Учение 14. Возвращение Славы Вс-вышнего и уважения к Израилю - посредством баалей тшува

Шагар

Уроки по Ликутей Моаран

Тора 14

Стр. 166

И невозможно возвысить Славу («кавод» - почет, слава, уважение) Вс-вышнего, иначе как с помощью Торат-хесед (букв. «Торы милосердия»). И что такое Торат-хесед? Сказали мудрецы, «это тот, кто изучает Тору, чтобы обучать ей других» (Трактат Сота, стр. 49). Ибо этим прославляется Его Имя, когда люди, которые бывшие далеки от Святости, приближаются к Святости, и это геры, принимающие на себя иго заповедей, и это баалей тшува, которые также были далеки. И когда они возвращаются к Святости — прославляется Имя Его. И сегодня Слава Его находится в изгнании, ибо почет и уважение находятся в основном у народов мира, а мы, сыны Израиля, униженны и презренны

Рабби Нахман описывает в этом учении, как и в нескольких других своих учениях, что «почет», «слава», уважение находятся в наши дни в социально-культурной области народов мира. И наша задача — вернуть этот «почет», в качестве базового переживания в нашем религиозно-духовного служения. Другими словами — вернуть уважение к народу Израиля и к Торе Израиля.

На самом простом, бытовом, уровне, рабби Нахман говорит о наблюдаемой им реальности, когда у гоим были почет и красота, красивые дома, богатые церкви, колесницы и одежды, а жизнь евреев в его дни характеризовалась бедностью и униженностью. Кроме того, рабби Нахман считал, что есть связь между отсутствием уважения к Израилю в материальном и культурном смысле, и отсутствием силы и мощи в служении Вс-вышнему. В этом своем учении он описывает свою цель — вернуть Славу Вс-вышнего на ее место, и тем самым удостоиться почести, которая находится сейчас у народов мира.

Я думаю[1] (я надеюсь, что это не только моя личная интерпретация слов рабби Нахмана), что смысл «отсутствия почета» для рабби Нахмана куда глубже. Отсутствие уважения выражается в том, что религиозная жизнь воспринимается евреями как социальная структура, как «выбор по умолчанию» (т.е., когда нет других вариантов), или как одна из многих возможностей, в то время, как, по мнению рабби Нахмана в ней должна присутствовать реальность, ощутимость («мамашут»). Это есть глубокий смысл слова «кавод». Наш страх перед Небесами низко пал, в результате нашего униженного положения в изгнании.  Надежда вернуть его зависит от «кавод»  - другими словами, серьезного, реального отношения к религиозной жизни.

Рабби Нахман учит, что возвращение почета к Израилю осуществляется с помощью людей, находящихся вне Святости, и выбирающих приблизиться к служению Вс-вышнему. Это возвращение к Святости пробуждает Б-жественную Славу, и возвращает ее на ее изначальное место.

Действительно, «приближение далеких» до сего дня занимает одну из центральных мест в Бреславском хасидизме. И сам рабби Нахман подчеркивал важность этой идеи своим ученикам.

Такой акцент может показаться странным. Почему именно «баалей тшува», приходящие извне, возвышают Б-жественную Славу, а не совершенные праведники, находящиеся уже внутри мира Торы?

Я думаю, что рабби Нахман понимал, что эти люди, возвращающиеся к святости по собственной воле и как результат свободного выбора, будут религиозны иначе, чем религиозные с детства. В религиозности баалей тшува есть нечто, способное возвратить почет еврейскому религиозному миру в целом.

Человек, родившийся в религиозном обществе, его религиозность зачастую чисто социальная, в ней отсутствует необходимое объективно-реальное измерение и глубина, и поэтому сила ее невелика. Его вера может остаться в чисто социологической области, и само собой, она не удостоится почета.

Более того, у баал тшува есть еще одно преимущество: его сознательный свободный выбор приблизиться к Служению Б-гу, ибо он же не родился религиозным. Тем самым религиозный мир обновляется.

Действительно, иногда мы встречаем баал тшува, который молится с такой серьезностью, или даже просто читает текст сидура слово в слово, пытается действительно понять смысл каждого слова, и старается не разговаривать во время повторения молитвы и т.д. Он относится к Торе, заповедям и молитве на полном серьезе, он видит в них «мамашут», нечто реальное и ощутимое, к удивлению тех, кто погружен в религиозный мир с детства. Эта встреча — религиозных с детства с баалей тшува — заставляет также первых заново оценить свой религиозный мир, и обнаружить в нем почти забытые за обыденностью вкус и смысл.

Зачастую баалей тшува выглядят в глазах религиозных с детства странными созданиями. Но, возможно, что причина тому кроется как раз в их преимуществе, и поэтому встреча с баал тшува может пробудить веру в то, что, возможно, действительно есть какой то смысл в религиозной жизни.

Я думаю, что это имеет в виду рабби Нахман, когда говорит, что приближение людей «снаружи» к святости — это путь возвращение уважения к иудаизму.

Для баалей тшува и гейрим служение Вс-вышнему — это не привычка, как это может показаться тем, кто родился и вырос религиозным, видящим себя частью общины, и привычным к ее законам и указаниям.



[1] Шагар (прим. переводчика)

Запись опубликована в рубрике: . Метки: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру