Месяц Нисан

«Ликутей Сихот» часть 32

«По одному вождю в день пусть приносят жертву свою для освящения жертвенника. И в первый день принес жертву свою Нахшон сьш Аминадава из колена Йегуды (Бемидбар, гл. 7, раздел Насо).

1. Первые 12 дней месяца Нисан в утренней молитве читают дополнительные отрывки из Торы о жертвенных подношениях предводителей колен (наси). В эти дни не произносят печальные молитвы «Таханун», т.к. «...с первого Нисана (день, когда в пустыне впервые поставили переносной храм Мишкан) и до тринадцатого приносили вожди колен от своего имени жертвенные подношения для освещения жертвенника, каждый в свой день, и день подношения был для данного вождя праздничным» («Шулхан Арух дэ Рав», «Тур» на «Ор а-Хаим»). А поскольку вместе с семью днями Песаха выходит, что «большая часть месяца прибывает в святости» («Шулхан Арух дэ Рав»), то «таханун» не читают весь месяц Нисан.

Есть в этом одна странность: хотя все, о чем говорит Тора, пребывает вечно, однако же мы не находим, чтобы в порядке молитв установили упоминать каждое событие, но лишь наиболее общие и фундаментальные, как выход из Египта и подобн. Если так, тогда отчего же упоминание о приношениях вождей (наси) установлено на все времена? Ведь это событие было а)лишь однажды и б)в Мишкане (т.е. не только до нынешнего галута, но и прежде и Второго Храма, и вавилонского плена, и Первого Храма!). Вдобавок, упоминание это установлено двойным способом – а) чтением отрывка «Наси» и б) прекращением чтения молитвы Таханун.

2. По окончании чтения отрывка «наси» говорят следующую молитву: «...Да будет воля Твоя, Превечный, Б-г мой и Б-г отцов моих, что если я Твой раб их колена (имярек), о вожде которого читал я в Торе Твоей раздел «Наси» сего дня, то да озарят меня все искры и все отблески от святости сего колена, дабы понимать и постигать Тору Твою и в трепете исполнять волю Твою во все дни жизни моей – и я, и потомство мое, и потомки потомков моих отныне и вовеки, амен».

То есть, каждый еврей (а не только особо избранные) молится, чтобы его озарили «все искры... от святости сего колена». Более того, он просит не о сокрытом и неощутимом воздействии, но чтобы этот свет в действительности влиял на его служение – «дабы понимать и постигать Тору Твою и в трепете исполнять волю Твою»; и более того: «во все дни жизни моей – и я, и (более того) потомство мое, и потомки потомков моих (при том таким образом, что) отныне и вовеки»!

Поскольку не принято в молитве просить о чуде, ясно, что эта просьба для каждого еврея может осуществиться естественным путем, несмотря на непроницаемую духовную тьму нынешнего галута. Еврейская молитва исполняется вообще, а тем более, когда молится множество народа, да еще завершают ее словом «амен» (от «эмет» – истинно), что придает ей особую благословляющую и победоносную силу.

Тогда получается, что постоянное, на протяжении поколений, упоминание о приношениях вождей для освящения жертвенника (путем чтения отрывка «Наси») не просто воспоминания о давних делах, но протяженное в вечность действие, причем такое, что на самом деле «все искры и все отблески от святости сего колена» светят «дабы понимать и постигать Тору Твою и в трепете исполнять волю Твою во все дни жизни моей – и я, и потомство мое, и потомки потомков моих отныне и вовеки»!

3. Теперь возникает новый вопрос: как может быть, что каждый евреи читает все 12 разделов «Наси», и после каждого – чтобы озарили его отблески «от святости сего колена»? Ведь можно принадлежать лишь к одному колену (да и из формулировки «...что если я отношусь к колену»... понятно, что может быть и не относится к нему).

А если так, то выходит, что одиннадцать раз из двенадцати он читал молитву, не имеющую отношения к нему.

Надо сказать, что каждый еврей включает в себя всех остальных (другие колена), и настолько, что способен получать свет святости от всех колен; и тогда формулировка «...Да будет воля Твоя»... на самом деле может быть выражением уверенности в том, что в результате молитвы «озарят меня все искры и все отблески от святости колена...» и т.д., ибо не исключено, что данный еврей имеет отношение ко всем коленам.

И это подобно тому, что сказал Ребе Шолом Дов-Бэр (РаШаБ): что даже коэн и леви (они-то уж точно из колена Леви) каждый день должны говорить отрывок «Наси» и «Да будет воля...»

Теперь, когда еврей прочел все 12 отрывков «Наси» с «Да будет воля» после каждого – а Пресвятой, Он благословен, исполняет такие просьбы, – в нем светят «все искры и все отсветы» от каждого из колен – а в них заключены искры святости всего мира (который ради евреев создан); и известно, что 12 колен – проявление всех возможных способов служения (12 общих типов служения).

Понятна теперь сила воздействия отрывков «Наси» на то, чтобы «понимать и постигать Тору Твою и в трепете исполнять волю Твою», ибо воздействие это производится протяжением «искр святости» от всех колен. Теперь можно объяснить, в чем особый смысл приношений глав колен и чтения отрывков о них.

4. Освящение жертвенника положило начало еврейскому служению на все времена. В этом оно схоже с воспитанием ребенка: как воспитанием создается фундамент всего будущего служения воспитанника, так освящением жертвенника был заложен фундамент служения в Мишкане, а оно – цель служения человека на все века, как сказано: «И сделают Мне Святилище, и поселюсь внутри вас» (гл. Трума, 28, 8).

По этой причине а) все колена приняли участие в освящении – т.к. в них заключены все типы служения Б-гу; б)жертвенные приношения на освящение жертвенника были именно от вождей – «ибо наси – это все» (Раши на гл. Хукат, 21, 21), т.к. нйси – вождь – един со своим коленом, а через это и со всем еврейством (со всеми коленами).

Теперь ясен смысл установления на все времена вспоминать о приподношениях вождей, ибо воздействие этого события не ограничено во времени, ощутимо и действенно влияние его на служение каждого еврея, даже в нынешней непроницаемой тьме галута – тем, что светят все «искры святости ...чтобы понимать... во все дни жизни моей... отныне и навеки».

5. В силу сказанного выше, из особенностей месяца нисан следует выделить: а) вечность категории наси – главы еврейского народа, ибо каждый наси в своем поколении то же, что первый наси (Моше) в своем поколении; б) единство каждого еврея (и в каждом поколении) с главой еврейского народа, проистекающее из того единства, что было в дни освящения жертвенника – связь, протяженная в вечность.

Следует сказать, что взаимосвязь еврейских вождей с месяцем нисан особенно подчеркнуто проявилась в связи с наси нашего поколения, моим святым учителем и тестем (Ребе Раяц).

Второго нисана ушел из мира наси Ребе Шолом Дов-Бэр, и в тот же день занял его место его сын наси Ребе Раяц. И в обоих обнаруживается проявление категории вечность – как в вещах материальных, так и в их связи с каждым отдельным евреем (а каждого еврея – с ними).

Покидая мир, Ребе Рашаб сказал: «Их гейн ин гимл; ди ксовим лоз их эйх» (я ухожу на небеса, а писания – хасидизм – оставляю вам).

Вот как следует это понять: «Праведники подобны их создателю (Медраш Рабо); как Б-г «поместил себя в свою Тору», и так и праведники «помещают» себя в свои писания. Именно это имел в виду сказать Ребе Рашаб, говоря «Я ухожу на небеса, а писания оставляю вам»: всякий, изучающий его труды, объединяется с ним самим (постольку, поскольку вместил себя в свои писания), с той его сущностью, что находится в положении «вознесения в небеса».

Но поскольку «писания»

пребывают внизу, в материальном мире, то через них и Ребе находится в материальном мире; т.е. таким образом материально проявляется связь между наси и евреями.

То же самое можно сказать и про его сына и преемника – р. Йосеф-Йицхака (Раяц) – через его писания, книги и вещи мы объединяемся с ним и материально, и (духовно) с его сущностью.

6. Став наси, Ребе Раяц в первом своем маамаре подчеркнул именно этот аспект.

Все, через что или посредством чего открывается Его воля – как, например, мицвы, облекшиеся в материальные предметы (пергамент мезузы, шерсть цицит) – становятся как бы сосудами для святости, источник которой – сам Б-г. Поскольку Он существует независимым и самостоятельным и вечным существованием, то и Его проявления, именуемые «свет» и «святость», существует независимым и вечным существованием. В результате то, что использовали для целей служения, остается в состоянии святости навсегда.

Вот что пишет ребе Раяц: «Место Торы и служение праведника несут отпечаток его святости даже после перехода его от жизни тела к жизни истинной, и отсвет от света его служения остается на этом месте. Иными словами, на том месте, что он учил и исполнял там Тору, и на всех предметах, которые он использовал для служения, пребывает святость его трудов по исправлению мира».

В связи с этим он приводит рассказ своего отца: «Однажды я видел, как мой святой отец вошел в комнату своего отца (ребе Шмуэл), и все там было как при его жизни; он вошел подпоясавшись как для молитвы, встал перед столом напротив его кресла, и губы его шевелились и он сильно плакал».

7. Из рассказа ясно, что Ребе вошел в комнату на ехидут – аудиенцию точно так же, как при его жизни! (И слово «ехидут» говорит об объединении ехиды – высшего уровня божественной души – вошедшего с ехидой Ребе).

Так же тот, что соединятся с праведником посредством изучения его книг, получает из категории независимого вечного существования святости праведника и наси, в результате чего в нем начинают светить «все искры и все отблески от святости» главы поколения, а уж это ведет к тому, чтобы «...понимать и постигать Тору Твою» (включая книги и писания наси), а также «в трепете исполнять волю Твою во все дни жизни моей – и я, и потомство мое, и потомки потомков моих отныне и вовеки».

8. Сила учения в том, что оно приводит к действиям – исполнению мицвот. В частности таких, которые ограничены во времени, в т.ч. Песаха: готовиться самому и помогать в подготовке другим. Позаботиться, чтобы у каждого было все необходимое как в материальном, так и в духовном плане (знать законы Песаха, начиная с подготовки, и кончая порядком проведения седера).

9. Каждый еврей (равно мужчины, женщины и дети) должен превратить свой дом, свою комнату в «малое святилище» – место пребывания Торы, молитвы и добрых дел, так что материальные предметы (стол, стул и т.д.) станут инструментами священного служения, т.е. будут служить для нужд учения, молитвы и милосердия.

Особенно следует обратить внимание на воспитание детей. С самого начала привлечь их к подготовке и проведению праздника Песах; принять меры, чтобы малыши не заснули за пасхальным столом и чтобы задали четыре вопроса. Необходимо также позаботиться, чтобы у каждого ребенка был свой молитвенник, Тора, баночка для пожертвований и, разумеется, агада с картинками.

А когда комната, стол, кровать и пр. превратятся в «малое святилище», войти туда «подпоясавшись гартлом» и встать «перед столом», исполняя требование «Знай, перед Кем ты стоишь!» (Брахот, 25, 2), и начать говорить со слезами радости, как сын с отцом. Как единственный сын у престарелых родителей (ведь «сыны вы Б-гу вашему»), Исраэль с Отцом своим небесным*. Будет доволен Отец, а удовольствие Творца – удовольствие творения.

А полностью все сказанное здесь откроется в виде «большого Святилища» – Третьего Храма, а в нем – в Святая Святых, месте раскрытия аспекта единства Всевышнего, ехиды мира. Там ехида каждой еврейской души соединяется единой связью с высшей ехидой, ехидой Мира.

Придет это с истинным и полным избавлением силой праведного Машиаха в ближайшее время и в материальном виде.

(Беседа субботы «Ваикра», 5 нисана 5747 г. -1987 г.)

*Из маамара Баал Шем Това: «Каждый еврей дорог Всевышнему как единственный сын, рожденный родителями его в старости – и даже еще дороже» (Кетэр Шем Тов).

 

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру