7. Королевские дочери

В Торе говорится» что на родителях лежит обязанность устроить брак своего ребенка. Этот приказ» как и все остальные, Папа старался выполнить, не задерживаясь. Молодым людям хочется жениться, девушкам – выйти замуж, это желание вложил в них Гашем, и для чего же тогда тянуть время? Едва дочери исполнялось семнадцать лет, как Папа начинал искать ей жениха.

Но это не значит, что он находил его быстро.

Весь Нью-Йорк ломал голову над тем, какого же мистер Герман хочет себе зятя.

Многие пытались занять этот пост, но уходили, не выдержав даже предварительного испытания, Один молодой богач сказал Папе:

– Став вашим зятем, я мог бы оказать вам большую финансовую помощь, мистер Герман. Особенно сейчас, когда у вас трудности с вашим бизнесом...

Папа ответил просто:

– Моя дочь не для продажи.

Так! Значит, Реб Янкев Йосеф ищет что-то другое. Скажем молодого человека из известной раввинской семьи, вроде того, которого недавно познакомили с его дочерью Фрейдой. Но вот девушка приходит после встречи с ним и говорит – «нет». Он ударил котенка ногой на улице. Вы слышали? Котенок, большое дело! Но Папа вычеркивает эту кандидатуру.

Значит, ни гелд, ни йихус, ни деньги, ни происхождение не интересуют мистера Германа. И как же он найдет женихов для своих дочерей?

Одного жениха Папа похитил.

Он познакомился с Хаимом Шейнбергом, когда тому было четырнадцать лет. У него были способности к Торе, большое желание ее учить и папа, владелец ателье, который относился к этому с прохладой.

Наш Папа уговорил Хаима поехать в город Нью Хэвен, чтобы поступить там в ешиву. Отцу они решили пока ничего не говорить. Папа посадил Хаима на поезд. Мальчик имел при себе тефиллин, пакет с едой и деньги на дорогу. Остальное должны были выслать родители.

Тут, однако, получилась заминка. Когда Папа сообщил владельцу ателье о решении его сына, тот отодвинул от себя подальше ножницы, булавки и прочие колющие и режущие предметы. Потом он попросил Папу вернуть ему сына.

Немедленно. Но когда связались с Хаимом, он отказался возвращаться.

А отец сказал, что тогда он не вышлет ему никаких вещей.

Но Хаим все равно продолжал учиться.

Через три недели мистер Шейнберг сдался. А Папа пришел домой и сказал:

– Адель, у меня есть бриллиантовый мальчик для Бесси...

Бесси, которой тогда было всего двенадцать лет, встрепенулась и глаза ее заблестели. Дело в том, что она очень любила малышей, и нянчила вою детвору в своем квартале. Неужели она скоро станет мамой? МАМОЙ! И у нее будут свои малыши... Неужели Папа собирается сделать ей такой чудесный подарок?

Папа собирался,

Да, но мистер Шейнберг?.. Он по-прежнему имел зуб на Папу за всю эту историю с похищением. И все же Папа на что-то рассчитывал. Может, он предчувствовал, что со временем мистер Шейнберг простит его, и они даже станут хорошими друзьями, и не будет никаких препятствий к тому, чтоб их дети породнились,

И знаете, так оно и вышло. Когда Бесси было семнадцать лет, а Хаиму девятнадцать, они оказались под хупой. Сбылась мечта Хаима: всю жизнь он посвятил изучению Торы. Сбылась мечта Бесси: спустя недолгое время она держала на руках собственных малышей. И Папина мечта тоже сбылась.

СВАДЬБА ЭСТЕР

Это очень хорошо, что Колумб открыл Америку Северную, а не Южную. Потому что, если бы он дал руля влево на десяток градусов и заехал в устье Амазонки, евреям бы пришлось попотеть. Ведь если человек приезжает в незнакомое место и хочет сойти там за своего, то одно дело спрятать пейсы и мирно есть в столовой курицу, которой позабыли сделать шхиту, и другое – украсив себя разноцветными перьями, охотиться в диких зарослях на крокодила.

Вам понятна разница?

Хотя находятся люди, которые говорят, что в Южной Америке им было бы даже сподручней. Не надо там ни костюмов, ни галстуков. Надергал перьев из попугая – вот тебе и наряд на будний день. И вальс не надо учиться танцевать. Шаг вперед, два назад, сколько пальцев евреи отдавили с этим вальсом! А в долине Амазонки просто: прыгаешь вместе с другими приличными людьми вокруг столба, и кричишь погромче» Вот и вся музыка.

Но все-таки большинство людей считало, что лучше пусть вальс, но без крокодилов. И ехало в Соединенные Штаты,

И там встречали Папу. И он говорил им, что и в России, и в Америке, и в Китае, и в Австралии еврей должен вести себя как еврей, потому что такая у нас служба.

Сын Папы, Нохум Довид, пришел однажды в дом, где собралось много друзей и родственников. Вдруг влетел взволнованный молодой человек и крикнул:

– Янкев Йосеф идет!

Поднялась суматоха. Мужчины, которые явились без шапок, бросились по дому, хватая все, что попало, лишь бы прикрыть голову до прихода Папы.

Как шериф в ковбойском фильме, Папа появлялся там, где его не ждали,, И требовал, чтобы выполнялся закон. Закон нашей Торн.

Но это были стычки. А когда Папа выдавал замуж свою старшую дочь Эстер, пришлось дать большое сражение. На свадьбу пригласили несколько сот родственников и знакомых – людей дорогих, хороших, но порой отдавших много сил, чтобы сойти за своего в Северной Америке. Теперь нужно было напомнить им о некоторых вещах, которые они успели забыть, причем мягко и непринужденно, чтобы не испортить праздника.

Папа пошел в типографию, чтоб заказать пригласительные билеты, которые собирался разослать гостям. Хозяин взглянул на текст, который требовалось напечатать, и сказал слегка дрожащим голосом:

– Мистер Герман, вы абсолютно уверены, что на карточках надо напечатать эту фразу - «ЛЕДИ, ПОЖАЛУЙСТА, ПРИХОДИТЕ ОДЕТЫМИ СОГЛАСНО ЕВРЕЙСКОМУ ЗАКОНУ!»

– Печатайте, как есть, я ничего не хочу менять, – решительно сказал Папа. – И еще я хочу заказать вам отдельные карточки, на которых будет написано: «МУЖЧИН И ЖЕНЩИН ПРОСЯТ ТАНЦЕВАТЬ ОТДЕЛЬНО».

Хозяин типографии покачал головой:

– Люди будут смеяться над вами, мистер Герман,

– Пусть себе смеются» А я буду следовать приказам Торы. Я вас прошу напечатать еще вот это: «ВСЯ ПИЩА ПРИНАДЛЕЖИТ ГАШЕМУ. И ТОЛЬКО ПОСЛЕ БРОХИ – ВАМ».

Хозяин понял, что с Папой спорить бесполезно, и взялся за работу. А Папа поспешил в ресторан, где должна была состояться свадьба, и попросил откошеровать все кастрюли и сковородки, поставить новую посуду. Это требовало дополнительных затрат, но Папа не скупился. И еще он попросил, чтоб огромному количеству цыплят, которые подавались к свадебному столу, делали шхиту в его присутствии. Так тщательно он готовился к приему людей, многие из которых уже и забыли, сколько часов надо ждать, чтоб попробовать молоко после мяса, и когда перед ними ставили кусок осетрины, то они не спрашивали, есть ли у нее чешуя.

Но они были евреи. А сказано, что все евреи – сыновья царей. И даже ноли царскому сыну случилось натянуть на голову мешок, Папа видел блеск короны под грязной тканью.

Надо ли говорить, что свадьба проходила шумно! Один из родственников дежурил у входа, и те женщины, которые явились с непокрытой головой или голыми плечами, получали от него платок, чтоб убрать этот изъян. Заиграла мягкая музыка и некоторые гости, хорошо помня, что они не в Южной Америке, где пляшут вокруг столба, а в Северной, где в почете вальс и другие танцы, стали кружиться на полированном полу. Папа подходил к каждой паре, говоря:

– Я должен просить вас остановиться. Тора запрещает мужчинам и женщинам танцевать вместе.

Среди гостей поднялся ропот. Папины запреты обсуждались больше, чем наряд невесты.

– Неужели он будет диктовать нам, что носить? – возмущалась одна женщина.

– Мне пришлось покупать специальный жакет к своему вечернему платью, – вторила другая.

– Танцевать уже не дают... В двадцатом веке! – повторял какой-то мужчина, недоуменно разводя руками.

И все-таки свадьба была веселая. Может быть, потому, что еврейское веселье не зависит от совместных танцев. Вот как описывает это событие брат Мамы, Янкев Лейб в письме к родителям в Эрец-Исроэль:

«Эстер выглядела прекрасной, как сияющая звезда... После того, как был разбит стакан, «мазлтов» разнеслись по залу. Все мужчины взялись за руки и танцевали, встав в круг. Женщины, отдельно от них, делали то же самое. Было удивительно смотреть, как старые и больные танцуют с таким жаром. Старые стали молодыми. Слабые стали сильными. Люди танцевали без перерыва до без четверти двенадцать. В полночь мы пошли в обеденный зал. Рухома держала в руках плакат, который намекал, что надо сделать омовение рук и сказать броху на хлеб. Блюда были изысканными, как во времена царя Соломона. Все гости прочли молитву после еды с большим рвением. Около трех часов ночи счастливые гости стали расходиться, желая жениху и невесте счастья и долгих лет жизни...»

... Америка Северная, Южная, Индия, Австралия, Китай, – всюду, где еврей становится мужем еврейки, над ними поднимают белый балдахин – хупу, и произносят благословение, и разбивается бокал в память о разрушении нашего Храма. Благодаря этому мы – один народ, рассеянный по воле Гашема по всему свету. Благодаря этому, когда будет новый приказ, мы снова можем собраться.

Человек, который пляшет вокруг столба и охотится на крокодила, вряд ли сможет найти общий язык с джентльменом, который танцует вальс и чинно ест недорезанную курицу. Но еврей всегда поймет другого еврея.

Папа очень старался, чтобы люди почувствовали это на свадьбе его дочери. И они почувствовали.

После свадьбы возвращались домой усталые и сонные. Но Папа был бодр и доволен. Он сказал напоследок:

– Дети, когда вы исполняете приказы Торы, надо действовать гордо и без стыда.

С ним никто не спорил.

КОРОТКАЯ ИСТОРИЯ

Это очень короткая история. Наверно, она уместится на одной странице. И она не про Папу, В результате один человек спасается, а другой умирает. Вот послушайте.

Йом Тов, муж Эстер заболел хроническим нефритом. Это болезнь почек, которая часто кончается смертельным исходом. И для Папы с Мамой, и для родителей мужа наступило тяжелое время. Йом Тов был прикован к постели, нужно было помогать Эстер с детьми, нужно было платить большие деньги за лечение. Приглашали одного специалиста за другим, но улучшения не наступало. Наконец известный профессор вынес устрашающий диагноз: Йом Тов будет жить еще полгода.

Его отец, рабби Йосеф Стерн, не мог найти покоя ни днем, ни ночью» После долгих мучений он написал письмо своему учителю, знаменитому Хофец Хаиму, где изливал свое горе и просил молиться за спасение сына. В конце письма он спрашивая, может ли он, годы жизни, отпущенные ему, отдать своему сыну.

Хофец Хаим ответил утвердительно.

Вскоре после этого Йом Тов полностью выздоровел, вопреки прогнозам.

Прошло несколько месяцев.

Его отец заболел раком и через полтора года скончался.

Йом Тов получил тридцать лет жизни, тридцать бесценных удивительных лет, в течение которых можно нести свою еврейскую службу, воспитывая детей, выполняя Тору и мицвос. Он видел, как взрослеют его сыновья и дочери. Он давал цдоку сотням людей, учил друзей Торе, тихо и незаметно успел сделать в этой жизни много добра.

Тихо и незаметно, как его отец...

Когда вам придется услышать злые голоса, негодующие на то, что евреи называют себя избранным народом, расскажите им эту историю. И скажите: вот для этого Гашем нас избрал.

Вряд ли кто-то захочет занять наше место.

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру