121-150

121-я заповедь - запрещение разламывать кость пасхальной жертвы. И об этом Его речение: "И не преломляют костей его" (Шмот 12:46). Разбивающий одну из костей пасхальной жертвы карается бичеванием, ведь ясно сказали мудрецы (Песахим 84а): "Разбивающий кость ритуально чистой (пригодной для еды) пасхальной жертвы карается бичеванием".

122-я заповедь - запрещение разламывать кость ягненка, принесенного в жертву на "второй Песах" (Д 57-58). И об этом речение Ашема, да будет Он превознесен: "И не преломляют костей его" (Бемидбар 9:12). Разбивающий кость жертвы "второго Песаха" также карается бичеванием.

В трактате Песахим (85а) сказано: "Когда Тора указывает, что "не преломляют костей" ягненка, приносимого в жертву на "второй Песах", не имеется в виду просто запретить это действие, - ведь уже написано (Бемидбар 9:12), что и во "второй Песах" "...по всем законам о пасхальной жертве пусть поступают". Но добавлено "И не преломляют костей его", чтобы научить: запрет касается как кости, наполненной костным мозгом, так и полой кости".

Законы, связанные с преломлением кости пасхальной жертвы, разъясняются в 7-ой главе трактата Песахим (83а-85а).

123-я заповедь - запрещение выносить мясо пасхальной жертвы с места, где хабура (группа, от имени которой была принесена эта жертва) собралась, чтобы вкушать мясо жертвы. И об этом Его речение, да будет Он превознесен: "В одном доме следует его вкушать, не выноси из дома этого мяса" (Шмот 12:46). И сказано в Мехилъте: "Из дома" - т.е. с места, где собрались вкушать это мясо".

Мясо, вынесенное с такого места, запрещено есть, и оно приобретает статус некашерного.

В трактате Песахим (85а) сказано: "Хотя тот, кто переносит мясо пасхальной жертвы из одной хабуры в другую, преступает заповедь "Не делай", он, тем не менее, остается ритуально чистым (т.е. это мясо не становится источником ритуальной нечистоты)". И там же (856) сказано: "Тот, кто переносит мясо пасхальной жертвы из одной хабуры в другую, не подлежит наказанию до тех пор, пока не положит вынесенное им мясо вне первоначального места, ведь написано "...не выноси" - так же, как в запрете выносить вещи в Шабат. Как в Шабат выносящий вещи из места, обладающего статусом "частного владения", на место, обладающее статусом "принадлежащего всем", подлежит наказанию только после того, как он положит вынесенный предмет вне первоначального места, так и здесь - наказанию подлежит только тот, кто вынес мясо и расположил его вне первоначального места". И тот, кто расположил вынесенное мясо пасхальной жертвы вне его первоначального места, карается бичеванием.

Законы, связанные с выполнением этой заповеди, разъясняются в 7-ой главе трактата Песахим.

124-я заповедь - запрещение выпекать квасное из муки, оставшейся от минхи (хлебного дара). И об этом Его речение, да будет Он превознесен: "А оставшееся от него (хлебного дара) пусть едят Аарон и сыны его, пресным должно есть его на святом месте... Не должно оно быть испечено квасным" (Ваикра 9:10), - т.е. не выпекают квасного из муки, оставшейся после воскурения горсти хлебного приношения на жертвеннике.

И тот, кто выпекает из остатков муки квасное, карается бичеванием, как разъясняется в мишне (Менахот 55а), где сказано: "За выпечку квасного - карается бичеванием".

Законы, связанные с выполнением этой заповеди, разъясняются в 5-ой главе трактата Менахот (55а-56б).

125-я заповедь - запрещение есть пасхального ягненка сваренным или недопеченным, а только прожаренным на огне. И об этом речение Ашема, да будет Он превознесен: "Не ешьте его недожаренным или сваренным в воде" (Шмот 12:9).

И мы уже разъясняли в "9-ом принципе", предпосланном этому сочинению, что преступивший этот запрет карается бичеванием.

126-я заповедь - запрещение угощать мясом пасхальной жертвы нееврея, принявшего на себя выполнение семи заповедей сыновей Ноаха (гер тошав). И об этом речение Ашема, да будет Он превознесен: "Гер тошав... не должен есть его"

(Шмот 12:45).

127-я заповедь - запрещение необрезанному вкушать мясо пасхальной жертвы. И об этом речение Ашема, да будет Он превознесен: "Никакой необрезанный не должен есть его"

(там же 12:48). И необрезанный, вкусивший мясо пасхальной жертвы, карается бичеванием.

128-я заповедь - запрещение угощать мясом пасхальной жертвы еврея, отказавшегося от своей веры. И об этом речение Ашема, да будет Он превознесен: "Никакой чужак не должен есть его" (там же 12:43). А переводчик Торы на арамейский язык (Ункелос), следуя устной традиции, передал это речение так: "Никакой сын Израиля, отказавшийся от своей веры, не должен есть его". И в Мехильте объяснено: "Чужак" - это еврей, оставивший нашу веру и служащий идолам".

129-я заповедь - запрещение есть пищу, имеющую статус священной, находясь в состоянии ритуальной нечистоты. И об этом речение Ашема о роженице: "И тридцать три дня... ни к чему священному не должна прикасаться и не входить в Святилище, пока не завершатся дни ее очищения" (Ваикра 12:4). И сказано в Сифре (Тазриа): "Как тот, кто вступает в Святилище в состоянии ритуальной нечистоты, карается "отсечением души" (НД 77), так и тот, кто ест пищу, имеющую статус священной, находясь в состоянии ритуальной нечистоты, также карается "отсечением души".

Этот запрет мудрецы выводят из вышеприведенных слов Торы: "...не должна прикасаться". Разъясняется в трактате Макот (14б): "В Торе указано, какому наказанию подлежит тот, кто вкушал от святынь, находясь в состоянии ритуальной нечистоты, ведь написано: "Если кто-нибудь будет есть мясо животного, принесенного в мирную жертву Ашему, будучи при этом нечистым, отсечется его душа от его народа" (Ваикра 7:20). Но откуда известно, что это запрещено? Из слов Торы: "...ни к чему священному не должна прикасаться".

И там же сказано: "...Ни к чему священному не должна прикасаться" - запрет есть пишу, имеющую статус священной, находясь в состоянии ритуальной нечистоты. Но, может быть, это запрет именно "прикасаться" к освященной пище? Тора говорит: "...Ни к чему священному не должна прикасаться и не входить в Святилище ". Сказано так, чтобы сопоставить вкушение святынь с вступлением в Святилище: и вступление в Святилище, и вкушение святынь в состоянии ритуальной нечистоты карается "отсечением души"; но разве где-либо в Торе указано, что прикосновение к святыням тоже карается каретом? Отсюда можно заключить, что в приведенном стихе речь идет именно о вкушении святынь, а не просто о прикосновении к ним. Но Тора выражает этот запрет есть святыни с помощью слов "...не должна прикасаться", для того чтобы указать: прикосновение к святыням в состоянии ритуальной нечистоты тоже запрещено (и оно карается бичеванием)".

Из приведенных речений ясно, что евший пищу, имеющую статус священной, находясь в состоянии ритуальной нечистоты, карается "отсечением души" - в том случае, если он нарушил запрет намеренно. А тот, кто неумышленно нарушил запрет, приносит жертвоприношение, зависящее от достатка согрешившего, как мы упоминали, комментируя 72-ю заповедь "Делай".

Законы, связанные с выполнением этой (129-ой) заповеди, разъясняются в 13-ой главе трактата Зевахим (106а,108а).

Сто тридцатая заповедь - запрещение есть мясо жертвенных животных, ставшее ритуально нечистым. И об этом Его речение, да будет Он превознесен: "Мясо же, которое прикоснется к чему-нибудь нечистому, нельзя есть" (Ваикра 7:19). А тот, кто преступил запрет и ел подобное мясо, карается бичеванием.

В Тосефте к трактату Зевахим (5:6) сказано, что "ритуально чистый человек, вкушавший ритуально нечистое мясо жертвы, наказывается 39-ю ударами плетью". И во второй главе трактата Песахим (24а) разъяснено: "Тот, кто, находясь в состоянии ритуальной нечистоты, вкушал мясо святынь, карается "отсечением души"; а тот, кто, будучи чистым сам, вкушал ритуально нечистое мясо жертв, карается бичеванием".

Законы, связанные с выполнением этой заповеди, разъясняются в 13-ой главе трактата Зевахим.

131-я заповедь - запрещение есть нотар - мясо, которое осталось после срока, отведенного законом для вкушения мяса жертвенного животного (Д 91, НД 117-120). В Торе не содержится ясно выраженного запрета вкушать подобное мясо, однако указано, что евший его карается "отсечением души". И об этом речение Ашема о мирных жертвах, приведенное в главе Кедошим : "В день вашего жертвоприношения и на следующий день следует есть ее, а оставшееся до третьего дня должно быть сожжено в огне. Если же съедено будет от нее на третий день... то всякий, кто ест ее, понесет на себе вину... и отсечется его душа от своего народа" (Ваикра 19:6-8). Намеренно евший нотар карается "отсечением души", а сделавший это неумышленно приносит установленную грехоочистительную жертву.

Итак, наказание ясно указано в Писании, но сам запрет выводится из Его речения, посвященного "жертвам уполномочения", приносимых Аароном при вступлении в должность первосвященника: "И если останется до утра от мяса жертвы, приносимой при обряде уполномочения, и от того хлеба, то сожги остатки в огне; нельзя их есть, потому что святыня это" (Шмот 29:34). Слово "это", завершающее приведенный стих, включает в себя все святыни, которые стали непригодны и запрещены для еды, подобно нотару.

В трактате Меила (17б) приведены слова мишны: "Пигуль (НД 132) и нотар не присоединяются друг к другу, потому что это два различных запрета". И там объясняется: "Не присоединяются", чтобы сделать руки ритуально нечистыми (например, если кто-то прикоснулся к небольшому количеству нотара и к небольшому количеству пигуля, мы не суммируем две эти меры так, чтобы они образовали большую меру, прикосновение к которой уже переводит руки в статус ритуально нечистых), ведь то, что нотар и пигуль делают руки ритуально нечистыми - это постановление мудрецов. Но в случае, если была съедена небольшая порция нотара и небольшая порция пигуля (каждая из которых слишком мала для того, чтобы ее вкушение повлекло за собой наказание), две эти порции объединяются, ведь мы учили в берайте, что "раби Элиэзер сказал: "В стихе "Нельзя их есть, потому что святыня это" выражена заповедь "Не делай", запрещающая есть святыни, ставшие, согласно закону, непригодными для еды". И пигуль, и нотар - это святыни, ставшие непригодными для еды. Следовательно, Его речение "Нельзя их есть, потому что святыня это" запрещает нам вкушение и того, и другого.

И мы уже разъяснили, что евший нотар карается "отсечением души".

132-я заповедь - запрещение есть пигуль: мясо жертвы, ставшей непригодной из-за неверного намерения жертвователя или того, кто резал жертвенное животное. Например, приносящий жертву имел в виду, что он будет есть ее мясо позже разрешенного срока или что он будет воскурять ее тук на жертвеннике позже отведенного срока, как подробно разъяснено во второй главе трактата Зевахим (см. комментарий Рамбама на Мишну).

Запрет есть пигуль содержится в Его речении "Нельзя их есть, потому что святыня это" (Шмот 29:34), как мы разъяснили в комментарии на предыдущую заповедь. А о наказании за нарушение запрета мы узнаем из сказанного по поводу пигуля в разделе Цав: "Если же мясо мирной жертвы будет съедено на третий день, то она не удостоится благоволения и не будет засчитана приносящему ее; пигуль это, а тот, кто будет есть ее, понесет на себе вину" (Ваикра 7:18). Устная традиция объясняет этот стих так: в нем говорится о жертве, ставшей непригодной из-за неверного намерения приносящего ее. В словах стиха "...будет съедено на третий день" имеется в виду, что в момент жертвоприношения приносящий жертву имел намерение есть ее мясо "на третий день". Это и есть пигуль.

Сказали мудрецы (Зевахим 29а): "Преклони свое ухо, чтобы услышать: этот стих говорит о том, кто думал, что он будет вкушать мясо жертвы на третий день". Подобной мыслью приносящий жертву делает ее непригодной, и евший мясо такой жертвы карается "отсечением души", как сказано: "...Пигуль это, а тот, кто будет есть ее, понесет на себе вину". Ведь относительно мяса жертвы, ставшего нотаром, сказано: "Если же съедено будет от нее на третий день... то всякий, кто ест ее, понесет на себе вину... и отсечется его душа от своего народа" (Ваикра 19:6-8). И объясняется в трактате Критот (5а): "Пусть не покажется тебе малозначащей гзера шава (один из "13-ти методов толкования Торы", заключающийся в том, что, если в двух местах Торы встречаются одинаковые слова или выражения, то сказанное в одном месте относят и ко второму)! Ведь Писание учит нас, какому наказанию подвергается вкушающий пигуль, - т.е. учит нас одному из важнейших законов Торы - именно с помощью гзеры шавы: "понесет на себе вину". Сказано здесь (по поводу пигуля): "...Тот, кто будет есть ее, понесет на себе вину", и сказано там (по поводу нотара): "...То всякий, кто ест ее, понесет на себе вину... и отсечется его душа от своего народа". Как там "отсечение души", так и здесь - "отсечение души". А тот, кто съел пигуль неумышленно, приносит установленную грехоочистительную жертву.

Законы, связанные с пигулем и нотаром, разъясняются в различных местах раздела Талмуда Кодашим, посвященного храмовому служению.

133-я заповедь - запрещение постороннему (не коэну) вкушать какую бы то ни было теруму (долю урожая, отделенную для коэна. Д 126). И об этом речение Ашема: "И никакой посторонний не должен есть святыни" (Ваикра 22:10). Под словом "святыни" здесь подразумевается терума, а также бикурим (первые плоды нового урожая), поскольку их тоже называют терумой, как мы еще разъясним (НД 148); и это-то я и имел в виду, написав "...вкушать какую бы то ни было теруму". И под этот же запрет подпадает любое умышленное использование посторонним пищи, имеющей статус священной, которая может быть оценена в пруту (самую мелкую денежную единицу).

Посторонний, который умышленно ел теруму, подлежит смерти "от руки Небес". Вкусивший от терумы неумышленно должен компенсировать стоимость съеденного, добавив хомеш (штраф, составляющий четвертую часть от стоимости съеденного), но тот, кто ел теруму умышленно, хомеш не добавляет (а компенсирует лишь стоимость съеденного), как разъясняется в 6-ой (1-я и 2-я мишны) и 7-ой (1-я мишна) главах трактата Терума.

В 9-ой главе трактата Санхедрин (83а) при перечислении тех, кто подлежит смерти "от руки Небес", назван также "посторонний, вкусивший от терумы". И там же приводится этому доказательство из речения Ашема: "Пусть соблюдают они Мое предостережение, чтобы не понести на себе греха и не умереть от него, если нарушат это..." (Ваикра 22:9), ведь сразу же за этим стихом написано: "И никакой посторонний не должен есть святыни". А во второй главе трактата Бикурим (1-я мишна) сказано: "Терума и бикурим запрещены посторонним, а преступивший запрет подлежит смерти ("от руки Небес")".

Но Рав (Санхедрин 83б) оспаривает мнение, приведенное во всех этих мишнах, и утверждает, что "посторонний, вкусивший от терумы, карается бичеванием". А известно, что "Рав обладает авторитетом, подобным авторитету мудрецов Мишны, и он может оспаривать их законодательные решения" (там же).

И мы уже объясняли в нашем комментарии на Мишну (Coma 3:3), что, если разногласия во мнениях касаются понимания закона, но не влекут за собой различий при его практическом применении, окончательное решение не выносится и мы не утверждаем, что "прав такой-то". Поэтому и здесь мы не устанавливаем закон в соответствии с мнением Рава или с мнением, приведенным в мишне, - ведь, согласно всем мнениям, преступивший этот запрет карается бичеванием, поскольку каждый, кто подлежит смерти "от руки Небес" за нарушение запрета Торы, вместе с тем, карается бичеванием, как мы разъясняли в предисловии к этому сочинению.

И, вне сомнения, каждый, кто умышленно воспользовался пищей, имеющей статус священной, также карается бичеванием. Мы видим это из высказывания мудрецов по поводу юноши, посвятившего животное в жертву незадолго до своей бар мицвы: "Он посвятил, а другие съели это животное. Сказали раби Йоханан и раби Шимон бен Лакиш: они караются бичеванием" (Нида 466).

134-я заповедь - запрещение наемному работнику коэна, постоянному или временному, есть теруму. Ашем сказал: "Поселенец коэна и наемный работник не должны есть святыни" (Ваикра 22:10). И если наемный работник коэна ел теруму, то он наказывается, как любой посторонний, который, преступив запрет, вкушал от терумы (НД 133).

135-я заповедь - запрещение необрезанному вкушать теруму, а также и другие святыни. Это запрет не выражен в Торе прямо, но выводится с помощью гзеры шавы (одного из "13-ти методов толкования Торы". НД 132). Но, вместе с тем, устная традиция разъясняет, что этот запрет имеет статус заповеди Торы, а не ограничения, введенного мудрецами (см. "2-ой принцип").

Написано в трактате Йевамот (70а): "Откуда известно, что необрезанному запрещено есть теруму! В отношении пасхального ягненка указано: "Поселенец и наемный работник не должны есть его" (Шмот 12:45) и в отношении терумы написано: "Поселенец... и наемный работник не должны есть святыни" (Ваикра 22:10). И поскольку, наряду с "поселенцем и наемным работником", пасхального ягненка запрещено есть также необрезанному (см. Шмот 12:43,48), мудрецы, опираясь на гзеру шаву, сделали вывод, что и теруму, наряду с "поселенцем и наемным работником", запрещено есть также необрезанному". И этот запрет распространяется и на остальные виды освященной пищи. И об этом также написано в Сифре (Эмор). И еще написано там (Сифра; Йевамот 70а): "Раби Акива сказал: "Никакой человек... не должен есть от святынь" (Ваикра 22:4) - это запрет вкушать теруму необрезанному".

И там же, в трактате Йевамот (72а) разъяснено, что машух (коэн, у которого крайняя плоть снова покрылась кожей так, что он выглядит необрезанным), согласно закону Торы, может есть от терумы, однако мудрецы запретили ему это, поскольку он выглядит необрезанным. Отсюда ясно, что тому, кто действительно необрезан, запрещено есть теруму из Торы, и только машуху запрещено по постановлению мудрецов. Пойми это. И там же сказано, что, согласно постановлению мудрецов, машух должен сделать обрезание повторно.

136-я заповедь - запрещение коэну, находящемуся в состоянии ритуальной нечистоты, есть теруму. И об этом речение Ашема: "Никакой человек из потомства Аарона, кто поражен проказой или слизетечением, не должен есть от святынь, пока не очистится..." (Ваикра 22:4).

В трактате Макот (14б) сказано: "Откуда мы знаем, что ритуально нечистому запрещено есть теруму! Из стиха "Никакой человек из потомства Аарона...". По отношению к каким святыням все потомки Аарона равны? По отношению к терумё". В выражении "все потомки Аарона равны" подразумевается, что именно теруму едят все потомки Аарона - и мужчины, и женщины.

И этот же запрет подразумевается в другом Его речении: "Пусть соблюдают они Мое предостережение, чтобы не понести на себе греха и не умереть от него, если нарушат это..." (Ваикра 22:9). Преступивший этот запрет подлежит смерти "от руки Небес". И в 9-ой главе трактата Санхедрин (83а), где перечисляются нарушители законов Торы, подлежащие смерти "от руки Небес", назван также "ритуально нечистый коэн, который ел ритуально чистую теруму". И доказательство приводится из стиха "Пусть соблюдают они Мое предостережение, чтобы не понести на себе греха и не умереть от него...".

137-я заповедь - запрещение жене коэна, которая вступила с ним в недозволенный Торой брак (НД 158-162), вкушать от святынь, составляющих основу его пищи: т.е. от терумы, а также от грудины и голени (частей мирной жертвы, отделяемых для коэна). И об этом речение Ашема о дочери коэна: "...Если выйдет замуж за постороннего (не коэна), то она не должна есть из приносимых святынь" (Ваикра 22:12). И объяснено в трактате Йевамот (68а): "...Если выйдет замуж за постороннего" - здесь подразумевается также жена, неразрешенная коэну, - поскольку женщина вступила в запрещенный брак, ей запрещено есть святыни". А из того, что сказано "...из приносимых святынь", мудрецы делают вывод (там же 68б), что имеются в виду также "святыни, приносимые коэну", т.е. грудина и голень от мирных жертв.

И там же говорится: "Ведь в стихе можно было бы написать так: "...то она не должна есть из святынь". Почему же сказано: "...из приносимых святынь" (битерумат акодашим)? Чтобы научить нас сразу двум законам: первый - поскольку женщина вступила в запрещенный брак, ей запрещено есть теруму, второй - если дочь коэна выходит замуж за постороннего, а затем, в случае смерти мужа, возвращается в дом отца, ей вновь разрешено есть теруму, но запрещено есть грудину и голень от мирных жертв".

Получается, что запрещающая заповедь "...Она не должна есть из приносимых святынь" включает в себя два запрета: во-первых, запрет женщине, вступившей в недозволенный брак с коэном, есть теруму и ,во-вторых, запрет дочери коэна, вступившей в брак с посторонним, есть грудину и голень, отделяемые коэну от мирных жертв - даже если ее муж умер или развелся с ней, отослав ее в дом отца.

Однако запрет дочери коэна есть теруму, пока она еще состоит в браке с посторонним, выводится, согласно устной традиции, не из этого стиха, но из того, что сказано (Ваикра 22:10): "И никакой посторонний не должен есть святыни" (НД 133) - а все время, пока она замужем за посторонним, она подобна ему и называется "посторонней". Пойми это.

Женщина, преступившая данную (137-ю) заповедь "Не делай", карается бичеванием.

138-я заповедь - запрещение есть минху (хлебный дар), приносимый коэном. И об этом Его речение, да будет Он превознесен: "И всякое хлебное приношение коэна должно быть воскурено целиком, нельзя есть от него" (Ваикра 6:16). И относительно хлебного дара первосвященника, который также называется минхой, сказано: "На сковороде в елее он должен быть приготовлен... Ашему целиком да будет он воскурен" (там же 6:14-15).

И каждый, преступивший этот запрет, карается бичеванием.

Сказано в Сифре (Цав): "Все святыни, о которых заповедано, что они "должны быть воскурены целиком", запрещено есть, и этот запрет - заповедь "Не делай".

139-я заповедь - запрещение, обращенное к коэнам, есть мясо грехоочистительных жертв, кровь которых вносилась во внутрь Святилища. И об этом Его речение, да будет Он превознесен: "А всякая грехоочистительная жертва, кровь которой вносится в соборный шатер, чтобы совершить искупление в Святилище, запрещена в пищу - ее следует сжечь в огне" (Ваикра 6:23).

Вкусивший от такой жертвы карается бичеванием.

Сказано в Сифре (Цав): "Все святыни, которые заповедано "сжечь в огне", запрещено есть, и этот запрет - заповедь "Не делай".

Сто сороковая заповедь - запрещение есть святыни, ставшие, согласно законам Торы, непригодными для еды: например, если жертвенному животному было намеренно нанесено увечье, как разъяснено в трактате Бехорот (35а), или если после зарезания в органах животного были обнаружены дефекты, делающие его непригодным для еды. И об этом сказано: "Не ешь никакой мерзости" (Дварим 14:3).

И разъясняется в Сифри (Реэ): "Не ешь никакой мерзости" - этот стих говорит о святынях, ставших непригодными для еды". И там же написано: "Раби Элиэзер бен Яаков сказал: "Откуда известно, что тот, кто отсек ухо первенцу (из крупного или мелкого скота), а затем съел его, преступил заповедь "Не делай"? Тора говорит: "Не ешь никакой мерзости".

И тот, кто преступает этот запрет, карается бичеванием.

Законы, связанные с выполнением этой заповеди, разъясняются в трактате Бехорот.

141-я заповедь - запрещение есть вне Иерусалима "вторую десятину", отделяемую от урожая злаков (Д 128). И об этом Его речение, да будет Он превознесен: "Нельзя тебе есть во вратах твоих десятины от твоих злаков..." (Дварим 12:17). И тот, кто ест "вторую десятину", не выкупив ее, карается бичеванием - но только в том случае, если он ест "вторую десятину" вне стен Иерусалима уже после того, как вносил ее в стены этого города, как разъяснено в конце трактата Макот (196). И сказали там мудрецы: "В каком случае съевший "вторую десятину" карается бичеванием? Если она уже видела Храм (т.е. если он уже вносил "вторую десятину" в Иерусалим, а затем, покинув город, ел от нее)".

142-я заповедь - запрещение пить вне Иерусалима вино, отделенное во "вторую десятину". И об этом Его речение, да будет Он превознесен: "Нельзя тебе есть во вратах твоих десятины от твоих злаков и твоего вина..." (Дварим 12:17). И тот, кто пил вино "второй десятины", карается бичеванием - но только при соблюдении условия, разъясненного нами в отношении десятины от злаков (НД 141).

143-я заповедь - запрещение есть вне Иерусалима "вторую десятину", отделенную от оливкового масла. И об этом Его речение, да будет Он превознесен: "Нельзя тебе есть во вратах твоих десятины от твоих злаков и твоего вина, и твоего масла..." (Дварим 12:17). И тот, кто ел оливковое масло, отделенное в качестве "второй десятины", карается бичеванием - но только при соблюдении условия, разъясненного в отношении десятины от злаков (НД 141).

И пусть не удивляет тебя, что запрет, касающийся десятины от злаков, вина и оливкового масла, мы включили в перечень в качестве трех самостоятельных заповедей. Знай, что тот, кто ел все эти три вида "второй десятины" вместе, карается бичеванием за каждый из них в отдельности, поскольку запрет, приведенный в этом стихе, не является "обобщающим запретом", за нарушение которого не карают более одного раза, но это несколько отдельных запретов.

И ясно сказано в трактате Критот (4б): "Тот, кто ел десятину от злаков, вина и оливкового масла, карается бичеванием за нарушение каждого запрета в отдельности. Но разве за нарушение "обобщающего запрета" карают бичеванием (более одного раза)? В данном случае существует дополнительный стих (из которого мы учим, что наказание следует за нарушение каждого из этих запретов в отдельности), ведь написано: "Отделяй десятину от всех плодов твоего урожая... И ешь перед Ашемом, твоим Б-гом, на том месте, которое Он изберет... десятину твоих злаков, твоего вина и твоего масла..." (Дварим 14:22-23). И зачем, уже сказав "...от всех плодов твоего урожая", Тора снова перечисляет каждый вид по отдельности? Чтобы научить нас, что с каждым из этих видов связан отдельный запрет".

И в трактате Макот (18а) объясняется: "Поскольку написано: "И ешь перед Ашемом, своим Б-гом, на том месте, которое Он изберет... десятину твоих злаков, твоего вина и твоего масла...", Тора могла бы просто добавить: "... но нельзя тебе есть это во вратах твоих". Зачем же Тора перечисляет все еще раз - "Нельзя тебе есть во вратах твоих десятины от твоих злаков и твоего вина, и твоего масла..."? Чтобы подчеркнуть, что в отношении каждого вида существует самостоятельный запрет".

Итак, ясно, что все, о чем упоминает этот стих, - самостоятельные запреты.

А теперь перейдем к другим запретам, содержащимся в этом стихе (НД 144-147).

144-я заповедь - запрещение есть мясо не имевших увечий первенцев крупного и мелкого скота вне Иерусалима (Д 79). И об этом речение Ашема: "Нельзя тебе есть во вратах твоих десятины от твоих злаков и твоего вина, и твоего масла, и первенцев твоего крупного скота и твоего мелкого скота..." (Дварим 12:17).

И сказано в Сифри (Реэ): "Этот стих учит, что посторонний, который ел мясо первенца - до того, как его кровью был окроплен жертвенник, или после этого, - преступает заповедь "Не делай".

Итак, ясно, что эта заповедь включает в себя два запрета: запрет постороннему есть мясо первенца, не имевшего увечий, и также запрет коэну есть мясо первенца вне Иерусалима.

Нарушивший эту запрещающую заповедь карается бичеванием - в случае, если первенец не имел телесных увечий, делавших его непригодным для жертвоприношения.

145-я заповедь - запрещение коэнам есть мясо грехоочистительной и повинной жертвы вне храмового двора (Д 89). На этот запрет указывают Его слова, приведенные в этом же стихе (Дварим 12:17): "...твоего крупного скота и твоего мелкого скота" - т.е. как бы сказано: "Нельзя тебе есть во вратах твоих (мясо жертв, приносимых из) твоего крупного скота и твоего мелкого скота".

И объясняют мудрецы (Сифри, Реэ): "Сказано "...твоего крупного скота и твоего мелкого скота", чтобы научить: тот, кто ест мясо грехоочистительной или повинной жертвы вне стен храмового двора, преступает заповедь "Не делай" и карается бичеванием".

И тот, кто ест мясо "легких святынь" (например, мясо мирной или благодарственной жертвы - Д 89) вне стен Иерусалима, также карается бичеванием, как разъяснено в трактате Макот (17а), - поскольку запрет "Нельзя тебе есть во вратах твоих..." относится к вкушающим любую пищу, имеющую статус священной, вне места, отведенного для этого законом Торы. И помни об этом.

146-я заповедь - запрещение есть мясо жертв всесожжения. И об этом Его речение, да будет Он превознесен: "Нельзя тебе есть во вратах твоих десятины от твоих злаков и твоего вина, и твоего масла, и первенцев твоего крупного скота и твоего мелкого скота, и всех твоих обетов, которые ты обещаешь..." (Дварим 12:17). И объяснено (Сифри, Реэ): "Твои обеты" - это посвященное в жертву всесожжения.

Это речение Ашема учит нас, что тот, кто ел от жертвы всесожжения - до того, как ее кровью был окроплен жертвенник, или после этого, на храмовом дворе или вне его, - преступает заповедь "Не делай". И этот же запрет распространяется на всех, кто использует в своих целях храмовые святыни или освященную пищу (Д 118).

И тот, кто преступает этот запрет, вкушая от жертвы всесожжения или используя другие святыни запрещенным образом, как это разъяснено в трактате Меила, - в случае умышленного нарушения, карается бичеванием, а если нарушение было неумышленным, приносит жертву меила, возмещает стоимость съеденного или использованного, добавив к этой стоимости хомеш - пятую долю (НД 133), как разъяснено в трактате Меила.

А в 9-ой главе трактата Санхедрин (84а) сказано: "Тот, кто намеренно использует святыни в своих целях, по мнению раби Йеуды, подлежит смерти, а по мнению большинства мудрецов, карается бичеванием". Раби Йеуда приводит доказательство из стиха: "Пусть соблюдают они мое предостережение, чтобы не понести на себе греха и не умереть от него, если нарушат это" (Ваикра 22:9). Но мудрецы возражают: "И не умереть от него" - т.е. именно от греха, о котором говорится в том же месте Торы (НД 133,136), а не от греха, заключающегося в запрещенном использовании святынь".

147-я заповедь - запрещение есть мясо "легких святынь" (Д 89) прежде, чем их кровью будет окроплен жертвенник. И об этом Его речение, да будет Он превознесен: "Нельзя тебе есть во вратах твоих десятины от твоих злаков и твоего вина, и твоего масла, и первенцев твоего крупного скота и твоего мелкого скота, и всех твоих обетов, которые ты обещаешь, и твоих даров..." (Дварим 12:17).

Устная традиция поясняет (Сифри, Реэ): "Это речение учит нас, что тот, кто ест от благодарственной или мирной жертвы до того, как ее кровью был окроплен жертвенник, преступает заповедь "Не делай".

Нарушитель этого запрета также карается бичеванием.

148-я заповедь - запрещение постороннему есть от мяса жертв, имеющих статус "высшей святости" (Д 89). И об этом Его речение, да будет Он превознесен: "Посторонний же не должен есть... ибо это святыня" (Шмот 29:33).

Однако нарушитель карается бичеванием только в том случае, если он ел мясо жертв высшей святости именно во дворе Храма и уже после того, как их кровью был окроплен жертвенник (Макот 17б,18аб).

149-я заповедь - запрещение коэну есть вне Иерусалима от бикурим (первых плодов нового урожая - Д 125). И об этом речение Ашема, да будет Он превознесен: "Нельзя тебе есть во вратах твоих десятины от твоих злаков и твоего вина, и твоего масла, и первенцев твоего крупного скота и твоего мелкого скота, и всех твоих обетов, которые ты обещаешь, и твоих даров, и приношений твоей руки" (Дварим 12:17). Устная традиция поясняет (Макот 176): "Приношения твоей руки" - это бикурим". Поскольку в этом стихе названы только те виды пищи, имеющей статус священной, которые, согласно закону Торы, необходимо доставлять в Иерусалим, можно утверждать, что упомянутые "приношения твоей руки" (терумат ядеха) - это, вне сомнения, именно бикурим, которые так же велено приносить в Иерусалим, "в дом Ашема" (Шмот 23:19), а не иная терума (Д 126 и НД 133), ведь теруму не заповедано приносить в Иерусалим - как же могла Тора запретить есть ее "во вратах твоих", т.е. вне Иерусалима?!

И сказано в Сифри (Реэ): "Это речение учит нас, что коэн, который ест от бикурим прежде, чем совершен ритуал "провозглашения при принесении первых плодов" (микра бикурим - Д 132), преступает заповедь "Не делай" (потому что до "провозглашения" первые плоды еще как бы не доставлены "в дом Ашема"). И разъясняется в конце трактата Макот (19а), что нарушитель подлежит наказанию только в том случае, если бикурим еще не внесены во двор Храма, но, после того, как первые плоды уже помещены там, нарушителя запрета не наказывают, даже если он ел их до "провозглашения".

И, кроме того, в отношении бикурим действует то же правило, что и в отношении "второй десятины" (НД 141): коэн, который ест от бикурим вне Иерусалима, карается бичеванием только в том случае, если эти первые плоды уже "видели Храм" (т.е. вносились в Иерусалим), но еще не были положены во дворе Храма.

Однако посторонний (не коэн), который ел от бикурим, даже после "провозглашения", подлежит смерти "от руки Небес", ведь ясно сказали мудрецы (Бикурим 2:1): "Терума и бикурим запрещены посторонним, а преступивший запрет подлежит смерти или платит штраф". Т.е. тот, кто намеренно нарушил запрет, подлежит смерти "от руки Небес", а тот, кто преступил запрет неумышленно, должен компенсировать стоимость съеденного, доплатив штраф, так же, как и неумышленно евший теруму, ведь поскольку Ашем, да будет Он превознесен, назвал бикурим "приношением твоей руки" (терумат ядеха), законы, связанные с терумой, распространяются также и на бикурим (НД 133).

Все это стоит хорошенько понять, чтобы две различных заповеди не смешались в твоем сознании. Итак, если коэн ел от бикурим, которые уже "видели Храм", но еще не были помещены в храмовом дворе, он карается бичеванием; а запрет, который он преступил, содержится в стихе "Нельзя тебе есть во вратах твоих... приношений твоей руки", как разъяснено в трактате Макот (17а), - и точно так же, тот, кто отделил "вторую десятину" и ел от нее вне Иерусалима, карается бичеванием, несмотря на то, что отделенная часть урожая - его собственность (Д 128).

Однако посторонний, вкусивший от бикурим, которые уже "видели Храм", - где бы он их ни ел (в Иерусалиме или вне стен города), подлежит смерти "от руки Небес", поскольку преступил запрет "Никакой посторонний не должен есть святыни" (Ваикра 22:10), как мы разъяснили, комментируя 133-ю заповедь "Не делай".

Законы, связанные с выполнением данной (149-ой) заповеди, разъясняются в трактате Макот (17-19а).

Сто пятидесятая заповедь - запрещение есть, и даже в Иерусалиме, от плодов "второй десятины", ставших ритуально нечистыми, до тех пор, пока эти плоды не будут выкуплены, поскольку у нас существует правило: плоды, ставшие ритуально нечистыми после отделения их во "вторую десятину", выкупают, и даже в Иерусалиме, как разъясняется в трактате Макот (19б).

Этот запрет содержится в Его речении: "...И не устранял (не ел) я это в нечистоте" (Дварим 26:14). Устная традиция добавляет (Макот там же): "Ни когда я ритуально нечист, а плоды чисты, ни когда я чист, а плоды нечисты".

И еще разъясняется в трактате Макот, что и от бикурим, и от "второй десятины" запрещено есть в нечистоте. И тот, кто ест от "второй десятины", ставшей ритуально нечистой, карается бичеванием. Однако он карается бичеванием лишь в том случае, если он ел от десятины, доставленной в Иерусалим и ставшей ритуально нечистой, не выкупив ее, как мы упоминали.

Законы, связанные с выполнением этой заповеди, разъясняются в конце трактата Макот (там же).


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .