Вайелех. Беседа 3

Беседа 3

В Святая Святых в Йом Кипур служение происходило в белых одеждах. Урок из этого в служении человека.

11. В число Десяти дней раскаяния входят оба дня Рош-Гашана и Иом-Кипур. Поскольку между Рош-Гашана и Иом-Кипуром только семь дней, то ясно, что Десять дней раскаяния включают в себя и Рош-Гашана, и Йом-Кипур, а раз все десять дней имеют одно общее название - это свидетельствует о том, что все они представляют собой одно целое, которое начинается с Рош-Гашана и завершается в Иом-Кипур. Следовательно, с первой минуты Рош-Гашана уже начинается подготовка к Иом-Кипуру.

Главная заповедь, которую исполняют в Рош-Гашана - трубление в шофар. Суть Йом-Кипура - служение первосвященника. Целый год служение в Храме совершали и другие когены, но в Йом-Кипур первосвященник должен один совершить всё.

Служение первосвященника в Йом-Кипур состоит, в общем, из двух частей. Первая - то, что он должен делать, будучи облачен в так называемые «золотые одежды» первосвященника. (Они были сотканы из различных видов нитей, но поскольку в каждую нить было вплетено золото, одежды первосвященника называли золотыми.) Вторая часть его служения - то, что он должен делать, переодевшись в простые льняные одежды - так называемые «белые одежды».

Храм состоял из трех частей: двор, Чертог (в Мишкане его заменял Шатер откровения) и Святая Святых. Исполняя работы во дворе и в Чертоге, первосвященник был облачен в «золотые одежды», в Святая Святых он заходил только в «белых одеждах».

12. Разрушение Храма коснулось лишь его материального аспекта: камней, золота и серебра; духовный же Храм в душе каждого еврея всегда остается в своей целостности. Даже сам еврей не в состоянии разрушить Храм, находящийся в его душе, тем более - нееврей.

Так сказал Ребе, мой тесть, 3 тамуза 5687 (1927) года на вокзале, отправляясь в ссылку в Кострому: «Лишь наши тела преданы изгнанию и порабощению нееврейскими царствами. Наши души в изгнание не отправлены и в порабощение нееврейскими царствами не отданы»[1].

В духовном Храме, находящемся в душе каждого еврея, также проходят все времена года. И когда наступает Йом-Кипур, каждый еврей - первосвященник своего Храма - обязан исполнить все виды служения этого дня, не полагаясь ни на кого другого. И в том, что он должен сделать, есть, в общем, два вида работ: служение в Святая Святых в «белых одеждах» и все остальные виды служения в «золотых одеждах».

13. Рамбам так объясняет[2], почему когены носили очень красивые, даже роскошные одежды, изготовленные для того, чтобы священнослужители вызывали у видящих их пиетет и восхищение[3]: в святости следует использовать все самое лучшее и красивое. Поскольку золото занимает очень важное место в человеческих представлениях о ценностях и производит большое впечатление на людей, служение в Храме вообще и особенно в Иом-Кипур должно совершаться в «золотых одеждах».

Но тогда непонятно: почему именно в Святая Святых первосвященник совершал служение в «белых одеждах»? Ведь там царила большая святость, чем во всех остальных помещениях Храма, и, казалось бы, там, без всякого сомнения, первосвященник должен был совершать служение в «золотых одеждах»!

Дело, однако, в том, что каждый должен служить Всевышнему в соответствии со своими собственными силами. Когда к богатому человеку приходят за цдакой, он не имеет права утверждать, что вполне исполняет свой долг, изучая Тору (а также Талмуд и учение хасидизма) и молясь, как полагается. Он должен отдавать себе отчет, что служение в Храме должно совершаться в «золотых одеждах». С другой стороны, необходимо помнить, что в «золотых одеждах» невозможно исполнить все служение (то есть недостаточно финансово поддерживать йешивы и т. п.). Необходимо иметь также «белые одежды»: духовная жизнь должна быть чистой, отрешенной от любых материальных и физических интересов. Каждый вид служения должен соответствовать месту, где оно совершается. Вне Святая Святых в служении надо использовать золото: использовать его на то, что связано с Храмом.

В Мидраше сказано: «Золото не было пригодно для использования, оно сотворено только для Храма»[4]. Золото было создано, чтобы использовать его в Храме, лишь поэтому оно потом стало использоваться в остальном мире. Но каждый еврей понимает, что нельзя делать главное второстепенным, а второстепенное - главным.

Когда же дело касается Святая Святых в каждой еврейской душе - туда нельзя брать с собой золото. Там богач равен любому другому. Служение в Святая Святых следует исполнять в «белых одеждах».

14. Вот в чем смысл Десяти дней раскаяния, которые начинаются с шофара Рош-Гашана и заканчиваются служением первосвященника в Йом-Кипур. В самом начале их берут шофар - простой рог животного - и дуют в него. Звуки, которые он издает, тоже совершенно простые, вовсе не «музыкальные тоны». Когда еврей стоит пред Всевышним, нет места мудрствованиям. Со Всевышним его связывает простой крик, вырывающийся из его сердца. Он кричит из самой глубины сердца: «Я - сын Всевышнего, а Он - мой отец! Отец, дай мне хороший и сладкий год!».

Окончание Десяти дней раскаяния - это служение первосвященника, который знает, что должен совершать его и в «золотых одеждах», и в «белых одеждах», и решает исполнять его в точности так. Он знает, что раз Всевышний дал ему деньги и еврейскую душу, то когда дело касается того, что находится вне Святая Святых, нельзя прятаться в «белых одеждах» - таких чистых, что по сравнению с ними любая вещь выглядит запятнанной. Поэтому когда к нему приходят за деньгами, он не говорит: идите к другому, потому что я свят и чист. Он знает, что и Храм, и йешива, и синагога, и бейт-мидраш нуждаются в золоте; значит, он должен дать золото. Но когда дело доходит до Святая Святых, здесь он равен со всеми остальными евреями. Он идет не в «золотых одеждах», но в «белых одеждах» - очищенных от всяких материальных и физических интересов. Он знает, что в Святая Святых нет ничего - там нет даже священного хлеба, называющегося лехем гапаним. Там - только Всевышний, Тора (Ковчег со Скрижалями) и он, первосвященник.

15. Отсюда каждый еврей может сделать важный вывод: начало самой жизни, начало служения Всевышнему и начало года - это простой крик, обращенный ко Всевышнему, Который выше разума. Но после такого начала каждый еврей должен совершать служение в том Храме, который совершенно цел и сейчас, - как в «золотых одеждах», так и в «белых одеждах». И если он будет действовать именно так, материальное и духовное пойдут у него рука об руку - так, как это было в служении первосвященника, который не просто надевал сначала «золотые одежды», потом снимал их и надевал «белые одежды», но сменял их попеременно. Сначала - «золотые одежды», потом - «белые одежды», потом - снова «золотые одежды», а потом - опять «белые одежды», и еще раз - «золотые одежды», потому что у евреев материальное и духовное неразделимы.

16. В Йом-Кипур еврей обязан хорошо подумать о себе самом и приготовиться к тому, чтобы войти в Святая Святых Храма, находящегося в его душе.

Что это такое, Святая Святых? В Святая Святых Храма находился лишь Ковчег, в котором лежали Скрижали. Это значит, что Святая Святых - это место пребывания Скрижалей, то есть Торы, буквы которой не написаны, а вырезаны (то есть являются частью самих Скрижалей). То же самое полностью относится к Святая Святых, что в душе еврея: это его связь с Торой, в категории «вырезанные буквы»[5] - связь, которая является частью его самого.

17. Когда наступает Йом-Кипур и еврей должен войти в Святая Святых, у него возникает вопрос: как я могу войти в Святая Святых, если мои «одежды»[6] далеко не «роскошные»?

Ему отвечают: для того, чтобы войти в Святая Святых, вовсе не требуются «золотые одежды» - «роскошные», «разноцветные». Требуются одежды чистые, «белые одежды»: чистое, высветленное сердце и чистая, высветленная голова. А это каждый еврей получает после погружения в воды миквы накануне Йом-Кипура - омовения, которое смывает все нехорошее и недостойное.

18. После всего служения, и в «золотых одеждах», и «белых одеждах», первосвященник обычно произносил короткую молитву, в немногих словах испрашивая хороший год себе, своему колену и всему еврейскому народу – хороший также в самом простом, материальном смысле. Точно так же и каждый еврей, совершая служение в Святая Святых собственного Храма в своей душе, несколькими считанными словами приносит счастье на все дни целого года. И так же, как молитва первосвященника была обо всем еврейском народе, молитва каждого еврея во время его служения в Йом-Кипур, к которому он приступает в «белых одеждах» - с чистым сердцем и добрыми намерениями, - обеспечивает не только ему и его семье, но и всем евреям[7] год хороший и сладкий в плане духовном и материальном.

Из беседы 7 тишрей 5717 г. (1956 г.)

.



[1] Ликутей дибурим, стр. 692.

[2] См. Морэ невухим, ч. 3, гл. 45.

[3] См. Шмот,28:2.

[4] Брейшит раба, 16:2.

[5] Ликутей Тора, Ваикра, 45а.

[6] «Три одежды души»: мысли, слова и дела (см. Тания, ч. 1, гл. 4).

[7] Как известно, «сыны Израиля ответственны друг за друга» (Швуот, 39а, Сангедрин, 27б).

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру