24 сивана 5770 (7 июня 2010)

בס"ד

Из выступления на "вечере воспитания" в Рховоте 7 июня 2010 года

(Видео запись на иврите: http://jewish-education.info/shmarya-hen/ma-chaser-layeled-sheyesh-lo-hakol/)

Необходимое вступление переводчика

Шмарья Хен – в моих глазах почти легендарная личность, уже многие годы возглавляет "махон ле-гмила" (по русски говоря, больницу для наркоманов) в Бет Шемеше. Это учреждение – может, для далекого от израильских реалий читателя это звучит дико – в котором дети и подростки из религиозных семей, "сошедшие с пути" и превратившиеся в наркоманов, возвращаются назад, к жизни.

Шмарья возвращает их к жизни.

Перед ним выступал наш рав Менахем Мендел Глуховский, и, получив микрофон от рава, как бы продолжая его выступление, Шмарья сказал:

"Они возвращаются. Этот парень, Руби – доказательство того, что они возвращаются. Только мы должны открыть дверь, чтобы они могли войти."

Добрый вечер!

На самом деле, я достаточно волнуюсь, это не просто стоять перед святой общиной, и то, что дает мне силы стоять здеьс – это, действительно, дети, как Руби, и еще одна девочка, которая сидит здесь в зале, которые упали так низко, как только человек может упасть, и по милости Вс-вышнего, они выросли, поднялись, и достигли того, что они достигли сейчас.

Я решил сегодня начать с чего то другого, не только Реторно.

Я начну с истории одного парня из Кфар Хабада, который почти уже сошел с пути, и мы не будем здесь обсуждать, почему. Этот парень поехал к Ребе, когда ему было шестнадцать с половиной – семнадцать лет, и вернулся в ешиву, и все еще не стал на путь, и все еще не нашел своего места. И есть у этого парня много причин, сойти с пути. И когда этому парню было восемнадцать с половиной лет, в ешиву пришел удивительный человек, "ангел". И говорит этому парню: Ребе послал меня. Я посмотрел на него – я – этот парень: ты кто? Для чего Ребе послал тебя? Говорит мне: меня зовут Александр Бин-Нун. Я инспектор в сети школ Хабада, и меня послал Ребе, взять тебя, сделать тебя учителем. Учителем? – Я как раз собирался идти в армию… Ну, будет учитель-солдат…

Первым делом, я почувствовал, что Ребе не отказывается от меня. Уже тогда, он не отказался от меня. Он не отказался от меня после десятков лет, когда я платил плату за многие вещи, которые я не должен был делать. Он не отказывается и сегодня.

Рав Александр Бин-Нун взял меня, "усыновил" меня, учил меня… Потом я ушел…

В 1969 году – когда все еще… и я говорю это перед моим личным гимел тамуз, гиткашрут. Гиткашрут – это то на идиш называется "фолгн". Я не знаю как это на иврите. Говорят тебе – делай! Без рассуждений – "я думаю, что Ребе имеет в виду…". В 1969 году я получил это письмо от Ребе, оригинал.

"11 элула 1969 года

В ответ на Ваше письмо... Понятно, что совершенно исключено получить такую-то должность… Ваше место – в религиозном образовании…"

Через неделю после того, как я получил это письмо, оно потерялось. Десятки лет я не видел его. И после того, как я оказался в ситуации, когда я попросил у Ребе: "не оставляй меня, и дай мне почувствовать это…" И тогда мы уехали из Кфар Хабада, и переехали в Рховот, моя жена вдруг говорит мне: "ты помнишь, много лет назад ты все искал письмо… - я нашла его! Я хотела выбросить какую-то старую папку, и нашла это письмо". Это то, что дает мне силы стоять здесь. И Ребе не отчаивается от меня до сего дня.

Есть у меня еще одно письмо от Ребе, кто захочет когда нибудь – я смогу показать ему.

Не отчаиваться, не терять надежды.

Я только что вернулся из Иерусалима. И поэтому я несколько опоздал, я надеюсь, не очень сильно. Я проводил там занятия. Я стоял на улице и ждал машину. Вдруг я вижу на улице подростка. Такая кипа, "итхазкут", тхелет. И я внимательно смотрю на него, и он смотрит на меня, этот мальчик, лет шестнадцати-семнадцати. И я делаю шаг ему навстречу. И я вижу, что этот парень пропал. Он находится в месте, где дети не должны быть. Мальчики, и девочки и т.д. Я делаю шаг ему навстречу, и он делает мне навстречу два шага… и мне некогда, я тороплюсь…И он подходит ко мне, и я протягиваю ему руки навстречу. И я прошу у него – "обними меня". И он – обнимает. Мне еще жмет от этого крепкого объятия… И после того, как мы стоим несколько секунд обнявшись - он вдруг спрашивает у меня: когда ты снова будешь здесь?... Я не знаю, как зовут этого парня…

В чем нуждается этот ребенок? Где он пропал? В Реторно мы возвращаем к жизни людей, которые разбились. Полностью! И что значит "разбились"! – Еще немного, Вы услышите историю человека, который разбился, и вернулся к жизни. Что значит, ребенок, который разбивается? Ребенок, у которого нет границ ни в какой области его жизни. Ни во времени – идет спать в шесть утра. Ночью – живут. Ни религия, ни родители, ни Ребе, никто и ничто… Я и мои личные потребности и желания – и все!

Но дети, которые приходят к нам – приходят? – их привозят – в полицейских машинах, в качестве замены заключения в тюрьме, с кандалами на руках и на ногах – это потрясающие дети. Я еще не видел ребенка, который бы родился с "джойнтом" или с "бангом" или с гашишом в руке. Это же случается где-то! Ребенок становится на путь саморазрушения, там, где мы еще можем обнаружить это! И для этого мы здесь, и это то, что я стараюсь, и умоляю, давайте, сделаем что нибудь! Слишком много детей ускользает от нас, и становятся на путь саморазрушения. Путь, с которого очень трудно, почти невозможно, вернуться назад.

Восемь с половиной лет назад я открыл школу в Реторно. Для невозможных детей, детей, которые в жизни никогда не учились. Их бросало туда-сюда, школа выбросила их на улицу, улица выбросила их в тюрьму, тюрьма привела их к нам. В лучшем случае. В Реторно есть сегодня сорок детей. Я хочу, чтобы вы поняли. Сколько детей должны сегодня быть в Реторно? Тысячи! И я говорю это, зная о чем я говорю. У меня есть точные данные.

И когда я собирался открывать там школу – я верю, что учеба – это терапия, это борьба с трудностями, определить трудности, и найти способы их решения – это терапия…Я не знал, какая школа нужна для этих детей. Что им нужно, что? Какой школы еще не было у них? Учителя, религиозные преподаватели были у них, советник по воспитанию (йоецет хинухит) была у них, учитель специального воспитания, лечебная группа – все эти замечательные вещи. И я из министерства просвещения, я знаю, что это. Есть что-то у этих детей, чего я не знал. Я сказал, что попросил профессионалов, самых лучших профессионалов в образовании – дать мне ответ, какая школа нужна для этих детей. Они разделились на две группы, и начали работать. Работали полтора часа, пока мы не получили документ, который назывался "рейтинг потребностей школы в Реторно". От одного до десяти. Один – первое место, 10 – последнее. На первом месте – что, вы думаете, они написали, чего бы мы хотели, чтобы у них было? Я был поражен! Любовь – есть! – Это Реторно, в Реторно – любят! Что мы умеем делать? Мы любим! Внимание! Чтобы нас слышали! И я начал думать, что означает "слушать"? Это же коллективная работа – тридцать человек пришли к выводу, что это то, чего не хватало им раньше! Ибо если бы их слушали – так они считают – они бы не не встали на путь саморазрушения! В тот вечер я пришел домой – я взял с собой рабочие материалы – и я сказал жене – я хочу создать школу.. – "ОК, еще одна мечта"… Эта школа – это сон, который стал реальностью. И я спросил у нее – давай подумаем вместе, что означает "слышать"? Что это за вещь, в которой эти дети нуждаются? Ведь если я хочу создать школу, в которой детей будут слышать, то я должен уметь слушать! Разве я умею слушать? И я спросил у нее – мы уже тридцать три года женаты – еще тогда – 9 лет назад – я умею слушать? Тогда она сказала мне – "когда ты хочешь – ты можешь!" Мой отец, да будет он здоров, говорит мне это до сего дня. Он уверен, что я – нереализованный  потенциал до сего дня… Это правда…

В чем, действительно, состоят потребности детей, которые достигают самых замечательных результатов в учебе? Все приходят туда с реталином, десять процентов остаются, 90 процентов не нуждаются в этом, и происходят удивительные вещи! И я говорю вам, каждый ребенок, который приходит в Реторно, и проходит один "чистый" день -  без наркотиков, без алкоголя, без насилия – без всего этого – это чудо! Но это чудо, облаченное в природную оболочку! Естественным образом – эти дети получают то, что им нужно – и они достигают самых изумительных успехов в учебе. Ребенок, которому хорошо – он также учится.


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .