Йуд-тет Кислев

«Ликутей Сихот» том 30

1. 19 Кислева – праздник освобождения основоположника хасидского движения ХаБаД раби Шнеура Залмана из заточения в Петропавловской крепости.

Раби Шнеур Залман (которого также называют Алтер Ребе), великий духовный наставник нашего народа, в 1798 году был обвинен в государственной измене, что могло повлечь за собой тяжелый приговор. Обвинение признали ложным, и 19 Кислева, пробыв 53 дня в заточении, раби был освобожден. День освобождения Алтер Ребе из тюрьмы называют Новым годом хасидизма. Идеи хасидизма с этого момента получили возможность свободного распространения во всем мире.

Рассказывают, что во время пребывания Алтер Ребе в заключении однажды явились к нему из «мира истины» Баал Шем Тов – основатель хасидизма и Магид из Межерич – преемник Баал Шем Това и учитель Алтер Ребе. Алтер Ребе спросил их: «Почему мне приходится сидеть в заточении и что от меня требует Всевышний?». В ответ он услышал, что против него возникло серьезное обвинение свыше в широком и в доступной форме распространении хасидизма. Тогда спросил Алтер Ребе: «Значит ли это, что после освобождения я не должен говорить слова хасидизма?» Ответили ему: «Начав – не прекращай! И более того, выйдя отсюда, говори больше прежнего». Таков рассказ.

Таким образом, обвинение Алтер Ребе в раскрытии хасидизма, возникшее в высших духовных мирах, послужило истинной причиной его ареста здесь, в нашем материальном мире. Видя силу этого обвинения и понимая, что Всевышнему, вероятно, неугодна его деятельность, Алтер Ребе засомневался, не следует ли действительно прекратить ее. Но его учителя указали ему, что, наоборот, он должен учить хасидизму больше прежнего.

На первый взгляд, требуется объяснение. Ведь обвинение такого рода уже возникало во времена, когда еще учитель Алтер Ребе Магид стоял во главе хасидов. Рассказывают, что один из рукописных свитков, содержащих хасидское учение, был найден однажды в куче мусора. Этот случай стал поводом для появления в высших мирах обвинения против Магида в том, что он распространяет «тайное-тайных», не заботясь о сохранении должного уважения к святости этого учения, говоря словами пророка Иермиягу: «Разбросаны камни священные по углам всех улиц» (Эйха, 4:1). Но Алтер Ребе опроверг это обвинение, поведав притчу о царском сыне. Вот она вкратце.

«Однажды послал царь своего сына в заморские страны выучиться там разным наукам и премудростям. По прошествии некоторого времени дошел до царя слух, что его сын смертельно болен. Все самые знаменитые и искусные лекари уже отчаялись спасти его, однако пришел к царю человек и сказал, что ему известно одно единственное лекарство, которое сможет вернуть царского сына к жизни. Но для его приготовления потребуется взять из царской короны самый большой и красивый драгоценный камень, от которого зависит все ее великолепие, растереть его в порошок, смешать с водой и влить полученную смесь в уже сомкнутые судорогой уста царского сына в надежде, что хотя бы одна единственная капля не прольется на землю, а проникнет внутрь и спасет его жизнь».

Так же и в нашем случае, несмотря на то, что распространение тайн Торы подобно растиранию в порошок драгоценного камня из царской короны, но все же стоит делать это, дабы спасти жизнь «царского сына» – еврейского народа.

Из ответа Алтер Ребе на обвинение против Магида становится понятно, что распространение хасидизма было необходимо для поколения, поскольку уже тогда жизни «царского сына» угрожала смертельная опасность. И если даже для того поколения это был вопрос жизни или смерти, то во времена Алтер Ребе, исходя из принципа уменьшения духовности поколений (трактат «Шаббат», 112б), необходимость «лекарства для царского сына» еще более возросла.

Таким образом, распространение хасидизма (растирание в порошок драгоценного камня из царской короны) стало для следующего поколения еще более важным и необходимым для спасения жизни «царского сына». Что же изменилось с тех пор, как Алтер Ребе стал руководителем хасидов? Почему человек, который когда-то нейтрализовал обвинение, выдвинутое против его учителя, теперь испытывает сомнения в необходимости преподавания хасидизма?

2. Обратимся к тому, что сказал Аризаль: «Именно в этих последних поколениях можно и даже существует обязанность раскрывать эту сокрытую мудрость» (Тания, 4:26). Тут возникает вопрос: почему Аризаль не только разрешает, но даже говорит, что это обязанность – раскрывать каббалистическое учение в последних поколениях, если известно, что среди мудрецов Талмуда оно было тайным и раскрывалось только избранным, достигшим определенного духовного уровня, и никоим образом не в присутствии нескольких людей? Также и сейчас еврейский закон накладывает различные ограничения на раскрытие этой мудрости, в чем можно убедиться, обратившись к кодексу Рамбама «Мишне Тора» (Законы об основах Торы, гл. 2). И неясно, каким образом в последних поколениях раскрытие ее может стать разрешенным наперекор четкому закону о строгих рамках передачи этого знания?

Чтобы ответить на этот вопрос, нужно выяснить причину того, почему мудрецы наложили определенные ограничения на изучение сокрытой мудрости, в частности, запретили передавать ее сразу нескольким ученикам.

По-видимому, причина запрета необъективна и кроется не в самой Торе, не в том, что эта часть ее должна быть скрытой. Запрет вызван лишь несовершенством человека, так как большинство людей не способны правильно воспринять это учение, что может даже принести вред. Что же касается самой Торы, то ведь мудрость эта является частью ее самой, частью нашей святой Торы, которая, как известно, принадлежит каждому еврею. И это подтверждается Писанием: «Тора... – наследие общины Яакова» (Дварим, 33:4). Значит, каждый еврей обязан изучать эту часть Торы как и все остальные ее части.

Подтверждение нашим догадкам, что запрет мудрецов связан лишь с несовершенством человека, находим в следующих словах Рамбама из книги «Мишне Тора» (Законы о царях, гл.12): «И в это самое время [речь идет об эпохе Машиаха] единственным занятием всего мира будет познание Всевышнего. И поэтому станут евреи большими мудрецами, будут знать сокрытое и достигнут понимания знаний Создателя настолько, насколько это дано человеку, как сказано: «Ибо полна будет земля знанием Г-спода, как полно море водами» (Иешаягу, 11:9)». Понятно, что с приходом Машиаха все обратятся именно к познанию Всевышнего, т.е. акцент будет поставлен не на изучение «открытой» Торы, т.е. законов, изучаемых сегодня, но на познание Творца – «сокровенное знание». И как море наполнено водами, так разум абсолютно всех евреев будет погружен в познание этой мудрости. И, конечно же, не будет больше тех ограничений, которые ввели наши мудрецы на передачу этого знания от учителя к ученику.

Однако разве не известно, что с приходом Машиаха не может быть отменен ни один закон Торы? И, на первый взгляд, Рамбам противоречит сам себе, так как в «Законах об основах Торы» (гл. 2 и 4) описывает, какие ограничения накладывает еврейский закон на передачу каббалистического учения. Поэтому нужно сказать, что Тора определила особые условия изучения каббалы лишь из-за того, что рассудок большинства людей в наше время не способен устоять перед этой мудростью. Но после возвращения еврейского народа из изгнания, когда «не будет ни голода, ни войны, ни зависти, ни соперничества» и буквально каждый сможет глубоко изучать сокрытую мудрость, именно тогда «занятием всего мира будет познание Всевышнего».

Мы видим, что с приходом Машиаха снимутся ограничения мудрецов на передачу сокровенного знания, потому что в то время каждый человек будет способен воспринимать эту мудрость. Но, по словам Аризаля, есть обязанность раскрывать ее уже в последних поколениях, т.е. до прихода Машиаха. Словам Аризаля можно дать два объяснения.

Первое объяснение опирается на то, что пишет Рамбам в предисловии к книге «Море Невухим» («Наставник растерянных»). Говоря о том, почему он включил в свою книгу темы из «скрытой» Торы, Рамбам пишет, что поступил так, как поступили в свое время мудрецы, решившие записать устную Тору, несмотря на запрет Всевышнего.

В трактате Титин», 60а находим, как мудрецы толкуют фразу: «Время действовать ради Г-спода: они нарушили Тору Твою!» (Теилим, 119:126). Они учат, что «ради Г-спода» можно сделать «они нарушили Тору Твою», т.е. в моменты особой необходимости Всевышний дает мудрецам силу и право изменять законы Торы. После разрушения Второго Храма было принято решение записать устную Тору (несмотря на запрет) из опасения, что она забудется в народе. Тот факт, что сыны Израиля находятся в положении «растерянных», заставил Рамбама раскрыть «тайное учение», чтобы спасти их от безверия.

Аналогичным образом это касается вопроса о раскрытии внутреннего смысла Торы поколениям, предшествующим приходу Машиаха, духовный уровень которых соответствует состоянию «Время действовать ради Г-спода». И действительно, велико падение этих поколений, оскудели их сердца. Да к тому же положение всего мира в целом, когда зло повсеместно усиливается, вызывает необходимость раскрывать «эту мудрость» – внутренний смысл Торы. У человека, который изучает внутреннее содержание Торы, пробуждаются скрытые силы души, помогающие ему преодолеть как мрак изгнания, окружающий его извне, так и свои внутренние ограничения, чтобы разбудить в себе любовь и трепет перед Творцом и служить ему с чистым сердцем.

Второе объяснение слов Аризаля связано с необходимостью приготовления к приходу Машиаха, когда, говоря языком Рамбама, – нужно «исправить евреев и подготовить их сердца» (Законы о царях, гл. 12). Разумеется, эта подготовка в первую очередь должна быть связана с тем, что с приходом Машиаха станет главным, а об этом Рамбам пишет так: «Лишь ради одного жаждали мудрецы и пророки прихода Машиаха... чтобы быть свободными в изучение Торы и ее мудрости» (там же), т.е. заниматься постижением Творца. И именно к этому надо подготовить еврейские сердца, раскрывая внутренний смысл Торы последним поколениям перед приходом Машиаха.

3. Существуют две формы раскрытия сущности Торы последним поколениям:

а) раскрытие внутреннего содержания Торы вкратце, суть которого – краткое изложение главной идеи по принципу Мишны, которая содержит в сжатом виде много информации;

б) раскрытие через подробное и расширенное объяснение по принципу многочисленных рассуждений и дискуссий в Талмуде. Постижение Б-жественной мудрости, раскрывающейся таким образом, становится, по словам книги «Зоар», пищей для души.

И нужно сказать, что эти два способа изучения скрытой Торы зависят от двух причин, обязывающих раскрывать ее в последних поколениях.

Согласно первому объяснению, связанному с угрозой духовной смерти поколения, достаточно раскрытия сущности Торы в сжатом виде, потому что даже и тогда источник, который в ней, в силах оживлять души. А так как для оживления души достаточно знания общей идеи, то большее раскрытие будет нарушением запрета.

Однако, в соответствии со вторым объяснением, для того чтобы «исправить евреев и подготовить их сердца» к постижению сокровенной мудрости, которая раскроется с приходом Машиаха, недостаточно только раскрытия основной идеи. Поскольку в то время будет достигнут наивысший уровень постижения мудрости Всевышнего, то, естественно, что и подготовка к нему в поколениях, называемых последними перед приходом Машиаха, должна быть подробной и расширенной, подобно Талмуду.

4. Согласно всему сказанному, более понятен рассказ об обвинении Алтер Ребе свыше в том, что он значительно расширил границы изучения хасидизма. То, что было раскрыто Баал Шем Товом и Магидом, а также их учениками, представляет собой сжатые формулировки общих идей, аналогично предельно лаконичному языку Мишны. Однако это совершенно не похоже на раскрытие Алтер Ребе хасидизма в учении ХаБаД. В данном случае мы имеем дело уже с подробным обсуждением, с чередованием вопросов и ответов, которыми изобилуют труды Алтер Ребе (начиная с книги «Тания»). Раскрытие учения происходит через понимание и постижение обсуждаемой темы, что соответствует названию учения (ХаБаД – аббревиатура трех слов: мудрость, понимание, знание).

Таким образом, можно сказать, что именно этот подход к раскрытию хасидского учения навлек на Алтер Ребе обвинение, несмотря на то, что раньше он сам снял подобное обвинение со своего учителя Магида, приведя пример о растирании самого драгоценного камня из царской короны для спасения жизни сына царя.

Более подробно об этом. В примере Алтер Ребе подчеркивается необходимость того, чтобы хотя бы «одна капля» проникла в уста сына царя, потому что эта капля спасет его жизнь. Самый драгоценный камень в царской короне – это внутренняя сущность Торы – учение хасидизма. И мы видим, что происходит раскрытие хасидизма в сжатом виде («одна капля»), т.е. даже одна «капля» самой сущности Торы имеет силу оживить «царского сына». Доказательством служит тот факт, что раскрытие хасидизма вкратце, как это делали Баал Шем Тов, Магид, их ученики и ученики их учеников в своих поколениях, увеличило жизненность «царского сына», родило трепет перед Небом и душевную цельность у тысяч и тысяч евреев.

Однако когда Алтер Ребе стал раскрывать учение хасидизма более подробно, вновь возникло обвинение свыше – ведь, на первый взгляд, спасение жизни «царского сына» вовсе не нуждается в таком широком раскрытии хасидизма, в детальном понимании и постижении, как это делается в учении ХаБаД.

Именно это и явилось причиной сомнений Алтер Ребе в необходимости продолжать широкое раскрытие хасидизма подобным образом. Но учителя сказали ему, что его самопожертвование и пребывание в заключении привели к тому, что он и дальше сможет раскрывать хасидизм, не ограничиваясь «каплей», и, более того, выйдя из тюрьмы, еще больше раздвинет пределы своего учения, дабы подготовить Сердца евреев к приходу Машиаха и восприятию сокровенной мудрости Всевышнего, которой будет полна земля в то время.

5. Ясно, что призыв Баал Шем Това и Магида к Алтер Ребе еще шире раскрывать учение хасидизма с целью подготовки еврейского народа к новой эпохе должен пробудить в каждом из нас сознание необходимости подготовить себя к тому времени, когда «...единственным занятием всего мира будет познание Всевышнего». Каким же образом? Именно путем глубокого понимания и постижения «души» Торы.

Возможно, кто-нибудь подумает, что его духовность не находится в опасности и, чтобы преодолеть беспросветный мрак, сгущающийся с необычайной силой непосредственно перед приходом Машиаха, достаточно ограничиться изучением Талмуда, законов и нравоучений, а также хасидизма Баал Шем Това, Магида и всей плеяды их многочисленных учеников. Но даже в этом случае он не сможет освободить себя от обязанности глубокого и подробного изучения сокровенного в Торе, в частности учения ХаБаД, в соответствии с законом, который требует от каждого еврея учить всю Тору целиком, от простых законов до сокровенных тайн ее, и не просто учить, а стремиться делать открытия во всех областях Торы. В известном послании Баал Шем Това, приведенном в начале книги «Кетер Шем Тов», говорится, что на его вопрос «Когда придет господин?» ответил Машиах: «Когда выплеснутся наружу твои источники». И поэтому, благодаря распространению хасидского учения везде и повсюду пока оно не «выплеснется наружу», удостоимся мы уже в ближайшее время встречать царя-Машиаха, дабы своими глазами увидеть исполнение пророчества: «И полна будет земля знанием Г-спода, как полно море водами». И чтобы было это вскорости, в наши дни!

(Ор га-хасидус

http://www.harabbi.com/NewArticle.asp?Lng_CategoryId=1&Lng_ArticleId=2830)

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру