Сипурей хасидим. Рав Шломо Йосеф Зевин

Рав Шломо Йосеф Зевин Сипурей Хасидим
Один крестьянин, у которого не было детей, поехал вместе со своей женой к святому Магиду из Кожниц, просить у него, чтобы он помолился за них, и благословил их здоровым потомством. Святой Магид благословил их, и его благословение исполнилось: женщина родила сына. Некоторое время спустя ребенок опасно заболел, и женщина уговорила своего мужа, чтобы он снова поехал к Магиду.
Среди учеников великого Магида из Межерич, благословенна память о нем, был один большой раввин по имени "Вольфер" (рав из Вольфо). Его имя и фамилия неизвестны. Поначалу он был старшим из учеников, и остальные ученики приходили к нему слушать "хазара" - повторение учений хасидизма рава Магида, ибо тот умел повторить все слова учителя в точности и объяснить их. Впоследствии его отдалили оттуда, и он ударился в пьянство, не дай Б-г. По словам Адмура Цемах Цедека из Любавич, благословенна память о нем, в письме одному из сыновей, ученики Магида говорили о нем, что "червь ест его". С тех пор, как его отдалили, он путешествовал из города в город со палкой и заплечным мешком, из одного места в другое и из одного города в другой. И даже тогда, во время своего изгнания и странствий, это были "уста, изрекавшие жемчужины", и наоборот, когда "входило вино" – то "выходила тайна" еще больше.
Одна женщина пришла к праведнику р. Аврааму-Йегошуа Гешелю, благословенна память праведника, автора "Огев Исраэль", и задала вопрос: Поскольку перед Пурим она стирала белье с крахмалом, и развесила белье в комнате, чтобы высушить, она хочет спросить у раввина, можно ли ей пользоваться этой комнатой в Пейсах?
Цадик р. Моше-Лейб из Сасова, перед тем, как он стал известен, целый день сидел и учил Тору до ранних часов ночи, а после этого он вставал, и шел в "паб", где собирались распущенные молодые люди, там, где они танцевали, и кушали и пили, и играли и т.д., и он также одевался в другую одежду, как один из них, и садился среди них, и плясал и пел своим красивым голосом, и дожидался, пока поднимется заря, и тогда он возвращался домой, и одевал свою обычную одежду, и становился молиться. Так он делал несколько раз, и через это он спас многих из них и отдалил многих из них от мерзостных дел.
Цадик рабби Аарон из Титаева, внук Баал Шем Това, жил, перед тем, как стал известен, как праведник, в городе Константинов, и жил тогда в крайней нужде и бедности. Однажды он обеднел настолько, что когда наступила суббота, у него не было ничего, с чем справить субботу. Не смог р. Аарон сдержать свою великую горечь, и обратился в субботу к прихожанам синагоги, в которой он молился, с жалобой: Разве это правильно, что внук Баал Шем Това будет настолько забыт и заброшен жителями города, так, что даже хлеба и воды не будет у него?
Если пригласят тебя еще раз, не отказывайся, но когда прийдешь к ним – войди к старшему у них, и скажи ему в лицо с полным презрением: ты – ничто. И так скажи всем им. И это – твое исправление, когда ты скажешь им, что они все – ничто. Большие испытания будут у тебя там, но ты должен опоясаться мужеством, и прилепи душу свою ко мне, и тогда у тебя будут силы выдержать все испытания. И после того, как ты уничтожишь их – избавишься от них вовеки.
Один деревенский житель пришел однажды на Рош аШана в соседний город. В прежние времена было много деревенских жителей, которые не умели даже молиться, и этот еврей был такой же как они. Когда он пришел утром в Рош аШана в синагогу, он стал оглядываться по сторонам, боясь раскрыть рот. Когда общество начало молиться молитву Шмонэ Эсре, и молящиеся начали плакать, удивился этот деревенский еврей: "Почему они плачут? Ведь не было никакой ссоры в синагоге, и почему вдруг они начали плакать?"

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру