Мишпатим

«Сторонитесь неправды...»

 

Глава эта недаром получила название «Мишпатим», что значит суды или законы. Эта глава содержит основные законоположения еврейского уголовного и гражданского права, поведанные Моше-рабейну на Синайской горе. Сейчас, через тысячи лет после того, как наш народ получил Книгу Книг, и через сотни лет после того, как половиной человечества эта книга была признана священной, невозможно в полной мере осознать тот разительный переворот, который должны были произвести эти законы в отношениях между людьми.

Законы, ограничивающие власть рабовладельца над своим рабом, которыми открывается глава «Мишпатим», вообще не могли быть приняты другими народами не только в эпоху Синайского откровения, но и много столетий спустя. Могли ли быть созданы все поражающие воображение архитектурные шедевры древности: висячие сады древнего Вавилона или египетские пирамиды, грандиозные пантеоны Греции и амфитеатры падкого на зрелища античного Рима, если бы ту роль, которую сегодня исполняет техника, в ту пору не исполняли десятки тысяч бесправных униженных рабов? Да и удивительные достижения античной философской мысли и античного искусства вряд ли увидели бы свет, если бы почти всех философов и поэтов, скульпторов и драматургов не обслуживали десятки и сотни рабов, освобождавших своих хозяев для интеллектуальных и эстетических упражнений. И недаром в картинах идеального общества, нарисованных тогдашними мыслителями, включая самого Аристотеля, неизменно присутствует рабский труд как основа его процветания. И первый, кто в те времена отважился осудить рабство, был не кто иной, как александрийский еврей Филон.

Краеугольный камень учения Торы – это требование уважения и сочувствия к другим творениям, как гласит знаменитый афоризм талмудического мудреца Гилеля: «То, что тебе неприятно – не делай другому. Это вся Тора...» Лишь на основе этого принципа возможен НРАВСТВЕННЫЙ прогресс человечества, превращение мира сего в место пребывания Б-жественного. И поэтому Тора предписывает в одних случаях отпустить раба на свободу, а в других – относиться к нему с сочувствием, даже если из-за этого не будет воздвигнут очередной архитектурный колосс или будет на одну поэму меньше.

Не только законы о рабстве, но и другие законоположения главы «Мишпатим» коренным образом отличаются от аналогичных законов, принятых в то время у других народов.

Рассмотрим для примера предусматриваемые Торой меры пресечения воровства. Библейского судью совершенно не интересует, кто является хозяином украденной вещи. Будь он сам царь, или первосвященник, или незаметный смерд, вор должен возместить ему украденное и выплатить еще такую же сумму в качестве штрафа.

А если ему нечем выплатить? В таком случае суд имеет право продать его в услужение на срок, не превышающий шесть лет, и вырученными деньгами возместить нанесенный пострадавшему ущерб. В особом случае, если был украден бык или овца, причем украденная скотина была вором продана или зарезана, пеня, накладываемая на вора, должна в четыре раза превышать стоимость украденной овцы и в пять раз – стоимость быка.

Над объяснением этого закона часто задумывались комментаторы и исследователи всех времен. Уже упомянутый нами Филон Александрийский утверждал в своей книге «Об уставах», что назначенная Торой пеня соответствует ущербу, нанесенному пострадавшему. Овца приносит хозяину четыре различных вида прибыли: она дает ему молоко, сыр, шерсть и приплод, поэтому укравший овцу и зарезавший ее должен заплатить хозяину в четырехкратном размере. Соответственно объясняет Филон пятикратное возмещение за украденного быка.

Талмудический мудрец р. Меир, объясняя, почему за быка надо платить больше, чем за овцу, говорит: «Смотри, как дорог труд Создателю! За быка, который работает, надо платить в пятикратном размере, а за неработающую овцу – в четырехкратном» («Мехилта» 10б).

Иначе объясняет этот закон р. Йоханан бен-Заккай: «Вс-вышний заботится о чести своих творений: за быка, который идет сам (то есть вору не приходится унижаться, угоняя его), вор должен платить в пятикратном размере, а за овцу, которую он должен был нести на себе (что для него унизительно) – в четырехкратном» («Мехилта Мишпатим», гл. 12). Эти слова талмудического мудреца – лишняя иллюстрация сочувственного отношения приверженцев Торы к любому человеку, даже преступнику, которому за унижение, испытанное ПРИ СОВЕРШЕНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ, уменьшается размер взыскания. Говоря о наказаниях, применяемых Торой к преступникам, нельзя не отметить, что самого распространенного в наши дни наказания – лишения свободы – в Торе нет совсем. В четвертой книге Пятикнижия упоминается лишь предварительное заключение до вынесения приговора. Ссылку в специальные города, которая предусматривалась за неумышленное убийство, нельзя рассматривать даже как частичное лишение свободы, потому что основная цель ссылки была – спасение убийцы от руки кровного мстителя. Ссыльный должен был быть обеспечен всем необходимым, и если ранее он занимался с учителем, то и учитель должен быть сослан вместе с ним. Какое же тут лишение свободы?

Причем заточение в тюрьму в качестве наказания за содеянное преступление в те времена, по-видимому, было достаточно распространено. Из библейского рассказа об Иосифе мы знаем, что в Египте существовала тюрьма в ведении начальника палачей, по-современному – министра внутренних дел. В эту тюрьму был заточен Иосиф по обвинению в попытке изнасилования, затем туда были помещены видные сановники за служебные провинности. Мы видим, таким образом, что и в те далекие времена лишение свободы применялось в качестве наказания за самые различные преступления. А Тора его совершенно игнорирует.

В главе «Мишпатим» рассматриваются 53 заповеди из имеющихся 613-и.

Тора придает огромное значение отношениям между людьми. Ведь если кто-то согрешил перед Б-гом и покаялся, обещает больше не совершать подобного проступка, то Б-г прощает ему. Но если человек обидел человека (остался ему должен деньги, оскорбил и т. д.), то Б-г никогда не простит такого человека, пока он не извинится и не добьется прощения у того, кому он должен или кого обидел.

Человек может поститься годы, дать миллионы на благотворительные цели, помочь сотням людей, но пока он не отдаст то, что должен был и, подчеркнем, тому, кому должен (или его наследникам), или не добьется прощения от того, кого он обидел, то Б-г не простит ему. Тут не помогут ни Йом-Ки-пур, ни покаяние. Потому что, обидев человека словом или делом, мы согрешили и перед Б-гом, и перед человеком. Б-г простит только тогда, когда обидевший добился прощения у обиженного.

Вот что написано в Торе («Берейшит» 20, 7): «Царь филистимлян Авимелех забрал у Авраама жену. И сразу же после этого весь царский двор не мог мочиться. Во сне Б-г говорит Авимелеху: «Верни жену этого человека... и (пусть) он помолится за тебя, и будешь жить. А если не вернешь – знай, что умрешь...»

Зачем Б-гу нужно, чтобы Авраам помолился за Авимелеха? Кому будет молиться Авраам? Только единому Б-гу. И пока Авимелех не сделает столько хорошего Аврааму, что тот захочет за него помолиться, ничего Авимелеху не поможет. Б-г заступается за обиженных.

Но что сделать в том случае, если обиженный человек умер? Деньги следует отдать наследникам (наследникам по закону Торы, а не по законам страны). А если же умершему была нанесена обида словом, то следует пойти на могилу, снять обувь и в присутствии десяти человек сказать: «Я согрешил перед Б-гом и этим человеком». Если эти десять человек скажут: «Прощено тебе», то в этом случае человек получил прощение. Если по каким-либо причинам человек не может пойти сам на кладбище, то он должен послать кого-нибудь вместо себя.

В недельной главе «Мишпатим» много говорится об ответственности за телесный ущерб, нанесенный человеку, или ущерб, нанесенный его имуществу.

Если было нанесено телесное повреждение (потеря глаза, пальца и т. п.), то с виновного взыскивается очень солидная сумма по пяти статьям: за инвалидность, за боль, за лечение, за потерю рабочего времени, за позор. За пощечину, например, в древности взыскивали 50 тогдашних монет (слоим). Человек ответствен также за ущерб, нанесенный принадлежащим ему животным (собака, коза, бык и т. д.). Если коза залезла в чужой огород, то хозяин козы уплачивает за весь ущерб, причиненный ею. Другие примеры: человек вырыл яму в общественном месте и не закрыл ее как следует, в яму упало животное и погибло. Тот, кто вырыл яму, обязан уплатить хозяину животного.

Человек выбросил на улицу мусор – обломки стекла и т. д., прохожий упал и получил повреждения. Тот, кто выбросил мусор, обязан уплатить. Человек разжигал огонь, в результате которого возник пожар – он обязан уплатить за нанесенный ущерб.

Рабби Исраэль Салантер чрезвычайно много занимался вопросами морали и законами взаимоотношений между людьми. Он говорил: «Не случайно принято у евреев начинать обучение детей Талмуду именно с тех трактатов, в которых расссматриваются законы о возмещении ущерба. Это необходимо для того, чтобы люди с молодых лет научились отвечать за свои действия».

Рабби Салантер говорил, что нельзя выполнять одни законы Торы, попирая ногами другие законы Торы. Он приводит поучительный пример. В канун Рош ха-Шана религиозный еврей спешит утром, до рассвета, произнести «слихот» – молитвы об отпущении грехов. Он весь поглощен мыслями об этом и вышел из дому, сильно стукнув дверью. Соседка, у которой несколько месяцев назад умер муж, проснулась. Что это за стук? Потом, сообразив, что это сосед идет читать «слихот», вспомнила своего мужа и расплакалась. Тут человек совершил сразу два греха: лишил женщину сна и нанес ей душевную травму. Затем человек пришел в синагогу. Увы, она закрыта. Шамеш еще не пришел. Все ждут его на улице. Наконец прибежал шамеш. Он стыдится своего поступка и начинает быстро открывать дверь, но, как назло, дверь не открывается. Человек, о котором мы рассказываем, не выдержал и крикнул: «Давай побыстрее, мы теряем время!» Шамеш побледнел.

Здесь снова двойной грех – пристыдил человека, и не исключено, что из-за замечания, сделанного при всех, шамеш может потерять работу.

Когда рабби Салантер пек мацу, его ученики спросили: «На что следует больше всего обращать внимание?» Он ответил: «Нужно, чтобы маца была кошерной не только с точки зрения праздника Песах, но нельзя также обижать громким словом женщин, которые замешивают или раскатывают тесто – ведь это обычно вдовы или бедные сироты».

Однажды р. Исраэль Салантер собрал в день смерти своей матери миньян. И тут он узнал, что простой еврей в синагоге хочет молиться в годовщину смерти своей дочери. Рабби Салантер тут же подошел к этому еврею и предложил молиться. Когда он заметил удивление всех, то сказал: «Моя мама заслужила, чтобы я сделал в этот день приятное этому человеку». Он считал, что сделать приятное человеку выше, чем сказать еще раз «Кадиш».

Будучи в гостях, рабби Салантер спросил: «Кто приносит воду?» Ему показали какую-то работницу. Рабби Салантер стал мыть руки, не очень щедро поливая их водой. Он сказал: «Если бы я приносил – я бы лил больше».


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .