151-180

151-я заповедь - запрещение есть "вторую десятину" в состоянии, называемом анинут (т.е. в день, когда умер один из ближайших родственников, по которому, согласно законам Торы, обязаны соблюдать траур). И об этом речение Ашема, да будет Он превознесен: "Не ел я в скорби моей от этого..." (Дварим 26:14). И сказано в мишне (Бикурим 2:2): "Вторую десятину и бикурим хозяева обязаны доставлять в Иерусалим, произнося там особое "провозглашение" ("Д." 131,132), и запрещено есть от них в состоянии анинут".

Из этого же речения (Дварим 26:14) выводится запрещение находящимся в состоянии анинут есть от любых святынь. И еще рассказано в Торе, что в день, когда умерли сыновья Аарона, Надав и Авиу, "говорил Аарон Моше: "Такое случилось со мною - если я съем от грехоочистительной жертвы сегодня, разве будет это угодно Ашему?" (Ваикра 10:19-20). И добавлено: "И выслушал его Моше и одобрил".

Законы, связанные с состоянием анинут, разъясняются в 8-ой главе трактата Песахим (91б) и во 2-ой главе трактата Зевахим (16а).

И тот, кто ест "вторую десятину" или иную освященную пищу, находясь в состоянии анинут, карается бичеванием.

152-я заповедь - запрещение расходовать деньги, на которые была "выкуплена вторая десятина" (Д 128), на что-либо, кроме еды и напитков. И об этом Его речение, запрещающее это: "...И не давал из этого для мертвеца" (Дварим 26:14). Объясняется в Сифри (Ки таво): "Не тратил из этих денег на изготовление гроба и савана".

И тот, кто истратил некую сумму из этих денег не на еду, пусть добавит на еду такую же сумму, как разъяснено в соответствующем месте (Маасэр шени 1:7).

В стихе сказано именно "для мертвеца" с тем, чтобы усилить запрет - как будто сказано: несмотря на то, что похоронить умершего - заповедь, тем не менее нельзя тратить на это деньги, на которые была выкуплена "вторая десятина".

И мне представляется, что поскольку Ашем, да будет Он превознесен, повелел тратить деньги "второй десятины" только на еду, как сказано: "И отдавай это серебро... за крупный и мелкий скот и за вино..." (Дварим 14:26), - тот, кто тратит эти деньги на что-либо, кроме продуктов, как будто отдает их "мертвецу", который не в состоянии извлечь из денег никакой пользы.

153-я заповедь - запрещение есть тэвель, т.е. плоды урожая, от которых не были отделены терума (Д 126) и десятины (Д 127-130). И об этом Его речение, да будет Он превознесен: "Пусть они не оскверняют святынь сынов Израиля, которые они возносят Ашему" (Ваикра 22:15). Тот, кто, преступив этот запрет, ел тэвель, подлежит смерти "от руки Небес". Указание на это заключается в следующем - сказано здесь: "...пусть они не оскверняют святынь сынов Израиля" и сказано по поводу левитов, которым запрещено есть от "первой десятины", не отделив от нее терумат маасэр для коэна (Д 129): "...и не оскверняйте святынь сынов Израиля, чтобы вам не умереть" (Бемидбар 18:32). И мы учим (методом гзера шава - НД 132), что, поскольку в обоих случаях запрещено "осквернять святыни сынов Израиля", то нарушивший запрет есть тэвель, подлежит смерти так же, как и левит, нарушивший запрет есть "первую десятину", не отделив терумат маасэр, как мы разъясняли (НД 133).

В трактате Макот (16б) сказано: "Может быть, наказанию подлежит только тот, кто ел плоды урожая, от которого вообще не совершено никаких отделений? Откуда нам известно, что наказанию подлежит также и тот, кто ел плоды, от которых уже отделена терума, но еще не отделен терумат маасэр, или уже отделена "первая десятина", но еще не отделены "вторая десятина" или даже десятина для бедных (не имеющая статуса "освященной пищи")? Тора говорит: "Нельзя тебе есть во вратах твоих десятины от твоих злаков и твоего вина, и твоего масла..." (Дварим 12:17); и сказал Ашем вслед за тем: "Когда завершишь отделение всех десятин от твоих плодов... и отдашь левиту, пришельцу, сироте и вдове, чтобы они ели во вратах твоих..." (Дварим 26:12). Поскольку в последнем стихе десятина для бедных ("пришельцу, сироте и вдове") включена в понятие "все десятины", то и запрет первого стиха распространяется также на плоды урожая, от которых еще не отделена десятина для бедных, ведь сказал Милосердный: "Нельзя тебе есть во вратах твоих десятины...(т.е. все десятины)".

Однако все сказанное относится только к наказанию бичеванием. Но смерти ("от руки Небес") подлежит только тот, кто вкушал плоды, не отделив от них теруму и терумат маасэр. Так левит, который ел "первую десятину", не отделив от нее терумат маасэр, подлежит смерти, ведь Ашем, да будет Он превознесен, повелев левитам отделять терумат маасэр, сказал: "...И не оскверняйте святынь сынов Израиля, чтобы вам не умереть". И в трактате Демай разъяснено, что в этом речении заключается запрет есть "первую десятину", не отделив от нее терумат маасэр, и нарушитель запрета подлежит смерти ("от руки Небес").

Итак, из сказанного ясно, что тот, кто ел плоды урожая, не отделив от них теруму и терумат маасэр, подлежит смерти, а запрет содержится в речении: "Пусть они не оскверняют святынь сынов Израиля...", как мы разъяснили, комментируя эту заповедь. Тот же, кто ел плоды, от которых уже отделены указанные виды терумы, но еще не отделены десятины, карается бичеванием, а запрет содержится в речении: "Нельзя тебе есть во вратах твоих десятины от твоих злаков и твоего вина, и твоего масла...". Помни это и не ошибайся в этом.

Законы, связанные с тэвелъ, разъясняются в нескольких местах трактатов Демай, Терумот и Маасрот.

154-я заповедь - запрещение изменять предписанный порядок отделения даров от нового урожая. Необходимо следовать установленной очередности. Например, когда собранная пшеница обмолочена и сложена в вороха, она приобретает статус тэвеля (НД 153). Тогда от собранного отделяют теруму (Д 126) - одну пятидесятую часть. Затем от оставшегося отделяют десятую часть - и вот "первая десятина" (Д 127), а от оставшегося после этого отделяют еще десятую часть - и вот "вторая десятина"(Д 128). Теруму передают коэну, "первую десятину" - левиту, а плоды "второй десятины" хозяева должны съесть в Иерусалиме. Именно в такой очередности совершается отделение.

Запрет изменять предписанный порядок отделения даров от нового урожая содержится в Его речении, да будет Он превознесен: "С первыми плодами твоего урожая и с его посвященной долей не запаздывай" (Шмот 22:28). В стихе как бы сказано: "не запаздывай" с отделением тех даров, которые должны быть отделены в первую очередь.

В мишне трактата Терумот (3:6) указано: "Тот, кто отделяет бикурим позже, чем теруму, теруму позже, чем "первую десятину", или "первую десятину" позже, чем "вторую десятину", преступает заповедь "Не делай", ведь сказано: "С первыми плодами твоего урожая и с его посвященной долей не запаздывай"; и тем не менее совершенное им отделение остается в силе".

И говорится в Мехильте (Мишпатим): "Первые плоды" - это бикурим, отделенные от первых плодов (Д 125), а "посвященная доля" - это терума; "не запаздывай" - не отделяй "вторую десятину" раньше первой, первую десятину раньше терумы, теруму раньше бикурим". И там же сказано: "Тот, кто отделил бикурим позже, чем теруму, или "первую десятину" позже, чем вторую, - несмотря на то, что он преступил заповедь "Не делай", совершенное им отделение остается в силе".

А в начале трактата Тмура (4а) разъясняется, что нарушивший очередность отделения не карается бичеванием.

155-я заповедь - запрещение задерживать принесение жертв, которые мы добровольно обязались принести или обязаны принести согласно закону Торы. И об этом Его речение, да будет Он превознесен: "Если дашь обет Ашему, своему Б-гу, не замедли его исполнить" (Дварим 23:22). И устная традиция разъясняет (Рош ашана 46), что тот, кто задерживается с принесением жертвы, не преступает этот запрет до тех пор, пока не минуют шлоша регалим (три праздника: Песах, Суккот и Шавуот /Д 52/).

Законы, связанные с выполнением этой заповеди, разъясняются в начале трактата Рош ашана (4-66).

156-я заповедь - запрещение приходить в Храм на праздники (шлоша регалим), не приводя с собой жертвенного животного для совершения жертвоприношения. И об этом Его речение, да будет Он превознесен: "И пусть не являются перед Моим лицом с пустыми руками" (Шмот 23:15). Но приходящий на праздник должен привести с собой жертвенных животных, как минимум, для жертвы всесожжения и мирной жертвы.

Законы, связанные с выполнением этой заповеди, разъясняются в трактате Хагига (гл.1). Женщины не обязаны выполнять эту заповедь.

157-я заповедь - запрещение нарушать свое обязательство, произнесенное вслух, даже если оно дано без клятвы. Такое обязательство называется обет (недер). Например, человек говорит: если случится то-то и то-то или если я поступлю так-то и так-то, то мне будет запрещено пользоваться всеми плодами в мире или всеми плодами в этом городе, или мне нельзя будет есть такую-то определенную пищу: вино, молоко, рыбу и т.п.; или же мне будет запрещено пользоваться услугами моей жены, - все подобные обеты человек обязан исполнить.

Запрет нарушать подобные обязательства содержится в Его речении: "...Не должен он нарушать своего слова" (Бемидбар 30:3). И объясняется (Сифри): "Если человек принял на себя обязательство - обязан исполнить".

И сказано в трактате Швуот (25б): "Не выполнивший обет, - преступает заповедь "...Не должен он нарушать своего слова".

В Сифри объясняется: "Если человек дал обет принести определенную жертву и не принес, а тем временем миновали три праздника (НД 155) - то он преступает и заповедь "...Не должен он нарушать своего слова", и заповедь "Если дашь обет Ашему, своему Б-гу, не замедли его исполнить" (Дварим 23:22). И так же со всеми обетами, подобными жертвам, - например, обет передать что-либо в сокровищницу Храма, пожертвовать на благотворительность или для нужд синагоги и т.п.

И тот, кто нарушает свой обед, совершив действие, которое обязался не совершать, карается бичеванием.

Законы, связанные с выполнением этой заповеди, полностью разъяснены в трактате Недарим.

158-я заповедь - запрещение коэну брать в жены блудницу. И об этом речение Ашема: "Женщину блудницу и профанированную пусть они не берут" (Ваикра 21:1).

Коэн, взявший в жены подобную женщину и вступивший с ней в близость, карается бичеванием.

159-я заповедь - запрещение коэну брать в жены профанированную женщину (халала), т.е. женщину, вступившую в запрещенную близость с коэном или родившуюся от брака между коэном и запрещенной ему женщиной. И об этом речение Ашема: "Женщину блудницу и профанированную пусть они не берут" (там же).

Коэн, взявший в жены подобную женщину и вступивший с ней в близость, карается бичеванием.

Сто шестидесятая заповедь - запрещение коэну брать в жены разведенную женщину. И об этом речение Ашема: "Женщину, отверженную своим мужем, пусть они не берут" (там же).

Коэн, взявший в жены подобную женщину и вступивший с ней в близость, карается бичеванием.

161-я заповедь - запрещение первосвященнику брать в жены вдову. И об этом речение Ашема, да будет Он превознесен: "Вдову и разведенную, и профанированную, и блудницу пусть он не берет" (там же 21:14).

В трактате Кидушин (77а) объяснено, что запрет относительно разведенной, профанированной и блудницы повторен в этом речении для того, чтобы научить нас: если первосвященник берет в жены женщину, которая является одновременно и вдовой, и разведенной, и блудницей, и профанированной, - он наказывается бичеванием четырехкратно (4 раза по 39 ударов), а простой коэн в таком случае наказывается троекратно.

Там (в трактате Кидушин) написано: "Первосвященник, взявший в жены вдову, разведенную, профанированную и блудницу, - если порядок именно такой - карается бичеванием за нарушение каждого из запретов отдельно". И разъяснено, что речь идет о совмещении всех этих свойств в одной женщине. А сказав "если порядок именно такой", мудрецы имели в виду, что женщина приобрела все эти свойства именно в той последовательности, которая указана в стихе Торы: т.е. сначала она стала вдовой, затем, вступив в новый брак, получила развод, затем уже, вступив в запрещенную близость с коэном, приобрела статус "профанированной", и наконец, вступив в какую-либо иную запрещенную Торой близость, приобрела статус "блудницы". И если первосвященник берет в жены такую женщину, за одну запретную близость с ней он карается бичеванием четырехкратно.

У нас действует правило, что, когда человек сразу преступает несколько запретов Торы, наказания за эти преступления суммируются только в трех следующих случаях: первый - если одним действием нарушаются несколько запретов последовательно и последующее преступление более серьезно, чем предыдущие; второй - если последовательно нарушаются все более широкие запреты; третий - если несколько запретов нарушаются одним действием одновременно, как мы разъясняли в соответствующем месте, в нашем комментарии к трактату Критот (3:4). И в данном примере: если женщина, запрещенная первосвященнику, приобрела все перечисленные свойства именно в порядке, указанном в стихе Торы, получается, что каждый последующий запрет более строг, чем все предыдущие, как разъяснено там.

Если же первосвященник последовательно нарушает эти запреты, вступая в близость с несколькими женщинами: например, сначала с вдовой, затем с другой женщиной - профанированной, потом с третьей - блудницей, и наконец, с четвертой - разведенной, совершенно ясно, что он карается бичеванием за нарушение каждого из запретов в отдельности.

И возможно, вы возразите мне, сказав: у нас существует принцип, заключающийся в том, что за нарушение "обобщающего запрета" не наказывают более одного раза - почему же в данном случае первосвященника наказывают несколько раз, ведь все четыре запрета включены в одно речение и в единый запрет (21:14)?

Знай, что именно поэтому для первосвященника повторен запрет относительно разведенной, блудницы и профанированной женщины - чтобы сообщить нам, что первосвященник в этом отношении подобен обычным коэнам, которые караются за нарушение каждого из этих запретов в отдельности.

А обычные коэны караются за нарушение каждого из этих запретов в отдельности, потому что один из этих запретов выделен в особую заповедь "Не делай" - именно для того, чтобы указать, что и остальные представляют из себя отдельные заповеди, - и это Его речение: "Женщину, отверженную своим мужем, пусть они не берут" (Ваикра 21:7). И точно так же, как коэн карается за нарушение запрета брать в жены разведенную, он карается за нарушение запрета брать в жены блудницу и брать в жены профанированную - за нарушение каждого запрета в отдельности.

И об этот сказали мудрецы в трактате Кидушин (77б): "Как обычному коэну разведенная, профанированная и блудница запрещены тремя отдельными запретами, точно так же они запрещены первосвященнику - тремя отдельными запретами". И там же разъяснено, что если коэн последовательно нарушает эти запреты, вступая в близость с несколькими женщинами, он карается бичеванием за каждую из них - вне зависимости от того, были ли нарушены эти запреты в порядке, указанном в стихе Торы, или нет.

Итак, мы выяснили, что каждый из этих запретов - самостоятельная заповедь, и поэтому за нарушение каждого из запретов следует отдельное наказание.

И там (Кидушин 78а) разъясняется, что коэн карается за нарушение одного из этих запретов только после того, как, взяв в жены одну из запрещенных ему женщин, вступит с ней в близость. И вот слова мудрецов: "Вступил в близость - карается бичеванием, не вступил - не карается, потому что написано: "Вдову и разведенную, и профанированную, и блудницу пусть он не берет... и нельзя ему бесчестить семени своего..." (Ваикра 21:14-15). Почему ему запрещено "брать" такую жену? Чтобы не "бесчестить семени своего".

Законы, связанные с выполнением этих четырех заповедей, полностью разъяснены в трактатах Йевамот и Кидушин.

162-я заповедь - запрещение первосвященнику вступать в близость с вдовой, даже не беря ее в жены. И об этом речение Ашема, да будет Он превознесен: "...И нельзя ему бесчестить семени своего..." (Ваикра 21:15).

Обычному коэну запрещен именно брак с указанными женщинами, поскольку в стихе сказано: "Женщину блудницу и профанированную пусть они не берут, и женщину, отверженную своим мужем, пусть они не берут" (Ваикра 21:7); "не берут" - имеется в виду "не берут в жены". Вместе с тем, нарушитель не подлежит наказанию до тех пор, пока не вступит в близость с такой женой, как мы разъясняли выше (НД 158-160).

Но если коэн вступает в близость с одной из запрещенных ему женщин, не заключая с ней брака, он не подлежит наказанию, поскольку на подобную близость данные запреты Торы не распространяются (НД 161), - и тем не менее, поступать так запрещено, и в результате такой близости женщина становится "профанированной".

Однако к первосвященнику обращены два запрета Торы, первый из которых: "Вдову и разведенную, и профанированную, блудницу пусть он не берет..." (Ваикра 21:14) - это запрещение "брать" в жены; и второй: "...нельзя ему бесчестить семени своего" - это запрещение вступать в близость, даже не заключая брака.

Сказано в трактате Кидушин (78а): "Рава признает, что если первосвященник вступает в близость с вдовой, даже не заключая с ней брака, он карается бичеванием, ведь сказал Милосердный: "...нельзя ему бесчестить семени своего", а этот бесчестил". И там же разъяснено: "Первосвященник, взявший в жены вдову, карается бичеванием дважды: получает 39 ударов за нарушение запрета "пусть он не берет" и 39 ударов за нарушение запрета "нельзя ему бесчестить семени своего".

Под этот запрет подпадает только близость с вдовой, поскольку вдова запрещена исключительно первосвященнику и разрешена обычному коэну, а в результате близости с первосвященником она приобретает статус "профанированной" и становится запрещенной для других коэнов. Однако в отношении разведенной, блудницы и профанированной на первосвященника распространяются те же запреты Торы, что и на каждого коэна, поскольку эти женщины запрещены всем коэнам в равной степени.

163-я заповедь - запрещение вступать в Святилище коэнам, отрастившим волосы, подобно скорбящим, которые не стригутся в течение 30-ти дней. И об этом речение Ашема, да будет Он превознесен: "Волос ваших не распускайте" (Ваикра 10:6). В переводе Торы на арамейский язык разъяснено: "не отращивайте ваших волос". И пророк Йехезкель добавляет, говоря о законах, связанных с коэнами: "И головы своей пусть не бреют, и волос не отращивают, пусть остригают головы свои" (Йехезкель 44:20).

И еще одним подтверждением того, что в речении "Волос ваших не распускайте" запрещается именно отращивать волосы, подобно скорбящим, служит комментарий на речение Ашема относительно прокаженного. Сказано в Торе: "Волосы его должны быть распущены..." (Ваикра 13:45), и поясняется в Сифре: "волосы прокаженного должны быть длинными и растрепанными (как у скорбящего по умершему)".

И еще сказано в Сифре: "Волос ваших не распускайте" - не отращивайте ваших волос".

Этот запрет повторен также по отношению к первосвященнику: "Коэн же высший из братьев своих... волос на голове своей пусть не распускает" (Ваикра 21:10).

Если бы запрет не был повторен, мы бы могли подумать, что повеление "Волос ваших не распускайте" было дано сыновьям Аарона Элазару и Итамару именно потому, что они находились в трауре по умершим братьям (а Ашем запретил коэнам придерживаться обычных законов траура), однако коэну, не пребывающему в трауре, отращивать волосы разрешено. Поэтому-то Писание повторяет запрет в отношении первосвященника, и указывает причину запрета - чтобы коэн был прекрасен в своем служении.

Коэн, который преступив этот запрет, несет служение с "распущенными" (т.е. не стриженными более 30 дней) волосами, подлежит смерти.

Среди нарушителей законов Торы, подлежащих смерти "от руки Небес" (Санхедрин 83а), назван также "коэна, который нес служение с распущенными волосами", ведь написано: "И сказал Моше Аарону и Элазару, и Итамару, сынам его: волос ваших не распускайте и одежд ваших не раздирайте, дабы вы не умерли" (там же).

Если же коэн с распущенными волосами входит в Храм, но не несет там служения, - он преступает запрет Торы, однако смерти за это не подлежит.

164-я заповедь - запрещение коэнам входить в Святилище в разорванных одеждах. И об этом речение Ашема: "...И одежд ваших не раздирайте, дабы вы не умерли" (Ваикра 10:6). И сказано в Сифре: "Одежд ваших не раздирайте" - не рвите ваших одежд".

И этот запрет также повторен по отношению к первосвященнику: "...И одежд своих пусть не раздирает" (там же 21:10). И знай, что запрет повторен, чтобы научить нас: первосвященнику запрещено разрывать одежды по умершему родственнику даже не в час служения.

В Сифре (Эмор) объясняется: "...Волос на голове своей пусть не распускает и одежд своих пусть не раздирает" - по умершему; пусть не отращивает волос и не разрывает одежд по умершему - подобно другим скорбящим. Как же он выполняет заповедь разорвать одежды по умершему? Первосвященник разрывает одежду внизу (в месте, где это не так заметно), а обычный коэн - вверху".

Коэн, который преступив этот запрет, несет служение в разорванной одежде, подлежит смерти, как и нарушивший запрет служить с "распущенными" волосами. Если же коэн входит в разорванной одежде в Святилище (но служения не несет), он преступает запрет Торы (однако смерти не подлежит).

И только первосвященнику запрещено отращивать волосы и разрывать одежды, даже если он не входит в Святилище, и в этом заключается различие между ним и обычным коэном при выполнении данной заповеди.

165-я заповедь - запрещение коэнам покидать Святилище в час служения. И об этом Его речение: "И за двери Соборного Шатра не выходите, а то умрете, ведь масло помазания Ашема на вас" (Ваикра 10:7).

Этот запрет также повторен по отношению к первосвященнику - Ашем повелел: "И из Святилища нельзя ему выходить - и не осквернит он Святилище своего Б-га" (там же 21:12).

Сказано в Сифре (Шмини): "И за двери Соборного Шатра не выходите" - может быть, и в час служения, и не в час служения? Тора говорит: "И из Святилища нельзя ему выходить - и не осквернит он Святилище своего Б-га" - т.е. коэну запрещено прерывать служение, чтобы этим не осквернить Святилище. "...Ведь масло помазания Ашема на вас" - может быть, запрет касается только Аарона и его сыновей, которые были помазаны священным маслом, и только они, если покидают Святилище в час служения, подлежат смерти. Откуда известно, что запрет распространяется на всех коэнов во всех поколениях? Тора говорит: "Ведь масло помазания Ашема на вас" (т.е. помазание, совершенное для Аарона и его сыновей, остается в силе для всех его потомков, как сказано /Шмот 40:15/: "Стало помазание их правом вечного священства в роды их").

И знай, что для первосвященника существует дополнительный запрет: ему нельзя сопровождать похоронную процессию - и в этом прямой смысл стиха "И из Святилища нельзя ему выходить" (ведь написано: "И ни к какому умершему не должен он подходить... и из Святилища нельзя ему выходить - и не осквернит он Святилище своего Б-га"). И во второй главе трактата Санхедрин (18а) разъясняется, что если у первосвященника умер даже близкий родственник, то он в похоронной процессии не участвует. А выучили мудрецы этот закон как раз из стиха "...Из Святилища нельзя ему выходить".

И из этого же стиха можно сделать вывод, что первосвященнику разрешено продолжать служение даже в тот день, когда умер его близкий родственник.

Так сказали мудрецы в трактате Санхедрин (84а): "Из Святилища нельзя ему выходить - и не осквернит он Святилище своего Б-га", - речь идет именно о первосвященнике, тогда как обычный коэн оскверняет Святилище в том случае, если в день, когда умирает его близкий родственник, продолжает служение и не покидает Святилище", - т.е. обычному коэну, наоборот, запрещено нести служение в день смерти близкого родственника.

Этот закон разъяснен в конце трактата Орайот (126): обычному коэну запрещено нести служение в день смерти близкого родственника, а первосвященнику предписано продолжить служение даже в этот день скорби.

Из всего сказанного ясно, что слова "...и не осквернит он Святилище своего Б-га" - это не запрет, а констатация того, что служение первосвященника не оскверняет Святилище, даже в том случае, когда он совершает служение в день смерти своего близкого родственника. Т.е. Писание говорит "...и не осквернит он Святилище своего Б-га" с целью разъяснить причину запрета: "...Из Святилища нельзя ему выходить" - чтобы не прерывать служение и не осквернять Храм.

Таким образом, из речения "...и не осквернит он Святилище" невозможно извлечь никакой самостоятельной заповеди - ни в отношении обычного коэна, ни в отношении первосвященника, как это ясно тому, кто разобрался в "принципах", предпосланных данному сочинению (см. "8-ой принцип").

И мы видели, что все три вышеприведенных запрета - "Волос на голове своей пусть не распускает, и одежд своих пусть не раздирает... и из Святилища нельзя ему выходить" (Ваикра 21:10,12) - повторены относительно первосвященника только для того, чтобы прояснить определенные детали этих законов. Но это те же самые три заповеди "Не делай", что и запреты "Волос ваших не распускайте и одежд ваших не раздирайте... и за двери Соборного Шатра не выходите" (там же 10:6-7).

В час, когда Элазар и Итамар были потрясены смертью своих братьев, Надава и Авиу, наш учитель Моше известил их, что даже в таком великом горе им нельзя нарушать всех этих запретов: нельзя распускать волосы, разрывать на себе одежды и покидать Святилище, прерывая служение. А затем Писание повторяет запрет в отношении первосвященника - для того, чтобы разъяснить, что запрещено покидать Святилище именно в час служения. И то, что коэн подлежит смерти только в том случае, если он покинул Святилище именно в час служения, мы узнаем из стиха: "И из Святилища нельзя ему выходить - и не осквернит он Святилище своего Б-га", как мы разъясняли.

И несмотря на то, что речения, обращенные к первосвященнику, накладывают на него особые, дополнительные, запреты, только его касающиеся, - тем не менее, в соответствии с принципами, приведенными в предисловии (см."9-ый принцип"), они не являются отдельными заповедями: ведь основное содержание этих речений - ограничить запреты, за нарушение которых коэн подлежит смерти, именно часами его служения. Пойми это.

166-я заповедь - запрещение коэну становиться ритуально нечистым, участвуя в погребении кого-либо, кроме ближайших родственников, перечисленных в Писании. И об этом речение Ашема, да будет Он превознесен: "Скажи коэнам, сынам Аарона...: никто из них пусть не оскверняется прикосновением к умершим из своего народа. Только ближайшими родственниками: матерью, отцом, сыном и дочерью, братом и сестрой... не бывшей замужем, можно ему оскверняться" (Ваикра 21:1-3).

И коэн, который, нарушив этот запрет, "осквернился" другими умершими, кроме шести, заповеданных ему Торой, - карается бичеванием.

Эта заповедь не распространяется на женщин. Устная традиция разъясняет (Сифра, Эмор): "...Сынам Аарона", но не дочерям Аарона".

167-я заповедь - запрещение первосвященнику находиться под одной крышей с умершим, и даже с умершим из ближайших родственников, в погребении которых обычным коэнам заповедано участвовать. И об этом речение Ашема: "И ни к какому умершему не должен он подходить" (Ваикра 21: 11).

И если первосвященник "осквернил себя" даже умершим отцом или матерью, он карается бичеванием.

168-я заповедь - запрещение первосвященнику, принимать ритуальную нечистоту от любого умершего и любым образом: прикасаясь к нему или поднимая ложе, на котором находиться тело умершего. И об этом речение Ашема: "...И отцом и матерью пусть не оскверняет себя" (там же).

Ты можешь подумать, что запрет, выраженный в этом речении, представляет собой ту же заповедь, что и предыдущий (НД 167), а слова "...отцом и матерью пусть не оскверняет себя" только поясняют и конкретизируют более общий запрет "Ни к какому умершему не должен он подходить". Но это не так - это две самостоятельных заповеди: первая - "не должен он подходить" (запрет находиться с умершим под одной крышей), а вторая - "пусть не оскверняет себя" (запрет принимать ритуальную нечистоту, прикасаясь к умершему или поднимая ложе, на котором он находится). И сказано в Сифре (Эмор): "Первосвященник карается за нарушение запретов "не должен он подходить" и "пусть не оскверняет себя" - за нарушение каждого по отдельности".

И еще установили мудрецы с помощью метода гзера шава, что обычному коэну так же запрещено преступать запрет "не должен он подходить". Сказано (Сифра, Эмор): "Первосвященнику запрещено становиться ритуально нечистым от умерших, и к нему обращены два запрета Торы: "не должен он подходить" и "пусть не оскверняет себя". И поскольку обычному коэну тоже запрещено принимать ритуальную нечистоту от умерших, действие запрета "не должен он подходить" распространяется на него (ведь, согласно закону Торы, пребывающий с умершим под одной крышей становится ритуально нечистым, даже не прикасаясь к его телу и не приподнимая его ложа).

По причине, разъясненной во "2-ом принципе", мы не выделяем запрет обычному коэну находиться под одной крышей с умершим в качестве самостоятельной заповеди (поскольку этот запрет не выражен в Торе прямо, но выводится с помощью одного из "13 методов толкования"). Однако в отношении первосвященника это две самостоятельные заповеди, так как каждый из запретов выражен в отдельном речении — "не должен он подходить" и "пусть не оскверняет себя"; и речение "не должен он подходить" запрещает первосвященнику иные действия, чем речение "пусть не оскверняет себя", как нам разъяснили носители традиции, сказав: "Первосвященник карается за нарушение запретов "не должен он подходить" и "пусть не оскверняет себя" - за нарушение каждого по отдельности".

169-я заповедь - запрещение колену Леви брать надел в Земле Израиля. И об этом Его речение, да будет Он превознесен: "Да не будет у .коэнов и левитов, у всего колена Леви, доли и надела среди Израиля" (Дварим 18:1).

Сто семидесятая заповедь - запрещение всему колену Леви принимать участие в дележе добычи, полученной при завоевании Земли Израиля. И об этом Его речение, да будет Он превознесен: "Да не будет у коэнов и левитов, у всего колена Леви, доли и надела среди Израиля" (там же). И сказано в Сифри (Шофтим): "Доли" - при разделе добычи, "надела" - при разделе земли".

И возможно, ты возразишь мне, сказав: почему ты учитываешь эти запреты - запрет брать надел в Земле Израиля и запрет брать долю в добыче - в качестве двух самостоятельных заповедей, ведь оба они выражены в одном речении, и это - лав шебихлапут (обобщающий запрет Торы), который, как разъяснено в предисловии (9-ый принцип), учитывается в качестве одной заповеди?!

Знай, что, поскольку один из этих запретов выражен также и в отдельном речении - "Надела не будет у него среди его братьев" (Дварим 18:2), мы видим: это две самостоятельные заповеди. Одна из них - запрет получать долю от добычи, выраженный в речении "Да не будет у коэнов и левитов, у всего колена Леви, доли... среди Израиля", а другая - запрет брать надел в Земле Израиля, выраженный также и в речении "Надела не будет у него среди его братьев".

И оба эти запрета повторены в отношении коэнов. И об этом Его речение, да будет Он превознесен, обращенное к Аарону: "В земле их не получишь надела, и доли не будет у тебя среди них - Я - твоя доля и твой надел среди сынов Израиля" (Бемидбар 18:20). И объяснено (Сифри, Корах): "В земле их не получишь надела" - в час раздела земли; "...и доли не будет у тебя среди них" - при разделе военной добычи".

И возможно, тебе покажется, что два эти запрета, обращенные к коэнам, так же должны учитываться в качестве двух самостоятельных заповедей.

Знай, что поскольку более широкий запрет обращен ко "всему колену Леви", он распространяется также и на коэнов. А повторен запрет в отношении коэнов только для усиления. И подобно этому, в большинстве случаев, когда тот или иной запрет повторен в Писании в отношении некой частности, которая уже включена в более общий запрет, - это сделано для того, чтобы усилить общий запрет или дополнить его, если закон не постигается полностью из одного речения.

И если бы мы учитывали запрет, обращенный к Аарону, - "В земле их не получишь надела, и доли не будет у тебя среди них" - в качестве самостоятельной заповеди, наряду с заповедями "Да не будет у коэнов и левитов, у всего колена Леви...", - то тогда мы должны были бы учитывать и запрет брать в жены разведенную, профанированную и блудницу, обращенный к первосвященнику (НД 161), в качестве трех самостоятельных заповедей, помимо трех аналогичных заповедей, обращенных ко всем коэнам (НД 158-160), и, следовательно, включающих также первосвященника. А если кто-то скажет, что так, действительно, и следует вести счет, заметим ему: в таком случае, мы вынуждены будем признать, что первосвященник, взявший в жены разведенную, карается бичеванием дважды - один раз за то, что он нарушил запрет, обращенный ко всем коэнам, а он тоже коэн; второй раз за то, что он нарушил дополнительный запрет, обращенный только к первосвященнику. Однако в трактате Кидушин (77а) уже разъяснено, что коэн, взявший в жены разведенную, наказывается лишь однократно (т.е. получает 39 ударов). Из этого следует, что в расчет принимается только более широкий запрет, а все прочие, более узкие, запреты лишь добавляют какие-либо нюансы к закону и дополняют его, как мы разъясняли, комментируя 161-ю и 165-ю запрещающие заповеди.

И к этому же разряду относятся запреты , обращенные к коэнам: "Да не делают они плеши на голове своей и краев бороды пусть не обривают, и на теле не делают надрезов" (Ваикра 21:5), - ведь все три этих запрета обращены в других речениях ко всему народу Израиля (НД 171,44-45). Ашем сказал: "Не порть края своей бороды" (Ваикра 19:27), "Плеши не делайте над глазами своими по умершим" (Дварим 14:1), "Царапин по умершим не делайте на своем теле" (Ваикра 19:28). И эти запреты повторены в отношении коэнов только для того, чтобы дополнить соответствующие законы, как разъяснено в конце трактата Макот (20а), где подвергнуты анализу три эти заповеди.

