2

Шел еврей по дороге в большой город. Смотрит - фургон стоит.

— Не подвезешь ли меня? — спросил он кучера.

— Подвезу, — ответил тот, — да только за деньги. На том и сошлись. Забрался еврей в фургон, и кучер погнал лошадей. Только отъехали, как заметил кучер на поле стог пшеницы. Решил он стащить охапку-другую, но, опасаясь, что кто-нибудь увидит, сказал еврею:

— Пойду возьму пшеницы, а ты гляди по сторонам; если кто увидит, подай мне знак.

Выслушал его еврей и ничего не сказал. Побежал кучер к стогу, схватил большую охапку и бегом назад. А еврей ему знак подает: мол, кто-то увидел. Кучер в испуге бросил пшеницу, вскочил на козлы и давай лошадей нахлестывать.

Отъехав от поля, оглянулся он — вокруг ни души.

— Ты обманул меня, - напустился он на еврея. - Кто видел, что я пшеницу взял?

— Б-г видел, - ответил еврей, указывая на небо. — Он все видит, ничто не укроется от Него.

КАК МОШЕ-РАБЕЙНУ[1] СТАЛ ЗАИКОЙ

Известно, что за Моше часто говорил его брат Агарон, потому что Моше сильно заикался. Вот как он стал заикой.

Найдя Моше на Ниле в зарослях камыша, дочь фараона поцеловала очаровательного младенца и сразу полюбила как родного сына. Когда она принесла его во дворец, все столпились поглядеть на необыкновенного ребенка и только диву давались, какой он красивый.

Положила дочь фараона маленького Моше на колени своему отцу, и тот стал его забавлять. Вдруг Моше выпростал руку, схватил фараонову корону и надел себе на голову. Все так и замерли: не означает ли это, что когда-нибудь младенец станет могущественнее самого фараона? И обратились к владыке приближенные:

— Всемогущий фараон! Опасаемся мы, как бы не отнял он у тебя в будущем власть. Лучше нам убить его, закопать живьем на том месте, где убивают еврейских младенцев.

Но один из приближенных сказал:

— Нет, давайте лучше испытаем его. Пусть поставят перед ним блюдо с золотом и с горячими углями. Если ребенок потянется к золоту, значит, на уме у него злые замыслы против фараона, и тогда мы его казним. Если же он протянет руку к углям, значит, нет у него дурных замыслов против нашего великого владыки.

Так они и сделали. Увидев блестящее золото, ребенок протянул к нему руку, но посланный Б-гом ангел Габриэль подтолкнул ее к горячим углям. Маленький Моше схватил уголек, взял его в рот и обжег язык. С тех пор он и стал заикой.

КУСТ ЕЖЕВИКИ

Почему голос Б-га, когда Тот говорил с Моше, раздавался из колючего куста ежевики? Чтобы все мы поняли, что Б-г вездесущ. Это значит, что Он пребывает всюду, даже в самом неказистом растении, будь то в лесу или в пустыне.

Моше думал так: "Египтяне убьют всех моих собратьев. Я ничего не могу сделать. Египтяне такие сильные, а я такой слабый". Поэтому Б-г показал ему объятый пламенем куст — он горел, но не сгорал.

— Так и с сынами Израиля, - сказал Б-г. - Египтяне их сжигают и губят, но знай, Моше: им никогда не удастся ни сжечь их, ни погубить окончательно.

РАЗГОВОР С ФАРАОНОМ

Б-г послал Моше и Агарона во дворец к фараону передать Свое повеление: "Отпусти Мой народ, и он будет служить Мне!" А в этот день фараон устраивал торжественный прием для царей соседних земель. Все великие владыки принесли ему дары и просили: "О, фараон! Назначь себя царем над царями, и станешь ты еще более великим и могущественным, чем боги!"

Как раз в этот момент Моше и Агарон подошли к дворцовым воротам, которые охранялись дикими зверьми: леопардами, львами, медведями. Ни одного человека не пропускали они во дворец. Но когда приблизились Моше и Агарон, звери бросились лизать им ноги, и братья целехонькими вошли в тронный зал.

Сиянием Б-жьей славы светились их лица. Царей охватил ужас. Они поснимали короны и, дрожа от страха, пали ниц перед этими старцами.

Только жестокосердного фараона не тронула Б-жья слава.

— Вы кто такие? - спросил он. - Вас что, приглашали? Дары вы мне принесли? Хвалебное послание от вашего царя при вас?

— Мы принесли повеление всемогущего Б-га, — сказал Агарон. — Вот оно: "Отпусти Мой народ, и он будет служить Мне!"

Разгневался фараон и сказал:

— Всемогущий бог? Кто он такой? Я никогда не слышал о нем. Какое право он имеет указывать мне, что делать с моими рабами? Что он за бог, если даров не прислал! Не знаю я вашего бога и ни за что не отпущу рабов моих, сынов Израиля. Мне они служат, а не ему! — и фараон рассмеялся своей шутке.

— Ты узна'ешь, кто такой всемогущий Б-г, — сказал Агарон. — По делам Его узнаешь. Он — Б-г Израиля и всех гонимых.

— Так-так, — сказал фараон, — придется поискать вашего всемогущего бога в моей книге, где значатся все

признанные боги. Подать мне книгу! — приказал он и, посмотрев в нее, сказал:

— Здесь есть бог мидиан, жителей Сидона, моавитян, но нет бога Израиля. Он старый или молодой? Сколько земель он покорил? Скольких соперников убил? Давно ли стал богом?

И ответил Агарон:

— Его слава не в твоей книжице, а во всей вселенной. Он не покоряет и не убивает. Он исполнен жалости, сострадания и любви к порабощенному народу. Еще земли не было, а Он уже был, и если рухнут небеса, Он все равно будет. Он создал человека и вдохнул в него жизнь.

— Все это прекрасно, — по-прежнему насмешливо сказал фараон, — но что же он все-таки сделал? И Агарон ответил:

— Он отделил небеса от тверди земной, Он создал горы и долины, Он повелевает ветру дуть и дождю - литься. Он создает младенца во чреве матери и выводит оттуда на свет, чтобы тот возрадовался Ему. Вот что делает Б-г. Он создает, а не разрушает!

— Не разрушитель — не бог! — сказал жестокосердный фараон. — Кто он такой, чтобы я его слушался?

— О, безжалостный фараон, - сказал Агарон. - Наступит день, когда тебе придется прислушаться к Его голосу и исполнить Его повеление — "Отпусти Мой народ..."

И Моше с Агароном в сиянии Б-жьей любви удалились от фараона. Дрожащие цари и царедворцы расступились, давая им дорогу, и братья вернулись к воротам, через которые вошли, а свирепые звери преданно виляли перед ними хвостами.

ПОЧЕМУ МОШЕ БРОСИЛ СКРИЖАЛИ[2]

Моше радостно спускался с горы Синай со скрижалями на руках. Он был счастлив, что Б-г дал Десять Заповедей, что именно ему повелел передать их сынам Израиля.

Нести скрижали не составляло труда, потому что слова, написанные на них, были святы. И хотя каждая из каменных плит весила много пудов, он не чувствовал усталости: радость помогала ему их нести.

Спустившись с горы и услышав шум плясок, дикий хохот и громкое пение, Моше почувствовал, что его ожидает какое-то страшное зрелище. Приблизившись, он понял, что делали сыны Израиля, которых он вывел из египетского рабства: они поклонялись золотому тельцу! Скрижали, казавшиеся до сих пор такими легкими, вдруг стали тяжелыми, слова, несомые на крыльях ангелов, окаменели, и груз оказался для него непосильным. Отяжелевшие, скрижали упали и разбились.

Есть еще одно толкование этого события.

Увидев, что сыны Израиля поклоняются золотому тельцу, Моше подумал: "Б-г непременно накажет их за такой грех. О, мой народ! Ради тебя отказался я от высокого положения при египетском дворе, ради тебя стал изгнанником! Как же мне спасти тебя от Б-жьего гнева?" Вдруг ему в голову пришла такая мысль: "Справедливый и всемогущий Б-г не накажет моих собратьев: ведь они не ведают, что творят. Они еще не получили скрижалей, которые повелевают никому не поклоняться, кроме Единого Б-га".

И Моше выронил скрижали, и они разбились.

ТОРА ПРЕДНАЗНАЧЕНА ДЛЯ ЛЮДЕЙ

Когда Моше поднялся на небеса получать Закон, который Б-г, благословенно Имя Его, дал народу Израиля, ангелы сказали:

— Творец вселенной, что делает здесь смертный, среди нас, обитателей небес?

- Он пришел получить Тору, - ответил Б-г. Тогда ангелы сказали:

— Неужели Ты дашь человеку сокровище, которое берег с тех давних пор, когда еще и мир-го не был сотворен? Кто такой человек, чтобы Ты давал ему священное Учение? Даруй Свое сокровище жителям небес, оставь Тору здесь и не давай человеку.

Тогда Б-г обратился к Моше: — Ответь ангелам.

Услышав слова Б-га, Моше сказал:

- Владыка мира, что написано в Учении, которое Ты готов мне дать? Разве не говорится в нем: "Я, Г-сподь, — Б-г ваш, который вывел вас из страны египетской"? А вы, ангелы, разве были в Египте, служили фараону трудом своим тяжким? Зачем же Г-споду, благословенно Имя Его, давать вам Тору? И еще написано в Учении: "Не будет у вас других богов, кроме Меня". Но ведь вы не живете среди других народов мира, откуда же у вас появится соблазн служить другим богам? И дальше написано: "Не произноси Имени Г-спода, Б-га твоего, попусту". Разве вы ведете дела и можете принести ложную присягу? И еще сказано: "Чти отца своего и мать свою". Но у вас нет ни отцов, ни матерей, зачем же повелевать вам чтить их? "Не убивайте, не прелюбодействуйте, не крадите", — говорит Тора. Разве существуют среди вас зависть и ненависть? Зачем же повелевать вам не делать того, к чему вы не склонны? Учение предназначено для тех, кто живет на земле, постоянно подвергаясь соблазну, для тех, кто уповает на опору и присутствие Б-га, для тех, кто страдает сам и сочувствует другим. Нет, Тора не предназначена для ангелов. Она нужна людям.

ВОЗРАЖЕНИЯ АНГЕЛОВ

В легенде, записанной в Талмуде, говорится, что, когда Моше поднялся на гору Синай, чтобы получить от Б-га Тору, ангелы начали возражать:

— Царь Вселенной, неужто Ты решил отдать ему такое сокровище, которое берег с незапамятных времен, когда еще и мир не сотворил? Ведь человеческие существа не оценят его. Своим поведением и грехами они лишь обесславят Того, Кто дал им Учение.

Почему же ангелы, будучи друзьями евреев, не хотели, чтобы Б-г дал им Тору? Магид из Дубно рассказал в этой связи такую историю.

Жил в одном городе еврейский учитель. Был он большим знатоком Торы, но с детьми сладить не мог и постоянно кричал на них во время занятий. Наконец, он решил найти себе службу в другом городе. Вся община обрадовалась его уходу. А другая община, наслышанная о его учености, но не знавшая о том, что с детьми он не ладит, захотела его принять.

Настал день, когда за ним приехал директор еврейской школы из другого города. Родители учеников пришли к учителю домой и заголосили:

- Не отпустим нашего дорогого ребе! Пусть остается у нас!

В жизни тот не был так удивлен. "Что это значит? — думал он. - Все три года, что я учил их детей, они каждый день выказывали недовольство, а теперь вдруг стали моими закадычными друзьями". Он подошел к своему бывшему директору выяснить, в чем дело.

Тот отвел его в сторону и сказал:

- Мой дорогой ребе, мы разыграли эту комедию ради вас и ради нашего города. Мы опасались, как бы та община, куда вы уходите, не передумала, увидев, что мы с удовольствием вас отпускаем.

Вот почему, по мнению Магида из Дубно, ангелы так возражали, когда Моше пришел получать Тору. Они боялись, как бы он не усомнился в великой ценности Учения и не отказался от сокровища, которое ему предлагает Б-г.

НИ ОДНА ПТИЦА НЕ ЧИРИКНУЛА

Мудрецы наши говорят, что, когда Моше получал Тору, ни одна птица не чирикнула. А начало этой истории восходит к тем далеким временам, когда, бежав из Египта, Моше стал пасти стада своего тестя.

Водил Моше стада по пустыне от одного источника к другому и однажды увидел горящий куст, над которым беспокойно кружила птица, хлопая крыльями и тревожно крича.

"Посмотрю-ка, что там с ней происходит", — сказал себе Моше.

Подбежав к горящему кусту, он увидел на нем гнездо с птенцами, которые повысовывали головки и наперебой пищали. Моше запустил руку в гущу ветвей и осторожно вынул птенцов вместе с гнездом. Он сильно обжег и исцарапал руку, но, не обратив на это внимания, пошел пристраивать гнездо на другой куст, подальше от огня.

Птица-мать полетела вслед за Моше, покружила у него над головой, пропела "спасибо" и, подождав, пока он приладит гнездо, вернулась к своим детям.

Потом, когда Моше перевязывал обожженную руку, она вернулась, села ему на ладонь и, громко чирикая, легонько клюнула его в губы. Моше понял, что она целует его в благодарность за спасение птенцов и гнезда. Моше тоже поцеловал ее и отпустил на волю. Птица улетела.

Но с того дня она привязалась к Моше и часто к нему прилетала со своими уже оперившимися птенцами. Они дружно ему чирикали, щебетали и свистели, и Моше пытался подражать им — и так выучил птичий язык.

Вскоре все птицы в округе узнали, что Моше спас птенцов и понимает язык птиц. Множество стай покинули родные места и переселились поближе к Моше. Они свили себе гнезда на всех кустах и прямо на земле, и безлюдная пустыня наполнилась веселым гомоном.

Спустя годы Моше снова увидел горящий куст. Но на сей раз оттуда раздавался Голос, который звал его: "Моше, Моше!" И тогда, поняв, что земля здесь священная, Моше снял сандалии, а Голос продолжал: "Я видел, как ты вынес птенцов из огня; а теперь отправляйся к фараону и выведи сынов Израиля из Египта".

Покинул Моше безлюдную пустыню, мирные стада, птиц — друзей своих и пошел в Египет. И вывел он сынов Израиля из земли египетской, и повел их через Синайскую пустыню. Увидели птицы, что пришли сыны Израиля, и встретили их радостным пением. Но тут кто-то из пришедших заметил гнездо, в котором птица-мать высиживала птенцов, и схватил ее вместе с ними.

Страшный переполох поднялся среди птиц. Хотели они пожаловаться Моше, но не посмели к нему приблизиться, потому что стал Моше совсем другим человеком. Когда он впервые подружился с ними, он был моложе и счастливее, пас стада, веселился со своими пернатыми друзьями. А теперь он был все время озабочен и даже не взглянул на птиц. Что сталось с добрым Моше, который спас птенцов от огня?..

Меж тем разбрелись еврейские юноши и девушки по всей пустыне в поисках птичьих гнезд. Найдут гнездо — и хватают птицу-мать вместе с птенцами.

Стали птицы поспешно покидать свои гнезда и улетать вглубь пустыни и на вершину горы Синай, где ни один человек не мог их достать. Лишь матери только что вылупившихся птенцов оставались на месте и, дрожа от страха, ждали, когда их птенцы подрастут, расправят крылышки и смогут улететь вместе с ними. И больше не видно было птиц вблизи Синая, и больше не слышно было их веселого гомона.

Однажды дошла до птиц новость: Моше собирается передать народу Израиля Тору на горе Синай! Слетелись птицы и стали держать совет. Послали они к Моше гонцов. Взмыли гонцы к самой вершине горы Синай и увидели, что стоит Моше и держит в руках каменные скрижали, а на них слова Б-га высечены. Закружили птицы над Моше и закричали:

- Моше, что написано в Торе, которую ты передаешь Израилю?

- Не убивай, — ответил Моше.

- А знаешь ли ты, что сыны Израиля разорили наши гнезда и похватали птиц-матерей вместе с птенцами? Моше молчал, а птицы продолжали:

- Ты молчишь, но мы молчать не станем. Мы будем хлопать крыльями, свистеть и чирикать, щебетать и петь, мы не дадим тебе говорить с сынами Израиля, пока не пообещаешь ты нам вписать в Тору еще одну строчку: "Не троньте птиц!"

Задумался Моше, потом поднял свои лучезарные глаза и сказал:

- Вы правы, друзья мои, я запишу это в Торе.

Вернулись птичьи гонцы к своим стаям с доброй вестью. Прошел день, прошел второй, а на третий день утром, когда собрались сыны Израиля у подножья горы, слетелись и птицы. Стая за стаей окружили они гору, как тучи, — просвета не видно.

И прочел Моше слова Торы перед всем народом — повеление за повелением, заповедь за заповедью, закон за законом. Потом поднял глаза к птицам, доверчиво смотревшим на него, и громко сказал:

- Если попадется тебе птичье гнездо на дороге, на каком-либо дереве или на земле, с птенцами или с яйцами, а мать сидит на птенцах или на яйцах, - не бери мать вместе с детьми!

Стаи птиц взмыли ввысь. Наступила глубокая тишина.

Вот почему наши мудрецы говорят, что при чтении Торы на горе Синай "ни одна птица не чирикнула".

АЗБУКА

Один необразованный бедный крестьянин вошел в синагогу помолиться. Послушал он, как грамотеи, знатоки и ученые читают и поют Б-гу прекрасные молитвы, и тоже захотел выразить Ему свою любовь. Встал он перед ковчегом, где хранится свиток Торы, и начал проникновенно и почтительно повторять без конца все буквы еврейского алфавита; алеф, бет, гимел и так далее. Голос у него срывался от избытка чувств.

Услышав его, удивились грамотеи и ученые: зачем эта деревенщина без конца повторяет все буквы алфавита?

Подталкивая друг друга в бок, они прохаживались насчет его невежества, подтрунивали над ним, высмеивали его неправильный выговор.

- Нет, вы только послушайте, - сказал один из них, - он не знает даже самых простых субботних молитв!

Но когда, наконец, перестав произносить буквы, крестьянин обратился к Б-гу с просьбой, смех застрял у них в горле, и они устыдились, услышав, как горячо и усердно он молится:

- Владыка мира! Человек я простой, необразованный, но ой, как мне хочется найти слова для прекрасных молитв Тебе! А их у меня нет, этих слов. Поэтому выслушай, Б-же, как я читаю буквы, и Сам составь из них слова, что выразят любовь к Тебе, которой полно мое сердце.

На сей раз, когда невежественный крестьянин со слезами на глазах снова начал повторять: "Алеф, бет, мой дорогой Б-г, гимел, далет, самый милостивый Б-г...", - насмешники потупились от смущения.

КУЗНЕЧНЫЕ МЕХИ

Один неверующий, который был к тому же насмешником и злопыхателем, пришел к Магиду из Дубно и стал глумливо утверждать, что Б-га нет.

— Если ты убедишь меня в том, что Б-г существует, я признаю тебя великим учителем, — заявил он мудрецу.

— Расскажу-ка я тебе притчу, — сказал Магид. Однажды принес купец домой кузнечные мехи, дал их своему работнику и сказал:

— Если тебе понадобится раздуть огонь, растягивай мехи, как гармошку, и пламя разгорится.

На следующий день пришел работник к купцу и говорит:

Не работают мехи. Как ни старался, не разгорается огонь.

Купец решил разобраться, в чем дело. Заглянул в печь, а там — ни искорки. Угли давно погасли и остыли. Тогда он сказал работнику:

— Как же ты хочешь, чтоб разгорелся огонь, если его и вовсе нет. Даже искры не осталось, а без нее пламя не раздуть. Раздобыл бы ты горящий уголек у соседа или спичкой чиркнул бы, тогда — дело другое.

— Так и с неверующим, который и мысли не допускает, что Б-г существует, — заключил Магид из Дубно. — Была бы в тебе хоть искра веры, я помог бы тебе ее раздуть, как раздувают мехами огонь. Но ты погасил в своей душе эту искру. Поэтому не стану я тратить на тебя слов впустую.



[1] Моше-рабейну - пророк и вождь еврейского народа. Вывел евреев из египетского рабства и во время их скитаний по пустьше получил на горе Синай Тору от Всевышнего.

[2] Скрижали — каменные плиты, на которых Сам Всевышний начертал текст десяти основополагающих заповедей Торы.

 

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру