Балак

«...Всякий благословляющий тебя да будет благословен»

Прежде чем приступить к рассмотрению главы «Балак», припомним, чем закончи–лась предыдущая глава «Хукат». Там рас–сказывается, что израильтяне овладели зем–лями двух эморейских царей, Сихона и Ога.-Подойдя к границам владений Сихона, ев–реи обратились к нему с просьбой разрешить • им пройти его землею. Просьба эта была высказана весьма миролюбиво и сопровождалась заверением: «Не будем заходить в поля и виноградники, не будем пить воду из колодцев; дорогою царскою пойдем, пока не перейдем границу твою». Однако Сихон не только не дал разрешения перейти его границу, но и выступил против Израиля во главе всего своего войска. Сыны Израиля приняли бой и в результате стали обладателями земли между рекой Арнон на юге, впадающей в Мертвое море напротив местности Эйн-Геди, и рекой Ябок, впадающей в Иор-Дэн на севере. Аналогичным образом обстояло дело и с правителем страны Башан, Огом. Так Израиль неожиданно овладел всем восточным берегом Иордана. Узнав об этом, забеспокоился моавитский царь Балак.

«И видел Балак, сын Ципора, все, что сделал Израиль эмореям. И весьма боялся Моав народа сего, ибо многочислен он; и невмоготу стало Моаву из-за сынов Израиля. И сказал Моав старейшинам Мидиана: теперь объест народ этот все вокруг нас, как поедает бык зелень полевую. А Балак, сын Ципора – царь Моава в то время. И послал он послов к Биламу, сыну Беора, в Птор... чтобы позвать его, сказав: вот, народ вышел из Египта; уже покрыл он лик земли и расположился он против меня. Пойди же, прокляни мне народ этот, ибо он сильнее меня... ведь я знаю: кого ты благословишь, тот благословен, а кого проклянешь, тот проклят».

Кто был Билам, к помощи которого решил прибегнуть царь Моава? Талмуд в трактате «Сангедрин» (1056) утверждает, что Билам происходил от известного своим вероломством арамейца Лавана, брата жены праотца Ицхака и тестя праотца Яакова. В свое время он почитался во всем мире как мудрец, пророк и кудесник. О его популярности можно судить по рассказу рабби Элеазара Модаи в талмудическом трактате «Зевахим» (116а):

– Когда давали Тору Израилю, гром проносился от края мира до края и все языческие цари дрожали в своих дворцах. Собрались все они у злодея Билама и спросили у него:

иго за шум это? Может быть, потоп приходит в мир? Ответил Билам: «...Уже поклялся Вс-вышний, что не уничтожит впредь все живое.., но есть сокровище в Его казне, которое было спрятано у Него задолго до сотворения мира, и сейчас Он решил дать его детям своим, как сказано («Псалмы» 29, 11): «Б-г мощь дает народу своему». Тотчас воскликнули они: «Б-г да благословит народ свой миром!»

Неудивительно, что, очутившись в затруднительном положении, Балак решил обратиться к знаменитому чародею. Кроме того, Балак хорошо знал о ненависти Билама к евреям, ведь, как утверждает Талмуд («Сота» 116), именно Билам, в бытность свою личным советником египетского правителя, посоветовал фараону распорядиться, чтобы еврейских младенцев топили в Ниле, рассчитывая подобными акциями ослабить и полностью поработить еврейский народ. И взывая к Биламу о помощи, Балак неспроста напомнил ему, что народ этот вышел из Египта и стал весьма многочисленным вопреки желанию и советам Билама. Так что ему следует сейчас употребить все свои силы на то, чтобы исправить свою ошибку.

И все же и на этот раз у Билама ничего не вышло. Как ни старался Балак ублажить Творца вселенной многочисленными жертвоприношениями перед каждой попыткой обрушить на народ Израиля проклятия, все было впустую.

Правда, нельзя сказать, что совсем впустую. Благородное деяние всегда приносит плоды, даже если оно было совершено с нечестивой целью. Талмуд в трактате «Сангед-рин» (105б) утверждает, что жертвы, принесенные Балаком во Имя Вс-вышнего, удостоили его стать пращуром царя Давида: ведь знаменитая Рут, прабабка великого основателя династии царей иудейских, была по отцовской линии прямым потомком Балака.

Но проклясть евреев Биламу не удалось. Вообще это была заведомо обреченная затея. Ведь в самом начале Вс-вышний открылся Биламу и предупредил его: «Не проклянешь ты этот народ, ибо благословен он». И все же опьяненный ненавистью Билам решил попытаться. И всякий раз, когда он открывал рот, чтобы обрушить на головы евреев страшные проклятия, из его уст исходили восторженные благословения, исполненные такой силы, что только ими, утверждает Мидраш («Деварим Рабба», гл. 6), и питаются евреи в этом мире.

Один из стихов, в которых Тора излагает Биламовы благословения, читается евреями ежедневно в начале утренней молитвы. По поводу этого стиха талмудический ученый рабби Йоханан говорит («Сангед-рин», 1056), что из благословений Билама можно заключить, какие именно проклятия он уготовил в адрес евреев. Он хотел проклясть их, чтобы у них не было домов для молитв и изучения Торы, а вместо этого у него вышло: «Как хороши шатры твои, Яаков, обиталища твои, Израиль!» – где имеются в виду синагоги и дома изучения Торы.

Рабби Шнеерсон из Любавичей обращает в одной из своих философских статей («Маамарим-Кунтрейсим», «Ма Тову») внимание на то, что в этом стихе при «шатрах» упоминается имя Яаков, а при «обиталищах» – «Израиль». Каждым из этих двух имен, которые носил один из праотцев еврейского народа, в Торе обычно именуется весь еврейский народ. При этом именем Яаков называется преимущественно та часть нашего народа, которая большую часть своего времени отдает работе, добыванию хлеба насущного, и лишь небольшую часть суток может посвятить изучению Торы. Поэтому, когда речь идет об этих людях, дома изучения Торы называются временными жилищами, шатрами. Иное дело, та часть нашего народа, которая именуется Израиль. Это – ученые, раввины, преподаватели Торы. Для них дом изучения Торы – постоянное обиталище. Но если малограмотный портной или даже выдающийся физик, но по причинам, не от него зависящим, знающий в Торе не более этого портного и поэтому относящийся к категории Яаков, отрывает от постоянной борьбы за существование и посвящает приобщению к великой мудрости Торы несколько минут в день, то эти несколько минут не менее дороги Вс-вышнему, чем все достижения великого раввина и толкователя Моисеева закона. И поэтому Тора устами Билама восклицает: «Как хороши твои шатры, Яаков! Не менее хороши, чем обиталища Израиля!»

Комментируя слова: «И обратился Моав к старейшинам Мидиана», РАШИ говорит: «Испокон веков они враждовали друг с другом... Мидиан воевал против Моава, но в страхе перед Израилем они заключили мир между собой. А почему Моав обратился именно к мидианитянам? Увидев, что Израиль одерживает столь удивительные победы, сказали они: «Предводитель евреев вырос в Мидиане. Расспросим-ка о нем у мидианитян». Те ответили: «Его сила лишь в устах». Сказали моавитяне: «Тогда и мы пойдем на них с человеком, сила которого в его устах».

Таким человеком был в ту пору ясновидец Билам, сын Беора. Сила уст этого человека была известна всем и, уж конечно, Балаку, ведь это он предсказал мидианитянину Балаку власть над Моавом.

Посулив крупное вознаграждение, Балак пригласил к себе Билама, чтобы тот проклял народ Израиля. Однако, едва увидев стан израильтян, Билам, вместо того чтобы применить свою силу во вред им, применяет ее в пользу Израиля и благословляет его. Свой отказ проклясть Израиль Билам мотивирует словами: «Ибо с самого истока могучими скалами я вижу его». Билам увидел в еврейском народе непреходящую связь с первоисточником: в каждом мужчине он видел наследие праотцев: Авраама, Ицха-ка и Яакова, а в каждой женщине видно было ее происхождение от Сарры, Ревекки, Рахели и Леи. И увидев это, Билам, которому величие и святость прародителей были хорошо известны, восклицает: «Могучими силами я вижу его!»

«Могучими силами» были и многочисленные неевреи, влившиеся в еврейский народ после освобождения из египетского плена. Поэтому не физическая наследственность и исключительность еврейской расы (если такое понятие вообще существует) поразили Билама, а духовное наследие отцов, выделившее этот народ, включая присоединившихся к нему из других народов. И поэтому Билам продолжает: «Народ этот живет отдельно и среди народов не числится». Поэтому к нему нельзя подходить с теми же критериями, что и к другим нациям.

То, что увидел тогда Билам в еврейском народе, к сожалению, не всегда можно увидеть в нашем Израиле. Не каждый еврейский мальчик, юноша и мужчина походит своим обликом и поведением на потомка Авраама, и не в каждой девушке и женщине видна дочь Рахели.

В Израиле и во всем мире все громче слышатся голоса, говорящие о необходимости еврейского воспитания в духе наших святых праотцев. Надо надеяться, что усилия в этой области уже в скором будущем принесут плоды – и тогда даже враги еврейского народа подобно своему библейскому прообразу Биламу, признав, что «никто не видит нечестия в Яакове», воскликнут: «Как прекрасны шатры твои, Яаков, жилища твои, Израиль!.. Всякий благословляющий тебя да будет благословлен».

Когда Билам увидел, что никак не сможет выполнить поручение Балака и проклясть Израиль, он, стремясь оправдать возложенные на него надежды, обратился к Балаку с советом: «Знайте, что, даже если вы соберете все армии мира, не сможете вы одолеть Израиль. Пока они выполняют волю Вс-вышнего, Он воюет за них. Вот, что вы должны сделать. Как известно, Б-г этих людей ненавидит разврат. Вы должны совратить их».

Балак внял совету Билама. Он приказал разбить вдоль дороги, ведущей к стану израильтян, шатры, в которых находились блудницы. Внешне эти шатры выглядели, как палатки для продажи льна. Балак принял во внимание, что, должно быть, за долгие годы жизни в Египте евреи привыкли ко льну, которым Египет богат, и, будучи лишены его в пустыне, не откажутся от возможности приобрести его. Когда израильтянин подходил к шатру, его встречали приветливо и угощали вином. А от опьянения уж было недалеко до греха. Многие израильтяне стали жертвой соблазна. В большинстве своем это были молодые люди из колена Шимона. Поистине вопиющим было поведение их предводителя, Зимри бен-Салу.

Талмуд рассказывает, что Зимри явился к Моше с мидианитянкой по имени Козби. Агада говорит, что это была дочь самого Балака. Столь велика была его ненависть к евреям: ради того, чтобы повредить им, он предал дочь свою бесчестью.

«Сын Амрама! – обратился Зимри к Моше. ~ Эта женщина запрещена мне или разрешена? А если скажешь ты, что она запрещена, то кто разрешил тебе дочь Итро, мидианитянку?» Это был нелепый вопрос, так как, приняв Тору, жена Моше стала еврейкой вместе со всем народом Израиля. Но Зимри не ждал ответа. На глазах Моше и всего Израиля он вошел с Коэби в шатер и совершил с нею грех.

Билам был прав, утверждая, что Б-г евреев ненавидит разврат. В народе начался мор, который унес 24 тысячи жизней. Моше, старейшины и судьи были бессильны что-либо предпринять, потому что Тора не дает еврейскому суду права наказывать за сожительство с нееврейкой. И тогда Пинхас, внук Аарона, вспомнил закон, слышанный им из уст учителя. Он сказал Моше: «Слышал я от тебя, что прелюбодействующего с язычницей поражают мстители. Так учил ты нас, спустившись с Синайской горы». Моше ответил: «Прочитавший приказ да будет его исполнителем».

А затем произошло то, о чем рассказывается в последних стихах нашей главы:

«И увидел это Пинхас, сын Элазара, сына Аарона, священника, и встал он из среды общины, и взял копье в руку свою, и вошел вслед за израильтянином в нишу, и пронзил их обоих, израильтянина и женщину в чрево ее. И прекратился мор среди сынов Израиля».

В талмудическом трактате «Гиттин» рассказывается, что, когда племянник Тита, будущий автор знаменитого перевода Торы на арамейский язык, Онкелос бар-Клонимос, решил перейти в иудаизм, он пожелал сначала посоветоваться с авторитетными людьми. Парапсихология не является достижением двадцатого века, поэтому Онкелосу не так уж трудно было связаться с людьми, давно ушедшими из мира сего.

Сначала он вызвал душу своего дяди Тита. Между ними произошел такой диалог: «Кто почитаем на том свете?» – «Израиль». – «Присоединиться ли к ним?» – «У них много предписаний, и ты не сможешь их выполнить. Лучше враждуй с ними – и ты станешь главой, ибо сказано: «Притеснители их стали правителями». Затем Онкелос обратился к душе Билама. Тот тоже признал, что на том свете евреи весьма почитаемы, но на вопрос, стоит ли к ним присоединиться, Билам ответил: «Не ищи мира для них и блага...» Наконец неугомонный искатель истины вызвал душу «грешного еврея». Он сказал Онкелосу: «Блага для них ищи, зла – не ищи. Кто тронет их – будто тронет зеницу ока Вс-вышнего». Заканчивая рассказ, Талмуд восклицает: «Смотри, какова разница между грешным евреем и языческим пророком!»

По поводу неудачи Балака, пытавшегося с помощью Биламовых проклятий уничтожить еврейский народ, Мидраш говорит: «Израиль подобен песку, а иные племена – волнам моря. Катится огромная волна, грохоча: сейчас весь мир затоплю. Но, подкатившись к песку, она падает перед ним сломавшись. Не следовало ли второй волне поучиться от первой? Так пришел фараон и вознесся над евреями, но поразил его Вс-вышний. Не следовало ли Амалеку поучиться у фараона? Не следовало ли Сихону и Огу поучиться от Амалека? А также Балак. Не следовало ли ему поучиться от Сихона и Ога?»

История с Балаком произошла осенью 2488 года от сотворения мира (1272 г. до н. э.). С тех пор прошло больше трех тысяч лет, и приводимый в Мидраше перечень можно дополнить сотнями новых имен. Не затрудняя себя честным анализом человеческой истории, обуянные животной злобой, эти люди или группы ставили перед собой цель столь же бессмысленную, сколь чудовищную: уничтожение еврейского народа. Конец их немногим отличался от кон-Ца фараона, Амалека и Балака.

Р. Яаков Кранц, известный под именем Дубненский магид» (проповедник), обладал удивительным талантом: любую фразу из Торы и пророков он мог тут же объяснить нравоучительной притчей.

– Была однажды очень нервная, вспыльчивая женщина. Чуть что, она проклинала всех, даже своих детей. Они часто болели, и она очень переживала, вспоминая проклятия, которыми осыпала их.

Решила она обратиться к праведнику. Праведник ей посоветовал: «Всякий раз, когда захочешь изречь проклятие, произнеси благословение. Хочешь сказать: «Чтоб ты сдох!» – скажи: «Чтобы ты долго жил!» Хочешь крикнуть: «Чтоб ты сгорел!» – скажи вместо этого: «Чтобы тебе ничего не болело!»

Она стала поступать по совету праведника. Но как ей было тяжело! С каким трудом произносила она свои «благословения»!

То же было и с Биламом.


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .