Пкудей

«Ликутей сихот», том 16

И покрыло облако шатер откровения, и слава Г-спода наполнила скинию. И не мог Моше войти в шатер откровения, ибо облако пребывало на нем, и слава Г-спода наполняла скинию. И когда поднималось облако над скинией - отправлялись сыны Израиля во все странствия свои. А если не поднималось облако, не отправлялись они в путь до того дня, когда оно поднималось. Ибо облако Г-спода стояло над скинией днем, и огонь виднелся в ней ночью перед глазами всех сынов Израиля во время всех их странствий.

(Шмот, 40:34-38)

И призвал Моше Г-сподь, и сказал ему из шатра откровения, говоря: «Обратись к сынам Израиля и скажи им: когда кто-нибудь из вас захочет принести жертву Г-споду, то из скота крупного или мелкого приносите жертву вашу».

(Ваикра, 1:1-2)

1. Наша недельная глава – последняя глава второй книги Пятикнижия, книги «Шмот». В предыдущих главах рассказывалось о подготовке к сооружению скинии, наша же глава повествует о самом ее возведении и раскрытии в ней Б-жественного присутствия: «И покрыло облако шатер откровения, и слава Г-спода наполнила скинию». Далее речь идет о том, насколько велико оно было. «И не мог Моше войти в шатер откровения, ибо облако пребывало на нем, и слава Г-спода наполняла скинию». А после этого следуют такие слова: «И когда поднималось облако над скинией – отправлялись сыны Израиля во все странствия свои. А если не поднималось облако, не отправлялись они в путь до того дня, когда оно поднималось».

На первый взгляд, непонятно, зачем в этом месте Торы упоминаются странствия евреев в пустыне – ведь об этом подробно говорится дальше, в главе «Беаалотха». Какова связь между нашей главой, тема которой – раскрытие Б-жественного присутствия в скинии, и порядком совершения странствий (только «когда поднималось облако... отправлялись... А если не поднималось... не отправлялись...»)?

Комментарий «Сфорно» поясняет,что слова «И когда поднималось облако над скинией – отправлялись...» – доказательство настолько постоянного Б-жественного присутствия в скинии, что Всевышний не покидал свое «жилище» до тех пор, пока евреи не должны были двигаться в путь.

Однако такое объяснение не до конца истолковывает содержание этих двух предложений, ибо они имеют ярко выраженный простой смысл – рассказывают о порядке совершения странствий. В Мидраше «Лекех тов» об этих предложениях говорится так: «Это рассказ о странствиях». Таким образом, остается не ясной связь между этим рассказом, место которому – в главе «Беаалотха», и повествованием о возведении скинии и раскрытии в ней Б-жественности.

Заданный выше вопрос усугубляется мнением наших мудрецов, что слова, с которых начинается глава «Ваикра»: «И призвал Моше Г-сподь...», являются продолжением слов главы «Пкудей»: «И не мог Моше войти в шатер откровения, ибо облако пребывало на нем, и слава Г-спода наполнила скинию». Это означает, что Моше не мог зайти в скинию до того, как Г-сподь призвал его. Получается, что Тора прерывает повествование «рассказом о странствиях», который, на первый взгляд, вовсе не связан с рассказом о возведении скинии завета.

2. Тора исключительно точна. Если сказано в Мидраше, что начало главы «Ваикра» – это продолжение слов нашей главы «И не мог Моше...», то понятно, что есть связь между обеими главами.

Это означает, что книга «Ваикра», которую Рамбан назвал «книгой жертвоприношений», не только является продолжением книги «Шмот», рассказывающей о возведении скинии – места, связанного с жертвоприношениями, но и имеет отношение к рассказу о раскрытии Б-жественного присутствия в конце нашей главы.

Можно сказать, что именно поэтому, прерывая тему «И не мог Моше...», Тора говорит о зависимости странствий евреев от ухода Б-жественного присутствия из скинии («И когда поднималось облако...»), так как внутренний смысл жертвоприношений связан не столько с раскрытием Б-жественного присутствия в скинии, сколько с уходом Б-жественного присутствия, которое сопутствовало странствиям (см. п. 8).

3. Чтобы осмыслить вышесказанное, необходимо объяснить связь между окончанием книги «Шмот» и ее началом, придерживаясь при этом написанного в книге «Ецира»: «То, что в конце, включено в начало; то, что в начале, включено в конец».

Мы видим, что названия первой и последней глав указывают на перечисление. В главе «Шмот» («Имена») перечислены «...имена сынов Израиля» – «Хотя [Писание уже] перечислило их поименно при жизни, вновь перечислило их после смерти, показывая, насколько они были дороги [Превечному]...» (комментарий Раши к Шмот, 1:1). В главе «Пкудей» («Подсчеты») «...перечислены веса приношений для скинии... все принадлежности для всякого служения в ней» (комментарий Раши к Шмот, 38:21).

В книге «Шмот» речь идет об избавлении евреев от египетского рабства. Непонятно, каким образом первая и последняя главы книги («перечисления») связаны с «избавлением», поскольку эти понятия противоположны друг другу. Ведь любой счет конечен, и перечисление выражает ограничение, а избавление, исход из Египта – это выход из ограничений изгнания.

Подобную противоположность можно заметить и в начале книги. Название первой главы отражает ее основное содержание, и начинается она с перечисления колен Яакова с четким указанием количества входящих в них людей: «Вот имена сынов Израиля, пришедших в Египет...» (Шмот, 1:1). Однако сразу же за этим говорится: «И сыны Израиля плодились и размножались и стали многочисленны и сильны» (1:7). Речь идет о невиданном увеличении численности еврейского народа, т.е. о выходе из границ обычного. Но поскольку этот рассказ является частью главы «Шмот», то можно сказать, что он некоторым образом связан с понятием «перечисление».

В конце книги, в главе «Пкудей», мы встречаем аналогичный момент. Хотя название главы («Подсчеты») свидетельствует об ограничении, однако в конце ее сказано: «И не мог Моше войти в шатер откровения, ибо облако пребывало на нем, и слава Г-спода наполняла скинию». Это означает, что даже Моше, избранный из всех людей, не был способен выдержать неограниченное раскрытие Б-жественного присутствия.

4. Все эти кажущиеся противоречия объясняются следующим образом. Мы стремимся к «безграничному», т. е. к избавлению от каких бы то ни было ограничений и рамок этого мира, что, однако, не подразумевает исчезновение «ограниченного». Напротив, речь идет об объединении этих двух противоположностей. (Эта идея выражается в обещании Всевышнего: «И будет число сынов Израиля как песок морской, который не измерить и не исчислить» (Ошеа, 2:1). Подобно этому, неограниченное раскрытие Б-жественности произошло в строго ограниченном количестве сосудов и принадлежностей скинии, имеющих определенные размеры).

В соответствии с вышеизложенным, для исполнения Высшего замысла: «Возжелал Святой, благословен Он, чтобы было Ему жилище в нижних мирах» (Тания, гл. 36) должны быть соблюдены два условия: это «жилище» должно, во-первых, быть предназначено именно для Всевышнего, который выше всех ограничений мира; а во-вторых, находиться в «нижних мирах», т.е. в материальном мире, мире мер и границ.

5. Можно сказать, что два указанных выше условия находят свое отражение в различии между душами евреев и миром.

Внутренний смысл понятия «жилище Ему» – это пребывание Б-жественности в душах евреев, поскольку «евреи и Б-г – одно целое» (Зоар, ч. 3, 73:1). В отличие от этого, понятие «жилище Ему в нижних мирах» выражается в ощущении, что все сущее в мире – от Творца и без Него нет вообще ничего.

Но Высшим желанием является сооружение «жилища» для Всевышнего не в чем ином, как в «нижних мирах», т.е. именно в нашем материальном мире необходимо сделать материальные предметы пригодными для принятия Б-жественного света. Это – необходимое условие для раскрытия источника еврейской души, которая едина с Творцом.

Иными словами, евреи смогут стать истинным «жилищем» для Создателя и соединиться с ним без каких бы то ни было ограничений лишь тогда, когда границы материального мира перестанут этому препятствовать. И, более того, именно в результате служения евреев материальный мир станет местом, пригодным для создания «жилища» Ему, Благословен Он.

6. На основании вышесказанного можно объяснить, почему в начале книги «Шмот» дается перечисление «сынов Израиля», а в конце книги – перечисление принадлежностей скинии.

В первой книге Пятикнижия – книге «Берейшит» повествуется о сотворении мира, однако его замысел – «для Торы и для Израиля» (комментарий Раши к Берейшит, 1:1) – остается нераскрытым. В книге «Шмот» говорится о появлении еврейского народа, о даровании Торы, т.е. о том, посредством чего раскрывается замысел творения.

Именно в книге «Шмот» мы видим «начало» и «конец» замысла творения. «Начало» его (основное внутреннее содержание) заключается в том, что евреи едины с Творцом. Именно поэтому в главе «Шмот» перечисляются сыновья Яакова – Всевышний сам пересчитал «сынов Израиля», «...показывая, насколько они были дороги [Превечному]...». «Конец» замысла (практическое осуществление) заключается в сооружении посредством материальных вещей скинии для Б-га.

7. Единство еврейской души в своем источнике с Творцом раскрывается именно в «нижних мирах», там, где Б-жественность сокрыта сильнее всего. Происходит это в результате изменения материального мира, который сам по себе непригоден для принятия Б-жественного света. И это соответствует служению во время изгнания, когда властвует сокрытие Б-жественности.

Именно поэтому, завершая рассказ о возведении скинии и раскрытии в ней Б-жественного присутствия, Тора говорит о странствиях евреев («И когда поднималось облако...»). Алтер Ребе поясняет, что под странствиями в пустыне подразумевается служение евреев во время их странствий по «пустыне народов» (Иехезкель, 20:35) в течение всего периода изгнания. Таким образом, Высший замысел – сделать «Ему жилище в нижних мирах» выполняется «во всех странствиях» евреев, а силы для этого дает скиния.

В период изгнания сама Б-жественность находится в изгнании, т.е. Б-жественное присутствие не ощущается (слова «И когда поднималось облако...» говорят об уходе Б-жественного присутствия из скинии). Но евреи преодолевают сокрытие Б-жественности, тем самым очищая мир и делая его пригодным для раскрытия Б-жественного света.

8. Таким образом, мы видим, что назначение скинии – дать силу еврейскому народу для служения и вне границ святости (вне скинии). Это предназначение выражалось в том, что и в самой скинии основной формой служения были жертвоприношения.

Духовный смысл скинии и жертвоприношений различен. Назначение скинии – раскрытие Б-жественного света, который несравненно выше материальных вещей, а не поднятие этих вещей на более высокий духовный уровень. В отличие от этого, жертвоприношение очищает приношение и поднимает его на более высокий духовный уровень, делая «жертвоприношением Всевышнему» – предметом святости.

Жертвоприношение было лишь подготовкой к раскрытию Б-жественного присутствия в ковчеге скинии. (Меньшая, по сравнению с остальными буквами свитка Торы, величина буквы алеф в слове ваикра – первом слове книги «Ваикра» – намекает на то, что раскрытие Б-жественного света, связанное с жертвоприношениями, меньше раскрытия Б-жественности в скинии).

Однако этот обряд имеет более высокое предназначение, чем сама скиния: сделать грубые материальные вещи пригодными для принятия Б-жественного света.

Теперь ясно, почему предложение «И когда поднималось облако...» заканчивает главу, где говорится о раскрытии Б-жественности, и предваряет книгу о жертвоприношениях, которая начинается словами: «И призвал Моше Г-сподь...». Тем самым Тора подчеркивает, что назначение скинии во всей своей полноте раскрывается в том месте, где нет Б-жественного присутствия.

9. В период странствий евреям недостает явного раскрытия Б-жественного присутствия (такого, как в скинии). Однако именно благодаря этому раскрывается единение евреев с Б-жественной сущностью, как было объяснено выше.

И в этом состоит внутренний смысл слов: «И когда поднималось облако над скинией – отправлялись сыны Израиля во все странствия свои...». Уход Б-жественного света, о котором здесь идет речь, является внешним выражением подъема на духовную ступень «облако над скинией» – более высокую, чем ступень «облако на скинии», в результате служения, связанного с сокрытием Б-жественного света. Раскрытие этой новой ступени произойдет в скинии при следующей остановке евреев в их странствиях.

В этом состоит наказ каждому еврею в его духовной работе. Он должен не обращать внимание на темноту и горечь изгнания (в том числе, и своего личного духовного изгнания) и знать, что когда он выполняет задачу, поставленную перед ним Творцом «во всех странствиях» (именно «И когда поднималось... отправлялись... А если не поднималось... не отправлялись...»), то «Г-сподь утверждает шаги человека...» (Теилим, 37:23). В каком бы месте и ситуации еврей ни оказался, он постоянно выполняет поручение, данное Творцом: строить «Ему жилище в нижних мирах». А значит, и странствия в период изгнания происходят по воле Всевышнего. Благодаря этому, еврей достигает новой духовной ступени, на которую намекают слова «И когда поднималось облако над скинией...», не доступной даже Моше. (Объясняется в Тании (гл. 42), что в душе каждого еврея присутствует «аспект Моше» – возможность постигать Всевышнего). И это раскроется на следующей остановке в пути, когда станет очевидным, что «евреи и Б-г – одно целое».

 

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру