Матот

«Ликутей Сихот» часть 33

И говорил Моше главам колен сынов Израиля так: «Если кто даст обет Г-споду или поклянется клятвою, положив зарок на душу свою, то он не должен нарушать слова своего: все, как вышло из уст его, должен он сделать1 (Бемидбар, 30:2-3).

Комментарий Раши:

«Обет» - сказанное о себе: «Вот для меня будет обетом, что не ем или не делаю определенной вещи». Если же ты спросишь: 'Что -даже поклявшийся есть падаль «все, как вышло из уст его, должен сделать»?» - отвечает нам Тора: «положив зарок», давший обет может запретить для себя разрешенное, но не разрешить для себя запрещенное.

«Не должен нарушать (ло яхель) слова своего» подобно «не осквернит (ло ехолель) слова своего», не сделает слова свои будничными (хулин).

Бот установления, которые Г-сподь заповедал Моше (об отношениях) между мужем и женою его, между отцом и дочерью его в юности ее, в доме отца ее (Бемидбар, 30:17).

1. Как мы уже говорили неоднократно, суть комментариев Раши к Торе в том, чтобы контекстуально объяснить все тяжелые и непонятные места Торы. Если же есть моменты, кажущиеся непонятными, а Раши не дает комментариев, то очевидно, что, по мнению Раши, понять их настолько легко и просто, что нет надобности в пояснениях.

Доказательством этому служит то, что Раши писал в некоторых комментариях к Торе: «Не знаю, что (еще) учим мы (из этого)...». Ведь если бы не было у него намерения объяснить все, что может быть непонятно непосредственно в тексте Торы, нет необходимости давать такие пояснения. Поэтому нужно понять, почему Раши не дает никакого объяснения тому, что написано в нашей недельной главе в конце законов об обетах: «Вот установления, которые Г-сподь заповедал Моше (об отношениях) между мужем и женою его, между отцом и дочерью его в юности ее, в доме отца ее».

На первый взгляд непонятно: поскольку завершение законов об обетах – краткий итог этих законов, то стоило бы сначала упомянуть суть обязанности давшего обет, как сказано: «Если кто даст обет Г-споду или поклянется клятвою, положив зарок на душу свою, то он не должен нарушать слова своего: все, как вышло из уст его, должен он сделать», – а затем уже можно уточнять подробности законов об обетах: что они об отношениях «...между мужем и женою его, между отцом и дочерью его...».

Видим мы также, что в завершении главы об обетах сказано: «Вот установления, которые Г-сподь заповедал Моше...». А установления (хуким) -«...это заповеди, у которых нет логического объяснения, а как бы указ Царя и установления его для слуг его» (из комментария Раши, Бемидбар, 19:2).

Отсюда понятно, что невозможно в завершении законов об обетах упомянуть суть обязанности давшего обет. Обязанность эта объясняется в Торе («...не должен нарушать слова своего...», т.е. не должен делать слова свои будничными, и поэтому «все, как вышло из уст его, должен он сделать»), а это не согласуется с понятием «установления».

Но сам факт, что в завершении законов об обетах Тора говорит лишь об установлениях, требует объяснения.

2. Объяснение таково. Без мудрствования понятно, что суть обязанности давшего обет – выполнить его – не нуждается в особом доказательстве из Торы, ведь обычный человеческий разум призывает нас к этому. К тому же, обязанность выполнения своих слов включается в необходимость «сторониться неправды...» (Шмот, 23:7).

Это видно и из того, что в Торе неоднократно встречаются понятия «обет», «клятва». Они существовали еще до дарования Торы, как сказано в Брейшит (28:20(22)): «И дал обет Яаков... а камень этот... будет домом Б-жиим». Далее сказано, что напомнил праотцу Яакову Г-сподь: «...дал Мне там обет; теперь встань, выйди из этой земли и возвратись в родную землю твою...» (Брейшит, 31:13). И комментарий Раши на это: «...дал Мне там обет – должен ты выполнить его, ведь ты же говорил, что будет дом Б-жий, что принесешь там жертвоприношения».

Поэтому несколько законов, связанных с обетами, мы находим в Торе намного ранее, чем наши законы об обетах, и при этом Тора не упоминает в них сути обязанности давшего обет – выполнить его, а только объясняет подробности, вытекающие из самого закона. Например, как приводится в Ваикра (27:2): «...если кто-либо по обету посвящает какую-либо душу Г-споду по оценке...». Здесь Тора лишь устанавливает платежи, идущие на нужды Храма, для человека, давшего обет посвятить «оценку души» Всевышнему.

Рассмотрим еще пример: «Если мужчина или женщина дают строгий обет быть назиром, чтобы посвятить себя Б-гу воздержанием...» (Бемидбар, 6:2). И здесь Тора объясняет лишь подробности законов о назире. И нигде не упоминается суть обязанности давшего обет – выполнить его, потому что это вещь, понятная сама по себе.

Еще один пример мы видим в Торе (Бемидбар, 21:2): «...И дал Израиль обет Г-споду, и сказал: если предашь народ этот в руки мои, то разгромлю города их...», и сыны Израилевы выполнили свой обет, как говорится далее: «...и разгромили они их с городами...» (Бемидбар, 21:3). Очевидно, что уже тогда, намного ранее, чем наши законы об обетах, существовали понятие «обеты» и обязанность их выполнения.

Теперь можно сказать, что начало законов об обетах: «Если кто даст обет Г-споду или поклянется клятвою, положив зарок на душу свою, то он не должен нарушать слова своего: все, как вышло из уст его, должен он сделать» – это не что-то новое, а напоминание уже известного всем основного закона об обетах: «...все, как вышло из уст его, должен он сделать». Это подобно вступлению, предисловию к приведенным далее законам, относящимся к девушке в юности ее, в доме отца ее, и к замужней женщине. И совершенно понятно, что не стоит включать в конец этих законов суть обязанности давшего обет, потому что нет для нас в этом ничего нового.

3. На основании вышесказанного можно объяснить комментарий Раши (Бемидбар, 30:3), приведенный в начале законов об обетах, где он объясняет: «Главы колен (для чего Тора упоминает их): (Моше) отдал дань уважения главам колен – обучить их сначала. Если же ты захочешь спросить, зачем упоминает Тора их здесь, – чтобы научить тебя, что: отмена обетов – посредством одного выдающегося мудреца Торы, а если нет одного такого мудреца, то отмена обетов – посредством еврейского суда».

Хотя из обращения законов об обетах к главам колен понятно, что есть особая связь их с обетами, но как из контекстуального смысла Торы можно понять, что главы колен имеют отношение к отмене обетов – вещи совершенно противоположной?

Как уже сказано, законы об обетах приводятся в Торе не для того, чтобы указать на суть обязанности давшего обет – выполнить его, а чтобы привести нам новые подробности законов об обетах по отношению к девушке в юности и после ее замужества.

Если сказать, что содержание этих законов заключается в том, что обеты дочери (жены), не будучи вовремя отменены отцом (мужем) ее, должны быть выполнены, – так что же нового видим мы в этом? Ведь эти обеты, как все остальные, упомянутые в Торе.

И тогда понятно, что обращение законов об обетах к главам колен Израиля связано с правом отмены ими обетов, и основное содержание законов – отмена обета отцом (мужем) девушки (женщины), давшей обет.

4. Мы уже пришли к выводу, что в законах об обетах есть указание на принадлежность глав колен именно к отмене обетов. И мы находим тому подтверждение во внутреннем смысле Торы. Известно, что сказано в Иерусалимском Талмуде об обетах: «...Не достаточно тебе того, что запретила тебе Тора, а ты (еще) просишь запретить для себя другие вещи».

Объяснение этому следующее: в выполнении евреями заповедей и изучении ими Торы есть высший замысел – создание Ему жилища в нижнем мире. Поэтому понятно, что не нужно еврею ограждаться и отдаляться от материальных вещей посредством обетов и клятв. С другой стороны, ведь говорили наши мудрецы («Поучения Отцов», 3:13): «Обеты – ограда от излишеств», обеты помогают еврею выполнить повеление Торы – «Освяти себя в разрешенном тебе».

Можно объяснить различие между этими двумя указаниями. «...Достаточно тебе того, что запретила тебе Тора» сказано о человеке, который полностью выполняет заповеди и глубоко изучает Тору. Более того, ему запрещены обеты, так как они препятствуют в служении его Б-гу и придании святости материальным вещам. Когда же человек неподобающим образом относится к выполнению заповедей и изучению Торы, следует опасаться, что отношение его к материальным вещам приведет к духовному падению. И это о нем сказано: «Обеты – ограда от излишеств». Поэтому понятно, что конечная цель еврея – подняться на такую ступень, у которой есть высшее достоинство – отмена обетов.

И когда Тора говорит об особом отношении глав колен к законам об обетах, то речь идет не о выполнении обетов, а об их отмене, т.е. о том, что выдающийся мудрец Торы (или еврейский суд) может поднять человека, давшего обет, на такую ступень, на которой обеты уже не нужны.

5. Из того, что основным содержанием законов об обетах является отмена обетов, становится также понятным, почему они были сказаны перед вхождением в землю Израиля.

Основное различие между служением Б-гу сынов Израиля в пустыне и служением в земле Израиля состоит в следующем. В пустыне евреи не занимались вещами материальными, ведь ели там хлеб с небес (ман) и пили воду из колодца Мирьям и не надо было обеспечивать себя одеждой, так как она не изнашивалась. В земле же Израиля евреи вынуждены пахать землю, сеять и т.д. Но именно это служение и является выражением высшего замысла: создать Г-споду жилище в нижних мирах. И поэтому перед тем, как войти в землю Израиля и заниматься там этим служением, получили сыны Израиля законы об отмене обетов, ведь внутреннее содержание этого служения – изменение материального мира.

6. Однако, на самом деле, суть законов об обетах также присутствует в наших законах и также была дана евреям при вхождении в землю Израиля: прежде чем изменять материальный мир, они должны были понять, каким будет это служение.

Суть законов об обетах -«...не должен нарушать слова своего», т.е. не делать слова свои будничными (незначительными, необязательными). Руководствуясь этим правилом в служении и изменении материальных вещей, можно так повлиять на них, чтобы не были они будничными, и придать им святость. Отсюда понятно, что есть силы на это служение у каждого еврея, даже у того, который еще не достиг ступени «отмены обетов».

Об этом и написано в законах об обетах: «...между мужем и женою его, между отцом и дочерью его». Так как каждый из сыновей Израиля – наподобие «жены» для Г-спода и «дочери» для Него, несомненно, что Г-сподь дает ему (еврею) необходимые силы, чтобы выполнить эту работу и исполнить высший замысел – создать Всевышнему жилище в нижних мирах.

 

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру