Трума

«Ликутей сихот», том 31

И говорил Б-г, обращаясь к Моше, так: скажи сынам Израиля, пусть возьмут приношение для Меня. От каждого человека, сердце которого пожелает того, возьмите Мне приношение. И вот приношения, которые вы будете принимать от них: золото, и серебро, и медь, и тхелет, и аргаман, и червленицу, и шеш, и козью шерсть, и шкуры бараньи, окрашенные в красный цвет, и шкуры тахашей, и дерево шитим.

1. Раши дает следующий комментарий к этому отрывку (следует иметь в виду, что в современном иврите некоторые слова Торы имеют другое значение – прим. перев.):

приношение часть выделенная, отделенная. Отделите от своего имущества пожертвование для Меня;

тхелет шерсть, окрашенная кровью хилазона (неизвестный ныне моллюск) в зеленый цвет;

аргаман шерсть, окрашенная краской, называющейся аргаман;

шеш лен;

дерево шитим и откуда взяли это евреи в пустыне? Объяснение раби Танхумы: праотец наш Яаков пророчески предвидел, что в будущем сыны Израиля должны построить Скинию в пустыне, и поэтому доставил в Египет кедры и посадил их там, и завещал своим сыновьям взять их с собой, выходя из Египта.

Объяснение раби Танхумы основано лишь на предании, контекстуально не подтверждаемом Торой. Что же заставило Раши (который, по его собственным словам, комментирует простой смысл Торы) воспользоваться именно им, ведь он мог привести простое объяснение, например, сказать, что евреи купили деревья у другого народа или, как истолковывает Ибн Эзра, срубили их в роще, находящейся рядом с горой Синай.

Есть комментаторы, которые считают, что Раши основывает свои слова на том, что в главе «Ваякгель» написано: «Каждый, у которого было с собой дерево шитим, принес [его в дар Б-гу]» (Шмот, 35:24), из чего следует, что эти деревья уже были у евреев.

Трудно предположить, чтобы именно это послужило основанием для комментария Раши, тем более, что он сам не дает тому никаких подтверждений. И, конечно же, нельзя сказать, что Раши косвенно ссылается на главу «Ваякгель», которая в тексте Торы находится после главы «Трума».

2. Объяснить сказанное выше можно следующим образом.

Указание делать пожертвования для Скинии выражено словами «...возьмите Мне приношение..., ...пусть возьмут приношение для Меня...» и «...приношения, которые вы будете принимать от них...». На первый взгляд кажется, что такое указание должно выражаться словами «пусть дадут» или «будете приносить», больше соответствующими действиям того, кто делает приношение Всевышнему. Почему же сказано «пусть возьмут», «будете принимать»? Ведь эти слова относятся к людям, которые будут собирать приношения у сынов Израиля.

Из комментария Раши к слову «приношение» – «часть выделенная, отделенная. Отделите от своего имущества пожертвование для Меня» следует, что роль дающих в пожертвовании сводится лишь к отделению части имущества. Только после того, как эта часть будет отделена, особые посланники соберут приношения у евреев.

Это говорит о том, что все материалы, которые Тора перечисляет в качестве приношений для Скинии, уже были у евреев, и нужно было только собрать их вместе.

Другими словами, если бы было сказано «пусть дадут», то подразумевалось бы, что дающие обязаны совершить какие-то действия, чтобы выполнить указание, например срубить деревья или купить их, но слово «возьмите» указывает на то, что дающие уже приготовили приношения – осталось только собрать их.

Именно поэтому Раши в своем комментарии объясняет, что фразу «...пусть возьмут приношение для Меня...» следует понимать не как указание дать приношение Всевышнему, а как указание отделить это приношение от своего имущества.

Потому-то Раши и задает вопрос «И откуда взяли это [деревья шитим] евреи в пустыне?», т.е. каким образом получилось так, что деревья уже были приготовлены (слова «в пустыне» подчеркивают не то, что деревья не растут в пустыне, а то, что для людей необычно брать с собой деревья, тем более такие, как кедры, во время переходов по пустыне).

Тот факт, что, отвечая на этот вопрос, Раши ссылается на слова раби Танхумы, сам по себе необычен для его комментария. Кроме того, Мидраш Танхума не объясняет текст Торы, а является преданием, разъясняющим вопрос, возникший в ходе рассказа о построении Скинии. Как же это согласуется со словами «объяснение раби Танхумы»? Раши должен был написать «приводится в Мидраше Танхума» или, как часто встречается в его комментариях, сначала написать объяснение, а затем указать его источник – Мидраш Танхума.

Причина этого в следующем. Раши уточняет, что необходимость привести слова раби Танхумы появилась не из-за того, что они отвечают на вопрос, имеющий отношение к общему содержанию рассказа (так как то, откуда в пустыне появились деревья, можно было объяснить другими, перечисленными выше, способами), а из-за того, что они поясняют слова самой Торы («...возьмите Мне приношение...»), подчеркивающие, что материалы для постройки Скинии уже готовы.

3. Таким же образом можно истолковать комментарий Раши к словам «...И тхелет, и аргаман, и шеш...».

На первый взгляд кажется, что Раши хочет рассказать, что именно представляют собой эти три материала. Однако в таком случае возникает несколько вопросов.

1) Почему Раши так и не объяснил до конца, что такое аргаман, а лишь написал, что это «краска, называющаяся аргаман»?

Стоит отметить, что по этому поводу существуют разногласия между Рамбамом и Раавадом. Рамбам объясняет, что аргаман – это шерсть, окрашенная в красный цвет (подобный комментарий есть и у Ибн Эзры, который считает, что аргаман – это цвет, похожий на красный). Раавад пишет, что аргаман – это ткань, сотканная (аруг) из нитей двух или трех цветов.

Несомненно, что Раши не придерживается мнения Раавада, так как понятно, что он говорит об одном цвете, а не о нескольких. Раши не согласен также и с Рамбамом, так как в его комментарии не упоминается, что это красный цвет, хотя он объясняет, например, что «тхелет – шерсть, окрашенная... в зеленый цвет». Следовательно, у Раши есть третье мнение по поводу того, какого цвета аргаман. Если это так, то в его комментарии явно не хватает объяснения о цвете краски аргаман.

2) Зачем Раши объясняет, что «шеш – лен»? Это слово уже встречалось раньше в главе «Микец» (Берейшит, 41:42), и там Раши не прокомментировал его. Значит, это слово должно быть понятно даже пятилетним детям (на которых, как известно, рассчитан комментарий Раши) и не требует объяснения. Почему же Раши понадобилось прокомментировать его здесь?

4. Опираясь на вышеизложенное, можно сказать, что Раши не ставил перед собой задачу объяснить, что представляли собой эти три материала. Он хотел ответить на общий вопрос, заданный раньше, – откуда все это было у евреев в пустыне?

Как говорилось выше, из слов Торы понятно, что, когда евреям было дано указание построить Скинию, они уже имели все необходимые материалы. Известно, что серебро, золото и медь евреи одолжили у египтян (Шмот, 12:35). Кроме этого, после перехода через море сыны Израиля нашли в море украшения из золота и серебра и драгоценные камни, принадлежащие египтянам (см. комментарий Раши к Шмот, 15:22). Но откуда у евреев взялась краска тхелет (изготовляемая из крови хилазона) или краска аргаман и т.п.? Трудно представить, что евреи, выходя из Египта, могли взять с собой сосуды с краской, чтобы пользоваться ею в пустыне.

Поэтому Раши и объясняет, что тхелет – шерсть, окрашенная кровью хилазона, и, подобно этому, аргаман – шерсть, окрашенная краской, называющейся аргаман. В этом случае не возникает вопрос, откуда все это взялось в пустыне, – ведь в Торе говорится, что еще до выхода из Египта у евреев было много скота: «...И со всем нашим скотом мы пойдем...» (Шмот, 10:9), а вышли они из Египта «... с овцами и коровами – с большим количеством скота» (Шмот, 12:38). Нет ничего странного в том, что у народа было много шерсти, в том числе и окрашенной в различные цвета.

Для того чтобы было ясно, откуда взялся шеш, Раши подчеркивает: «шеш – лен». Поскольку ранее он объяснил, что лен рос в Египте (см. комментарии к Берейшит, 2:11), становится ясно, что евреи, покидая Египет, взяли с собой лен.

Это объяснение помогает нам ответить на вопрос одного из комментаторов Торы, автора книги «Турей Загав»: почему Раши начинает свой комментарий со слова «и» – «И откуда взяли это евреи в пустыне?»

Можно сказать, что Раши было непонятно, почему в Торе написано «...и дерево шитим», а не просто «шитим». Поэтому он пишет «И откуда...», считая этот вопрос дополнением к первому, и на оба вопроса отвечает, что речь идет о деревьях, посаженных Лаковом в Египте.

Но такой ответ недостаточен, поскольку можно привести много примеров, когда, имея в виду дополнительный вопрос, Раши не начинает объяснение со слова «и». А поэтому наше объяснение таково. Комментируя слова «аргаман» и «шеш», Раши уже как бы ответил на вопрос «откуда?». По поводу дерева шитим у него нет простого ответа, и поэтому слово «и» указывает, что этот вопрос является продолжением предыдущего комментария.

5. Более подробные разъяснения. Выше было доказано, что стволы кедров уже имелись у евреев к тому моменту, когда было дано указание строить Скинию. Но сам этот факт требует объяснения: если евреи могли купить деревья у других народов или срубить в ближайших лесах, зачем праотец наш Яаков более чем за двести лет до указания построить Скинию должен был заботиться о том, чтобы в пустыне у евреев были деревья?

Можно предположить, что Яаков знал о том, что указание Всевышнего построить Скинию будет выражаться именно словами «...пусть возьмут...» (из которых следует, что все материалы уже заранее должны были быть у евреев), и счел нужным заповедать им взять с собой из Египта стволы кедров, поскольку иначе не было бы для них никакой необходимости в этом.

Исходя из этого объяснения, можно сделать вывод, что указание Всевышнего «...пусть возьмут...» вынудило Яакова заняться приготовлением кедров за двести лет до самого указания, т.е. оно выражалось словами «...пусть возьмут...» для– того, чтобы Яаков посадил кедры в Египте. Какой же в этом смысл?

В комментарии Раши содержится намек на ответ: Раши не только приводит высказывание мудреца, но и указывает имя этого мудреца – раби Танхума, которое происходит от слова танхумин (утешение). Поэтому слова «объяснение раби Танхумы» можно рассматривать как говорящие о том, что являлось утешением для евреев.

В период египетского рабства, когда фараон даже отдал приказ: «Каждого родившегося сына кидайте в реку» (Шмот, 1:22), утешением для евреев, в дополнение к обещанию Всевышнего: «Я спущусь с тобой в Египет, и я же выведу тебя откуда» (Берейшит, 46:4), стали деревья, посаженные для того, чтобы евреи взяли их с собой при исходе из Египта.

Другими словами, стволы кедров для возведения Скинии евреи могли достать разными способами. Но Яаков привез деревья и посадил их в Египте (и заповедал сыновьям забрать их с собой при исходе из Египта) для того, чтобы у еврейского народа было утешение, чтобы кедры напоминали евреям о грядущем освобождении.

На это намекает Раши в самом начале своего комментария. Слова «объяснение раби Танхумы» означают, что утешение (танхумин) пришло путем «объяснения», т.е. в понятной форме. И как объяснение намекает на простой смысл понимания Торы, так и утешение выражается не только в словесном обещании, но и в материальной вещи, видимой глазу, – утешение в простом смысле этого слова.

Этим объясняется еще одна деталь в словах Раши, который не только написал, что Яаков посадил кедры в Египте, но добавил, что он привез их в Египет. На первый взгляд, тот факт, что эти деревья были доставлены из другого места, не имеет для нас никакого значения. И вот что еще более странно: объясняя далее стих «И сделай балки для Скинии из дерева шитим» (Шмот, 26:15), Раши повторяет комментарий о происхождении этих кедров, данный к нашему отрывку, добавляет новые детали, но не упоминает о том, что Яаков привез кедры в Египет.

Из вышесказанного следует, что эта деталь комментария говорит об утешении, заключающемся в том, чтобы евреи собственными глазами видели кедры, привезенные из земли Израиля, напоминающие о грядущем освобождении и неподвластности евреев египетскому игу.

6. В комментарии Раши можно увидеть и внутренний, духовный смысл («вино Торы»). Объяснение раби Танхумы является «утешением», относящимся не только к египетскому изгнанию, но и ко всем остальным, в том числе и к тому последнему, в котором мы сейчас находимся, поскольку все изгнания уподобляются египетскому.

Существует сравнение изгнания со странствиями еврейского народа по пустыне, которая в пророчестве Ихезкиеля называется пустыней народов» (20:35). Цель этих странствий – «построить Скинию в пустыне». Другими словами, в пустыне – месте «ядовитых змей и скорпионов, где царит жажда» (Дварим, 8:15), месте сокрытия святости – нужно построить Скинию – Храм для Всевышнего, обиталище для Б-жественности в самом низком из миров.

По завершении этой работы евреи удостаиваются выполнения заповеди «И сделайте Мне храм...» (Шмот, 25:8) – Третий Храм, в котором раскроется также и Скиния, построенная нашим учителем Моше, – «Храм в пустыне».

Силы для того, чтобы одолеть тьму изгнания (в том числе и тьму, сгустившуюся перед приходом Машиаха) и «построить Скинию в пустыне», черпаем мы в том, что праотец наш Яаков «...доставил в Египет кедры и посадил их там...».

Объяснение этому таково. Кедры (из которых была построена Скиния) являются намеком на праведников, ведь написано: «Праведник, как пальма, расцветет, как кедр ливанский, возвысится» (Теилим, 92:13). Слово «кедр» намекает, в частности, на глав поколений (несией Исраэль), поскольку слово наси происходит от слова итнасут – «возвышение», т.е. главы поколений возвышаются над всем народом.

Это имеет непосредственное отношение к Яакову, так как слово наси можно рассматривать как аббревиатуру выражения, которое в переводе с иврита звучит так: «искра от праотца нашего Яакова». Подобно тому, как Яаков объединил весь еврейский народ (Адмор Азакен объясняет, что душа Яакова включает в себя души всех евреев во всех поколениях), душа каждого главы еврейского народа объединяет в себе души всех евреев свого поколения.

Поэтому Раши упоминает, что именно Яаков доставил кедры в Египет. Все предводители еврейского народа («кед-ры») – это искры Яакова: их источник – в Земле Израиля, так как они неподвластны изгнанию. Но для того, чтобы у евреев были силы противостоять тьме изгнания и строить «Храм в пустыне», Яаков «...посадил их там [в Египте]...» во время изгнания. Это является утешением для евреев во время их пребывания в «пустыне народов» – ведь у них есть «кедры», посаженные Яаковом в каждом поколении. Эти «кедры» неподвластны изгнанию и дают евреям силы не бояться тьмы, а возвыситься над нею до такой степени, чтобы построить «Храм в пустыне».

Лишь таким образом евреи удостоятся полного утешения в прямом смысле этого слова, так как единственно возможным утешением после столь продолжительного последнего изгнания может быть только истинное и полное ос– вобождение с приходом нашего праведного Царя Машиаха вскорости, в наши дни!

(Шмот,25:1-5)

 

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру