Шломо Хаим Кесельман

Многие из учеников р. Шломо Хаима помнят этот ворт, который он часто повторял на итваадутах: Хаид р. Велке Виленкер, из самых больших хасидим Алтер Ребе, говорил: «миснагид – это портрет». Сегодня в точности, как вчера, а завтра будет в точности как сегодня. Но хасид – это живой человек. Он падает в грязь, и вылезает из нее. И снова падает, и снова поднимается». Различие между фотографией человека и живым человеком незаметно, если смотреть на вещи с их внешней стороны. Внешне, живой человек и мертвое тело выглядят совершенно одинаково. Но внутренне между ними существует огромная разница: человек на фото – в нем нет духа жизни. А в живом человеке есть жизненная энергия и движение..
Рав Шломо Хаим Кесельман однажды был в гостях у своего зятя, р. Авраама Лисона. Дело было в Симхат Тора, и к нему зашли несколько молодых людей, сели за стол, и начался итваадут. Хозяйка, дочь р. Шломо Хаима, разволновалась. Она не была готова к такому спонтанному фарбренгену, и хотела пойти к соседям одолжить еще халы и закуску. Когда отец, р. Шломо Хаим, заметил это, он подошел к ней и тихо сказал: Не волнуйся. Поставь на стол то, что есть в доме. То, чего у тебя нет - никто не просит ставить на стол... ("а-машпиа, стр. 202)


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .