Рав Менахем Фруман

В моих глазах сегодняшние масс-медиа – это аналог классического "бет-мидраша", дома Учения времен Талмуда. Это место, где происходит дискуссия в области духа, и где дух еврейства оформляется и создается.
Люди не способны "переварить", что религия может призывать к свободе. Хотя всем известны слова Хазал, "свободен лишь тот, кто занимается Торой", тем не менее, большинство религиозных воспитаны так, что готовы отказаться от свободы личности ради религии.
В последние месяцы жизни рабби Нахмана он проводил много времени с "маскилим", жившими в Умани. И даже жил определенное время в доме одного из них. Что он там делал? На что он отдавал свою душу, и пробудил на себя тяжелые обвинения со стороны многих ортодоксальных раввинов, лишь для того, чтобы общаться с "отступниками"?
Что такое религия? – Религия – это глубоко! Быть религиозным – это быть глубоким. И тот, кто глубок – по сути своей религиозен.
У рабби Нахмана есть несколько мест, где изложение обрывается на середине. Но в одном месте он остановился прямо посредине предложения: "В начале все начиналось с Песах. И поэтому все заповеди — память об Исходе из Египта. И сейчас…" (Ликутей Моаран, второе издание, 74). Это означает, что в классическом иудаизме все заповеди — память об исходе. А сейчас наступила новая эпоха — время смеха и свободы. Раньше соблюдение заповедей — это было нечто серьезное. Песах —это пафос. Тора — патетична. Полна серьезности. А сейчас наступила новая эпоха — новая Тора. Тора Эрец Исраэль, Тора Мошиаха. Все заповеди сейчас — память смеха в Пурим, а не пафос Песаха.
Тора Земли Израиля — это нечто совсем другое, чем Тора стран изгнания. В мою эпоху это был дух в ешиве "Мерказ а-рав": мы удостоились великой вещи, настоящей "новой Торы", которой не удостоились наши отцы
То, что религиозное общество выглядит так, как оно выглядит, и говорит о Б-ге так, как оно говорит, и тем не менее, еще остались в мире верующие люди — это знак, что Б-г действительно есть
62Йоси Фруман рассказывает (есть видео = лень искать сейчас - замечательная лекция Йоси Фрумана о молитве в постмодерн эпоху)Одно время я преподавал Ликутей Моаран нерелигиозным студентам. Одна из постоянных учениц говорила, что она приходит и ей нравится этот урок, несмотря на то, что она совершенная атеистка, и не верит в Б-га вообще
В моих глазах проблема веры религиозных в том, что вместо того, чтобы верить в Б-га, она превратилась в веру в самих себя, в правильность нашего пути, нашего мировоззрения, того, что мы из себя представляем.
Что такое вера? Атеисты верят в мир "кадмон", мир, который существует вечно и управляется законами природы. Вся идея разума – это найти закономерность и логику, и тем самым предвидеть будущее. У верующих, как известно, нет мозгов… Жизнь верующего – это жизнь "хидуш", когда каждый день все начинается заново, когда ты не знаешь, что будет завтра. "Если Б-г захочет – и метла выстрелит". Отбросить разум. Жить в мире прямой связи с Б-гом.
Мой папа смеялся, когда видел, как я молюсь. Он говорил мне – Менахем, ты не молишься, ты рубишь дрова… Ты становишься на молитву «Восемнадцать благословений», ты видишь перед собой цепь из 19 благословений, поднимаешь свой автомат и «вперед в атаку!»… Косишь их одну за одной… В конце молитвы ты делаешь три шага назад, оглядываешься – вокруг лежат трупы благословений. Ты прикончил молитву. Ты убил ее. Аплодисменты!
Как правило, мы считаем, что в фразе "Есть Б-г" есть отражение реальности. Есть Б-г в мире. И словами "Есть Б-г" мы утверждаем это. Реальность такова, что Б-г есть, и мы раскрываем это. Говорим о том, что реально существует. А что же атеисты, которые говорят что Б-га нет? – Они ошибаются. Ибо на самом деле Б-г есть. Я чувствую, что у рабби Нахмана есть вера другого сорта. Не вера, описывающая положение вещей в мире. Ибо, в определенном смысле, Б-га в мире нет. Он убрал (цимцум) себя отсюда. Однако, есть Б-г, который окружает все миры, который вне мира, и в него я верю, когда я преодолеваю все трудные вопросы.
Есть известная история о встрече Хазон Иш с Бен Гурионом. Хазон Иш утверждал, что во всех случаях, когда сталкиваются вопросы религии и государства, светские должны уступать, ибо по галахе, когда две телеги едут навстречу друг другу по одной дороге — пустая телега должна уступить дорогу полной. Эта история часто цитируется светскими евреями, которые говорят: "Кто сказал? Мы не "пустая телега"! У нас тоже есть ценности — сионизм, социализм, мораль и т.д."
Среди моих друзей — самые лучшие мои друзья не религиозны — есть давнишний спор: "досы" — религиозные — вообще люди или нет? Когда мы собираемся вместе и обсуждаем этот вопрос, я из тех, кто считают, что досы тоже люди, не все, но многие — и в качестве людей у них есть все обычные человеческие проблемы и комплексы. Однако у всех досов есть еще один общий комплекс. У всех, без исключения. Я не знаю ни одного доса, который был бы свободен от него. Этот комплекс "комплекс гвоздя". Что такое "комплекс гвоздя"? — "дафку оти" (прим. переводчика — непереводимая игра слов). Меня стукнули молотком по голове. Меня воспитали религиозным, и я дафук (стукнутый на голову). Я не свободен. У меня нет выбора. Меня поставили в такие условия, что я обязан быть религиозным. Обязан исполнять все слова Торы. Я не свободен.
"Что" – это вопрос о содержании, о сущности. Что ты из себя представляешь? Я еврей, религиозный, "кипа сруга", бахур йешива и т.д. Есть у меня различные характеристики. Мой характер, моя психология – это все часть моего "что". Но есть также сама личность. Это "кто" я. Человек – это не просто набор характеристик и дел. Есть также кто-то, кто за пределами этого всего. Много лет назад меня потрясло понимание того, что центральный вопрос в религиозном мире – это или ты воспринимаешь Вс-вышнего как "что" или как "кто".
Вс-вышний называется «маком». «Барух а-маком[1]». Благословен Тот, кто предоставляет место для существования мира и человека. И Его Тора также должна предоставлять место. Даровать свободу. Давать возможность. Дать возможность песне звучать.
Когда кто-то идет к тебе со скромностью и открытостью - он находит симпатию в твоих глазах. "И скромным даст хен - симпатию". Он пробуждает внутри тебя желание раскрыться ему. Скромность влечет за собой скромность. Напротив, если он приходит к тебе с позиции силы, давит на тебя, кричит на тебя - ты немедленно ответишь агрессией. Не раскроешься к тому, что он говорит. Почему не хотят слушать голос раввинов? - Потому что раввины требуют, чтобы их слушали. Ты приходишь к своему сыну, и требуешь от него, чтобы он вставал на молитву, требуешь от него исполнять галаху, чтобы он был религиозным - как правило он отталкивается от этого. Скорее всего он бросит все. Но скромность освобождает место в сердце того, кто напротив тебя. Если ты приходишь к нему, освобождая место в своем сердце для него - он услышит, освободит место в своем сердце для тебя
Зогар говорит, что тот, кто хочет понять мир тайного учения - пусть делает медитацию напротив свечи. Он увидит, как свеча окружена светом, облачающим ее.
Мир Торы полон разногласий. Мудрецы Талмуда спорят буквально по любому поводу. Кто-то пошутил на эту тему: «откуда мы знаем, что у мудрецов Талмуда было чувство юмора? — они сказали «мудрецы Торы умножают мир»…» Когда еврейское общество видит перед собой разногласия мудрецов Торы — это сотрясает его основы. Ибо вот один мудрец говорит так, а другой говорит иначе, и кто знает, как на самом деле… Простое сознание, что мои учителя передают мне ясную и простую истину, Слово Б-га — разрушается. Однако рабби Нахман видит в махлокет большое преимущество, поскольку «вакуум» который она создает, дает возможность построить новый мир. Когда есть только одна истина — ясная, понятная, сама собой разумеющеюся — нет места для создания нового знания, для того, чтобы начать строить новый мир. Когда есть разногласия — появляется место для новых духовных возможностей.

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру