Мишпатим

«Ликутей сихот», том 31

1.  Написано в Мишне (трактат Бава Мециа, гл 7), что существуют четыре категории ответственных за сохранность вверенного им имущества: ответственный, не получающий плату, -«бесплатный сторож», ответственный за одолженное им имущество – «одолживший»; ответственный, получающий плату, – «сторож за плату» и ответственный за взятое им внаем имущество – «арендатор».

Каждая из этих категорий несет соответствующую ответственность.

«Бесплатный сторож» освобождается от уплаты за пропавшую вещь, если он поклянется, что хранение было добросовестным.

«Одолживший» при любых обстоятельствах платит за пропавшую вещь, даже если это произошло не по его вине.

Ответственность «сторожа за плату» меньше: если он не мог предотвратить несчастный случай с вещью или животным и клянется, что это произошло не по его вине, тогда он освобождается от уплаты. В случае же потери или кражи он обязан возместить убытки.

Что касается ответственности «арендатора», то в Талмуде приводится спор между раби Меиром и раби Иегудой По мнению раби Иегуды, «арендатор» должен нести такую ответственность, как «бесплатный сторож», а по мнению раби Меира – как «сторож за плату».

Спрашивается в Талмуде: «Кто из мудрецов согласен с нашей мишной о четырех категориях ответственных?» Ответил рав Нахман– «Раби Меир». Спросил его Рава. «Разве еть мудрец, который не считает, что есть четыре категории ответственных7» [Рав Нахман] сказал ему «Так я сказал тебе: кто тот мудрец, который считает, что «арендатор» подобен «сторожу за плату»7 – Раби Меир». ...Если это так, то это [не] четыре категории ответственных, а только три Сказал рав Нахман бар Ицхак– «Есть четыре категории ответственных и три степени ответственности» (трактат Бава Мециа, 93а)

На первый взгляд, в словах рава Нахмана содержится внутреннее противоречие. Из его слов «Так я сказал тебе...» понятно, что он лишь ооъясняет свои предыдущие слова. Но ведь вначале он спрашивал, кто из мудрецов согласен с мишной о четырех категориях ответственных. Теперь же его интересует, кто считает, что «арендатор» подобен «сторожу за плату», другими словами, он объединяет их в одну группу, оставляя только три категории ответственных. Таким образом, рав Нахман не только не разъясняет свои первоначальные слова, но и вступает с ними в противоречие, что подтверждает Талмуд, говоря: «Если это так, то это [не] четыре категории ответственных, а только три».

2.  Для разрешения этой проблемы необходимо обратиться к комментариям Раши на трактат Бава Мециа, 80б, где он объясняет смысл спора между раби Меиром и раби Иегудой об ответственности «арендатора».

Согласно этому объяснению, мнение раби Иегуды состоит в следующем. «Арендатор» платит за пользование вещью и не получает плату за ее охрану. Тот факт, что он получает некую выгоду от этой вещи, не делает его «сторожем за плату», так как эта выгода не является платой за выполнение им обязанностей сторожа. Исходя из этого, раби Иегуда приравнивает «арендатора» к «бесплатному сторожу».

Мнение же раби Меира таково. Поскольку «арендатор» получает пользу от вещи, он приравнивается к «сторожу за плату», несмотря на то, что платит за аренду. Если бы он не платил, то считался бы «одолжившим» и был бы обязан возмещать убыток в любом случае. Но поскольку он платит за аренду, то степень его ответственности уменьшается и приравнивается лишь к ответственности «сторожа за плату».

Таким образом, «арендатор» приравнивается к «сторожу за плату» не потому, что польза, получаемая им от вещи, представляет собой плату за ее охрану. Основная особенность «арендатора» заключается в том, что он использует чужую вещь для своей выгоды, и это делает его похожим на «одолжившего». И только тот факт, что он вносит арендную плату, уменьшает степень его от ответственности, и поэтому он приравнивается к «сторожу за плату».

 Чтобы лучше понять этот комментарий, мы должны уяснить, в чем заключается основное различие между ответственностью «бесплатного» сторожа и «сторожа за плату», с одной стороны, и ответственностью «одолжившего» – с другой.

«Сторожа» несут ответственность за сохранность вещи, поскольку они обязались стеречь ее вплоть до того момента, пока она не будет возвращена хозяину. Это не относится к «одолжившему». Он несет ответственность за одолженное, потому что фактически как бы приобретает его и, что бы ни случилось, обязан вернуть, как если бы речь шла о деньгах, взятых взаймы. Таким образом, в соответствии с мнением раби Меира, можно сказать, что «арендатор» – это особая категория ответственных, промежуточная между «одолжившим» и «сторожем за плату»: ведь по причине своей ответственности (использование вещи для собственных нужд) он является «одолжившим», однако по степени ответственности он приравнен к «сторожу за плату».

3.  Теперь можно объяснить приведенную выше дискуссию мудрецов Талмуда.

Слова рава Нахмана «Кто из мудрецов согласен с нашей мишной о четырех сторожах?» можно понять как вопрос, существуют ли четыре качественно различные категории ответственных.

Рав Нахман отвечает, что, только опираясь на мнение раби Меира, мы можем признать существование четырех категорий ответственных. Ведь если основываться на мнении раби Иегуды, то речь может идти только о трех категориях, поскольку при возмещении убытка «арендатор» должен платить так же, как «бесплатный сторож», потому что так же, как «бесплатный сторож», не получает плату за охрану вещи, и поэтому нельзя сказать, что «арендатор» качественно отличается от «бесплатного сторожа».

В отличие от этого, раби Меир считает, что «арендатор» несет материальную ответственность как «сторож за плату», но нельзя сказать, что они обязаны платить по одной и той же причине. Следовательно, между ними имеется качественное различие и можно говорить о четырех категориях ответственных.

Вопросом «Неужели есть мудрец, который не считает, что есть четыре категории ответственных?» Рава подчеркивает, что все считают, что речь идет о четырех различных ситуациях, при которых вещь оказалась на хранении.

Далее рав Нахман объясняет, что его первоначальные слова о четырех категориях ответственных больше соответствуют мнению того мудреца, который приравнивает «арендатора» по степени ответственности к «сторожу за плату».

Об этом же говорит и Талмуд, когда выносит окончательное решение: «Есть четыре категории ответственных и три степени ответственности».

4.  Можно объяснить духовный смысл закона о четырех категориях ответственных и трех степенях ответственности в соответствии с написанным в книге «Шней Лухот Абрит»: «Как есть четыре категории ответственных за сохранность имущества ближнего, так существуют четыре категории ответственных перед Б-

гом .

Известно, что существование мира зависит от выполнения народом Израиля заповедей, которые дал ему Б-г (см. трактат Шабат, 88а). Поэтому можно сказать, что евреи являются хранителями мира, который Б-г передал им во владение, подобно тому, как сказано об Адаме: «И взял Г-сподь Б-г человека, и поместил в саду Эдена – возделывать его и охранять» (Берейшит, 2:15). Охрана мира осуществляется посредством изучения Торы и выполнения заповедей.

Исходя из простого смысла, четыре категории ответственных можно сгруппировать в три:

1)  «бесплатный сторож», который не имеет никакой выгоды от того, что несет свою службу, так как он охраняет вещь ради пользя ее хозяина;

2)  «одолживший», который имеет всю выгоду от вещи, при этом хозяин ее не получает ничего;

3)  «арендатор» и «сторож за плату», которые получают выгоду, как и хозяин вещи.

Внутреннее содержание этих категорий в отношении служения евреев Б-гу в книге «Шней Лухот Абрит» объясняется так.

«Бесплатный сторож» – самая высокая ступень, так как его служение не обусловлено получением награды и посвящено Б-гу. Как пишет Рамбам: «Служение из любви... не из-за причины, находящейся в мире... и не из-за достижения какого-либо добра (даже не для того, чтобы удостоиться удела в будущем мире). Но только потому он выполняет истинное служение, что оно истинно, потому, что Он – Господин, достойный того, чтобы служить Ему» (Законы о раскаянии, 10:1-4).

«Огорож за плату» служит Всевышнему ради получения награды. Подобен ему и «арендатор», который сравнивается с человеком, говорящим: «Я даю эти деньги бедным, чтобы благодаря этому мой сын выздоровел» (трактат Бава Батра, 10б).

«Одолживший» – это человек, который не верит, что праведника ждет награда, а грешника – наказание, это злодей, который вообще не занимается служением Всевышнему.

5.  Можно рассматривать «одолжившего» и на примере человека с более высоким духовным уровнем. Недаром эта категория включается в четыре категории ответственных – хранителей мира, т.е. можно сказать, что речь идет о человеке, соблюдающем Тору и заповеди.

Прежде чем приступить к объяснению, следует сказать, что весь мир создан ради народа Израиля (как это объясняет Раши в комментарии к первому стиху Торы). Поэтому каждый из народа Израиля может по праву требовать у Всевышнего удовлетворения всех своих материальных нужд лишь на том основании, что он – сын Авраама, Ицхака и Яакова, подобно сказанному в Мишне (трактат Бава Мециа, гл. 7) об обязанностях работодателя по отношению к наемным рабочим: «И даже если сделаешь для них трапезу, подобную трапезе царя Шломо, то все равно не выполнишь свою обязанность, так как они – сыновья Авраама, Ицхака и Яакова» и только поэтому заслуживают лучшей трапезы.

В этом состоит суть «одолжившего» на духовном уровне – ведь он достигает благополучия без какого-либо служения (оплаты с его стороны). Получая вещь в пользование, «одолживший» (в простом смысле слова) берет на себя обязанность возместить ее стоимость, даже если эта вещь будет утеряна в результате несчастного случая. То же самое можно сказать и о духовном уровне: тот, кто хочет получать блага этого мира, не выполняя при этом никакой работы для Всевышнего, становится обязанным в полноте «вернуть свой удел» в мире Б-гу посредством выполнения заповедей, от которых зависит существование мира. И он не может освободить себя от этого ни в каком случае.

Отсюда следует, что изучение Торы и выполнение заповедей «одолжившим» не подпадают под определение «служение Всевышнему», потому что являются лишь следствием его заинтересованности в получении выгоды, а не служением ради Господина. (Подобно тому, как возмещение ущерба «одолжившим» – следствие использования одолженной вещи для собственной пользы).

6.  Выше было объяснено, что хотя «сторож за плату» и «арендатор» не отличаются друг от друга по степени ответственности за охраняемую вещь, но относятся к качественно различным категориям ответственных. Главное для «сторожа за плату» – это охрана имущества хозяина, за что он и получает плату. С «арендатором» дело обстоит совсем иначе. Его цель – получение пользы от находящейся у него вещи. За это он и вносит арендную плату ее хозяину.

Подобное можно увидеть и на духовном уровне.

Главное для «сторожа за плату» – служение Б-гу. Он хочет выполнить желание Благословенного и сберечь для Него мир. Однако он еще не достиг ступени «бесплатного сторожа», который служит не за плату и не получает выгоды, и поэтому «сторож за плату» ожидает награды.

В служении «арендатора» главное – желание воспользоваться материальными благами мира. При этом он знает и чувствует, что должен платить Б-гу (хозяину этого мира), и поэтому изучает Тору и выполняет заповеди. Об этом и говорит пример, приведенный в «Шней Лухот Абрит» («Я даю эти деньги бедным, чтобы благодаря этому мой сын выздоровел»). Тем самым подчеркивается, что он творит добро потому, что нуждается в помощи Всевышнего.

Таким образом, «арендатор» по своей сущности не похож ни на «одолжившего», ни на «сторожа за плату».

Он не похож на «одолжившего», поскольку изучением Торы и выполнением заповедей платит Б-гу за пользу, получаемую от мира, и это называется служением, так как «арендатор» выполняет работу ради Всевышнего (в отличие от «одолжившего», который хотел бы удовлетворять свои потребности бесплатно, и поэтому выполнение им Торы и заповедей не подпадает под определение «служения», как это объяснялось выше).

Он не похож и на «сторожа за плату», который изучает Тору и исполняет заповеди ради Всевышнего (так как награда, которую он получит, исходит не от мира, который он охраняет, поэтому и не является частью служения). «Арендатор» же изучает Тору и выполняет заповеди лишь потому, что это является его «арендной платой за те материальные блага, которые он получает, и его целью не является служение Всевышнему.

7.  Несмотря на это, у «арендатора» та же степень ответственности, что и у «сторожа за плату» – ведь «есть три степени ответственности».

В конце концов, можно сказать, что служение «арендатора» также приравнивается к служению Б-гу, и поэтому по отношению к нему применяется тот же закон, что и к «сторожу за плату» (так как его служение включается в понятие «служение Б-гу», хотя и выполняется не только ради самого Г-спода).

Сказано в Талмуде: «Пусть человек выполняет Тору и заповеди, хотя он это делает не во имя Всевышнего, так как через это он придет к ступени служения во имя Всевышнего» (трактат Псахим, 50б). Таким образом каждый, в том числе и «одолживший» (самая нижняя ступень служения не ради Всевышнего), достигнет в конце концов ступени «службы из любви», и, как пишет Рамбам, «будет его душа связана в любви к Б-гу, и будет находиться в этой любви постоянно и оставит все, что в этом мире, кроме Него» – «и в конце концов добро придет из-за этой любви» (Законы о раскаянии, 10 2, 3, 6)

 

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру