Корах

Из бесед Любавического Ребе Рабби Менахем Мендела Шнеерсона.

Вольный перевод. Noson Arister

(Краткое описание событий...)

 (1)

Известно, что Тора является монолитным учением. Четыре уровня понимания Торы Пшат (простой), Ремез (намек), Друш (толкование) и Сод (тайна) составляют вместе одну цельную Тору. Так кабалистическая книга Зогар[1] подчеркивает это, называя тайную часть Торы и открытую часть Торы душой и телом. Другими словами две части Торы являются душой и телом одного целого.

В соответствие с этим необходимо понять рассказывающееся в недельной главе по отношению к спору Кораха. В тайном учении подробно объясняется величие Кораха и возвышенный смысл его требований. Объясняется даже, что его ошибка заключалась лишь в том, что, желая сделать Левитов священниками - Когенами, он хотел установить порядок вещей, возможный только в будущем, но ни как не реальный в условиях настоящей действительности, как подробно объясняется в хасидских толкованиях.

Однако согласно простому восприятию написанного, мы видим величие падения Кораха и величие наказания его и его сообщников за их спор, что подробно объясняется в самом тексте Торы и более того в пояснениях ее комментаторов.

Это расхождение не является серьезным затруднением. Хотя учение Торы обладает единством, тем не менее, каждая часть Торы относится к отдельному духовному миру и ступени, подобно тому, что для каждой части Торы присущи свои специальные принципы. Но все равно требуется объяснение.

Четыре уровня понимания Торы соответствуют четырем мирам. В природе низшего мира отображается природа мира высшего, из которого нижний мир происходит. Следовательно, также на уровне простого понимания Торы[2] должно, по крайней мере, в некотором аспекте выражаться величие Кораха и его требований, как отражение подробного описания величия личности Кораха в тайном учение.

 (2)

 Понять это можно, предваряя некоторые замечания и вопросы, рождающиеся при прочтении главы.

Во-первых, почему двести пятьдесят человек решились совершить воскурение, вопреки всем стараниям Моше отговорить их от этого. (Очевидно, что с самого начала Моше хотел отвратить их спора. Даже перед самой кульминацией конфликта он пытается обратиться с предложением мира к Датану и Авираму, считая, что они проявят к нему благосклонность). Они знали о смерти Надава и Авиягу, детей Аарона последовавшей в результате воскурения. Они знали, что человек, не предназначенный для совершения воскурения, жертвует своей жизнью. Они не были невеждами, ведь Моше предупредил их, и они приняли предупреждение. Они осознано шли на преступление против своей жизни. Что же побуждало их к этому, к жертве собственной жизнью.

Во-вторых, Мидраш и РаШИ[3] касаясь фразы Моше: «Вот что сделайте: Возьмите себе совки» (Корах 16:6), говорят, что Моше разъяснял участникам спора: « У нас есть только один Б-г и т.п., только один первосвященник. Вас же двести пятьдесят человек и все вы хотите быть первосвященниками. Так же я хочу этого». Тяжело осмыслить. Двести пятьдесят человек оспаривают, то, что Аарон первосвященник. Они явно хотят забрать у него превосходство. И что же Моше как будто присоединяется к ним, произнося: « Так же я хочу этого». И пусть это всего лишь слова, но насколько серьезно должен относиться к своим словам мудрец. Да и что заставляет Моше добавлять это, разве эти слова могут возыметь какое то воздействие на двести пятьдесят человек.

В-третьих. Само возникновение спора Кораха нуждается в объяснение. Всевышний сказал Моше (перед дарованием Торы): « И также в тебя поверят навсегда» (Итро 19:9). После этого Корах вступает с Моше в спор. Он и все его сообщники не верят, что все действия Моше исходят из того, что он послан Б-гом, считая, будто действия Моше продиктованы его собственными соображениями, и поэтому вполне законно их оспаривать. « Я оспорю его и отменю сказанное им», - думает Корах. И не простые люди были двести пятьдесят противников Моше, а главы Синедриона, предводители общины.

Тем более, согласно объяснению Маймонида[4] и комментаторов Торы вера в учение Моше «И также в тебя поверят навсегда» является прямым результатом того, что мы сами были свидетелями дарования Торы. Как пишет об этом Маймонид: «Не кто-то чужой, а именно мы видели своими глазами. Не кто-то другой, а именно мы слышали своими ушами. Огонь, голоса и факелы. Он приближается к мгле, и голос говорит ему, а мы слышим: «Моше. Моше. Иди, говори им так и так»».

Сила этого настолько велика, что если придет «пророк и явит великие чудеса и знамения и захочет опровергнуть пророчество Моше, мы не будем слушать его.

Но мы знаем со всей ясностью, что чудеса те сделаны колдовством. Так как (вера) в пророчество Моше основана не на чудесах, а на том, что глазами своими мы видели и ушами своими мы слышали, ровно, как слышал он».

Это имеет силу во все последующие поколения, и тем более в то поколение само.

И, несмотря на все это, приходит Корах, не являясь пророком и не показывая никаких чудес и знамений, и уговаривает целую общину евреев отвергнуть Моше, как пророка и посланника Всевышнего.

(3)

Объяснение этому в следующем. Из рассказа в Торе видно, что Корах и его сообщники в своих претензиях не намеривались отменить священничество, а лишь хотели все сами быть первосвященниками - Когеним Гдолим. « И вы просите еще и священнослужения» (Корах 16:10).

 Корах в своем споре с Моше не отрицал, что Моше посланник Б-га. Он не оспаривал, что действия Моше, включая учреждение священничества, не исходят от Всевышнего. Корах зная, что Моше действовал согласно с указаниями Б-га, считал, что сделанное Моше может быть дополнено или изменено. Корах знал, с помощью молитвы можно выпросить у Всевышнего отмену приговора. Сам Моше продемонстрировал силу молитвы в событиях, связанных с золотым тельцом и разведчиками. По аналогии Корах был убежден, что можно сделать так, чтобы Всевышний забрал у Аарона сан первосвященника и передал его ему Кораху. Тем более что священничество однажды уже переходило из рук в руки. Ведь изначально священничество принадлежало первенцам, и лишь после создания золотого тельца оно было отобрано у них и передано колену Леви, Аарону и его потомкам. Корах даже считал такую перемену логичной. Аарон имел определенное отношение к созданию золотого тельца - событию, послужившему причиной передачи священничества к Когенам. Что же касается колена Леви, то все оно и Корах в его числе не имели ни какого отношения к греху. Наоборот все Левиты выступили с войной против того, что «распустил Аарон на посмешище». (Тиса 32:25,26)

То, что Моше воспринял, что Корах и его сообщники пришли спорить с ним с утверждением, что он не был послан Б-гом, является следствием скромности Моше. «А человек этот, Моше, был скромнейшим из всех людей, что на земле». (Бегаалотха 12:3) Моше решил, что обещание Всевышнего «И также в тебя поверят навсегда» не исполнилось. Моше рассуждал как праотец Яаков, который, имея обещание Всевышнего, опасался, что испачкавшись грехом, мог стать недостойным обещанного.

(4)

Согласно этому понятно, что двести пятьдесят человек не оспаривали Моше, а лишь желали стать первосвященниками. Как подчеркивает РаШИ: «А вас двести пятьдесят человек и все вы хотите стать первосвященниками». (Можно только сделать разделение между их намерениями и намерениями Кораха. Корах собирался единолично стать первосвященником вместо Аарона, в то время как двести пятьдесят человек намеривались стать первосвященниками вместе с первосвященником Аароном.)

 В чем же суть этого стремления, этого желания стать первосвященниками. Мидраш и РаШИ добавляют и объясняют, что Моше произносит: «Также я хочу этого». Подобно им Моше имеет желание стать первосвященником. Желание это позитивно и имеет возвышенную природу. Это желание не продиктовано стремлением к власти над евреями.

 Первосвященник выделен из всего Израиля. Он наделен высшей святостью, святая святых. Он постоянно «стоит перед Превечным, чтобы служить Ему». И они, зная об этом, также стремились достигнуть святая святых, подняться на уровень и ступень первосвященника.

Моше отвечает и объясняет. Обладать желанием стать первосвященником хорошо.

«Также я хочу этого». Но в действительности может быть только один первосвященник.

(5)

Однако у них желание стать первосвященниками было необычайно сильно. Они соглашаются совершить воскурение, зная предупреждение Моше, что все погибнут.

Они были готовы на это, только ради того чтобы хотя бы на момент исполнить святую работу: стоять служить перед Превечным. Они хотели предстать перед Б-гом подобно Надаву и Авиягу, сыновьям Аарона.

(Подобным образом объясняется поведение первосвященников в период второго храма. Первосвященники тогда не жили больше года. Несмотря на это, люди старались за деньги приобрести сан первосвященника. Каждый из них знал участь предшествующего первосвященника, не прожившего и года. Каждый из них, оценивая свой духовным уровень, понимал, что не достоин быть первосвященником. Но не одного из них это не воздержало от неутолимого стремления стать первосвященником. Так как их желание становилось страстью - любой ценой войти в Святая Святых (в Йом Кипур), в место явного обитания Б-жественности и совсем неважным становилось то, что с этим закончится их жизнь.)

(6)

Согласно этому понятно, что и в простом понимании писания выражены возвышенные мотивы спора Кораха и его сообщников. Причина и суть их спора заключалась в желании стать первосвященниками, быть освященными для Б-га.

Откуда пришло Кораху и его сообщникам желание стать первосвященниками.

«Ибо вся община, все святы, и среди них Превечный, отчего же возноситесь вы?!»,- восклицают они. «Ибо вся община, все святы - все слышали откровение на Синае из уст Всесильного». «Отчего же возноситесь вы?! - не полагалось тебе выбирать твоему брату первосвященство. Не вы одни слышали на Синае: «Я Г-сподь Б-г твой». Вся община слышала». (Объяснение Мидраш Танхума и РаШИ)

Во время дарования Торы Всевышний говорит: «И вы будете Мне царством священников и святым народом» (Итро 19:6). Во время дарования Торы каждый еврей возвысился до уровня первосвященника, объясняет эти слова Баал а-Турим[5]. Осознание того, что каждый еврей в своей сущности имеет отношение к этому уровню, и только создание золотого тельца послужило препятствием, и пробудило у Кораха и его сообщников желание стать первосвященниками.

(7)

«Корах» - именно такое название закрепила за этой главой еврейская традиция являющаяся законом. Названия «И взял» или «И взял Корах» несли бы негативный оттенок. Ведь «и взял Корах» переводит Онкелус[6] на арамейский как «и отделился Корах». «Взял себя в сторону, отделяясь от общины, оспаривать первосвященство», поясняет слова перевода РаШИ. В установленном название «Корах» полностью отсутствует намек на его ошибку, на его спор с Моше и его претензии на первосвященство. В свете вышесказанного выбор названия становится понятным.

Из Торы необходимо извлекать уроки. Из главы «Корах» необходимо извлечь не только предостережение «не будьте как Корах и его сообщники», но и позитивную идею. Желание, которое было у Кораха, двести пятидесяти человек и Моше должно быть у каждого еврея. Более того именно в этом проявляются услышанные на Синая из уст Всесильного слова «Я Г-сподь Б-г твой», значение которых в том, что Г-сподь - трансцендентная сущность Всевышнего стал твоим Б-гом - твоей силой и твоей жизнью.

Действия Кораха « и взял Корах» недопустимы. Они вели к конфликту, оспаривали первосвященство и первосвященника установленного Всевышним через Моше. Невозможно всем стать первосвященниками, так как у нас только один первосвященник, тот которого избрал Б-г. Но само желание «я также хочу этого» - желание быть первосвященником должно оставаться у каждого.

(8)

После всего рассмотренного выше остается понять одно важное звено.

Колено Леви «было отделено для работы Всевышнему, чтобы служить Ему и обучать людей Его прямым путям и Его справедливым законам. Поэтому они были отгорожены от мирских путей и т.п. И только быть воинством Всевышнего есть их предназначение».

Продолжает Маймонид: « И не только к колену Леви (относится это). Каждый человек, дух которого пожелает, и разум которого поймет посвятить себя стоять перед Всевышним, чтобы служить и работать Ему, познавать Всевышнего, и скинет с шеи своей бремя многих расчетов волнующих людей, освятится святая святых.»

Другими словами Маймонид провозглашает духовный путь служения колена Леви универсальным, относящимся к каждому еврею. Каждый может посвятить себя служению Б-гу и достичь высшей святости.

Но может ли каждый встать на духовный путь служения первосвященника?

Из всего вышесказанного выходит, что достаточно желать подобного служения, но реально даже только в духовном аспекте может быть только один первосвященник.

И наоборот обязан ли каждый избрать духовный путь служения колена Леви?

Из слов Маймонида выходит, что каждый, дух которого пожелает, сможет достичь высоты колена Леви. Но не существует обязанность, чтобы каждый еврей хотел и тем более добивался достижения этой ступени. Тем не менее каждый еврей обязан хотеть служение первосвященника.

(9)

В работе Всевышнему имеется три общих категории: исполнение заповедей Мицвот, изучение Торы и Месирут Нефеш. (Дословно отдача души. Это понятие не имеет точного эквивалента в Русском языке. Близкие по смыслу слова самопожертвование, самоотдача).

 Заповеди напрямую соприкасаются с материальными вещами. Кисти Цицит делаются из шерсти. Отрывки из Торы, вкладываемые в Тфиллин, пишутся на коже и т.п. Это служение происходит внутри реального мира и охватывает все стороны жизни. Цель этого служения очистить мир и сделать его пригодным для Б-жественного присутствия, сосудом, на языке хасидской терминологии.

 Тора возвышается над миром. Контакт Торы с миром выражается в его обсуждение и установление места разным его аспектам. Источник Торы бесконечная Мудрость Всевышнего. Проходя множество ступеней, Тора спускается на землю и достигает человека, делая возможным для человеческих мыслей, слов и действий охватить Тору. Но даже тогда мрак мира не может скрыть собой свет Торы. Как гласит закон: «Слова Торы не принимают нечистоту». Поэтому, выбирая изучение Торы как путь служения Всевышнему, человек возвышается над обыденной жизнью.

 Месирут нефеш определяется Торой, как нечто, что стоит выше ограничений заповедей и Торы. По этой причине в письменной Торе отсутствует явное упоминание месирут нефеш. Ведь Письменной Торе соответствует атрибут мудрости, а мудрость подчиняется критериям смысла и логики. Суть месирут нефеш - единство и слияние с Б-гом, не вписывающееся ни в какие критерии и рамки.

(10)

Три пути служения представляют в целом три главные категории евреев.

Большинство евреев сочетают свое служение Всевышнему с заботой об общих потребностях материальной жизни. Это и евреи исполняющие заповеди, занимаясь обычным трудом. Это и каждый, кто в своем соприкосновение с многообразием жизни старается следовать принципам: «Все деяния твои да будут во имя Небес» (Трактат Поучение Отцов 2:12) и «Во всех путях своих познай Его»(Мишлей 3:6). В целом эта категория евреев носит название - обладатели добрых поступков.

Служение колена Леви, которое «было отделено для работы Всевышнему, чтобы служить Ему и обучать людей Его прямым путям и Его справедливым законам, как сказано «Будут учить законам твоим Яакова и учению твоему Израиль». Поэтому они были отделены от мирских путей и т.п.» - относится в целом к категории обладателей Торы.

Служение священника Когена и в частности первосвященника, которым не разрешается покидать Иерусалим - духовный уровень совершенного страха Ира Шалем перед Б-гом. Совершенство страха перед Б-гом и есть категория служения в Месирут Нефеш.

Более того, Тора предписывает первосвященнику, что « И из святилища нельзя ему выходить» (Эмор 21:12). Это символизирует постоянную близость и соединение первосвященника с Б-гом. И только ему, первосвященнику, предназначено войти единственный раз в году, в святой день суда Йом-Кипур в Святая Святых. Вход в Святая Святых и есть наиболее явное устремления полностью отдать себя Б-жественности, суть месирут нефеш.

(11)

Опираясь на это, можно вернуться к поставленным вопросам и объяснить отмеченные выше различия между служением колена Леви и служением первосвященника.

(То есть то, что путь колена Леви универсален, каждый может выбрать его для себя и практиковать в жизни. В то время как путь первосвященника доступен только избранным. С другой человек при том, что совсем не обязан выбирать для себя путь колена Леви, обязан хотеть подняться на уровень первосвященника.)

Духовная работа евреев в этом мире включает два упомянутых выше пути: работа над самим собой и работа над окружающим миром. В целом это разница между категорией обладателей Торы и категорией обладателей добрых поступков.

Занятие исполнением заповедей является основой служения каждого еврея. (Очевидно, что человек должен иметь при этом время установленное для изучения Торы.) Именно посредством исполнения заповедей нижний мир становится обиталищем Всевышнего, то есть реализуется главный замысел мироздания.

Но тот, чей дух пожелает, может выбрать основой своего служения путь обладателей Торы, в полном отделении от мирской жизни.

Путь служения первосвященника, то есть постоянное соединение и связь с Всевышним с полной отдачей себя Месирут Нефеш, не может практиковаться каждым в повседневном[7] служении Всевышнему.

Но каждый человек обязан хотеть этого.

Какой бы из двух путей служения человек ни избрал для себя, будь то путь обладателя добрых поступков или путь обладателя Торы, он должен иметь желание быть соединенным и связанным с Б-жественностью в состояние месирут нефеш[8]. Конечно, согласно замыслу и воле Творца, душа послана и должна пребывать в теле в этом мире и в нем исполнять желание Б-га. Поэтому еврей исполняет свою миссию в нижнем физическом мире, направляя себя на один из двух путей служения. Использует мир для исполнения заповедей, превращает его в жилище Всевышнего. Либо, по крайней мере, как меньшинство людей обладателей Торы стремиться возвыситься над миром.

Но именно тогда, когда человек «желает того», когда его желание и стремление быть соединенным с Б-жественностью, в выбранном им пути служения. Так как не мир как таковой является самой целью. И не отдаленность от мира как таковая является самоцелью.

В месте в которое направлено желание человека там он находится. В каждом служение желанием и мыслью человека является единство с Б-гом. (Подобную мысль высказывает Старый Ребе в Ликутей Тора[9]. Мудрецы говорят: «Каждый, кто говорит нет для меня ничего кроме Торы, то даже Торы нет у него». Поясняет Ребе: «Основное устремление и желание человека должно быть только к Всевышнему, чтобы быть соединенным с Ним, а не только к Торе и т.п. Это же достигается посредством категории высшего служителя Аарона и т.п.»)

 В будущем мы все удостоимся раскрытия Б-жественности. Левиты тогда станут священниками. Более того, каждый еврей поднимутся в будущем на уровень первосвященника. Как пишет о периоде освобождения после прихода Мошиаха Баал а-Турим: «В будущем (первосвященство) будет возвращено им. Как сказано: «Вы же священниками Пре-вечного назоветесь»».



[1] Зогар - фундаментальное каббалистическое сочинение. Составлен во 2 веке Рабби Шимоном бар Йохаем и его учениками как комментарий к Торе и Свиткам Рут, Песнь Песней, Когелет, Эстер и Эйха.

[2] Четыре мира - Ацилут, Брия, Йецира и Асия. Четыре мира представляют четыре общие стадии эманации Б-жественной энергии, в процессе прохождения ею многочисленных сокращений и скрытий. Качественное различие между мирами выражается в их названиях. Ацилут - от ивритского «эцэл» близко - мир абсолютного единства и близости с источником. Качественное отличие от Ацилут миров Брия, Йецира и Асия в появлении сотворенного бытия, обладающего ощущением собственной реальности, в каждом мире по своему. Так Брия - мир творения, первое появление в очень тонкой форме бытия из небытия. Йецира - мир оформления. Асия - мир действия.

Стих «Все называемое именем Моим во славу Мою Я сотворил, Я придал форму, также Я сделал» (Ишайягу) говорит о трех мирах Брия, Йецира и Асия и упоминает в слове «также» намеком на четвертый мир Ацилут. Расположение этого намека в стихе рядом с упоминанием именно самого нижнего мира Асия отражает особенную связь между ними. Подобно этому тайная часть Торы Сод относящаяся к миру Ацилут имеет особенную связь именно с писанием Микре, то есть уровнем Пшат, относящимся к миру Асия. (Основано на примечании Ребе к беседе).

[3] РаШИ, Рабейну Шломо Ицхаки(1040-1105) комментатор Торы и Талмуда.

Комментарий РаШИ к Торе, имеющий цель пояснение простого смысла писания Пшат, по словам многих авторитетов, включает нередко концепции тайного учения. Оба комментария являются фундаментальными для понимания текста, представляя собой редкое сочетание лаконичной формы с глубоким анализом.

[4] Маймонид, Рабейну Моше бен Маймон(1135-1204) величайший средневековый еврейский мыслитель, кодификатор еврейского закона, философ, врач. Автор «Мишне Тора», философского сочинения «Наставник колеблющихся», комментария к Мишне, трудов по медицине и многих других.

[5] «Баал а-Турим» комментарий к Торе Рабейну Яакова бен Ошера (1275-1340)

[6] Онкелус (конец 1- начало 2 века) прозелит, автор перевода Тора на арамейский язык.

[7] «Путь служения первосвященника не может практиковаться каждым в повседневном служение Всевышнему».

Исключительность первосвященника проясняется и следующим фактом. Даже человек, избравший для себя путь колена Леви и посвящающий себя изучения Торы, обязан сам обеспечить себе прожиточный минимум. Он не может возложить заботу о себе на общину. «Уделяет немного времени труду и т.п. Ибо помышляющий в своем сердце заняться Торой и не заниматься трудом является и т.п.» (Маймонид в законах изучения Торы) В отличие от этого «Первосвященник (или человек подобный ему в служение Всевышнему) должен превосходить своим величием всех его братьев ( остальных Когенов). Если у него нет имущества, то все Когены дают ему из своего имущества каждый в соответствии со своим состоянием, пока он не станет богаче самого состоятельного из них» (Маймонид в законах Храмовой посуды). (Основано на примечание Ребе к беседе.)

[8] Старый Ребе. Рабби Шнеур Залман из Ляд (1745-1813) основатель учения ХаБаД. Автор книги «Танья» и «Шулхан Арух а-Рав». «Ликутей Тора» -сборник толкований и проповедей Рабби Шнеура Залмана на книги Ваикра,

[9] Бемидбар, Дварим и праздники.

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру