Предисловие

אוֹרוֹת הַתְּשׁוּבָה

זֶה כַּמָּה אֲנִי נִלְחָם מִלְחָמָה פְּנִימִית

וְרוּחַ חֲזָקָה דּוֹחֶפֶת אוֹתִי

לְדַבֵּר עַל דְּבַר הַתְּשׁוּבָה,

וְכָל רַעְיוֹנוֹתַי רַק בָּהּ הֵם מְרֻכָּזִים.

הַתְּשׁוּבָה הִיא תּוֹפֶסֶת אֶת הַחֵלֶק הַיּוֹתֵר גָּדוֹל בַּתּוֹרָה וּבַחַיִּים,

עָלֶיהָ בְּנוּיוֹת כָּל הַתִּקְווֹת הָאִישִׁיּוֹת וְהַצִּבּוּרִיּוֹת,

הִיא מִצְוַת ד׳ שֶׁהִיא מִצַּד אֶחָד קַלָּה,

שֶׁהֲרֵי הִרְהוּר תְּשׁוּבָה הוּא כְּבַר תְּשׁוּבָה,

וּמִצַּד אֶחָד הֲרֵי הִיא קָשָׁה,

שֶׁלֹא יָצְאָה עֲדַיִן אֶל הַפֹּעַל בִּמְלוֹאָהּ בָּעוֹלָם וּבַחַיִּים.

Сколько уже веду я внутреннюю борьбу, испытывая сильнейшее побуждение говорить о тшуве;  все мои помыслы (идеи) сосредоточены лишь на ней. Тшува имеет наибольшее значение (захватывает наибольшую долю) в Торе и в жизни, на ней основаны все надежды личности и общества; это - заповедь Всевышнего, которая, с одной стороны, легка: ведь даже мимолётная мысль о тшуве уже является тшувой; но, с другой стороны, тяжела настолько, что ещё ни разу не была реализована  полностью в мире и в жизни (человека).




הִנְנִי מוֹצֵא אֶת עַצְמִי נוֹטֶה לַחְשֹׁב וּלְדַבֵּר תָּמִיד רַק עַל אוֹדוֹתָהּ.

הַרְבֵּה כָּתוּב בַּתּוֹרָה,

בַּנְּבִיאִים,

וּבְדִבְרֵי חֲכָמִים

עַל אוֹדוֹתָהּ,

וּלְדוֹרֵנוּ עֲדַיִן הַדְּבָרִים סְתוּמִים

וּצְרִיכִים בֵּרוּר.

הַסִּפְרוּת, הַמְשֹׁטֶטֶת בְּכָל הַזָּוִיּוֹת שֶׁיֵּשׁ שָׁם שִׁירָה

וְחַיִּים,

לֹא חָדְרָה כְּלָל לְתוֹךְ אוֹצַר הַחַיִּים הַנִּפְלָא הַזֶּה,

אוֹצַר הַתְּשׁוּבָה.

בֶּאֱמֶת, לֹא הִתְחִילָה כְּלָל לְהִתְעַנְיֵן בּוֹ,

לָדַעַת אֶת תְּכוּנָתוֹ וְעֶרְכּוֹ,

אֲפִלּוּ מִצִּדּוֹ הַפִּיּוּטִי,

שֶׁהוּא מְלַבֵּב לְאֵין חֵקֶר,

וְקַל וָחֹמֶר שֶׁלֹּא נָקְפָה אֶצְבַּע עֲדַיִן עַל דִּבַר צִדּוֹ הַמַּעֲשִׂי,

בְּיִחוּד בַּמֶּה שֶׁנּוֹגֵעַ לְמַצְּבֵי הַחַיִּים הַחֲדָשִׁים שֶׁלָּנוּ.

Вот, я нахожу в себе склонность думать и говорить постоянно лишь о том, что с ней связано. Много написано в Торе, у Пророков и у Мудрецов по её поводу, однако, для нашего поколения эта тема ещё ()не раскрыта и требует объяснения (прояснения). Литература, рыщущая по всем углам, где можно найти поэзию и жизненность, совершенно не проникла внутрь этой дивной сокровищницы жизни - сокровищницы тшувы. В самом деле, не начала вовсе интересоваться ею, познавать её свойства и ценность, хотя бы с поэтической стороны её, бесконечно привлекательной (пробуждающей чувства); и уж тем более не ударила палец (о палец) в плане практическом, особенно применительно к ситуациям нашей современной жизни (реальности).  

אָנֹכִי הִנְנִי נִדְחָף מֵעַצְמוּתִי הַפְּנִימִית לְדַבֵּר עַל דְּבַר הַתְּשׁוּבָה. וְהִנְנִי נִסְלָד בְּעַצְמִי מִמַּחֲשַׁבְתִּי, הֲרָאוּי אָנֹכִי לְדַבֵּר עַל דְּבַר הַתְּשׁוּבָה? כָּתְבוּ עַל דְּבַר הַתְּשׁוּבָה גְּדוֹלֵי הַדּוֹרוֹת שֶׁעָבְרוּ, הַנְּבִיאִים וְהַחֲכָמִים הַיּוֹתֵר טְהוֹרִים, הַחֲסִידִים הַיּוֹתֵר גְּדוֹלִים, וְאֵיךְ אוּכַל אָנֹכִי לְהִתְיַצֵּב בִּקְהָלָם? אֲבָל לֹא תּוּכַל כָּל חֻלְשָׁה בָּעוֹלָם לְפָטְרֵנִי מִתְּבִיעָתִי הַפְּנִימִית, מֻכְרָח אֲנִי לְדַבֵּר עַל דְּבַר הַתְּשׁוּבָה, וְדַוְקָא בְּצִדָּהּ הַסִּפְרוּתִי וְהַמַּעֲשִׂי, לַהֲבָנַת הַתֹּכֶן שֶׁלָּהּ בְּדוֹרֵנוּ, וּלְהַגְשָׁמָתָהּ בַּחַיִּים, בְּחַיֵּי הַפְּרָט וּבְחַיֵּי הַכְּלָל.

Вот, я побуждаем моей внутренней сутью (сущностью) (испытываю сильнейшую внутреннюю потребность)  говорить о тшуве, и сам же отшатываюсь (не решаюсь) при мысли: подхожу ли я для того, чтобы говорить о ней? Писали об этом великие люди прошлых поколений, пророки и мудрецы, самые непорочные; величайшие из благочестивых (хасидов), - и как смогу я устоять в их обществе? - Однако, никакая слабость в мире не сможет освободить меня от (выполнения) внутреннего требования; обязан я говорить о тшуве, - именно о её литературной и практической стороне, - ради понимания её содержания в нашем поколении, ради воплощения её в жизнь, частную и общую.

 

Перевод Натана Котлерова



Запись опубликована в рубрике: . Метки: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру