Рав Кук: Между социальной интеграцией и социальной изоляцией

http://www.etzion.org.il/vbm/archive/9-igrot/26.php#_ftnref3

Рав Авраам Ицхак а-коэн Кук, да будет благословенна память праведника, был человеком противоречивым. Известно его письмо к Хаиму Бренеру[1]: "тот, кто сказал, что душа его разрывается — хорошо сказал". В определенном смысле, путь его жизни и его главные решения сделали такой разрыв неизбежным. Он жил и работал между политическими, религиозными, социальными полюсами, и маневрирование между ними было центром его жизни[2].

С одной стороны, рав Кук был связан с йишувом и поселенцами, многие из которых были людьми светскими или даже антирелигиозно настроенными, и с другой стороны — он был радикальным ультраортодоксом по своему образу жизни. Он был человеком европейской культуры, знатоком философии и практиком, разбирающимся в реалиях этого мира, но также — пойсеком, учителем Закона, каббалистом и классическим мудрецом Торы. Он был дружен с руководством йишува и великими людьми этого мира, встречавший каждого человека с любовью, и любимый людьми, но также — человеком одиноким, чувствовашим что он не понят и далек в своих мыслях и в движениях своего духа от всех, с кем он был знаком, даже от самых близких к нему людей.

Но, наверное, самое сущностное противоречие в его душе заключалось в самом отношении к противоречиям. Практически, как говорилось, он был связан с различными полюсами и жил чрезвычайно сложной и насыщенной жизнью, в каких то вопросах он был фанатичен, и полон противоречий. Но внутренне, как со стороны своего самого глубокого и внутреннего желания, и также с точки зрения его философской системы — он был человеком всегобщего единства. Его религиозно-онтологическая картина мира была полна великой гармонии, и она же служила самой глубокой движущей силой его творчества.

"Чем выше поднимается человек в святости и в тшуве — тем более соединяются в нем все противоречия, и он начинает чувствовать, как все противоречивые аспекты соединяются друг с другом, и как все они коренятся в их высшем духовном корне. И то великое требование, которое требует от  него его высшая душа —жить в мире единства и гармонии, начинает исполняться (Орот аКодеш, 4, 404).

Я думаю, что это был самый глубокий внутренний разрыв, источник самой большой его боли.

Рав Кук удостоился, что его многочисленные ученики изучают и объясняют его учение, и также профессора и исследователи занимаются им. В процессе изучения они неизбежно обнаруживают различные места и противоречия. Начиная исследовать противоречия его духа и его мысли, часто приходят к противоположным выводам. Например, обсуждался вопрос, был ли рав Кук классическим, европейского типа философом, или же он был каббалистом-мистиком, и так и не пришли ни к какому решению. Еще обсуждали его галахическую мысль. Здесь мы находим противоречие между его великим стремлением соединить галаху с другими частями Торы и обновить ее, и между его широкой практической галахической деятельностью, консервативной по своей сути, в которой нет никакой новизны — ни в форме, ни в содержании.

Объем его наследия, и те противоречия, которые в большой степени внутренне свойственны его философской мысли и его деятельности — привели к тому, что часто его учение изучается и рассматривается лишь с одной точки зрения, подчеркивают один источник, и объясняют другой источник так, чтобы это не противоречило принятой автором точке зрения, или же вообще не замечают его. И часто комментаторы лишь описывают, но ничего не объясняют.

В данной статье я хочу сосредоточиться на теме, заявленной в заголовке — т.е., на противоречии, существующем в его социальной философии. Мы зададимся вопросом, был ли рав в своих педагогических воззрениях сторонником социальной, воспитательной, религиозной интеграции, совместного проживания различных общин, и смешения элиты с народом, или же он придерживался подхода "прушим", и призывал к социальной и личной изоляции?

Как уже говорилось ранее, и как будет видно из приводимых далее цитат, также в этих вопросах слова рава, как в его писаниях, так и в его устных указаниях ученикам, и его дела — на первый взгляд, противоречивы.

Здесь есть еще одна, близкая к рассматриваемой, тема, а именно — тема культуры. Как рав видел участие религиозного общества, и в том числе, его собственных учеников, в общекультурной жизни. Также здесь можно поставить вопрос между двумя полюсами изоляции и отделения от общйе культуры с одной стороны (т.е., чисто еврейское воспитание, неупотребление светской литературы и философии и т.д.) против контакта и взаимообогащения с другой. Теоретически, некий частный социум может быть вовлечен в общий социум с практической точки зрения (местожительство, организационно-политическое сотрудничество и т.д.), но оставаться закрытым с т.зр. культурной. На практике — различные плоскости влияют друг на друга, и также здесь мне кажется, что в учении рава Кука эти вопросы ставятся одновременно.

Дальнейшее обсуждение будет касаться собственно учения рава Кука, и в нем будет попытка принципиально понять его позиции в этих вопросах. Однако невозможно скрыть, что эти основные дилеммы все еще стоят перед нами, и являются предметом ожесточенного спора. У ультраортодоксального общества эти вопросы звучат куда слабее, ибо оно не находится в своей жизнедеятельности и в своем мировоззрении между различными полюсами. Решение отойти от сионизма и сказать решительное нет современной культуре формирует, по крайней мере на идеологическом уровне, ясную позицию. Религиозно-сионистское, или религиозно-модернистское общество, и в том числе ученики рава Кука, находится постоянно под идейным и практическим напряжением между полюсом самоизоляции и полюсом связи и включенности. С точки зрения социо-исторической, по-видимому, есть связь между усилением влияния учеников рава и учеников р. Цви Йегуды, выпускников ешивы Мерказ а-рав и ее филиалов на общерелигиозное общество, и между поддержкой моделей самоизоляции и "гетоизации". Для примера можно взять, в социальном плане, модель общинного йишува, религиозного или даже религиозно-ешивного, которая стала доминантной начиная с концов семидесятых годов, как часть заселения Иудеи и Самарии, но также и внутри "зеленой черты", и совершенно по другим причинам. В культурном плане все усиливается направление чисто религиозного образования, не связанного с "реальным" или гуманитарным общим образованием, или ограничения его чисто профессиональным образованием, в национально-религиозных начальных школах, младших ешивах и также в раввинской публицистике.

Значительная часть общественного диалога вокруг этих образовательно-идеологических вопросов вращается вокруг позиции рава Кука в данном вопросе. Как уже говорилось, не представляет трудности набрать цитат из сочинений рава за или против той или иной позиции., ибо, как говорилось, противоречивость является одной из самых характерных качеств его творчества.

Я хочу добавить еще один момент к этому важному обсуждению. Мое дальнейшие рассуждения будут посвящены учению рава, с намерением понять его общую идею. Я думаю, что несмотря на внутренние противоречия, здесь есть цельная система, и принципиальное ее постижение может объяснить также кажущиеся противоречия в его учении. Если мы сможем выучить из этого принципиального обсуждения также несколько актуальных смыслов — это будут наши "плоды", сверх основного "урожая".

В первой главе будут представлены примеры из слов рава в отношении дилеммы изоляции или сотрудничества и участия в социальной и культурной области, и представит различные точки зрения среди его учеников и комментаторов в отношении понимания его слов в этом вопросе.

Во второй главе я попытаюсь утверждать, что возможно понять эти внутренние противоречия лишь внутри обще-метафизической системы координат учения рава, и конкретно — из смысла понятия "кодеш", которое является одним из центральных в его учении.

В гл. 3 будет представлена, с помощью Вс-вышнего, позиция рава как я ее понимаю в ее принципиальном выражении, вместе со специфическими отношениями к проблемам воспитательным и идеологическим.

В конце мы подытожим и попытаемся найти современные импликации в отношении этой принципиальной дискуссии, достоинства данного учения и трудности, если таковые имеются.



[1] ивритоязычный писатель, литературный критик и переводчик, один из пионеров современной литературы. См. в Вики: Бреннер, Йосеф Хаим

[2] Так он пишет, например: "как же велика внутренняя борьба внутри меня… И я полон боли и надежды на спасение и свет" (в контексте противоречия между внутренней и общей духовной жизнью, и практической деятельностью, в которой требуется вхождение в детали и границы) (Орот аКодеш 4, 2).


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: . Метки: .