И если запреты, обращенные к коэнам, были бы самостоятельными заповедями, а не просто дополняли бы более общие запреты, - то тогда коэн, нарушивший какой-либо из этих запретов, карался бы бичеванием дважды: один раз в качестве еврея и еще раз в качестве коэна, - но это не так: за нарушение каждого из этих запретов коэн наказывается лишь однократно, подобно любому еврею, как разъяснено в соответствующем месте.

Пойми этот принцип и следуй ему.

171-я заповедь - запрещение, скорбя по умершим, рвать волосы на голове, как это делают неразумные. И об этом Его речение, да будет Он превознесен: "Плеши не делайте над глазами своими по умершим" (Дварим 14:1).

Этот запрет повторен в Торе по отношению к коэнам - "Да не делают они плеши на голове своей" (Ваикра 21:5), - для того чтобы дополнить понимание закона. Ведь если бы было написано только "над глазами своими", мы бы сделали заключение, что запрещено рвать волосы только надо лбом. Поэтому Писание разъясняет: "на голове своей" - т.е. запрещено рвать волосы по всей голове так же, как "над глазами".

Но если бы было сказано только "Да не делают они плеши на голове своей", мы бы решили, что тот, кто вырывает волос на голове, подлежит наказанию не только, когда он совершает это, скорбя по умершему, но и в любом другом случае. Поэтому Писание разъясняет: "по умершим".

И тот, кто, вырывая волосы, обнажает на голове плешь размером с крупинку, карается бичеванием, но только в том случае, если он совершает это, скорбя по умершему. И первосвященник, и простой еврей караются бичеванием за каждую плешь указанного размера в отдельности.

И другие запреты - "...И краев бороды пусть не обривают, и на теле не делают надрезов" (там же) - повторены по отношению к коэнам тоже для того, чтобы дополнить понимание этих законов, как разъяснено в конце трактата Макот (20а).

172-я заповедь - запрещение есть мясо нечистого скота и нечистых диких животных. И об этом Его речение, да будет Он благословлен: "Только этих не ешьте из отрыгивающих жвачку и имеющих раздвоенное копыто с глубоким разрезом: верблюда, и зайца, и дамана, так как жвачку они отрыгивают, но копыта у них не раздвоены, - нечисты они для вас - и свинью, потому что, хотя копыта у нее раздвоены, но жвачки она не жует - нечиста она для вас" (Дварим 14:7-8).

Однако относительно других нечистых животных в Торе не содержится прямого запрета. И только из того, что сказано:

"Всякое животное с раздвоенным копытом и с разрезом на копыте, делящим его надвое, из скота, отрыгивающего жвачку, - это можете есть" (там же 14:6), мы делаем вывод: все животные, у которых нет обоих этих признаков вместе, запрещены в пищу. Но мы уже разъясняли, что запрет, логически вытекающий из заповеди "Делай", остается в статусе заповеди "Делай"; и у нас принят принцип: запрет, вытекающий из предписывающей заповеди - та же предписывающая заповедь, и за нарушение такого запрета бичеванием не наказывают.

И тем не менее, тот, кто ел мясо других видов нечистого скота или диких животных, все же подлежит наказанию бичеванием, поскольку его действия подпадают под запрет, выводимый из слов Торы с помощью метода каль вахомер ("тем более": т.е. закон, заповеданный Торой для определенного случая, может быть распространен на иную ситуацию, которая дает еще большие основания для применения данного закона). Мы делаем следующее заключение: если уж тот, кто ел мясо верблюда или свиньи, карается бичеванием, несмотря на то, что у этих животных есть один из признаков чистоты, то тот, кто ел мясо животных, не имеющих никаких признаков чистоты, тем более - каль вахомер - подлежит наказанию бичеванием.

И послушай, что об этом сказано в Сифре (Шмини): "Всякое животное с раздвоенным копытом и с разрезом на копыте, делящим его надвое, из скота, отрыгивающего жвачку, - это можете есть" - т.е. этих вам разрешено есть, а нечистые животные запрещены в пищу. Но ведь запрет, вытекающий из повеления, - это та же заповедь "Делай"! А в каком речении содержится заповедь "Не делай"? Тора говорит: "Только этих не ешьте...: верблюда, и зайца, и дамана - нечисты они для вас; и свинью - ... нечиста она для вас". Запрет Торы касается только этих животных - откуда же известно, что и остальные нечистые животные запрещены в пищу? Мы учим это с помощью метода коль вахомер: если уж Тора заповедью "Не делай" запрещает есть животных, имеющих один из признаков чистоты, то тем более - каль вахомер - запрещено той же заповедью "Не делай" есть животных, не имеющих ни одного из признаков чистоты".

Итак, верблюд, заяц, даман и свинья запрещены нам речением Ашема, а запрет относительно других нечистых животных выводится из этого речения методом коль вахомер. Получается, что, с одной стороны, этот запрет выводится логическим путем из заповеди "Делай", содержащейся в речении "...Это можете есть", и в таком случае он остается в статусе заповеди "Делай"; с другой стороны - он выводится методом каль вахомер из заповеди "Не делай", содержащейся в речении "Только этих не ешьте...", и в таком случае он приобретает статус заповеди "Не делай".

Но в данном случае каль вахомер служит только для того, чтобы показать: в данном речении - "Только этих не ешьте..." - содержится запрет, уже известный нам из другого речения - "...Это можете есть". И подобную же функцию выполняет каль вахомер в законе, запрещающем близость с дочерью (НД 336), как разъясняется в соответствующем месте (Санхедрин 76а).

Из всего вышесказанного следует, что тот, кто ел мясо какого-либо вида нечистого скота или нечистых диких животных - и съел кусок размером не меньше, чем кезайт (30 мл.), согласно закону Торы, карается бичеванием. Знай это.

173-я заповедь - запрещение есть от нечистых рыб. И об этом Его речение о подобных видах рыб: "Все же, у которых нет плавников и чешуи... мерзостью будут они для вас - мяса их не ешьте" (Ваикра 11:10-11).

И съевший от их мяса кусок размером не меньше, чем кезайт, карается бичеванием.

174-я заповедь - запрещение есть мясо нечистых птиц. И об этом Его речение о подобных видах птиц: "А этих птиц должны вы гнушаться, нельзя их употреблять в пищу..."

(там же 11:13). И съевший от их мяса кусок размером не меньше, чем кезайт, также карается бичеванием.

Законы, связанные с выполнением этой заповеди - а также двух предыдущих, разъяснены в третьей главе трактата Хулин (59а-66б).

175-я заповедь - запрещение есть летающих насекомых, например, мух, пчел, ос и подобные им виды. И об этом речение Ашема, приведенное во Второзаконии: "И всякие летающие насекомые нечисты для вас, не следует их есть"

(Дварим 14:19).

И сказано в Сифри: "И всякие летающие насекомые... не следует их есть" - заповедь "Не делай". И тот, кто ест таких насекомых, карается бичеванием.

176-я заповедь - запрещение есть ползающих насекомых, например, червей, нелетающих жучков и подобные виды, называемые шерец аарец (земляные насекомые). И об этом Его речение, да будет Он превознесен: "И всякое насекомое, копошащееся в земле, - мерзость, не следует есть его" (Ваикра 11:41).

И тот, кто ел даже мельчайшую часть от такого насекомого, карается бичеванием.

177-я заповедь - запрещение есть насекомых, размножающихся неполовым путем в плесени. И об этом Его речение: "И не оскверняйте душ ваших никакими насекомыми, кишащими на земле" (там же 11:44).

И сказано в Сифре (Шмини): "Насекомые, кишащие на земле" - размножающиеся неполовым путем.

И в этом заключается различие между словами Торы "насекомое, копошащееся в земле" и словами "насекомые, кишащие на земле". Насекомые, "копошащиеся в земле", размножаются половым путем, а "кишащие на земле" - неполовым путем в плесени.

И тот, кто ел таких насекомых, карается бичеванием.

178-я заповедь - запрещение есть насекомых, которые рождаются внутри семян или внутри плодов, а затем, развившись, выбираются на поверхность семени или плода. И если уже развившееся насекомое было обнаружено внутри семени или плода, есть его так же запрещено; и тот, кто ел от него, карается бичеванием.

И об этом речение Ашема: "Всяких насекомых, ползающих по земле, не ешьте - мерзость они" (там же 11:42). И объясняется в Сифре (Шмини): "В этом речении Тора запрещает есть насекомых, которые, зародившись и развившись в семени или плоде, выползли из него "на землю", а потом возвратились внутрь семени или плода".

179-я заповедь - запрещение есть любых пресмыкающихся и насекомых: летающих, плавающих или ползающих. И об этом Его речение, да будет Он превознесен: "Не оскверняйте душ ваших никаким пресмыкающимся, насекомым..." (там же 11:43).

Это самостоятельная заповедь "Не делай", и нарушивший ее карается бичеванием.

И есть полагающие, что, поскольку этот широкий запрет включает в себя другие запреты, то съевший "земляное насекомое" (НД 176), карается бичеванием дважды: (39 ударов) за нарушение запрета "И всякое насекомое, копошащееся в земле... не следует есть его" (там же 11:41) и (39 ударов) за нарушение запрета "Не оскверняйте душ ваших никаким пресмыкающимся, насекомым...".

И тот, кто ел летающее насекомое, наказывается дважды: за нарушение запрета "И всякие летающие насекомые нечисты для вас, не следует их есть" (Дварим 14:19) и за нарушение запрета "Не оскверняйте душ ваших никаким пресмыкающимся, насекомым...".

А тот, кто съел одно насекомое, которое и летает, и ползает по земле, - поскольку оно одновременно "земляное" насекомое и летающее - наказывается за него четырежды, а если это насекомое еще и плавает - то съевший его получает 6 раз по 39 ударов: пятый раз за нарушение запрета о нечистых водоплавающих (НД 173): "Все же, у которых нет плавников и чешуи... мяса их не ешьте" (Ваикра 11:10-11), а шестой - за нарушение запрета "Не оскверняйте душ ваших никаким пресмыкающимся, насекомым...", так как этот запрет включает в себя также водяных насекомых, пресмыкающихся и моллюсков. Ведь нет другого, особого, речения, запрещающего в пищу водяных насекомых и пресмыкающихся, кроме этого -

"Не оскверняйте душ ваших никаким пресмыкающимся, насекомым...".

Руководствуясь подобной точкой зрения, часто пытаются объяснить изречение мудрецов, приведенное в трактате Макот (16б): "Тот, кто съел потиту (вид водяного насекомого), наказывается бичеванием четырежды, муравья - пять раз, осу - шесть".

Но это совершенно неверный подход, противоречащий истинным принципам, разъясненным в Талмуде. Ведь, если ты вдумаешься в приведенные выше рассуждения, ты обнаружишь, что, следуя изложенному мнению, за нарушение одной заповеди - "Не оскверняйте душ ваших никаким пресмыкающимся, насекомым..." - наказывали бы трижды. А мы уже указывали, что так не должно быть - ни при каких обстоятельствах не карают бичеванием дважды за нарушение одной заповеди, как разъяснено в трактате Хулин (102б). И мы уже неоднократно упоминали об этом правиле ("9-ый принцип", НД 26,60,94,98,143,161,170), и еще будем возвращаться к нему (НД 195,318-319).

Верный подход, который не оставит места для сомнений и путаницы, заключается в следующем.

Тот, кто съел насекомое, которое является и летающим, и ползающим, и плавающим, карается бичеванием не более трех раз (3 раза по 39 ударов): раз - за нарушение запрета о летающих насекомых (НД 175), второй - за нарушение запрета о "земляных насекомых" (НД 176), и третий - за нарушение запрета "Не оскверняйте душ ваших никаким пресмыкающимся, насекомым...", поскольку водяные насекомые тоже включаются в определение "никаких... насекомых" и, следовательно, подпадают под этот запрет.

А тот, кто съел "земляное насекомое", карается бичеванием только один раз (получает 39 ударов) - за нарушение запрета употреблять в пищу "земляных насекомых". И тот, кто съел обычное летающее насекомое, карается бичеванием лишь один раз - только за нарушение запрета о летающих насекомых. И точно так же, тот, кто съел водяное насекомое, карается однократно - за нарушение запрета "Не оскверняйте душ ваших никаким пресмыкающимся, насекомым...".

И хотя под этот запрет подпадают "земляные насекомые" тоже, тем не менее съевшего "земляное насекомое" не наказывают дважды за одно преступление. И даже если бы в Торе содержалась тысяча ясно выраженных запретов, повелевающих не употреблять "земляных насекомых" в пищу, преступивший все их подлежал бы только одному наказанию, поскольку все эти речения были бы только разными выражениями одной заповеди. И даже если бы в Торе было сказано: "Не ешьте земляных насекомых" - тысячу раз в различных местах, тем не менее, нарушитель подлежал бы только однократному бичеванию.

И видел ли ты, чтобы сторонники приведенных выше путанных взглядов взялись утверждать, что тот, кто облачается в одежду с шаатнезом (НД 42), карается бичеванием дважды, поскольку запрет облачаться в такие одежды повторен в Торе дважды (Ваикра 19:19, Дварим 22:11)? Я никогда не слышал, что бы они придерживались подобного взгляда, да и если бы кто-нибудь другой взялся утверждать подобное, его точка зрения показались бы им нелепой.

Почему же им не кажется нелепым утверждение, что того, кто съел "земляное насекомое" или летающее насекомое, наказывают дважды за одно преступление: и за нарушение соответствующего запрета, и за нарушение "более широкого" запрета "Не оскверняйте душ ваших никаким пресмыкающимся, насекомым..."?!

Все это совершенно ясно и доступно даже неразумным младенцам.

А теперь я возвращаюсь к уже затронутой нами теме, чтобы завершить анализ рассматриваемой проблемы.

Комментируя предыдущую заповедь, мы уже разъясняли, что, если насекомое развивается внутри какого-либо семени или плода, а затем выползет наружу, то, съевший его, карается бичеванием за нарушение особого запрета Торы: "Всяких насекомых, ползающих по земле, не ешьте" (Ваикра 11:42) – и даже в том случае, если насекомое еще не прикасалось к поверхности земли (НД 178).

Но если это насекомое уже переселилось на землю, съевший его карается бичеванием дважды: первый раз - за нарушения запрета "Всяких насекомых, ползающих по земле, не ешьте" (НД 178) и второй раз - за нарушение запрета по поводу "земляных насекомых" (НД 176): "И всякое насекомое, копошащееся в земле, - мерзость, не следует есть его" (Ваикра 11:41).

Но если случится, что это насекомое еще и размножается неполовым путем, то тот, кто съел его, наказывается бичеванием три раза: два раза за уже упомянутые нарушения, а третий раз - за нарушение запрета есть насекомых, размножающихся неполовым путем (НД 177): "И не оскверняйте душ ваших никакими насекомыми, кишащими на земле" (там же 11:44).

А если к тому же это насекомое способно летать, то тот, кто съел его, наказывается бичеванием и в четвертый раз - за нарушение запрета относительно летающих насекомых (НД 175): "И всякие летающие насекомые нечисты для вас, не следует их есть" (Дварим 14:19).

А если то же насекомое способно не только летать, но и плавать, как мы наблюдаем у многих видов, то тогда съевший его карается бичеванием в пятый раз - за нарушение запрета "Не оскверняйте душ ваших никаким пресмыкающимся, насекомым...", включающего в себя и запрет относительно водяных насекомых.

А если окажется, что это насекомое обладает вдобавок ко всему еще и свойствами птицы, тогда съевший его будет наказан бичеванием в шестой раз - за нарушение запрета есть мясо нечистых птиц (НД 174): "А этих птиц должны вы гнушаться, нельзя их употреблять в пищу..." (Ваикра 11:13).

И пусть тебя не поражает, что птица может зародиться в плесени плода, поскольку мы постоянно наблюдаем вид птиц, зарождающихся неполовым путем в плесени и вырастающих до размера, превышающего величину небольшого ореха.

И пусть тебя не удивляет, что один и тот же вид может иметь и свойства насекомого, и свойства птицы. Ведь посмотри: мудрецы прошлых поколений называют среди нарушителей закона, подлежащих шестикратному наказанию бичеванием и того, кто съел животное, которое одновременно является запрещенной в пищу рыбой и пресмыкающимся. И это действительно так - одно и то же животное может иметь и свойства рыбы, и свойства пресмыкающегося. И точно так же другое животное может обладать и свойствами птицы, и свойствами летающего насекомого.

И так же потита, о которой упоминается в трактате Макот (166), обладает одновременно свойствами птицы, летающего насекомого, "земляного насекомого" и водяного насекомого, и именно поэтому тот, кто съел ее, карается бичеванием четыре раза.

А немала, о которой говорится там, - это летающее насекомое, зарождающееся неполовым путем в плесени плодов. И тот, кто съел ее, наказывается один раз за нарушение запрета есть насекомых, которые зарождаются внутри плода, а затем выходят наружу (НД 178), второй раз - за нарушение запрета употреблять в пищу "земляных насекомых" (НД 176), третий раз - за нарушение запрета есть насекомых, размножающихся неполовым путем (НД 177), четвертый - за нарушение запрета употреблять в пищу летающих насекомых (НД 175), и пятый - за нарушение запрета есть водяных насекомых.

И циръа, о которой говорится в том изречении, так же зарождается неполовым путем в плесени, но, вдобавок, она обладает еще свойствами птицы (и поэтому тот, кто съел ее, наказывается шесть раз).

И пусть не покажется тебе невозможным, что циръа, немала и другие виды насекомых и птиц зарождаются неполовым путем в плесени внутри плодов. Только люди из толпы, незнакомые с естественными науками, считают, что размножение невозможно без участия самца и самки, ведь они видят, что в большинстве случаев размножение происходит именно таким способом[1].

Пойми изложенные принципы и не забывай их, потому что это - "слово, сказанное разумно" (Мигилей 25:11). Применяя эти принципы ты сможешь определить: съевший такое-то животное наказывается столько-то раз, а такое - столько-то.

И еще из сказанного выше понятно, что в тех случаях, когда нарушители законов Торы съедают запрещенное насекомое или пресмыкающееся целиком, мудрецы не установили минимальный размер, но нарушитель подвергается наказанию, даже если им был съеден целиком организм размером меньше, чем кезайт (30 мл. ). Так, съевший мельчайшую мошку карается бичеванием трижды - за нарушение запретов о "насекомых, кишащих на земле" (НД 177), о "насекомых, копошащихся в земле (НД 176) и о "летающих насекомых" (НД 175).

И еще сказали мудрецы (Макот 16б): "Тот, кто, ощущая потребность, не идет по большой или малой нужде, преступает запрет "Не оскверняйте душ ваших...". И еще: "тот, кто пьет воду из сосуда для кровопускания преступает запрет "Не оскверняйте душ ваших...". И также тот, кто ест грязную пищу или пьет напитки, которые у большинства людей вызывают отвращение, тоже преступает этот запрет, но не подлежит бичеванию, поскольку, согласно простому смыслу стиха, это речение запрещает употреблять в пищу именно насекомых, пресмыкающихся и моллюсков. Однако мудрецы установили наказание бичеванием и для того, кто ест любую пищу, вызывающую у большинства людей отвращение.

Итак, из всего сказанного ясно, что из стиха "Не оскверняйте душ ваших никаким пресмыкающимся, насекомым..." мы учим только запрет есть водяных насекомых и пресмыкающихся, поскольку относительно них иного, специального, запрета в Торе нет. Пойми это.

Сто восьмидесятая заповедь - запрещение употреблять в пищу мясо "падали" (т.е. животного, которое было забито не-кашерным способом или умерло своей смертью). И об этом речение Ашема: "Не ешьте никакой падали" (Дварим 14:21). И тот, кто съедает кусок "падали" размером с кезайт, карается бичеванием.

[1] Здесь необходимо отметить, что знатоки Торы последующих поколений оспаривают точку зрения Рамбама в этом вопросе и отрицают само представление о "неполовом размножении" насекомых. Они полагают, что в изречениях Талмуда, приведенных Рамбамом, рассматриваются случаи, когда насекомое развивается из яиц, отложенных внутри плода или зерна. После того, как яйцо плесневеет и разлагается, зародыш покидает его и начинает свою самостоятельную жизнь внутри плода (см. р. И. Шварц, Алахот толаим 3:3).


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .