Корах

Беседа 1

Связь заповедей "даров когенам" и "все лучшее – Вс-вышнему" с устранением претензии Кораха "вся община свята".

1. В начале этой главы Торы рассказывается о раздоре, который затеял Корах, претендуя на место первосвященника вместо Агарона, затем - о чуде с посохом Агарона, благодаря которому было доказано, что первосвященником должен быть именно Агарон, и, наконец, - о «дарах когенам», также связанных с избранностью Агарона и его потомков. Заповедь о «дарах когенам» предписывает отдавать когену определенную часть от всего, что получают, - как от того, что обозначается в учении хасидизма как «внутренний свет» (съестные продукты), например труму и бикурим, так и от того, что называется «окружающим светом» (связанное с одеждой), например первую состриженную с овец шерсть.

Тора разъясняет, что символизируют «дары когенам»: первое от всего, что у нас есть, мы должны отдать Всевышнему. О когенах сказано: «Б-г, Всесильный Израиля, - Он их наследие»[1]. Когенам нечего делать с материальными явлениями этого мира, их наследное владение - Всевышний. Поэтому «дары когенам» на самом деле отдают Всевышнему, а когены лишь «удостаиваются получать с высокого стола»[2].

Поэтому, как пишет Рамбам[3], аналогичным образом когда сегодня дают есть бедняку, должны дать ему самое лучшее, самое вкусное со своего стола; когда исполняют заповедь: «Увидишь нагого - укрой его», надо дать ему самую красивую из своих одежд; когда строят дом для молитвы, надо построить его более красивым, чем собственный жилой дом, как сказано: «Весь тук - для Б-га»[4].

(Следует заметить в этой связи, что хотя обычно считается, что труд Рамбама относится к «открытой Торе», тем не менее, во многих местах он содержит намеки, взятые из учения о внутреннем содержании Торы, то есть Кабалы. Так и здесь: совсем не случайно Рамбам приводит именно эти три примера: пища, одежда и дом.)

Это значит, что из всего, что есть у человека, - из его пищи, одежды и жилища - самое первое, то есть самое лучшее, он обязан дать в дар когену, то есть перевести в сферу святости. А словом «бедняк» обозначается Б-жественная душа бейнони - человека, который не праведник, но и не нечестивец[5]. (Относится это, главным образом, к «пище» и «одежде», потому что в связи с «домом» Рамбам конкретно говорит о «доме молитвы» - доме, посвященном Всевышнему.) Но чтобы человек вел себя таким образом во всех частностях, ему необходима подготовка. Поэтому Рамбам приходит к выводу, что человек обязан уяснить себе: поскольку он всё получает от Всевышнего, самое главное, самое лучшее он обязан отдавать Ему. И тогда его поведение в отношении «пищи», «одежды» и «дома» будет таким, как следует, во всех частностях, и самое лучшее он охотно будет отдавать когену.

Такой образ действий оказывает влияние также на материальные условия жизни, как следует из рассказа о человеке, который все уменьшал размеры своих «даров когенам» до тех пор, пока поле не родило в точности столько, сколько он должен был отдать когену[6].

2. У указания Торы «весь тук - для Б-га» есть также временной аспект. В определенные периоды жизни человек совершенно не имеет дела с окружающим его материальным миром (в самом общем плане - это первые годы его жизни). В другие периоды он, напротив, постоянно занят общением с окружающим миром. Есть будни, когда человек трудится, и есть субботы и праздники, когда он свободен, и в особенности - Десять дней раскаяния, когда, как говорит хасидизм, «источник света близок к каждой искре света»[7].

Необходимо знать, что и в отношении времени нужно руководствоваться указанием «весь тук - для Б-га»: Всевышнему необходимо отдавать лучшее время суток. Самые лучшие и спокойные часы - вскоре после того, как человек встает ото сна: его голова чиста и спокойна. Вот именно это время и следует отдавать Всевышнему, как сказано в Торе: «От начатков теста вашего [арисотей-хем] возносите лепешку в приношение...»[8]. Ребе, мой тесть, так истолковал слово арисотейхем (созвучное со словом эрес, «ложе»): утренние часы, сразу после того, как еврей встает со своего ложа, он обязан «вознести в приношение» Всевышнему.

Поэтому когда здесь, в Америке, обсуждался вопрос о расписании занятий в йешивах, Ребе занял непримиримую позицию: поскольку утро - это лучшее время дня, утренние часы должны быть посвящены изучению Торы, а предметы, не связанные с ней, можно изучать во второй половине дня, «и благословит тебя Б-г, Всесильный твой, во всем, что будешь делать»[9].

Это правило относится и к деловым людям. Хотя основное их занятие - работа в будни, они должны знать, что главное - это Тора и молитва, и первое, самое лучшее время дня они обязаны отдавать Всевышнему. Прежде всего они должны молиться, после молитвы - учиться, как предписывает Галаха: «Из дома молитвы - в дом учения»[10]. Лишь затем они могут завтракать, как постановляет Це-мах-Цедек[11]: завтрак должен быть только после молитвы. И только после всего этого можно начать заниматься тем, что человек делает по собственной инициативе.

Следует знать, что главное - это Тора и молитва. Нельзя полностью погружаться в свои дела, утром прочитывать одну главу Торы лишь для того, чтобы исполнить предписание «Шулхан аруха», - произносить слова и даже не слышать их, нисколько не вдумываясь в них. Лучшее время, лучшие силы необходимо посвятить Торе и молитве.

Конечно, труму следует отделять так, чтобы оставшаяся часть была достаточно большой[12], и то же правило относится к маасеру: это лишь десятая часть от целого, а в свое время в галилейском городе Уша мудрецы Торы постановили, что даже «расточительный да не расточит более одной пятой части»[13]. Правда, Алтер Ребе пишет[14], что если речь идет о спасении души, «исцеление души не менее важно, чем исцеление тела и прочие его нужды», и сказано: «Все, что есть у человека, отдаст он за душу свою»[15]. Но это особый случай, который не относится к постоянной цдаке. Так что даже если большая часть дня уходит у человека на его собственные дела и только меньшая - на Тору и молитву, все равно эта меньшая часть - главная часть дня, и, разумеется, она должна быть «туком», то есть самой лучшей.

А подготовкой к такой организации своего дня должно быть принятие на себя ига высшей власти Всевышнего.

Едва проснувшись, надо произнести «Модэ ани» с сознанием, что принимаешь на себя иго власти Небес и что «весь тук» должен быть отдан Б-гу. А принятие на себя ига высшей власти Всевышнего, как уже было сказано, прямо влияет и на материальное благосостояние.

3. Корах оспаривал первосвященство Агарона, утверждая, что не следует отдавать «весь тук» когену, так как «все общество, все святы, и среди них Б-г! Отчего же возноситесь вы?»[16]. Ведь даже когда не занимаются Торой, все равно «на каждые десять евреев нисходит Шхина»[17], и даже когда еврей один, у него все равно остается Б-жествен-ная душа, - даже у самого пустейшего еврея и совершенного нечестивца, - куда бы он ни шел, Б-жественная душа с ним, а вместе с ней - Сам Всевышний! Так что вопрос: «Отчего же возноситесь вы?» кажется вполне правомерным.

В особенности это относится к посвятившему себя Торе: уж он-то наверняка может делать все, что захочет, потому что Тора защищает и спасает его, ведь нарушение Торы гасит заповедь, но не гасит Тору[18]. Так что, само собой разумеется, он может говорить «отчего же возноситесь вы?», и Тора его защитит...

Учение хасидизма объясняет, что суть претензий Кора-ха к Моше и Агарону состояла в том, что поскольку души их всех принадлежат миру Ацилут, они должны быть равными и на земле. В будущих поколениях, когда душами из мира Ацилут будут обладать лишь избранные личности, будет нужен свой Моше-рабейну. Поколение же пустыни -это поколение знания[19], на семьдесят старцев, а через них и на все шестьсот тысяч душ Израиля был «излучен дух» святости. Следовательно, если души всего Израиля были, таким образом, связаны с миром Ацилут, «отчего же возноситесь вы?» - куда же еще выше идти?!

Возражение Кораха раздается и в наше время (потому что все, что происходило во время исхода из Египта, имеет место и в будущие времена). Но сегодня оно принимает такой вид: если еврей посвятил себя Торе, что еще можно от него требовать? Разве этого недостаточно?

Ответ на этот вопрос таков. В свое время Корах высмеял Моше-рабейну за ответ, что талит, сотканный целиком из тхелета[20], нуждается, тем не менее, в цицит, и что дом, полный священных книг, нуждается в мезузе. Однако в действительности одного талита, даже сделанного из тхелета, недостаточно[21]: к нему должны быть привязаны нити цицит, которые символизируют боязнь Б-га и «би-туль». И наличия священных книг - даже свитка Торы - в доме недостаточно: к косяку двери надо прибить мезузу, в которой написаны два отрывка из Торы, содержание первого из которых - любовь ко Всевышнему, а второго - боязнь Его.

Мезуза охраняет дом и все, что в нем находится, - даже если дом полон священных книг. Пусть он наполнен Торой, но если в нем не хватает любви ко Всевышнему и боязни Его, - значит чего-то не хватает в Торе, которая этот дом наполняет. «Тора без любви и боязни не возносится вверх»[22]. К косяку дома, полного книг, должна быть прикреплена мезуза - любовь и боязнь охраняют Тору, потому что боязнь Всевышнего у человека должна предшествовать его мудрости, только тогда его мудрость остается существовать[23]. А «у всякого, кто говорит: „Нет у меня ничего, кроме Торы", - даже Торы нет у него»[24].

4. Наказание Кораха состояло в том, что он живым пал в преисподнюю. Самое поразительное в этом - соединение жизни и преисподней. Человек лежит на самом дне преисподней, в самой глубине зла, и думает, что живет; он продолжает утверждать, что «все святы», и поскольку в нем остается душа, куда бы он ни попал, Всевышний с ним («и среди них Б-г»)...

Утверждение Кораха, что «все святы», действительно истинно. Каким бы еврей ни был, у него есть Б-жествен-ная душа, что-то из Торы он знает. Но, тем не менее, он все-таки лежит в преисподней: ибо какое значение имеет его Тора, если она находится в одном месте, а сам он - в другом?!

Более того, Алтер Ребе пишет[25], что когда Тору учат не так, как следует, ее отправляют в изгнание, в мир клипы. Он приводит потрясающее сравнение: «Это - как если бы кто-нибудь схватил короля за голову, и силой опустил бы ее, и окунул бы его лицо в уборную, полную испражнений»[26]. Таков еще один смысл «жизни в преисподней»: человек берет с собой Тору - свою жизнь - на самое дно преисподней!

Средство борьбы против такого подхода - «дары когенам»: лучшее время и лучшие силы отдавать Торе и молитве. От своей «пищи», от «одежды», от своего «дома» «начатки» - самую лучшую часть - отдавать Всевышнему. А подготовка к этому - «Модэ ани», принятие на себя ига высшей Б-жественной власти сразу после пробуждения.

А давая «дары когенам», получают «благословение когенов»[27]: «Да благословит тебя Б-г...» - хорошими детьми, «...и охранит тебя» - охранит твое достояние, и расцветет «посох Агарона»[28]: все это благо - и материальное, и духовное - придет быстро и откроется здесь, на земле, и будет долговечным.

5. Главный пункт сегодняшней главы - история о том, как Корах оспаривал право Агарона на первосвященство, утверждая, что «все святы»: каждый может определять закон Торы по своему усмотрению, каждый является авторитетом в вопросе, что дозволено и что не дозволено... Необходимо знать, что это - подход Кораха. А результатом такого подхода стали разногласия между самими последователями Кораха: спор «не во имя Небес - спор Кораха и всех его сообщников»[29]. Должен быть «битуль» по отношению к тем, кто владеет Торой, к тем, кто в состоянии вывести закон согласно Торе, к тем, чье галахическое решение оказывает влияние на действительность (потому что, как известно, действительность этого мира определяет Тора).

Сегодняшняя глава Торы дает нам еще один урок, тоже связанный с «дарами когенам». Как постановляет Рамбам, «весь тук - для Б-га»: цдака бедняку - этот дар Всевышнему, «Ссужающий Б-гу - жалеющий бедного»[30], и потому следует дать бедняку от самого лучшего. И то же правило относится к «дому молитвы». Следовательно, лучшее время, лучшие силы, самое дорогое нужно отдать Всевышнему. А что у человека дороже детей? Значит, детей нужно отдать Всевышнему, а лучшее их время - первые годы их жизни.

Вот этим и заслуживают «благословение когенов» - «Да благословит тебя Б-г...» - хорошими детьми, «...и охранит тебя» - охранит твое достояние: все твои расходы будут на радостные цели. Зарабатывать хорошие деньги еще мало: если они уходят на врачей, то уж лучше быть здоровым и не иметь пары долларов на врачей. А заканчивается «благословение когенов» так: «...И даст тебе мир»[31]. «Не нашел Всевышний другой формы, удерживающей в себе благословение Израилю, кроме мира»[32]. Даже когда будешь делать немного - только для того, чтобы создать форму, которая может воспринять благословение Всевышнего, - этого будет достаточно, чтобы получить мир, который сам будет удерживать в себе благословение Свыше.

А после «благословения когенов» Всевышний добавляет: «И Я благословлю их»[33]. Эти Его слова являются большим благословением, чем «благословение когенов»[34]. Когда отдают Всевышнему «дары когенам», то приходит ответ: «И Я благословлю их» - и это Б-жественное благословение важнее, чем то, которым благословляют люди.

«И Я благословлю их». Кого? Согласно одному объяснению - когенов, согласно другому - сынов Израиля. В свете вышесказанного оба объяснения объединяются: «благословлю когенов» - это благословение духовное: чтобы еврей чувствовал вкус и прилив энергии в изучении Торы и исполнении заповедей, а «благословлю сынов Израиля» - это благословение в материальной сфере: чтобы на всех путях своих у еврея было все, что ему требуется.

Из беседы в субботу главы Корах 5714 г. (1954 г.)



[1] Йегошуа, 13:33.

[2] Бейца, 21а.

[3] Рамбам, Мишнэ Тора, Законы о том, что запрещено приносить на жертвенник, 7:11.

[4] Ваикра, 3:16.

[5] См. Тания, ч. 1, гл. 32; Ликутей Тора, Ваикра, 49а.

[6] См. Таанит, 9а, Тосафот Асер теасер; Танхума, Реэ, 6; Ялкут Шимони, Реэ, ремез 892.

[7] Ребе Рашаб, Кунтрес гаавода, гл. 5; Ребе Раяц, Сефер ма-амарим-кунтресим, стр. 11.

[8] Бемидбар, 15:20.

[9] Дварим, 15:18.

[10] Шулхан арух гарав, 155:1.

[11] Пискей диним, Орах хаим, п. 89.

[12] Эйрувин, 37б; Псахим, 336; Хулин, 1366.

[13] Ктубот, 50а; Арахин, 28а.

[14] Тания, ч. 3, гл. 3.

[15] Иов, 2:4.

[16] Бемидбар, 16:3.

[17] Иерусалимский Талмуд, Эйрувин, 1:10. См. Тания, ч. 4, послание 23.

[18] См. Сота, 21а.

[19] См. Псикта, Парашат пара, 14:19; Ликутей Тора, Бемидбар, 37б.

[20] Драгоценная голубая шерсть, нить которой, по букве закона Торы, должна быть вплетена в каждую кисть цицит (Бемидбар, 15:38-40).

[21] См. Иерусалимский Талмуд, Сангедрин, 10:1; Бемидбар раба, 18:3; Танхума, Корах, 2.

[22] Тикуней Зогар, тикун 10. См. также Псахим, 50б.

[23] См. Авот, 3:9.

[24] Йевамот, 109б.

[25] Шулхан арух гарав, Законы изучения Торы, гл. 4; Тания, ч. 1, гл. 39.

[26] Тания, ч. 1, гл. 24.

[27] Бемидбар, 6:24-26.

[28] См. Бемидбар, 17:23.

[29] Авот, 5:17.

[30] Мишлей, 19:17.

[31] Бемидбар, 6:26.

[32] Окцин, 3:12.

[33] Бемидбар, 6:27.

[34] См. Брейшит раба, 61:4; Танхума, Хаей Сара, 10; Ребе Ра-шаб, Ханох ланаар, стр. 47-50.


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .