Бехукотай

«Если по уставам моим будете поступать...»

 

Вс-вышний завещал праотцам еврейского народа: Аврааму, Ицхаку и Яакову, что земля Кнаан, которая стала позже называться страной Израиля, будет отдана их потомкам в вечное владение.

«И пал Авраам ниц, и говорил с ним Б-г: «...Отдам тебе и потомкам твоим... всю страну Кнаан во владение вечное». («Берейшит 17, 3-8)

«И явился ему (Ицхаку) Б-г и сказал: «...Тебе и потомкам твоим отдам Я все эти земли и выполню клятву, которую дал Аврааму, отцу твоему». («Берейшит» 26, 2-3)

«И сказал (Б-г Яакову): «...Землю, на которой ты лежишь, – тебе отдам ее и твоему потомству». («Берейшит» 28,13)

«Цветущим садом, плодороднейшим уголком мира была страна Израиля, «земля, текущая молоком и медом» («Шемот» 3, 8) «...Б-г ведет тебя в землю благодатную, в землю водных потоков, ключей и источников... В землю пшеницы и ячменя, и винограда, и инжира, и гранатовых деревьев, в землю масличных деревьев и меда. В землю, где не в нищете будешь есть хлеб; не будет тебе в ней недостатка ни в чем...» («Деварим» 8, 7-9) .

«Земля гор и долин, от дождя небесного пьет она воду; земля, о которой Б-г твой печется...» («Деварим» 11, 11-12) .

Отданная еврейскому народу земля неразрывно связана с ним. И ее судьба неотделима от судьбы народа. И если за пренебрежение законами Торы мучается в изгнании еврейский народ, то страдает и земля, став пустынею.

В главе «Бехукотай», которой заканчивается третья книга Торы «Ваикра», предсказывается об изгнании евреев из страны за нарушение союза с Б-гом.

В ней много говорится о будущих лишениях еврейского народа. Все эти предсказания исполнились с поразительной точностью.

Говорится в главе также об опустении Эрец-Исраэль в период изгнания евреев. «Я сделаю страну пустынной, и изумятся ей враги ваши, поселившиеся в ней» («Ваикра» 26, 32) .

Остановимся на этих словах.

В течение почти двух тысяч лет Эрец-Исраэль пребывала в запустении. Страна, некогда столь плодородная, превратилась в дикую степь.

После подавления восстания Бар-Кохбы римляне разрушили города и села, перепахали вдоль и поперек Храмовую гору, полностью разрушили развитую систему гидротехнических сооружений в Земле Израиля.

В седьмом веке арабы-бедуины, кочевавшие по осиротевшей земле, скормили своим козам последнюю траву, которую еще была способна давать истощенная земля.

Турки, захватившие Эрец-Исраэль в шестнадцатом веке, вырубили все леса, извели под корень знаменитые когда-то на весь мир ливанские кедровые рощи.

Все попытки пришельцев возродить в стране землделие ни к чему не привели: пшеница давала нищенские урожаи, гораздо меньшие, чем собирали в соседних странах – Сирии и Египте. Разработка полезных ископаемых практически прекратилась. Рыболовством почти никто не занимался.

Пришла в упадок плодороднейшая страна, лежавшая на перекрестке торговых путей, соединяющих Европу, Азию и Африку, страна, являющаяся святыней для двух господствовавших в этой части света религий – мусульманской и христианской, страна, за право обладать которой сложили свои головы во время крестовых походов сотни тысяч воинов европейских и арабских армий.

Так продолжалось почти две тысячи лет.

Немало неевреев – ученых, писателей и просто искателей приключений – побывало в Палестине в годы турецкого владычества; до нашего времени дошли воспоминания некоторых из них.

Известный французский востоковед К. Вольней, посетивший Эрец-Исраэль в конце 17-го века, пишет: «Я ездил в города, знакомясь с обычаями и нравами их жителей. Я добирался до далеких деревень, где изучал положение людей, занятых обработкой земли. Повсюду я видел лишь разбой и опустошение, тиранию и нищету. Каждый день я встречал на своем пути заброшенные поля, опустевшие деревни, города, лежавшие в развалинах...

Сравнение далекого прошлого с современным состоянием этой страны порождает высокие думы. Перед моим духовным взором оживала история прошедших времен... Я вспоминал царства Дамасское, и Иерусалимское, и Самаринское, в котором жили десять колен еврейского народа, вспоминал воинственное государство филистимлян и торговые города-республики Финикии. В Сирии, почти обезлюдевшей в нашу эпоху, были когда-то сотни богатых цветущих городов. По равнинам ее были разбросаны деревни и села... обработанные поля, людные дороги...

Что стало с этой страной изобилия и бурной деятельности? Где пахари и возделанная ими земля, где стада, где все то, что составляло гордость и украшение этой страны?

Увы! Я объехал всю эту пустыню, посетил места, где некогда пышно цвела жизнь, и не видел ничего, кроме запустения и безлюдья... Великий Б-же! Отчего произошли столь роковые перемены? По каким причинам так разительно изменилась судьба этой страны?.. В чем причина проклятия Небес, тяготеющего над нею?»

К. М. Базили, русский дипломат на Ближнем Востоке, живший в 19-м веке, отмечает в своих воспоминаниях ужасающую безнравственность обитателей Палестины, алчность сборщиков налогов, от которых люди прятались в горах покинув свое жилье. Он говорит о почти полном отсутствии в стране промышленности, об упадке сельского хозяйства, о коррупции турецких властей – «самой безнравственной администрации в мире».

Как тут не вспомнить слова Торы: «И скажут все народы: «За что поступил так Б-г с этой страной?» («Дварим», 29:23). Не удивительно ли это? Богатейшая страна, оставленная ушедшим в изгнание еврейским народом, так и не стала родиной ни для кого иного, на протяжении девятнадцати веков отвергая пришельцев!

Вот что говорит по этому поводу РАМБАН (в комментариях к кн. «Ваикра», 26–16): «Пророчество о том, что в отсутствие народа Израиля страна будет пустынной, – добрый знак для всех евреев, находящихся в рассеянии. Это говорит о том, что страна не примет никого другого, и убедительно доказывает, что намерение Б-га вернуть еврейский народ в Эрец-Ис-Раэль будет исполнено. Ибо не найти во всем мире благодатной и просторной страны, густонаселенной в прошлом, которая остается в запустении, несмотря на то, что многие народы пытались прибрать ее к рукам. Ничего у них не получилось: никого не приняла страна после нашего ухода».

Ни один из историков не в состоянии объяснить, почему мы до сих пор не сгинули, смешавшись с народами, среди которых жили. Эта загадка не давала покоя и русским писателям и философам.

«Я вспоминаю, что в дни моей юности, когда меня привлекало материалистическое понимание истории, когда я старался проверить его на судьбах других народов, мне казалось, что величайшим препятствием для этого является историческая судьба еврейского народа, что с точки зрения материалистической судьба эта совершенно необъяснима. Нужно сказать, что со всякой материалистической и позитивно-исторической точки зрения этот народ давно должен был бы перестать существовать. Его существование есть странное, таинственное и чудесное явление, которое указует, что с судьбой этого народа связаны особые предначертания. Судьба эта не объясняется теми процессами приспособления, которыми пытаются объяснить материалистически судьбы народов.

Выживание еврейского народа в истории, его неистребимость, продолжение его существования, как одного из самых древних народов мира, в совершенно исключительных условиях, та роковая роль, которую народ этот играет в истории, – все это указывает на особые мистические основы его исторической судьбы!» (Н. Бердяев, «Смысл истории», Обелиск, Берлин, 1923, стр. 105–106).

Достоевский, никогда не отличавшийся особой любовью к евреям, писал: «...Приписывать Status in Statu одним лишь гонениям и чувству самосохранения – недостаточно. Да и не хватило бы упорства в самосохранении на сорок веков, надоело бы и сохранять себя такой срок. И сильнейшие цивилизации в мире не достигали и до половины сорока веков и теряли политическую силу и племенной облик.

Тут не одно самосохранение стоит главной причиной, а некая идея, движущая и влекущая, нечто такое, мировое и глубокое, о чем, может быть, человечество еще не в силах произнести своего последнего слова» («Дневник писателя: за 1877 год», Берлин, изд. И. П. Ладыжникова, 1922, стр. 124).

О том же говорит и Куприн в своем рассказе «Жидовка». «Удивительный, непостижимый еврейский народ... что ему суждено испытать дальше? Сквозь десятки столетий прошел он, ни с кем не смешиваясь, брезгливо обособляясь от всех наций, тая в своем сердце вековую скорбь и вековой пламень. Пестрая, огромная жизнь Рима, Греции и Египта давным-давно сделалась достоянием музейных коллекций, стала историческим бредом, далекой сказкой, а этот таинственный народ, бывший уже патриархом во дни их младенчества, не только существует, но сохранил повсюду свой крепкий, горячий южный тип, сохранил свою веру, полную великих надежд и мелочных обрядов, сохранил священный язык своих вдохновенных божественных книг...

Нигде не осталось следа от его загадочных врагов, от всех этих филистимлян, амалекитян, моавитян и других полумифических народов, а он, гибкий и бессмертный, все еще живет, точно выполняя чье-то сверхъестественное предопределение».

Главой «Бехукотай» мы завершаем чтение третьей книги Пятикнижия и громко произносим: «Хазак, хазак венитхазек!»

Большая часть этой главы посвящена описанию благ, ожидающих еврейский народ за соблюдение Торы, и наказаний, которые последуют за отход от ее принципов.

Тема кары, настигающей еврея, за отход от принципов Торы и награды – за верность ей довольно часто встречается в книгах ТАНАХа, в талмудической литературе и в сочинениях раввинов в послеталмудический период. Особенно часта эта тема в проповедях еврейских мыслителей, живших в период, предшествовавший распространению хасидизма.

Комментируя главу «Бехукотай», некоторые наши мыслители напоминают, что материальный мир возник в результате эманации Б-жественной творческой силы. На определенных этапах этой эманации возникли промежуточные духовные миры. Чтобы эти миры – как материальный, так и духовный – не возвратились в небытие, Б-жественная сила должна постоянно присутствовать в них. В этом плане следует понимать стих из псалмов Давида: «Всегда, Г-сподь, слово Твое стоит в небесах». Здесь, как и во многих других местах ТАНАХа, творческая Б-жественная сила именуется словом Б-жьим.

В различные области материального мира Б-жественная энергия поступает по особым духовным каналам. Благосостояние каждого из народов, населяющих землю, зависит от состояния канала, посредством которого этот народ получает необходимую для его существования Б-жественную энергию. Состояние этого канала, в свою очередь, зависит от выполнения этим народом своего предназначения.

Основная цель человеческой деятельности в мире состоит в том, чтобы вознести материю до такого уровня, чтобы в ней ощущалось Б-жественное начало. Каждому народу дано принять определенное участие в осуществлении этой цели. Но главную роль дано сыграть в этом сынам Израиля. Это обстоятельство было подмечено многими мыслителями-неевреями.

Выполнение возложенной на них задачи сыны Израиля могут осуществить только с помощью заповедей Торы. Нет такой области материального мира, на которую в той или иной мере не распространялась бы человеческая деятельность. И нет такого вида деятельности человека, которая не регламентировалась бы Торой. Поэтому с помощью предписаний Торы заложенная в них Б-жественность проникает во все области материального мира, которых коснулось их исполнение.

Заповеди Торы осуществляют также связь еврейского народа с Создателем. Недаром они называются на иврите «мицвот», от слова «цевет» – объединение. Отсюда выходит, что, нарушая какую-либо заповедь Торы, еврей ухудшает состояние своего духовного канала.

Как свидетельствуют некоторые известные еврейские источники, во времена Храма неблагочестивое поведение еврея немедленно сказывалось на его благосостоянии. После разрушения Храма и изгнания сынов Израиля из своей страны, когда евреи оказались в зависимости от других народов, они также получили возможность питаться из чужих каналов. Этим объясняется то, что нередко можно видеть в наше время: человек, кощунственно попирающий Тору и ее заветы, тем не менее благоденствует. Однако это благоденствие не может быть долгим: невозможно долго жить краденым. Если в этом человеке осталось что-то от еврейства, это что-то в конце концов должно отвергнуть несовместимую с его сущностью чужую пищу. К тому же люди, среди которых этот еврей живет, начинают подсознательно чувствовать, что он питается чем-то принадлежащим им. Его начинают презирать, хотя никто не может толком объяснить, в чем же причины этого презрения. Отсюда можно понять в высшей степени странное явление: именно в тех странах, где евреи активно ассимилируются и стараются слиться с основным населением пренебрегая принципами Торы, традиционный антисемитизм становится наиболее зловещим. Именно в Германии, где ассимиляция поразила самые широкие круги еврейской общественности, где умудрились ассимилировать даже еврейскую религию, изъяв из нее все изначально еврейское (в том числе тоску по Сиону) и введя христианскую обрядность в синагогальное Б-гослужение, именно в этой стране антисемитизм смог достичь столь чудовищных размеров. То что первыми жертвами пали праведные евреи Польши и Украины, еще раз подтверждает сказанное полторы тысячи лет назад талмудическим мудрецом р. Ионатаном: «Несчастье приходит в мир лишь тогда, когда в нем есть грешники, но его первыми жертвами становятся праведники.

Несмотря на то, что Тора неоднократно предупреждает о бедствиях, навлекаемых отходом от ее принципов, и обещает всяческие блага за верность им, исполнение предписаний Торы только лишь ради вознаграждения или избежания кары порицается. Вот что пишет об этом РАМБAM:

«Пусть не скажет человек: я буду исполнять предписания Торы, чтобы принять все благословения, которые в ней написаны, или удостоиться жизни в грядущем мире. Или: я буду отстраняться от грехов, о которых предостерегает Тора, чтобы уберечься от наказаний, следующих за эти грехи, и не потерять жизни в мире грядущем. Не следует таким путем служить Б-гу».

После перечисления всех грядущих несчастий за отход от принципов Торы, которые уже сбылись в нашей истории, в нашей главе предсказывается неуничтожимость еврейского народа, чему мы сейчас, через три тысячи лет, являемся свидетелями, а затем возвещается грядущее великое освобождение сынов Израиля, чему мы, хотелось бы надеяться, будем свидетелями в ближайшем будущем.

«Но при всем этом, когда они будут в земле врагов своих не презрю Я их и не отрину до того, чтобы истребить их, чтобы нарушить завет Мой с ними... И вспомню Я завет Мой с предками, которых Я вывел из земли Египетской пред глазами народов, чтобы быть им Б-гом».

Первые два раздела главы «Бехукотай» посвящены описанию благ, которые Вс-вышний обещает еврейскому народу, если он будет блюсти и исполнять заповеди, дарованные ему у Синайской горы. Там, в частности, имеется такой стих: «И водворю Я мир на земле, и будете лежать без тревоги, и изведу лютого зверя с земли, и меч не пройдет по земле вашей».

В сборнике «Торат коганим», составленном из комментариев к «Книге Левит» различных мудрецов эпохи Мишны, приводится спор между двумя видными учеными относительно слов «и изведу лютого зверя с земли». Р. Иегуда считает, что в будущем на земле вообще не будет хищных зверей. Иного мнения придерживается р. Шимон, утверждавший, что все теперешние хищники останутся и в мире грядущем, но они не будут хищными. 'Что более к чести Создателя: когда нет вредителей или когда есть вредители, но они не вредят?» – аргументирует свое мнение р. Шимон. В доказательство своей правоты ученый приводит также известные слова пророка Исайи о времени Машиаха: «И волк будет жить (рядом) с овном, и леопард с козленком будут лежать рядом, и телец, и львенок, и тучный бык вместе, и отрок малый будет вести их. И телица с медведицей будут пастись и вместе укладывать своих детенышей, и лев, как скот, будет есть солому. И будут играться младенец у норы кобры, и к глазу гадюки ребенок протянет руку. Не будут злодействовать и истреблять на всей Моей святой горе, ибо полна земля знанием Б-га, как вода море покрывает» («Исайя» 11, 6 – 9).

Не все, однако, понимают вышеприведенный текст буквально. Так, великий РАМБАМ в начале заключительной главы своего Кодекса, рассуждая об эпохе Машиаха, говорит:

«Не думай, что в дни Машиаха устранится что-либо в мировом порядке или будет что-либо новое во Вселенной. Мир будет существовать, как обычно. А то, что сказано у Исайи: «И волк будет жить (рядом) с овном, и леопард – рядом с козленком лежать» – это аллегория и притча. Смысл ее в том, что евреи будут жить в безопасности вместе со злодеями-язычниками, аллегорически называемыми волком и леопардом... И все вернутся к истинному Закону, и не будут грабить и уничтожать, но будут спокойно довольствоваться дозволенным вместе с евреями, как сказано: «и лев, как скот будет есть солому...»

Подобного же мнения придерживается и известный комментатор Писания Ибн-Эзра, утверждающий в своем комментарии к Исайе, что картина, описанная пророком, является аллегорическим изображением всеобщего мира, который будет царить по приходе Машиаха.

И все же довольно много еврейских ученых всех времен разделяют точку зрения упомянутого выше р. Шимона, понимающего рассказ пророка буквально. Так, известный еврейский мыслитель и толкователь Торы, р. Моше бен-Нахман (РАМБАН), живший примерно в ту же эпоху, что и РАМБАМ, и бывший, как и последний, прекрасным знатоком не только религиозных, но и светских наук, комментируя протицированные выше слова из главы «Бехукотай», приводит мнение р. Шимона, которое он считает верным: «Ибо земля Израиля во время соблюдения заповедей будет такой, каким был мир до греха Адамова, когда ни зверю, ни гаду не дано умертвить человека... и об этом говорит Писание: «...и будет играться младенец над норой кобры...» Ибо хишность появилась в диких зверях исключительно из-за греха человека, которому присуждено было стать добычей для их клыков. Хищность стала их натурой, чтобы терзать и друг друга... Но в рассказе о сотворении мира о зверях сказано, что в пищу им были даны растения; это свойство, данное им навеки. Лишь из-за греха научились они хищности... А когда земля Израиля достигнет совершенства, уничтожится зло в их поведении, и они останутся при своей первичной природе, данной им при создании... И поэтому говорит Писание о днях Избавителя, который изойдет из рода Ишая, что миру тогда возвратится спокойствие и животные и гады лишатся хищности и свирепости, как это было в их изначальной природе».

Говоря о том, что лишь из-за своих прегрешений человек может стать добычей зверя, р. Моше бен-Нахман ссылается на рассказ, приведенный в талмудическом трактате «Берахот».

В одном месте появился свирепый змей, называемый в Талмуде «арвад», который причинял много горя местным жителям. Об этом рассказали великому мудрецу р. Ха-нине бен-Доса. «Сказал он им: покажите мне его нору. Ему показали. Положил он пяту свою на отверстие норы. Вылез, укусил его и умер... тот арвад. Взвалил его на плечо, принес в синагогу и сказал им: Смотрите, дети мои! Не змей убивает, а грех. Тогда пошла поговорка: горе человеку, с которым повстречается арвад, и горе арваду, с которым повстречается р. Ханина бен-Доса» («Берахот» ЗЗа).

Значительную часть главы «Бехукотай» занимают предостережения Моше относительно несчастий, которые обрушатся на еврейский народ, если он отойдет от Торы. Читая эти слова, диву даешься: с какой трагической точностью сбылись они в истории еврейства.

Если бы даже эти жгучие душу предсказания не осуществились, это не могло бы вызвать сомнений в том, что Моше –пророк Вс-вышнего, ибо, как указывает РАМБАМ в своем Кодексе, лжепророком следует считать того, кто предсказывает от имени Б-га доброе событие, но оно не наступает. Если же некто предсказал несчастье и оно не пришло – сомневаться в истинности его пророчества еще не следует. Ибо добрые поступки людей могут изменить самое мрачное предначертание.

В конце талмудического трактата «Макот» повествуется, как однажды законоучители – раббан Гамлиэль, рабби Элиэзер бен-Азарья, рабби Иегошуа и рабби Акива – восходили в Иерусалим.

«Когда подошли они к Храмовой горе, то увидели вдруг лисицу, выбегающую из Святая Святых. Стали они рыдать, а рабби Акива – засмеялся. Сказали они ему: «Акива, почему ты смеешься?» – «А почему вы плачете?» «Как же, – сказали они, – вот место, о котором сказано: «Чужой, приблизившийся к нему – умрет».Теперь исполнился о нем стих: «На опустевшей Сионской горе лисицы бегают», – как же нам не плакать?!» «А я потому смеюсь, – говорит им рабби Акива, – что пророк Урия дал в свое время такое предсказание: «Сион, как поле, распахан будет, и Иерусалим станет развалинами, и Храмовая гора – пнями лесными», а в книге Захарьи написано: «Еще будут восседать старцы и старицы на улицах Иерусалима». Пока не исполнилось пророчество Урии, я боялся: вдруг и пророчество Захарьи не исполнится. Теперь же, когда пророчество Урии исполнилось, можно быть уверенным, что настанет день, когда исполнится и пророчество Захарьи». И тогда сказали мудрецы рабби Акиве: «Акива, ты нас утешил! Акива, ты нас утешил!»

Подобным утешением пусть станет для нас и исполнение грозных предостережений, записанных Моше-рабейну в главе «Бехукотай». Впрочем, одно из мрачных предсказаний этой главы не свершилось и не свершится никогда. Об этом говорит талмудический мудрец рабби Йоси бен-Ханина в том же трактате «Макот»: «Моше сказал: «Вы затеряетесь среди народов», но пришел пророк Исайя и сказал, что это не осуществится. Исайя сказал: «И будет в тот день, протрубит великий рог, и придут затерянные в земле Ассирийской и заброшенные в земле Египетской и поклонятся Б-гу на святой горе в Иерусалиме».

Существует хасидское толкование этого стиха из книги пророка Исайи, по которому под «затерянными в земле Ассирийской» имеются в виду люди, забывшие о Б-ге, из-за обилия земных благ, которыми обладают, ибо слово «Ашур», «Ассирия», можно перевести как «богатство». Слово же «Мицраим» – «Египет» можно перевести как «теснины, ограничения, лишения». Поэтому под «заброшенными в земле египетской» следует понимать людей, живущих в нужде, которым не дают задуматься о высшей идее и смысле человеческой жизни постоянные заботы о хлебе насущном.

Но все они, услышав трубный глас, возвещающий о великих событиях, которые произойдут перед великим освобождением, вернутся в лоно своего народа и веры отцов и «поклонятся Б-гу на святой горе, в Иерусалиме».

И закончим наш комментарий к недельной главе стихотворением русского драматурга прошлого столетия А. Панова «Признание».

 

Я за то полюбил этот мощный народ,

Полюбил его горькую долю,

Что несчетные годы тяжелых невзгод

Не сломили в нем гордую волю.

 

Что он духом в борьбе вековой не ослаб,

Что дает он на вызов ответы,

Пред судьбою своей не склонился, как раб,

И не продал Святые заветы,

 

Что живет он века, и велик, и могуч,

Что не просит врагов о пощаде,

Что удары судьбы, громы сумрачных туч,

Он встречает с отвагой во взгляде!

 

Этот мощный народ я люблю оттого,

Что я верю в его возрожденье,

Что я вижу великие силы его

И Святое его назначенье!


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .