Песах

«Ликутей сихот», том 21

В каждом поколении обязан человек смотреть на себя так, как будто он вышел из Египта, как сказано (Шмот, 14:8): «И скажи сыну твоему в тот день так: ради этого совершал Г-сподь для меня [ чудеса] при выходе моем из Египта «.

(Вавилонский Талмуд, трактат «Псахим», 116:2)

В каждом поколении обязан человек выглядеть так, как будто он лично вышел сейчас из египетского рабства, как сказано (Дварим, 6:23): «И нас вывел Он оттуда...». И об этом повелел Святой, Благословен Он, в Торе: «И помни, что рабом был ты...» (там же, 5:15), как будто ты сам был рабом и вышел на свободу и был избавлен [от рабства].

(Рамбам, Законы о квасном и маце, 7:6)

...В каждом поколении обязан человек выглядеть так, как будто он выходит сейчас из египетского рабства, как сказано: «...Ради этого совершал Г-сподь для меня [чудеса] при выходе моем из Египта». И об этом повелел Святой, Благословен Он: «И помни, что рабом был ты в Египте...», как будто ты сам был рабом в Египте и был избавлен [от рабства] и вышел на свободу. Поэтому нужно в эту ночь делать все так, как делает свободный человек».

(Алтер Ребе, Шулхан Арух, 1, 472:7)

1. Источник закона Рамбама находится, как отмечает один из его комментаторов Магид Мишне, в мишне из трактата «Псахим», которая приведена выше, но формулировки мишны (как в варианте, которым пользуемся мы, так и в рукописных текстах мишны, находившихся в распоряжении Рамбама) и закона Рамбама отличаются друг от друга. То, что Рамбам говорит «обязан человек выглядеть», а не «смотреть на себя», имеет практическое следствие: смысл слов Рамбама заключается в том, что недостаточно, чтобы человек смотрел на себя, как будто он вышел из египетского рабства, – он обязан демонстрировать это окружающим (выглядеть так в глазах других людей).

На первый взгляд, Рамбам противоречит сам себе, используя в приводимом им в книге «Яд ха-Хазака» тексте Пасхальной агады формулировку мишны – «обязан человек смотреть на себя», а в законе изменяя ее на «обязан человек выглядеть».

Подобная сложность возникает и в понимании слов Алтер Ребе: в его редакции Пасхальной агады (а также в книге «Тания») тоже используется формулировка мишны, отличающаяся от его формулировки закона.

2. Существуют другие отличия формулировок закона Рамбамом и Алтер Ребе от текста мишны (и ими же приводимых вариантов агады). В мишне (и агаде) сказано: «как будто он вышел из Египта», у Рамбама «как будто он лично вышел сейчас из египетского рабства», у Альтер Ребе – «как будто он выходит сейчас из египетского рабства».

Добавление слов «лично» и «сейчас» не меняет основного смысла фразы, а лишь усиливает ее значение, объясняя, что смысл этих слов – «как будто он лично вышел сейчас». (Причина отсутствия этого акцента в агаде в том, что там повторяются слова мишны). Но нужно понять, почему Рамбам и Алтер Ребе пишут «из египетского рабства». Ведь в мишне написано «из Египта», и слова эти означают, что человек должен чувствовать себя вышедшим из земли Египта (с территории Египта), в то время как «египетское рабство» могло быть и было и за пределами территории Египта.

3. Дополнительные вопросы.

1) Хотя в рукописном варианте мишны, имевшемся в распоряжении Рамбама, а также в его тексте агады вообще не приводится никаких обоснований этого закона, тем не менее нужно понять, почему Рамбам в качестве обоснования закона выбирает именно стих «И нас вывел Он оттуда...», а не «И скажи сыну твоему...» (как в «нашем» варианте мишны).

2) Почему Рамбам не ограничивается доказательством, содержащимся в стихе «И нас вывел Он оттуда...», а добавляет еще «И помни, что рабом был ты...»?

3) Рассматриваемый нами закон, как и все включенные Рамбамом в 7-ю главу «Законов о квасном и маце», касается ночи на 15 Нисана, что подтверждается словами следующего за «нашим» закона: «Поэтому, когда пирует человек в эту ночь...». Почему же обоснованием для нашего закона служит повеление, не относящееся к какому-либо конкретному времени года (ведь оно приводится в качестве обоснования ряда заповедей, например, соблюдения субботы или награждения освобождаемого раба), в то время как обязанность «выглядеть так, как будто он лично вышел сейчас из египетского рабства» касается именно ночи 15 Нисана?

4. Алтер Ребе в своей книге «Шулхан Арух» приводит несколько измененную формулировку Рамбама (как отмечается там в сносках), и в качестве обоснования использует стих «...ради этого совершал Г-сподь для меня [чудеса] при выходе моем из Египта». Причина такого изменения проста: по мнению Алтер Ребе (как это следует из приводимой им в агаде формулировки), основной вариант текста мишны тот, что цитируется в большинстве книг и приводится нами выше.

Однако сам факт предпочтения того или другого варианта текста мишны требует объяснения.

И еще одна неясность: почему Алтер Ребе начинает цитату со слов «...ради этого совершал Г-сподь...», а начало стиха «И скажи сыну твоему в тот день так...», приведенное в мишне, опускает?

Невозможно сказать, что Алтер Ребе приводит этот стих не в качестве обоснования закона, а как подтверждение того факта, что исход из Египта происходит в каждом поколении, и поэтому опускает слова «И скажи сыну твоему...». Ведь, не говоря о том, что непонятно, почему не приводится обоснование закона, в таком случае достаточно было бы слов «...совершал Г-сподь для меня при выходе моем из Египта», а слова «ради этого» тоже можно было опустить.

5. И еще одно различие между словами Рамбама и Алтер Ребе. У Рамбама сказано:

«И об этом повелел Святой, Благословен Он, в Торе: «И помни, что рабом был ты...», как будто ты сам был рабом...», а у Алтер Ребе – «И помни, что рабом был ты в Египте», как будто ты сам был рабом в Египте...».

Известно, что каждое слово в «Шулхан Арух» Алтер Ребе выбрано с величайшей точностью. Поэтому представляется очевидной причина, по которой Алтер Ребе изменяет формулировку Рамбама, дважды добавляя слова «в Египте» (в стихе и в его объяснении): он хочет дать нам понять, что обязанность «выглядеть» означает: смотреть на себя не только «как будто ты сам был рабом» (просто рабом), но и «как будто ты сам был рабом в Египте», поскольку египетское рабство – рабство особенное. (Можно сказать, что эта подробность, по мнению Алтер Ребе, принципиальна, т.е. человек, чувствующий себя избавившимся только от «простого» рабства, не выполнил возложенное на него законом). Возникает вопрос, на чем основывается мнение Алтер Ребе?

И еще нужно понять: почему Рамбам пишет «вышел на свободу и был избавлен», а Алтер Ребе – «был избавлен и вышел на свободу»?

6. Ответ на вышеприведенные вопросы следующий.

Закон в том виде, в котором он сформулирован у Рамбама и Алтер Ребе, указывает на ряд моментов, о которых мы не знали до этого.

I) Сам факт того, что исход из Египта является процессом, продолжающимся и во всех последующих поколениях («в каждом поколении»). Ибо, как сказано в Пасхальной агаде, «если бы Святой, Благословен Он, не вывел отцов наших из Египта, то и мы, и дети наши, и дети наших детей остались бы рабами фараона в Египте», т.е. то, что мы сейчас свободны, – это следствие продолжающегося и в настоящее время избавления от египетского рабства.

2) Обязанность (помимо заповеди ежедневно днем и ночью вспоминать исход из Египта, считающейся выполненной даже в том случае, когда человек вспоминает только исход наших праотцев) чувствовать себя «как будто он лично вышел сейчас из египетского рабства».

3) Обязанность продемонстрировать это ощущение окружающим.

4) Распространение этой обязанности не только на время чтения Пасхальной агады, но и на все, что происходит этой ночью. Другими словами, хотя человек и произносит слова «В каждом поколении ... как будто ОН вышел из Египта» (а еще раньше говорит: «Если бы не вывел ... то мы... были бы рабами...»), тем не менее этим не исчерпывается обязанность «выглядеть так, как будто он лично вышел...». Чтобы это увидели окружающие (хотя и чтение агады, как будет объяснено ниже, предназначено для окружающих), он должен все в эту ночь делать так, чтобы чувствовалось, что он свободный человек.

7. Исходя из этого можно понять, почему Рамбам и Алтер Ребе не удовлетворяются в качестве обоснования закона стихом «И нас вывел Он оттуда...» или «...ради этого совершал Г-сподь...», а приводят также стих «И помни, что рабом был ты...». Два этих стиха («И нас вывел...» и «...ради этого совершал...») могут служить только доказательством самого факта продолжения исхода из Египта и в последующих поколениях, но не основанием для обязанности чувствовать себя «как будто он лично вышел сейчас из египетского рабства». Ведь, несмотря на то, что существует реальность исхода из египетского рабства в каждом поколении, вполне возможно предположить, что обязанность вспоминать об исходе из Египта касается только исхода наших праотцев. (И хотя сказано «...совершал Г-сподь для меня...» и «И нас вывел Он оттуда...» – это лишь форма изложения: рассказывая об исходе из Египта, нужно пользоваться словами «я» и «нас». Однако это вовсе не доказывает, что человек должен чувствовать себя «как будто он лично вышел сейчас из египетского рабства». И тем более невозможно прийти к заключению, что эта обязанность относится не только к чтению агады, но и ко всему, что человек делает в эту ночь).

Поэтому добавляют Рамбам и Алтер Ребе: «И об этом повелел Святой, Благословен Он, в Торе: «И помни, что рабом был ты...», как будто ты сам...». Это означает, что повеление «и помни» касается не только исхода наших праотцев, но и того, о чем сказано: «И нас вывел...», «...ради этого совершал...»

На основании того факта, что стих «И помни...» содержит указание человеку чувствовать себя «как будто он лично сейчас вышел из египетского рабства», можно сказать, что в пасхальную ночь эта обязанность включает в себя не только требование «смотреть на себя», но и «выглядеть», а также существует на протяжении всей ночи, а не только во время чтения агады, как будет объяснено ниже.

8. Отличие заповеди помнить об исходе из Египта от обязанности рассказывать об этом в ночь 15 Нисана в том, что недостаточно самому вспомнить об исходе, а нужно рассказать об этом кому-то другому. (По этой причине установлено, что, если у человека нет сына или жены, чтобы спросить его, он спрашивает сам себя и таким образом становится «другим» относительно себя – отвечающего и, рассказывая «другому» – себе, выполняет заповедь «И скажи сыну твоему...»).

Из необходимости в «другом» Рамбам и Алтер Ребе делают вывод, что обязанность «И скажи сыну твоему...» распространяется на всю заповедь в целом, и обязанность чувствовать себя «как будто он вышел...» тоже должна выполняться именно по отношению к другим, т.е. «...обязан человек выглядеть так...» во всем, что происходит в эту ночь.

9. Этим же объясняется изумительно точный выбор слов Алтер Ребе, ограничившегося неполной цитатой: «...ради этого совершал Г-сподь для меня [чудеса] при выходе моем из Египта», хотя, на первый взгляд, непонятно, почему цитата выглядит именно так.

Если стих служит доказательством самого факта продолжения исхода в других поколениях, то достаточно было бы привести слова «совершал Г-сподь для меня при выходе моем из Египта», а слова «ради этого» – опустить. Если же стих служит обоснованием обязанности выглядеть , то нужно было привести первые слова: «И скажи сыну твоему в тот день так...» (как было объяснено выше). Исключив эти слова, Алтер Ребе подчеркивает, что обязанность «выглядеть» относится не только к пасхальному рассказу, но и ко всему, о чем сказано «ради этого», т.е. ко всему времени, когда «маца и марор лежат перед тобой» (Шулхан Арух, 473:3).

10. Исходя из того, что обязанность «выглядеть» существует только в пасхальную ночь, а в течение всего года эта обязанность (основанная на стихе «И помни, что рабом был ты...») ограничивается требованием «смотреть на себя», можно объяснить, почему формулировка мишны (и агады в редакциях Рамбама и Алтер Ребе) – «...обязан человек смотреть на себя...» (хотя существует также обязанность «выглядеть»). Эти слова мишны служат предисловием и объяснением следующих за ним: «...поэтому обязаны мы благодарить...», т.е. речь идет не о конкретных предписаниях, касающихся пасхальной ночи, а только о величии самого исхода из Египта – о его продолжении и в следующих поколениях во все их дни. И поэтому всегда «обязан человек смотреть на себя так, как будто он вышел из Египта...».

А то, что в тексте агады не упоминается обязанность «выглядеть», подобно тому, например, как не формулируется и обязанность выпить четыре бокала вина, но рассказывается о ее выполнении. Очевидная причина заключается в том, что речь идет об обязанностях, требующих практической реализации в ходе пасхальной ночи, а то, что агада рассказывается другому (слушателю), и является практическим выполнением обязанности «выглядеть».

11. Поскольку источник закона «В каждом поколении обязан человек выглядеть так...» – в мишне, а текст мишны (в вариантах, которыми располагали Рамбам и Алтер Ребе) гласит: «...обязан человек смотреть на себя...», то непонятно, где в Талмуде они нашли указание на обязанность «выглядеть».

Комментируя нашу мишну, Талмуд приводит высказывание Равы (трактат «Псахим», 1176): «Необходимо сказать: «И нас вывел оттуда». На первый взгляд непонятно, что нового добавляет Рава к тому, что уже сказано в мишне: «В каждом поколении обязан человек смотреть на себя так, как будто он вышел из Египта». На самом же деле слово «нас» указывает на то, что во время произнесения его присутствует еще кто-то (другой). Комментатор Талмуда Рамбам так объясняет смысл слов Равы: «Нужно показать себя, как будто вышел оттуда».

Очевидно, что указание Равы не является всего лишь подробностью заповеди «И скажи сыну твоему... , так как этот стих, хотя и говорится там в единственном числе – «для меня», «при выходе моем», уже подразумевает присутствие слушателя. И значит, слова Равы представляют собой отдельное установление.

На этом основании и заключают Рамбам и Алтер Ребе, что речь идет об обязанности «выглядеть», и обязанность эта распространяется на все, что делается в эту ночь.

12. Причина, по которой Рамбам и Алтер Ребе пишут «из египетского рабства», хотя в мишне (и в «их» вариантах агады) сказано «из Египта», заключается в следующем.

Смысл мишны, как объясняют Рамбам и Алтер Ребе, в том, что человек должен смотреть на себя, как будто он вышел сейчас из Египта (т.е. секунду назад он был в Египте и только что вышел оттуда). Невозможно сказать, что слова «вышел из Египта» означают «вышел сейчас с территории Египта», так как это будет противоречить реальным ощущениям человека (в особенности учитывая, что нам дана заповедь «...Египтян, которых видите вы ныне, более не увидите вовеки» (Шмот, 14:13) – не возвращаться в Египет). Поэтому нужно сказать, что смысл слов «вышел из Египта» – «вышел из египетского рабства».

13. Относительно упоминаемых выше различий в формулировках закона Рамбамом и Алтер Ребе (во-первых, они приводят разные обоснования закона; во-вторых, Рамбам пишет просто «рабом», а Алтер Ребе – «рабом в Египте; в-третьих, у Рамбама «вышел на свободу и был избавлен», а у Алтер Ребе – «был избавлен и вышел на свободу») можно сказать, что они связаны с различиями между текстами мишны, которыми пользовались Рамбам и Алтер Ребе.

В варианте, на котором основывался Рамбам, отсутствует обоснование закона. То, что Рамбам не использует в качестве обоснования стих «...ради этого совершал Г-сподь для меня [чудеса] при выходе моем из Египта», можно объяснить так: в стихе имеется в виду буквальное значение исхода, т.е. речь идет о поколении исхода из Египта, а значит, в нем нет доказательств для нас. И поэтому Рамбам использует стих «И нас вывел Он оттуда...», в продолжении которого написано (и стих приводится в агаде целиком): «...чтобы привести нас и дать нам землю...». Ведь вошедшие в Святую Землю почти без исключения были не из числа вышедших из Египта.

В варианте мишны, которым располагал Алтер Ребе, приводится обоснование: «Как сказано: «И скажи сыну своему в тот день так: ради этого совершал Г-сподь для меня...», т.е. прямо указывается, что этот стих служит доказательством существования обязанности «в каждом поколении». Поэтому в «Шулхан Арух» Алтер Ребе приводит тот же стих, что и в мишне.

14. Нужно сказать, что это различие в обосновании закона приводит и к различному пониманию его.

Из стиха «И нас вывел Он оттуда...» мы узнаем только, что факт «и нас вывел» в общем существует и в последующих поколениях («нас»), но из этого не следует, что он носит тот же характер, что и исход наших праотцев.

Иначе обстоит дело со стихом «...ради этого совершал Г-сподь для меня [чудеса] при выходе моем из Египта». Поскольку говорится «для меня», а не «нас», т.е. подчеркивается, что речь идет о событии, которое только отец (бывший в Египте) может почувствовать, а не сын, то получается, что речь идет об исходе из Египта наших праотцев. А из того, что стих говорит и о последующих поколениях («в тот день»), следует, что исход из Египта в каждом поколении носит характер «совершал Г-сподь для меня», т.е. такой же, как и при первом исходе.

Согласно этому понятно, почему Рамбам пишет «был рабом», а Алтер Ребе -«был рабом в Египте» (специфическом египетском рабстве): из слов «И нас вывел Он оттуда», приводимых Рамбамом, следует только, что, в общем плане, в каждом поколении происходит процесс «И нас вывел...», а вот стих «...совершал Г-сподь для меня...» (цитируемый в «Шулхан Арух» Алтер Ребе из мишны) доказывает, что исход в каждом поколении тождествен первому исходу.

15. Исходя из вышесказанного, можно объяснить, почему Рамбам пишет «вышел на свободу и был избавлен», а Алтер Ребе – «был избавлен и вышел на свободу».

Постановляет Рамбам (Законы седьмого и юбилейного года, 10:14): «С Рош ха-Шана и до Йом-Кипура не отправляются освобожденные рабы по домам, но и не остаются рабами своих владельцев... С наступлением Йом-Кипура, после того как протрубили в суде в шофар, отправляются рабы по домам».

Отсюда следует, что любое освобождение из рабства состоит из двух элементов: выхода из состояния раба (освобождения от рабских обязанностей) и возвращения в место и состояние, предшествующие рабству.

В юбилейный год (о котором идет речь в вышеприведенном законе) существует хронологическое разделение между двумя этими этапами освобождения, а при освобождении дарованием «вольной грамоты, все это происходит одновременно. Можно сказать, что это разделение на самом деле присутствует в каждом освобождении, хотя зафиксировано оно только в законах юбилейного года. Тора, устанавливая закон, придерживается правила, а не исключения: сначала освобождение от рабских обязанностей, а уже потом возвращение в состояние свободного человека.

Следовательно, Рамбам после «вышел на свободу» добавляет «и был избавлен» (ведь существует заповедь подробно рассказывать и объяснять все частности исхода из Египта), потому что слова «вышел на свободу» означают только то, что человек больше не является рабом своего господина, а «был избавлен» означают полное избавление от рабства, т.е. уход домой.

16. Известно, что одной из особенностей, отличающих египетское рабство от любого другого, являлось то, что раб, находясь на территории Египта, не мог стать свободным человеком. Только если ему удавалось убежать из Египта и достичь места, которое называлось «Врата свободы», он становился свободным. Следовательно, порядок освобождения из египетского рабства был обратный по отношению к обычному, когда выход на свободу предшествует уходу домой.

Поэтому у Рамбама «освобождение» предшествует «уходу», а у Алтер Ребе «уход» -«освобождению». Ведь, по мнению Рамбама, обязанность «и помни» носит характер «как будто ты лично был рабом» (просто рабом), а в обычном освобождении из рабства «освобождение» предшествует «уходу». Согласно же мнению Алтер Ребе, обязанность «и помни» носит характер «как будто ты лично был рабом в Египте», и поэтому сначала происходит «уход», а потом «освобождение» – в соответствии с порядком освобождения из египетского рабства.

Да будет на то воля Всевышнего, чтобы в самое ближайшее время мы удостоились свободы полного и истинного избавления нашим праведным царем – Машиахом.

 

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру