Глава Захор

Четыре времени и ступени в войне с Амалеком. Смысл этого в духовном служении.

6. Войне между Амалеком и евреями определено четыре периода времени. В первый раз он напал на них вскоре после исхода Израиля из Египта. Во второй раз - в последние годы пребывания евреев в пустыне, перед тем, как они вступили в Страну Израиля (на этот раз Амалек замаскировался под кнаанеев[1]). Третий этап войны пришелся на ранний период жизни еврейского народа в Стране Израиля, вскоре после воцарения Шауля, первого царя Израиля, еще до того, как был построен Храм (потому что Всевышний повелел исполнить эти три заповеди именно в таком порядке: сначала поставить царя, затем уничтожить Амалека и после этого построить Храм). Четвертый этап войны придется на поколение царя-Машиаха.

Вся история народа Израиля - с тех пор, как он стал народом, уйдя из Египта для того, чтобы получить Тору, - делится на две эпохи. Первая - когда сыны Израиля странствовали по пустыне, совершенно не соприкасаясь с материальным миром: Всевышний обеспечивал их всем, в чем они нуждались. Их пищей был ман, воду они получали из колодца Мирьям, окружавшие их облака служили им домом и обеспечивали их одеждой. Вторая эпоха началась, когда еврейский народ пришел в страну семи народов, чтобы превратить ее в Страну Израиля, и включает в себя также период изгнания, когда евреи находятся в странах народов мира для того, чтобы подготовить мир к исполнению предсказания о том, что в будущем Страна Израиля распространится на все страны[2], и превратить его в «жилище для Всевышнего».

Из четырех этапов войны с Амалеком первые два относятся к началу и концу первой из двух эпох истории Израиля; остальные два - к началу и концу второй эпохи. Тот факт, что в первую эпоху первая из двух войн была с Ама-леком явным, а вторая - с Амалеком замаскировавшимся (под кнаанея), указывает на то, что так же должно быть и во вторую эпоху. Первая война в дни Шауля велась против явного Амалека, а вторая - в поколение царя-Машиаха (то есть в нашем поколении, к которому Машиах придет вскорости, в наши дни) - это война со скрытым Амалеком.

7. Говоря о первом нападении Амалека на Израиль, Тора употребляет выражение ашер карха, что означает «который встретился тебе [по дороге]»[3]. Но мидраш[4] истолковывает слово карха иначе: как однокоренное со словом крирут («охлаждение»). То есть Амалек не убивал евреев, он лишь охладил их.

Евреи шли тогда получить Тору и готовились провозгласить «будем исполнять» раньше, чем «будем слушать [Его слова]». То есть независимо от того, поймем мы или нет, все, что услышим от Всевышнего, исполним. И вот в этот момент приходит Амалек и охлаждает пыл евреев.

Амалек не утверждает, что вообще не следует идти к получению Торы - ведь он тоже потомок Аврагама и Иц-хака. Он только говорит: «Что ты выходишь из себя? Зачем ты кричишь „будем исполнять" раньше, чем „будем слушать"? Зачем ты обязуешься исполнять прежде, чем услышал, о чем вообще идет речь? Ты же умный, об этом свидетельствует тот факт, что тебе хотят дать Тору, которая - „мудрость ваша и разум ваш в глазах всех народов"[5]! А умному человеку не пристало выходить из себя, отказываться от здравого смысла! Тем более – кричать „будем исполнять!", обязываться исполнять все независимо от того, понимает он это или нет!».

Амалек - тоже потомок Аврагама и Ицхака, и поэтому он согласен, что нужно учить Тору, но он не согласен с Лаковом, о котором сказано: «Человек бесхитростный, сидящий в шатрах»[6]. «Сидеть в шатрах», изучая Тору, - утверждает он, - это еще куда ни шло, но быть «человеком бесхитростным»?! Не спрашивать сразу, о чем пойдет речь, что от него потребуют, но заранее быть готовым исполнять все - это уж слишком! На это он не согласен. Амалек придерживается принципов Эйсава, «человека, сведущего в охоте»[7]; он стремится все понять: высчитывает, сколько добычи добудет; он рассчитывает свои силы: сколько способен выучить и сколько исполнить. Амалек следует такому порядку: сначала выслушать и понять и лишь потом оценить, может он это сделать или нет.

Поскольку Тора, утверждает Амалек, истинна и относится к интеллектуальной сфере, то какое значение имеет, скажем ли мы «будем исполнять» раньше, чем «будем слушать», или наоборот? В любом случае - даже если сказать «будем слушать» раньше, чем «будем исполнять», - в конце концов мы обязательно придем к исполнению, поскольку так предписывает разум.

Но Тора предупреждает: необходимо знать, что за первым истолкованием выражения ашер карха, связывающим его со словом крирут, приходит второе: ашер карха - от слова кери[8]. Смысл этого понятия в том, что сокровенная жизненная энергия, данная Всевышним для того, чтобы «плодиться и размножаться, наполнять землю и овладевать ею»[9] - то есть приобрести власть над всем миром и превратить его в «жилище для Всевышнего», - эта энергия уходит на увеличение сил клипот[10]. А с чего это начинается? С крирут - прохладного отношения к Торе. А за «человеком, сведущим в охоте», следует «человек поля», уходящий подальше от «шатров» - шатров Шема и Эвера, шатров Письменной Торы и Торы Устной.

Надо следовать пути Яакова, «человека бесхитростного», истинному пути. Так в Гмаре[11] истолковывают стих «Бесхитростность честных ведет их»[12]: если ведут себя бесхитростно - идут по правильному пути. А на тех, кто не ведет себя в духе «народа опрометчивого» (сначала сказавшего «будем исполнять», а потом - «будем слушать» и понимать), кто утверждает, что Тора относится к сфере интеллекта и что не следует лезть из кожи вон, особенно когда речь идет о высоких и глубоких понятиях, что нужно следовать определенной последовательности: сначала понять, а уж потом принимать на себя обязательство исполнять, - на них в конце концов исполняется вторая половина этого стиха из Мишлей: «А фальшь вероломных их разорит». Тем самым на них осуществляется второе истолкование выражения ашер карха (о котором было сказано выше).

8. Такова была война с Амалеком в начале первой эпохи. В конце той же эпохи, в последние годы «поколения пустыни», прежде, чем евреи вступили в Страну Израиля, снова появились амалекитяне, чтобы вести с ними войну. На этот раз они прибегли к хитрости, переодевшись в одежды кна-анеев, чтобы сыны Израиля не поняли, что это тот же самый враг, который напал на них сорок лет назад.

На этот раз Амалек пришел не как потомок Аврагама и Ицхака, а в обличии кнаанея, гоя. Теперь он уже не вмешивается в дела, связанные с Торой и еврейством. «Время, когда ты учишься и хочешь вести себя, как еврей, меня не интересует, - говорит он, - делай, что хочешь. Я требую только одного: во всем, что касается Страны Кнаан, ты должен учиться у меня - покориться кнаанею».

На этот раз он пришел к евреям с новыми претензиями: вот, мол, сейчас ты заканчиваешь свое «образование» с «воспитанием», полученные от «поколения пустыни», и должен готовиться вступить в Страну Кнаан, где твоим занятием станут тридцать девять будничных работ; теперь ты должен изучить все порядки Страны Кнаан, чтобы выжить здесь. Если ты их не изучишь, не подчинишься им, не надейся, что сможешь жить в этой стране, общаться с миром и остаться евреем. Как ты сможешь одновременно и зарабатывать на жизнь, и соблюдать субботу и праздники, и воспитывать своих детей так, как предписано Торой, - как тебе удастся все это?

Об этой войне сказано в Торе: «И захватил у него плен»[13]. Говорит Мидраш[14], что кнааней, царь Арада, захватил у евреев в плен только рабыню-кнаанеянку. То есть «кнааней» не берет у евреев то, что принадлежит им по праву; он забирает только «плен» - то, что они сами ранее взяли в плен из мира. В изучение Торы и исполнение заповедей он не вмешивается. Он желает только, чтобы, выйдя из «четырех локтей» Торы и придя в мир, еврей вел себя так же, как кнааней.

Тора открывает нам, что под личиной кнаанея, царя Арада, скрывается все тот же Амалек. Потому что обычно гой не имеет никакого соприкосновения с евреем: еврей полностью принадлежит к сфере святости, а гой - к противоположному, и две эти противоположности не могут соединиться. Но когда Амалек, происходящий от Аврагама и Ицхака, приходит, переодевшись кнаанеем, чтобы вести войну с евреем, возникает место для всевозможных претензий, результат которых - такой же, как и результат нападения Амалека: «И перебил у тебя всех ослабевших, отставших от тебя»[15] и т. д.

Когда приходит «кнааней, царь Арада» и говорит, что следует изучать принятые в Стране Кнаан порядки и что только при этом условии удастся там жить, необходимо знать: это не только не путь к превращению Страны Кнаан в Страну Израиля - страну, на которую «постоянно устремлены глаза Б-га, Всесильного твоего»[16]. Наоборот, это война против евреев и против Страны Израиля, а в одежды «кнаанея, царя Арада» облачился тот же самый Амалек, который старался не допустить евреев к получению Торы и охлаждал их пыл во всем, что связано со святостью.

Тора открыла нам еще больше: мало того, что переодетый в «кнаанея, царя Арада» Амалек старается помешать дарованию Торы и вообще духовной жизни евреев, он хочет истребить еврейский народ физически. С наибольшей очевидностью это проявилось в дни первого Пурима: самая суть всех утверждений сводилась к одному: «Уничтожить, убить и истребить всех евреев»[17] - физически.

Для того, чтобы войти в Страну Израиля, не только нельзя придерживаться обычаев «кнаанеев», следует «полностью уничтожить их»[18].

9. Как было сказано ранее, в конце второй эпохи, то есть в нашем поколении, прежде, чем вступить в Страну Израиля, страну, на которую «постоянно устремлены глаза Б-га, Всесильного твоего, от начала года и до конца года», тоже необходимо сначала победить в войне с «кнаанеем, царем Арада».

Какую войну он ведет? Он приходит к еврею и говорит: «Коль скоро ты должен заниматься торговлей, ты обязан вести ее так, как это делает большинство торговцев, то есть как гой. Если ты хочешь занимать должность, иметь „джоб", ты обязан готовить себя к этому так, как гой готовит себя к этому. Ты должен научиться тому, что диаметрально противоречит Торе: не считаться с границами владений твоего соседа, не бояться даже тени злословия, взимать проценты и т. п. И ты должен отвлечься от изучения Торы, если хочешь преуспеть в этом мире».

«Прежде всего, - внушает он, - забудь, что в мире все происходит по воле Всевышнего и что вся работа человека на земле - не более, чем создание формы, в которую облачится благословение Свыше[19]. Обо всем этом забудь: отныне твоим подходом должно быть „сила моя и крепость руки моей создала мне [все] это богатство"[20]! И тогда, проявляя этот вид „святой ревности" и не отказываясь ни от каких фокусов, ты преуспеешь на своей должности и в твоей торговле, превратишься в преуспевающего бизнесмена". Но все это лишь при условии, что ты пройдешь всю ту подготовку, которую проходит гой».

Тора предупреждает: необходимо понимать, что этот советчик это Амалек, цель которого - помешать евреям получить Тору. И кроме того, надо понять, что, следуя таким советам, невозможно создать в этом мире «жилище для Всевышнего» и превратить Страну Кнаан в Страну Израиля, ибо потом выясняется, что настоящая цель этого советчика - уничтожить, убить и истребить всех евреев также и физически.

Для того, чтобы евреи остались невредимыми физически, есть только одно средство: их душа должна оставаться невредимой. Слова Танаха «бесхитростность честных ведет их» указывают путь к этой цели: нельзя подпускать к себе тех, кто хотят охладить еврейский пыл ко всему, что связано с Торой. Это единственный путь, гарантирующий сохранность и невредимость еврейского тела в буквальном смысле, всех его 248 частей. Тора называется «Торой жизни», а про заповеди сказано, что человек «живет ими». Эти слова относятся не к жизни человека после ста двадцати лет, не к Миру Грядущему. Их нужно понимать дословно: если хотят, чтобы еврей был жив в физическом смысле, в этом материальном мире, единственный путь к этому -изучать Тору, «Тору жизни», которая одаряет еврея вечной жизнью еще в этом материальном мире, и исполнять заповеди. Тогда он будет «жить ими»: все 248 частей его тела (соответственно 248 предписаниям Торы) и все его 365 жил (соответственно 365 запретам Торы) будут наполнены жизнью.

И тогда он исполнит заповедь «Плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и овладевайте ею» и превратит весь мир в «жилище для Всевышнего». И «в будущем Страна Израиля распространится на все страны» - куда ни обратятся, будет видно воочию, что «постоянно устремлены на нее глаза Б-га, Всесильного твоего»: не только в Йом-Кипур во время «Неилы», не только в субботу и в праздник или во время молитвы и изучения Торы, но «с начала года и до конца года».

Из беседы в праздник Пурим 5716 г. (1956 г.)

С Б-жьей помощью



[1] Бемидбар раба, 19:20.

[2] См. Ялкут Шимони, Йешаягу, ремез 503.

[3] Дварим, 25:18.

[4] Танхума, гл. Тецэ.

[5] Дварим, 4:6.

[6] Брейшит, 25:27.

[7] Брейшит, 25:27.

[8] Поллюция, т. е. скверна. См. Танхума, гл. Тецэ.

[9] Брейшит, 1:28.

[10] Клипот (ед. ч. клипа - «скорлупа», «кожура») - термин, обозначающий те духовные силы, которые Всевышний создал с целью заслонить Себя от человека, чтобы обеспечить ему полную свободу выбора. Клипа образует внешнюю форму, скрывающую Б-жественный свет наподобие того, как кожура или скорлупа скрывает внутри себя плод. См. Тания, ч. 1, гл. 7.

[11] Шабат, 88б.

[12] Мишлей, 11:3.

[13] Бемидбар, 21:1.

[14] Ялкут Шимони, 764.

[15] Дварим, 25:18.

[16] Дварим, 11:12.

[17] Эстер, 3:13.

[18] Бемидбар, 21:3.

[19] См. Беседы Любавичского Ребе, книга Шмот, глава Ваяк-гель.

[20] Дварим, 8:17.


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .