Бешалах

«И сказал Мойше народу: не бойтесь, стойте и увидите спасение...»

«И было, когда отпустил фараон народ, и не повел их Б-г путем земли филистимской, ибо близка она, потому что сказал Б-г: как бы не передумал народ при виде сражения и не возвратился в Египет. И обратил Б-г народ на дорогу пустыни к морю Суф... И вышли сыны Израиля вооруженные из земли египетской».

Действительно, народ, переживший двухвековое рабство, не мог настолько оценить вдруг обретенную свободу, чтобы быть готовым сражаться за нее. И когда фараон, спохватившись, что упустил такое число прилежных и способных рабов, погнался за израильтянами с многочисленной армией, евреи смалодушничали. Об этом читаем мы далее:

«И приблизился фараон, и подняли сыны Израилевы глаза свои, и вот, Египет двигается за ними, и весьма испугались, и возопили сыны Израилевы к Г-споду. И сказали Моше: разве по недостатку могил в Египте взял ты нас, чтобы умереть в пустыне? Что это ты сделал с нами, выведши нас из Египта? Не то ли самое говорили мы тебе в Египте, сказав: отстань от нас, и будем мы служить Египту, ибо лучше нам служить Египту, чем умереть в пустыне».

Мидраш рассказывает, что в тот драматический момент евреи разделились на четыре партии. Одна партия призывала своих одноплеменников предпочесть смерть рабству и броситься в море, другая доказывала, что в подобной ситуации нет ничего более разумного, чем возвратиться в Египет. Ей страстно возражала третья партия, призывавшая вступить в неравное сражение с египтянами. Наконец, была там и партия, представлявшая очень набожных людей, считавших, что следует сообща молить Б-га о помощи. По-видимому, к последней группе принадлежал и сам Моше. И ему было сказано: «Что ты вопиешь ко мне? Говори сынам Израилевым, чтобы они двинулись». Как поясняет здесь РАШИ, Вс-вышний сказал Моше: «Сейчас не время долго молиться, когда Израиль в опасности». Что же должен предпринять Израиль в этот роковой час? Они должны двигаться вперед, к горе Синай, у которой они примут великое Учение и станут народом священников. Ведь только ради этого свершилось великое чудо Исхода. И на пути к исполнению этого предначертания ничто не может быть помехой.

И сыны Израиля двинулись вперед. Но путь им преградило море. Евреи остановились. И только Нахшон, сын Аминадава, предводитель колена Иегуды, продолжал идти вперед. А когда вода дошла ему по горло, море расступилось.

Воды сомкнулись, лишь когда все сыны Израилевы перешли на другой берег, сомкнулись над головами обезумевших от дикой злобы египтян.

Увидев великое чудо, Моше со всем народом запел хвалебный гимн Избавителю:

«Тогда воспел Моше и сыны Израилевы песнь эту Г-споду и сказал так: Пою я Г-спо-ду, ибо высоко вознесся Он, коня и всадника Он ввергнул в море».

А когда мужчины кончили петь, «Взяла Мириам, пророчица, сестра Ааронова, тимпан в руку свою, и вышли все женщины за нею с тимпанами и хороводами».

Как мы видим, женщины встретили чудесное избавление с большим ликованием, чем мужчины. Да это и понятно. Ведь самым ужасным в египетском плену был не столько подневольный труд, сколько чудовищные указы фараона в отношении еврейских детей. И конечно, больше всех переживали это матери. И поэтому сейчас, при виде того, как морские волны, поглотившие грозное войско поработителей, закрыли перед еврейским народом возврат к египетскому рабству, женщины с беспредельной радостью вторили великой прорицательнице:

«Пойти Г-споду, ибо высоко вознесся Он, коня и всадника Он ввергнул в море».

В Шестидневную войну 1967 года советские газеты писали, что египетские солдаты, оставшиеся в живых после сокрушительного удара, нанесенного израильской армией, и скитающиеся по Синаю, обречены на смерть, ведь в этой пустыне страшная жара, нет ни одного дерева, нет тени, нет ни капли воды, неоткуда ждать пропитания.

В своих воспоминаниях советский дипломат Майский пишет: «Я много бывал в среднеазиатских республиках: Узбекистан, Туркменистан, Таджикистан. Но такого никогда не чувствовал. Как будто находишься в раскаленной печи». Как же могли жить в течение десятилетий в Синае наши предки? А ведь их было не 100, не 200 человек – одних мужчин было 603.550 человек плюс женщины, старики, малолетние дети. Откуда брали они воду, пищу?

Б-г являл Израилю чудо манны небесной (питательных крупинок), чудо колодца, чудо Огненного столба, облаков, которые окутывали днем стан евреев, спасая их от жары. Когда кончились запасы пищи, взятые с собой из Египта, «и сказал Б-г Моше: вот Я дам вам (как дождь) хлеб с неба, и выйдет народ, и будет собирать ежедневно, сколько надо на (этот) день... и будет в шестой день, пусть подготовят то, что принесли, и окажется вдвое больше, чем собирали каждый день».

«И сделали так сыны Израиля, и собирали манну небесную, и собирали – кто больше, кто меньше. И измерили омером, и не оказалось больше у того, кто много собирал, и не было недостатка у того, кто мало собирал. Каждый собрал столько, сколько надо для еды. И сказал им Моше: никто чтобы не оставил ничего до утра. И не послушались Моше, и оставили люди часть до утра, и завелись черви и запах, и рассердился на них Моше».

Сорок лет учились евреи верить в то, что «Б-г даст день, Б-г даст пищу». Это означает, что каждый человек должен трудиться честно, работать столько, чтобы это хватало ему на жизнь. Но там, где кончаются возможности человека, часто неожиданно приходит помощь свыше. Это называется «битахон» – уверенность в помощи Б-га. Нельзя быть лентяем, нельзя ничего не делать, но, если человек сделал все, что мог и должен был сделать по закону, он может рассчитывать на помощь свыше. Поэтому манна не оставалась до утра. Люди должны были привыкнуть верить, что «Б-г даст день и Б-г даст пищу».

Интересно, что манна была легко усваиваемым и питательным продуктом. И еще более интересно – каждый, кто ел манну, чувствовал вкус своей любимой пищи. Утром появлялась роса, затем начинала выпадать манна, на которой тоже оседали капли росы. Манна оказывалась как бы упакованной в росе. Сама манна была белого цвета, поэтому в субботу и праздники принято класть белую скатерть, на нее две булки и покрывать их еще одной салфеткой. Две булки мы кладем потому, что в пятницу евреи собирали две нормы манны. В пятницу пришли все старейшины колен и сказали Моше: все собрали сегодня двойную норму манны. Ответил им Моше: об этом и говорил Б-г: покой, святой покой во имя Б-га завтра. Что хотите печь – пеките, что варить – варите, а что останется – оставьте на утро. И оставили до утра (манну), и не испортилась, и черви не завелись в ней. «Шесть дней собирайте, а в седьмой не будет манны». Почему не будет? Потому что в субботу нельзя выносить и вносить с улицы в дом там, где нет эйрува (особое ограждение), и поэтому нельзя вынести посуду для собирания манны и вносить ее с манной в дом. Пророк Йермиягу ругал евреев Иерусалима за то, что те носили ноши в субботу, и сказал им, что это угрожает безопасности страны. То, что манна выпадала в пятницу в количестве, достаточном на два дня, показывает, что необходимое для питания и существования Б-г обеспечит без того, чтобы люди работали в субботу. Наоборот. Наши мудрецы говорят, что всю неделю человек зарабатывает для того, чтобы в субботу отдыхать; еврей, который не работает в субботу, как бы говорит всему миру: «Я верю, что Б-г сотворил мир, что он вывел нас из Египта и в память об этом велел не работать в субботу».

Первые четыре главы книги «Шемот» почти целиком посвящены освобождению сынов Израилевых из египетского рабства. Читая первую главу, мы узнали, как евреи были порабощены и как их рабство становилось все более и более тяжелым. Во второй и третьей главах рассказывалось о постигших Египет наказаниях, вынудивших египтян в конце концов отпустить израильтян на волю. В четвертой главе «Бешалах» рассказ об исходе завершается. Эту субботу принято называть особым именем «Шаббат Шира», т. е. «Суббота песни», ибо центральное место в главе «Бешалах» занимает песнь, которой Моше и еврейский народ благодарили Вс-вышнего за чудесное спасение от погнавшихся за ними египетских войск, когда воды Красного моря, преграждавшие евреям путь, внезапно расступились, чтобы пропустить сынов Израиля, а затем сомкнуться над головами египетских всадников и колесничих. Этим чудесным явлением навсегда был положен конец многовековому рабству.

«И избавил Б-г в день тот Израиль от руки египтян; и увидел Израиль египтян мертвыми на берегу моря. И увидел Израиль силу великую, которую явил Б-г над египтянами, и благоговел народ перед Б-гом, и поверили они в Б-га, и в Моше, служителя его. Тогда воспел Моше и сыны Израилевы песнь эту...»..

Чудо расступления вод Красного моря – это одно из самых великих чудес в истории Израиля: именно его приводят еврейские мудрецы в качестве сравнения, когда говорят о чем-либо сверхъестественном.

Если мы сравним Книгу Книг с книгами, считающимися священными в других религиях, то убедимся, что еврейский Б-г не особенно балует свой народ явными чудесами. Да евреи и не претендуют на это, зная, что тот, кто создал вселенную, создал и законы, по которым она должна существовать и развиваться, так называемые законы природы. А чудо есть не что иное, как временное нарушение в большей или меньшей степени законов природы. Разумеется, давший эти законы может и отменить их действие на некоторое время, но это делается лишь в порядке исключения, при наличии особых заслуг у тех, ради кого творится чудо, и при особых обстоятельствах.

Однако если мы взглянем на карту Ближнего Востока, не забыв при этом, что во времена Исхода Суэцкого канала и в помине не было, то нам может показаться странным, как вообще очутились евреи у Красного моря. Ведь кратчайший путь из Египта в Обетованную землю пролегает вдоль Средиземноморского побережья. В первой книге Пятикнижия, книге Бытия, рассказывалось о том, как праотец Авраам покинул из-за голода Святую землю и спустился в Египет; мы читали, как Иосиф был продан вблизи Шхема направлявшимся в Египет торговцам-измаильтянам. По-видимому, в то время существовал проторенный караванный путь, соединявший Египет с тогдашним Хаананом. Этим путем, наверное, следовал в Египет и праотец Яаков с семьюдесятью душами своего семейства, с чего, собственно, и начался египетский плен. Почему же для возвращения потомков Яакова из этого плена был избран другой путь, окольный, потребовавший чуда расступления Красного моря?

Ответ на этот вопрос содержится уже в первом стихе главы «Бешалах»:

«И было, когда отпустил фараон народ, не повел их Б-г путем земли филистимлян, ибо близок он...» Как ни странно, но именно главное достоинство пути, пролегающего вдоль побережья Средиземного моря, населенного филистимлянами, – его близость – явилось причиной того, что путь этот был отвергнут, и Библия поясняет: «...ибо сказал Б-г: как бы не передумал народ при виде войны и не возвратился бы в Египет».

Доведенные беспросветным рабством до крайней степени отчаяния, свыкшиеся со своим униженным и бесправным положением, они даже не хотели слушать об ожидающем их великом будущем. Поэтому их согласие покинуть Египет, в котором родились и выросли, и пойти за Моше в знойную пустыню было великим прогрессом в их мировоззрении. Вс-вышний восхваляет этот шаг общины сынов Израиля устами пророка Иеремии: «Помню Я благодетели твоей юности... что пошла ты за Мной в пустыню...» Но шаг этот при всей своей значительности был результатом мимолетного порыва. Евреи в большинстве своем еще не были способны вступить в борьбу за свою свободу и независимость, за свою землю, унаследованную от праотцев Авраама, Ицхака и Яакова. Великий средневековый мыслитель и законовед РАМБАМ пишет по этому поводу: «Ибо противоестественно для человека, выросшего в рабском труде с глиной и кирпичами.., чтобы он тут же смыл грязь с рук и пошел воевать с гигантами... Поэтому они должны были петлять в пустыне, пока не научатся мужеству, ибо известно, что странствия в пустыне, сопряженные с сокращением плотских удовольствий, порождают мужество, тогда как обратное порождает слабость характера. А также (за это время) родились у них люди, не привыкшие к унижению и рабству» («Путеводитель», гл. 32).

О чуде расступления вод Красного моря много говорится в Мидраше, где сообщается множество дополнительных подробностей, о которых Тора умалчивает. Например, Мид-раш Рабба рассказывает, что, когда неожиданно перед евреями, настигаемыми сзади разъяренным египетским войском, расступились морские воды и они, воодушевленные великим чудом, пошли за Моше по еще влажному морскому дну, были среди них и недовольные, которые жаловались на хлюпающую под ногами слякоть и ворчали: «В Египте – глина, здесь тоже глина».

И чем больше удалялись они от страны своего рабства, тем дальше отходили на задний план мучения, которые они там испытывали, униженное положение, изнурительный труд, побои, утопление детей в реке и замуровывание их в стены и тем радужней представлялась им их прежняя жизнь в Египте. Пока наконец они не заявили Моше, что в земле египетской сидели они у «горшка с мясом и ели хлеб досыта».

Читая рассказ об Исходе в книге, данной нашему народу более трех тысячелетий тому назад, поражаешься вечности этого повествования. И теперь встретишь человека, лишь недавно переставшего ощущать за своей спиной грозную армию явных и тайных служителей фараона, стремящегося поработить его физически и духовно, заставить даже мыслить в таком направлении, которое угодно правителю Египта. Казалось бы, он должен наслаждаться каждым вдохом воздуха, в котором он может свободно мыслить, должен ценить каждый шаг, сделанный на земле, на которой он может действовать согласно своей совести. Он должен спешить приобщиться к наследию своего народа, от которого он был с детства оторван, он должен спешить восполнить то, что потерял за долгие годы служения фараону. А он после первого порыва воодушевления начинает беспокойно и настойчиво ныть насчет слякоти и мнимых неудобств и вспоминать египетские горшки с мясом.

Нет, недаром главы об Исходе, как и все остальные главы Торы, ежегодно читаются в синагогах. История Исхода не завершена. Она продолжается!..


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .