Бо

«Ликутей Сихот», том 20

В начале сотворил Б-г небо и землю...

(Берейшит, 1:1)

Этот месяц для вас - глава месяцев, первый он у вас из месяцев года

(Шмот, 12:2)

Сказал раби Ицхак: «Не следовало бы начинать Тору ни с каких других слов, кроме как «Этот месяц для вас - глава месяцев»... Почему же она начинается с «В начале сотворил...»? Потому что «силу дел Своих явил Он народу Своему, чтобы дать ему наследие народов» (Теплим, 111:6). Ибо, если скажут народы мира Израилю: «Разбойники вы, захватившие земли семи народов», то сыны Израиля скажут им: «Вся земля принадлежит Святому, благословен Он. Он сотворил ее и дал ее тому, кому пожелал. По воле Своей Он дал ее им, по воле Своей Он отнял у них и дал ее нам»

(Комментарий Раши)

1. Из того, что Раши использует слово «начинать» («Не следовало бы начинать Тору... почему же она начинается...»), в отличие от других источников, где приводится это высказывание раби Ицхака и используется слово «написать»(«надлежало бы написать ... она пишет...»), следует, что вопрос Раши касается не того, что главы эти в принципе написаны, а лишь порядка их расположения в самой Торе, так как, на первый взгляд, кажется, что вначале должна идти первая из заповедей, полученных Израилем, -«Этот месяц для вас...».

Ответ на это предположение таков: для того чтобы опровергнуть обвинение «Разбойники вы...», недостаточно просто написать в Торе «В начале сотворил...», а необходимо, чтобы это было написано именно в начале. Но ведь даже если бы слова «В начале сотворил...» находились после слов «Этот месяц для вас...», мы бы все равно знали, что «вся земля принадлежит Святому, благословен Он». Почему же это не было бы удовлетворительным ответом на приведенное выше обвинение, а необходимо, чтобы Тора начиналась словами «В начале сотворил...»?

2. Нужно понять следующее. Если «не следовало бы начинать Тору ни с каких других слов, кроме как «Этот месяц для вас...», т.е. Тора не должна была начинаться словами «В начале сотворил...» (или глава эта вообще не должна была войти в Тору), тем более, что это подчеркнуто словами «Не следовало бы начинать Тору...», то как же может быть, что только ради того, чтобы опровергнуть обвинения народов мира, был изменен порядок глав Торы (или даже добавлены главы)?

Более того, на первый взгляд, для этой цели было бы достаточно передачи подобной информации из поколения в поколение в рамках устной Торы. Так, например, мы находим в Талмуде (трактат Санхедрин, 91 а) ответ «африканцам» на их претензию «земля Кнаана наша», в котором в качестве аргументации не используются прямые цитаты из письменной Торы; то же и в ответе потомкам Ишмаэля и Кто-ры, утверждавшим, что «земля Кнаана принадлежит и нам и вам».

Таким образом, можно сделать следующее заключение. Причина того, что Тора начинается со слов «В начале сотворил...», не только в необходимости использования их для ответа народам мира, но и в том, что они содержат нечто важное для самих евреев, как указание в их служении Всевышнему.

Так же можно объяснить и то, что раби Ицхак приводит стих из Псалмов, в котором ни словом не упоминается, что это ответ народам мира, а наоборот, сказано: «...силу дел Своих явил Он народу Своему...». Следовательно, это важно для самих евреев, чтобы они не решили, что превратились в разбойников, «захвативших земли семи народов». И поэтому сразу же в начале Торы сообщают нам о сотворении мира.

3. Суть вещей становится понятной, если обратиться к объяснению Цемах-Цедеком, третьим Любавическим Ребе, духовного смысла высказывания раби Ицхака.

Духовный смысл «захвата земель семи народов» соответствует «захватнической деятельности» евреев во всех странах и в материальном мире в целом: используя объекты мира во имя Небес, евреи «захватывают» их, превращая вещи будничные в святые, поднимая их на самые высокие ступени святости, вплоть до «святая святых».

Это и служит основанием для обвинения «Разбойники вы...»: вещи эти принадлежат миру, они, согласно претензии народов мира, не имеют ничего общего со святостью. Подобное мы находим в мидраше, где сказано, что Эйсав и Яаков поделили между собой миры, и Яаков взял себе мир грядущий, духовный, а Эйсав – этот, материальный. Поэтому, говорят народы мира, деятельность по «захвату» будничных вещей – расширению пределов святости – является настоящим грабежом.

Ответ на это таков: «В начале сотворил Б-г...» («От Тебя все» – Диврей Аямим, I, 29:14) -«Вся земля принадлежит Святому, благословен Он. Он сотворил ее и дал ее тому, кому пожелал». То, что этот мир находился во владении народов до того, как его использовали для служения Всевышнему, объясняется тем, что «по воле Своей Он дал ее им»: пожелал Всевышний, чтобы в результате греха, связанного с древом познания добра и зла, все это было передано им. И лишь для того, чтобы после этого было «по воле Своей Он отнял у них и дал ее нам», Всевышний хочет, чтобы евреи забрали мир у народов мира и вернули в границы святости, как это было до греха, посредством своего служения -«захвата» мира.

Это объяснение того, что «Не следовало бы начинать Тору ни с каких других слов, кроме как «Этот месяц для вас....». Тора выше сотворения мира и даже выше служения, направленного на совершенствование мира («захвата»). Это подобно тому, как еврей, изучающий Тору и выполняющий заповеди, оказывается на уровне более высоком, чем еврей, занимающийся совершенствованием мира. Но его будничные дела, даже если они делаются во имя Небес, все-таки называются «твоими делами» (Пиркей Авот, 2:12) и «твоими путями» (Мишлей, 3:6), т.е. являются тем, к чему человек стремится для поддержания своего существования.

Согласно этому, еще острее встает вопрос: «Почему же она начинается с «В начале сотворил...»? Если работа по «захвату» мира ниже, чем изучение Торы и выполнение заповедей, то, хотя и следует написать о ней в Торе, чтобы знали, что в ней есть необходимость и делающий ее вовсе не «разбойник», почему с этого должна начинаться Тора, ведь порядок эпизодов в ней соответствует степени их важности!

4. Одно из объяснений, которые можно дать, сводится к следующему: этот «захват» (именуемый на языке хасидизма «выявление искр Б-жественного света») ниже изучения Торы и соблюдения ее заповедей, с точки зрения их соотношения. Но, несмотря на это, высший замысел сотворения мира – «Возжелал Святой, благословен Он, чтобы было ему обиталище в нижних мирах» (Тания, гл. 36). Имеется в виду низший из миров, ниже которого нет. И выявление искр Б-жественного света больше способствует реализации этого замысла, чем изучение Торы и соблюдение заповедей, поскольку лишь так создается обиталище для Всевышнего в области, связанной с будничными делами, т.е. в по-настоящему низшем мире.

Подобно этому, есть преимущество у этой деятельности и по отношению к душе человека, поскольку для нее потребуются силы души более глубокие, чем для изучения Торы и выполнения заповедей. Ведь для того, чтобы достигнуть ступени, когда даже находящееся за пределами святости делается во имя Небес и, более того, «...познавая Его во всех путях моих», необходимо больше богобоязненности, которая является результатом более глубокой связи души со Всевышним, не ослабевающей, даже когда душа соприкасается с будничным. По этой причине Тора начинается со слов «В начале сотворил...», ибо полнота и цель сотворения – создание обиталища для Всевышнего в нижнем из миров, ниже которого нет, через служение, связанное с тем, что «В начале сотворил...», т.е. выявление искр Б-жественного света.

5. Но этого объяснения недостаточно, так как все-таки из сказанного раби Ицхаком следует, что если бы Тора не начиналась словами «В начале сотворил...», то оставалась бы возможность для обвинения «Разбойники вы...», как уже говорилось вначале.

А из приведенного объяснения следует, что существующее расположение главы о сотворении мира служит не для опровержения обвинения «Разбойники вы...», а только для того, чтобы подчеркнуть величие выявления искр святости («В начале сотворил...») по сравнению с изучением и выполнением заповедей Торы («Этот месяц для вас...»).

Для понимания этого нужно учесть, что все многообразие материального мира можно разделить на две категории:

а) вещи разрешенные, «захват» и выявление которых осуществляются посредством использования их во имя Небес и «...познавая Его во всех путях моих», а также через изучение Торы и выполнение заповедей;

б) вещи запрещенные, жизненность которых берется из некой субстанции, вовсе не содержащей добра. Они тоже содержат искры святости, являющиеся источником существования всех творений, но Б-жественный свет в них полностью скрыт. И хотя в особых случаях может произойти выявление этих искр, например, когда запрещенное становится разрешенным (если количество разрешенного в 60 раз больше количества запрещенного) или когда высокое раскаяние от любви ко Всевышнему может превратить злодеяние в заслугу (трактат Йома, 866), но Тора говорит об обычном, при котором для искр святости нет возможности выявиться, и по этой причине использование этих вещей запрещено вообще.

Следовательно, нужно сказать, что обвинение «Разбойники вы...» относится в основном ко второму типу вещей. Поскольку в них невозможно выявление искр Б-жественного света и, согласно Торе, поведение по отношению к ним должно соответствовать «Уклоняйся от зла...» (Теилим, 37:27), т.е. запрещенные вещи должны быть отвергнуты, то эти вещи как бы находятся не во владении евреев, а во владении зла. И если бы стих «В начале сотворил...» находился после «Этот месяц для вас...» (более того, по логике вещей, Тора должна начинаться с «Этот месяц для вас...»), то из этого следовало бы, что «захват» и выявление искр осуществляются лишь посредством изучения Торы и выполнения заповедей и, следовательно, «захват земель семи народов», включающий выявление искр, находящихся в вещах запрещенных, может быть расценен как грабеж.

6. Обвинение это опровергается тем, что Тора начинается с сотворения мира. Хотя, согласно Торе, искры святости, заключенные в вещах запрещенных, не могут быть выявлены, но сам Всевышний, который выше Торы, дает еврею такую силу раскаяния, что злодеяния уподобляются заслугам. Как написано в мидраше, спросили Всевышнего: «Каково наказание согрешившего?» Ответил им: «Раскается и искупится ему». Так можно выявить искры святости, содержащиеся в запрещенных вещах. «От Тебя все», и даже вещи запрещенные, существование и жизненность которых – из искр Б-жественного света, заключенных в них. Таким образом, вещи запрещенные находятся во владении Творца. И поскольку Всевышний выше самих понятий «раскрыто» или «скрыто», то и эти искры, свет которых не может быть раскрыт на уровне творения, едины с Ним. Поэтому Он дает еврею силу через раскаяние все-таки выявить искры Б-жественного света и подняться к святости.

Но поскольку «Тора – это свет» (Мишлей, 6:23) и святость приходит в мир только через нее, то даже вещи, которые сами по себе выше Торы, как раскаяние и выявление искр святости, заключенных в вещах запрещенных, тоже упоминаются и разъясняются в Торе.

И это объяснение того, почему есть два варианта высказывания раби Ицхака, приведенного вначале: «почему написал» и «почему начал». Что касается выявления искр Б-жественного света в вещах разрешенных, то было бы достаточно, чтобы рассказ о сотворении мира был написан в Торе, поскольку выявление Б-жественных искр в вещах разрешенных по сути своей выше Торы и заповедей, но Тора сама разрешает его и даже обязывает к нему.

Но выявление искр Б-жественного света в вещах запрещенных целиком выходит за рамки Торы. Даже говорящий «согрешу и раскаюсь» совершает преступление и получает заслуженное наказание. Но такая форма «захвата земель семи народов» может быть связана лишь с началом Торы, поскольку сила на выявление искр Б-жественного света в вещах запрещенных находится на уровне выше Торы, и проявиться в самой Торе она может лишь в самом начале.

7. Слова раби Ицхака: «Почему же она начинается с «В начале сотворил...»? Потому что «силу дел Своих явил Он народу Своему, чтобы дать ему наследие народов» – имеют следующее объяснение. «Сила дел Своих» – это Б-жественная искра, которая есть во всех Его делах. И именно «народу Своему» явил Он раскрытие этой искры. Сила Всевышнего, облаченная в искру Б-жественного света, заключена в любом поступке еврея – этим Всевышний «являет» Своему народу Свою силу. Ибо единство Всевышнего и евреев сильнее даже единства Всевышнего и Торы, (как сказали наши мудрецы, «еврейские души были сотворены до Торы»), и поэтому дана евреям сила Всевышнего, который выше Торы, сила на раскаяние, делающая злодеяния подобными заслугам. Но, как и вся духовная работа человека, раскаяние предусматривает определенный порядок.

Вначале, когда раскаяние заключается в том, что человек уводит себя от зла, – это подобно «грабежу», когда, если можно так выразиться, он присваивает нечто, принадлежащее миру, противоположному святости. Но более высокая ступень – «Дух возвратится к Б-гу, который дал его» (Коэлет, 12:7) дает ощущение раскаяния как возвращения к своим корням и истокам вплоть до – Первоисточника, ибо в этот момент в еврее явственно проявляется исток его души, единый со Всевышним, давшим ее.

И то же самое относится к выявлению искр святости, заключенных в вещах запрещенных, которое основано на вере в то, что все от Него, а не на ощущении «грабителя». Целью облачения этих искр в запрещенные вещи изначально было их возвращение к своему источнику через раскаяние еврея, что, в свою очередь, поднимает его на такую ступень раскаяния, которой не могут достичь даже абсолютные праведники.

Как сказали наши мудрецы, «каждый еврей все свои дни должен находиться в состоянии раскаяния» (трактат Шабат, 153а). Поэтому и праведники должны прийти к раскаянию.

 

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру