже туфли его были мокры от слез. Когда пение прекратилось, Баал-Шем-Тов сказал: «Вы слушали, как простой люд читает псалмы Давида».

Согласно еврейскому календарю, главы «Ницавим» и «Вайелех» почти всегда читают вместе. Глава «Ницавим» – одна из самых коротких в Пятикнижии. Коэн, по традиции поднимающийся к свитку Торы первым, и следующий за ним левит услышат из уст чтеца всего лишь по три стиха. В этих двух начальных разделах главы «Ницавим» Моше, обращаясь к людям, собравшимся, чтобы выслушать последние слова учителя, говорит: «Все вы стоите сегодня пред Б-гом вашим: главы колен, старейшины и стражники, всякий муж в Израиле. Младенцы ваши, и жены ваши, и пришелец, что в стане твоем: от дровосека до водочерпия. Чтобы вступить тебе в союз с Б-гом твоим и в клятвенный договор с ним, который Б-г твой заключает с тобой ныне. Дабы возвести тебя сегодня в народ Свой, а Он будет тебе Б-гом, как говорил Он тебе и как клялся отцам твоим – Аврааму, Ицхаку и Яакову. И не с вами одними заключаю я союз сей и клятвенный договор сей. Но и с теми, кто стоит здесь с нами сегодня пред Б-гом, и с теми, кого нет здесь с нами сегодня».

Последние цитированные слова означают, что, начиная с поколения пустыни, все последующие поколения еврейского народа, включая и нынешнее и еще не родившиеся, связаны вечным союзом с Создателем.

«Тора говорит языком сынов человеческих», – утверждают ученые в Талмуде. Поэтому лучше понять смысл и значение союза Вс-вышнего с Израилем можно, поразмыслив о сути союза, соглашения, договора, заключенного между людьми, группами людей, государствами. Правда, нынешние межгосударственные договоры и соглашения вряд ли заслуживают особого внимания. Поэтому рассмотрим союзы, заключаемые между собой честными людьми. Например, имевший широкое распространение в былые времена союз вечной дружбы. Тора упоминает такой союз, заключенный в Беэр-Шеве, между филистимским царем Авимелехом и праотцем Авраамом. От этого союза Беэр-Шева и получила свое имя, означающее – колодец клятвы. Несколько позднее в том же месте Авимелех заключил подобный союз с Ицхаком.

Мы знаем также, что Яаков заключил как бы договор о ненападении со своим тестем Лаваном: «И сказал Лаван Яакову: вот холм этот, и вот памятник, который я воздвиг между мною и тобою. Свидетель холм сей и свидетель памятник, что я не перейду к тебе за этот холм и что ты не перейдешь ко мне за этот холм и за этот памятник для зла». Случаи таких соглашений, союзов, братаний, имевшие более или менее значительные последствия, сохранились в памяти многих народов.

И тут можно задать вопрос: в чем смысл заключения подобного союза? Если дружба прочна, то нет никакой нужды в церемонии братания. А если людей этих не связывают прочные дружеские узы, то что даст им какая бы то ни было церемония?

По-видимому, если речь идет о честных людях, то, заключая между собой союз вечной дружбы, они питают друг к другу совершенно искренние и глубокие дружеские чувства, и в тот момент этот союз им действительно не нужен. Но может настать и другое время. Когда по каким-либо причинам они будут отдалены друг от друга. Могут возникнуть и такие обстоятельства, которые по логике вещей должны неизбежно привести к охлаждению отношений, или даже к разрыву, или даже к вражде. И тогда сыграет свою роль союз, заключенный между ними в тот момент, когда связывающие их чувства находились в апогее. Этот союз сохранит их дружбу вопреки всем помехам: внешним и внутренним, действительным и мнимым, вопреки даже логике и здравому смыслу.

Аналогична суть союза между Вс-вышним и еврейским народом. Этот союз означает, что особые отношения между Создателем и Его избранным народом вечны и не подвержены изменениям даже в такие времена и эпохи, когда здравый смысл понять их не может. Более того, они включают и таких представителей этого народа, которые в состоянии полной вменяемости открыто во всеуслышание и даже демонстративно заявляют, что об этих отношениях не хотят и слышать. Но такова суть заключения союза, что теперь уже в этом вопросе и сами они над собой не властны. Рано или поздно и они и все окружающие убеждаются, что и на них распространяются Моисеевы слова: «Я заключаю союз сей и клятвенный договор сей и с теми, кто стоит сегодня с нами пред Б-гом нашим, и с теми, кого нет здесь с нами сегодня».

Перейдем ко второй главе, читаемой в эту субботу, главе «Ваейлех».

В этой короткой главе, состоящей всего из 30 стихов, говорится, в частности, о том, как Моше, зная о своей близкой кончине, передает по велению Вс-вышнего власть Йегошуа, своему ученику, всегда следовавшему за учителем. «И призвал Моше Йегошуа, и сказал ему пред очами всего Израиля: крепись и мужайся, ибо ты войдешь с народом сим в землю, которую Б-г клялся отцам их дать им, и ты передашь ее им во владение». Вс-вышний велит Моше записать поэтическое обращение к еврейскому народу, которое стало содержанием следующей, десятой главы книги «Второзаконие», с тем чтобы, «когда постигнут его злоключения многие и невзгоды, отзовется песнь эта как свидетель, ибо не забудется в устах потомства его». Прошло более трех тысяч лет с того дня, как эта песнь была впервые прочитана перед еврейским народом. За это время было создано множество учений и литературных шедевров, снискавших поклонение масс, однако учения были со временем опровергнуты, а шедевры поэзии – забыты. Но все это время, истерзанный многовековыми скитаниями, еврейский народ не покидала Моисеева песнь, оставаясь вечно живым свидетелем прошлого, учителем настоящего и провидцем будущего.

В главе «Ваейлех», как и в предыдущей тлаве, пересказываются речи Моше, с которыми он обращался к еврейскому народу в последний день своей жизни.

«И пошел Моше, и говорил слова эти всему Израилю. И сказал им: сто двадцать лет мне теперь, не могу больше выходить и входить; и Б-г сказал мне: «Не перейдешь ты Иордана сего». Г-сподь, Б-г твой, Сам пойдет пред тобою...».

Известный комментатор Писания, р. Овадия Сфорно связывает начало главы «Ваейлех» с рассказом предыдущей главы о заключении Моше перед своей смертью союза между Вс-вышним и сынами Израиля. Ведь, как мы помним, предыдущая глава Пятикнижия начиналась словами Моше: «Все вы стоите сегодня пред Г-сподом... чтобы вступить тебе в союз с Г-сподом, Б-гом твоим, и в клятвенный договор с ним». Начиная комментировать главу «Ваейлех», р. Овадия Сфорно пишет: «Закончив заключение союза, Моше решил утешить евреев по поводу своей предстоящей кончины, чтобы не смутить радость заключения союза со Вс-вышним...» С этой целью, по мнению р. Овадии, Моше и упоминает, что ему уже исполнилось 120 лет, он дожил до столь преклонного возраста и поэтому не стоит очень горевать о его кончине. Моше убеждает, что кончина его явится благом для еврейского народа, ибо Б-г запретил ему переходить Иордан и из-за него задерживается вступление сынов Израиля в Обетованную землю.

И они ничего не потеряют с его кончиной, ибо отныне их будет вести сам Б-г.

Некоторые комментаторы усматривают в начальных словах главы «Ваейлех»: «И пошел Моше...» – символический смысл. Они говорят, что, прекратив свое физическое существование, Моше не покинул свой народ. Наоборот, он еще более соединился с ним, растворился в нем, войдя в душу каждого еврея. И с тех пор в сердце каждого еврея во все времена пребывает частица великого Моше. Наиболее явственно она дает о себе знать в период между днями Рош ха-Шана и Йом-Кипур. Праведный Моше, живущий в сердце каждого еврея независимо от его происхождения, воспитания и образа жизни, в эти дни особенно настойчиво требует отказаться от всего порочного и недостойного и возвратиться на путь добра и высокой нравственности. И поэтому эти десять дней получили название «Асерет имей тшува» – «Десять дней раскаяния».

В кабалистической книге «Зогар» (т. 3, стр. 696) приводится аллегорический рассказ талмудического мудреца р. Йегуды: «Когда Вс-вышний создавал вселенную и хотел сотворить человека, Он посоветовался с Торой. Тора сказала Ему: 'Ты хочешь сотворить человека. Но ведь человек склонен грешить пред Тобою, склонен гневить Тебя. Если будешь Ты воздавать ему по его деяниям, то и мир не сможет устоять пред Тобою, не только человек». Ответил ей Вс-вышний: «А разве зря зовусь Я Б-гом Жалостливым и Милосердным?» И еще до сотворения вселенной Вс-вышний создал раскаяние».

Велика сила искреннего раскаяния, ибо, как говорится в книге «Зогар Хадаш» (80а): «Вс-вышнему сердце нужно. И благая воля человека важнее для Него всех жертвоприношений всего мира. И если человек обратит волю свою к раскаянию – нет таких врат в небесах, которые не открываются для него». С великим уважением относится еврейская традиция к «баалей тшува», возвратившимся в лоно своего народа, к вере отцов, как сказано в «Зогар» («Хаей Сарра», 1296): «Достойны они, «баалей тшува»! Ибо в один день и одно мгновение они становятся весьма близки к Вс-вышнему. Тогда как даже истинным праведникам нужно для этого несколько лет». И не может быть никаких препятствий для искреннего раскаяния в прошлом образе жизни и возвращения на истинный путь, ибо, как утверждает Иерусалимский Талмуд: «Нет ничего, что устояло бы перед «баал тшува» (Иерус. Талмуд, «Пеа», гл.1,1).

Рассказывают, что у одного горячего приверженца Рабби Шнеур-Залмана из г. Ляд был сын, который в силу каких-то обстоятельств отошел от еврейства. Отец, для которого это было величайшей трагедией, предложил ему посетить Рабби. Тот согласился, ибо р. Шнеур-Залман слыл очень мудрым человеком, прекрасно разбирающимся не только в религиозных дисциплинах, но также  и в светских науках. Приехав к Рабби, отец с сыном привязали коней во дворе и вошли в дом. Когда они вошли к Рабби в комнату, р. Шнеур-Залман стоял у окна и глядел во двор. Вдруг он заговорил: «Добрые кони! Какие добрые кони! Но уж если сойдут они с дороги – ох, как далеко могут они забрести!» Молодой человек, стоявший в дверях, понял, о чем говорит Рабби, и заметил: «Но если спохватятся, то и вернуть их нетрудно». «О, если спохватятся! – горестно воскликнул Рабби. – О, если спохватятся!..» Надо надеяться, что в эти трепетные «Дни раскаяния» те из сынов нашего народа, которые все еще блуждают, по выражению пророка, среди «Разбитых колодцев», спохватятся и вернутся к бесценному сокровищу, унаследованному нами от наших пращуров, сохранивших его во всех скитаниях и лишениях, вернутся к Торе и ее заветам. И тогда подтвердится воочию сказанное Вс-вышним пророку: «И весь народ твой – праведники. Навек унаследуют они землю. Отпрыск насаждений Моих, творения рук Моих, чтобы гордиться ими» («Исайя» 60, 21).


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .