4. Завоевать авторитет

ЗАВОЕВАТЬ АВТОРИТЕТ

"Родители отвечают за воспитание своих детей и формирование их характера; в семье необходимо утвердить родительскую власть и добиваться дисциплины, прибегая, когда требуется, к наказанию"[1]. Невозможно воспитывать детей, не приучая их к дисциплине и послушанию. Рождаясь, ребенок не понимает разницы между добром и злом, истиной и заблуждением — он "дик, как молодой осел"[2]. Он не способен руководствоваться моральными соображениями, напротив — он инстинктивно стремится делать лишь то, что ему приятно. Обязанность родителей — направить детей на верный путь, какой бы трудной ни показалась им эта задача. Безусловно, справиться с ней невозможно без истинной родительской любви, т.е. любви, которая заставляет делать все для пользы своих детей, а не искать легких путей в воспитании. "Кто щадит розгу, ненавидит своего сына, а тот, кто любит его [сына], наказывает с детства"[3]. Иными словами, родители не уходят от трудностей, неизбежных в борьбе за дисциплину, и тем самым обеспечивают своим детям здоровое нравственное развитие.

В чем же заключаются трудности, связанные с дисциплинированием? Во-первых, родителям нелегко переносить недовольство ребенка, видеть его слезы, выслушивать жалобы и капризы — все это малоприятно, особенно если ребенок наотрез отказывается подчиняться. Родителям инстинктивно хочется, чтобы дети были постоянно довольны и счастливы. Нелегко вдруг стать явной причиной огорчений — пусть даже и временных. Другая трудность — в выборе правильной воспитательной тактики в каждом отдельном случае. Какое наказание выбрать, чем заставить детей беспрекословно выполнять родительские требования, как избежать повторения проступков в будущем? Некоторые наказывают не в меру сурово, другие — наоборот, недостаточно строго и слишком редко. В тонком искусстве дисциплинирования необходимо приобрести знания и мастерство.

Однако одни знания и умения не в состоянии решить все воспитательные проблемы. Может быть, наибольшая трудность связана с необходимостью постоянно держать себя в руках. Даже когда родители обладают практическими навыками и правильным пониманием сущности воспитательного процесса, эмоции нередко мешают им своевременно и сдержанно использовать свои знания. Гнев, разочарование, нетерпение, смущение, беспомощность нарушают их душевное равновесие, и они выбирают неправильные педагогические средства. Таким образом, процессу эффективного дисциплинирования непременно должен сопутствовать эмоциональный тренинг родителей.

Дополнительные трудности возникают, когда родители недостаточно осознают важность дисциплины. Они считают иногда, что нет необходимости устанавливать в доме власть, гораздо важнее создать атмосферу любви, терпимости и взаимного уважения. Они не понимают, что приучить ребенка к дисциплине — это и есть проявление любви. Без дисциплины из него может вырасти малоприятная личность, от которой отвернутся сами родители. Мы не принесем нашим детям никакой пользы, если не сможем, когда нужно, приструнить их и верно направить.

Наоборот, мы своими собственными руками растим их неудачниками и отверженными в жизни. Наше нежелание упорно настаивать на должном поведении усложнит ребенку в будущем выбор правильного образа жизни, приведет к конфликту с требованиями Торы и к столкновениям между ним и окружающими его людьми. Из-за того, что он избег краткого огорчения, вызванного наказанием в детстве, он может получить долгую безрадостную жизнь.

Однако, повторяем, власть и дисциплина должны строиться на любви. Чем спокойнее и надежнее чувствует себя ребенок в семье, тем легче направлять и дисциплинировать его, потому что он искренне желает угодить родителям. Более того, там, где за строгостью и наказаниями не чувствуется любви, в ребенке рождается враждебность и отчуждение. Это — нездоровая дисциплина. Если ребенок почувствует холодность, то перестанет подчиняться всякой власти, бояться всех и вся. Он вынесет любое наказание, упрямо отказываясь подчиняться. (Такое происходит — но в меньшей степени — и с детьми, которым кажется, что их недостаточно любят). Прямолинейные методы дисциплинирования обычно малоэффективны в воспитании таких детей. Только удачная педагогическая тактика способна обеспечить успех. Они могут быть эффективны, когда в сознании ребенка заложена уверенность в том, что он любим. Раби Йоэль Шварц[4] кратко объясняет:

Основополагающий принцип в воспитании детей "левая рука (т.е. дисциплина) отталкивает, а правая рука (т.е. любовь и доброта) приближает". Но, несмотря на то, что слова о "левой руке " идут первыми, "правая рука " важнее левой, потому что дает ребенку необходимое чувство, что его любят. Ребенок подчинится дисциплине, только если она основана на любви, потому что тогда он понимает, что строгость — для его же блага, оттого что родители любят его и стараются помочь ему улучшить свое поведение.

Итак, еврейским родителям необходимо приучать детей к дисциплине, внушать страх к себе, воспитывать в страхе перед Всевышним, наставлять детей на правильный путь.

1. Эмоциональный тренинг для родителей

Итак, что нам может помочь, приучая детей к дисциплине, сохранять при этом контроль над собой? Главный принцип — все решать головой, а не сердцем. Необходимо постоянно помнить о далеко идущих последствиях своих действий и сравнивать их с краткосрочными сиюминутными "достижениями". Например, сердитый окрик способен поставить на место своенравного ребенка. Краткосрочная цель достигнута. Однако, когда родители злоупотребляют этим средством в воспитании, они невольно учат и своих детей повторять гневные реакции в отношениях с людьми, а этот стиль общения запрещается Торой. Того, кто идет на поводу у своего гнева, наши мудрецы сравнивают с идолопоклонником[5]. Кроме того, гнев приводит ко многим прегрешениям[6]. В еврейском воспитании есть правомерное место для нечастого проявления справедливого гнева, но от человека при этом требуется оставаться внутренне спокойным[7]. Кроме того, гневное обращение подразумевает чувство неприязни и отчуждения по отношению к ребенку. Громкий голос, раздраженный тон, искаженное лицо — все это подтверждает: "Я тебя не люблю!" Редкие вспышки гнева вряд ли принесут вред ребенку. Но частые ежедневные контакты такого рода неизбежно вызовут у ребенка чувство неполноценности и неуважения к себе. Чтобы заставить ребенка прекратить разрисовывать стены, нет необходимости ломать его и давить. Достаточно взвесить и решить, как именно разумными средствами можно остановить ребенка.

Однако осознание вреда, который наносят неконтролируемые реакции, не всегда помогает родителям удержаться от них. Усталая мать, которая поддается постоянным провокациям сына-дошкольника, может быть, осознает вред, причиняемый гневом, но не в силах остановиться. Отец, спровоцированный наглым ответом, возмущенный вызовом его достоинству и престижу, может наказать с излишней строгостью. Понимание не способно удержать его от гневной вспышки.

Другое чувство, которое мешает эффективно добиваться дисциплины, — это страх перед сопротивлением ребенка и нежелание вступать в конфликт с ним. Родители часто не принимают никаких мер, когда необходимо вмешаться, просто из желания избежать неприятных сцен. Но политика невмешательства несправедлива как по отношению к родителям, так и по отношению к ребенку. У родителей есть право, так же, как и обязанность, оставаться хозяевами в собственном доме.

Что можно предпринять, чтобы преодолеть свою склонность к преувеличенным импульсивным реакциям, к преобладанию эмоций в реакциях и сдержанно подбирать оптимальные формы воздействия в каждом конкретном случае? Вот несколько предложений:

1. Представьте себе, что в комнате находится ваша приятельница или соседка и что вы при ней наставляете ребенка.

Поразительна разница между тем, как родители обращаются со своими детьми на людях и за закрытыми дверьми. Они со всей очевидностью демонстрируют высокий уровень контроля над своими эмоциями, когда им не хочется ставить себя в неловкое положение перед другими людьми. Уже на смертном ложе раби Иоханан бен Закай посоветовал своим ученикам, чтобы они по меньшей мере так же стеснялись Всевышнего, как они стесняются других людей![8] Да, наши мудрецы напоминают нам: "Знай, что над тобой всевидящий Глаз, всеслышащее Ухо и все твои дела записываются в Книгу"[9]. Так и у родителей должно быть постоянное чувство, что за ними наблюдают. Простая мысль, что в комнате есть посторонние люди, мобилизует самоконтроль, заставляет прибегать в общении с детьми к разуму, а не к эмоциям.

2. Представьте себе своего ребенка взрослым и зрелым человеком.

Прежде чем "отчитывать" ребенка, вообразите себе его взрослым человеком. Затем представьте себе, что вы запечатлели на кинопленку момент, когда ребенок вел себя плохо, и прокручиваете ее перед повзрослевшим молодым человеком: "Посмотри, как ты брал корзину с грязным бельем и разбрасывал все вещи по комнате", "Посмотри, как ты выбегал утром в школу: по всему дому валяются учебники, завтрак не тронут, домашнее задание забыто под кроватью, пальто едва накинуто", "Посмотри, из-за каких пустяков ты дрался с сестрой". Размышляя над этой сценой, вы заметите, что неожиданно для себя расслабились и начинаете чувствовать, что у нынешних проблем есть своя смешная (или уж, по крайней мере, не столь серьезная) сторона. Кроме того, вы вдруг поймете, что выходки такого рода преходящи и проблемы ваши не вечны. Эти мысли остудят ваш гнев и позволят вам значительно сдержаннее реагировать на поминутные проделки ребенка.

3. Напоминайте себе об очередной "перемене".

В течение дня всегда наступает "перемена", когда можно передохнуть от детского озорства. Это может быть время дневного или ночного сна, например. Глядя на шалости детей, мать может напомнить себе: "Еще два часа — и они пойдут спать". Мысли о предстоящей передышке дают силы справиться с очередной агрессивной "атакой". О старшем ребенке можно подумать: "Через два месяца он отправится в лагерь". С особенно трудными детьми можно успокоить себя: "Еще год — и он пойдет в ешиву. С грудными детьми, с их "проблемными" животиками, возможным недоеданием следует утешить себя мыслью: "Еще несколько месяцев  —  и все это пройдет". Эти мысли предназначены не для того, чтобы сбросить с плеч заботы о детях. Цель их — увидеть происходящее в перспективе: трудности данного возраста не будут продолжаться вечно. Воспитание детей может показаться вечным сражением, состоящим из множества боев "местного значения". Однако проходит лет двадцать, дети вырастают, и начинаешь удивляться, как бежит время, как это получилось, что вчерашний младенец оказался взрослым человеком? Куда ушли годы, когда мы растили его! Можно ежедневно вспоминать, что родительским трудам когда-нибудь приходит конец и что в ретроспективе каждый этап детства кажется мгновением. Это поможет родителям находить в себе силы и мужество справляться с каждой новой трудностью. И тогда эти трудности "раскрошатся" на поддающиеся решению конкретные задачи и перестанут быть комом неразрешимых проблем. Предчувствие приближающейся передышки позволит вам "продержаться" чуть подольше, добавит еще немного терпения. Очевидно, что легче черпать в себе силы и терпение, когда "перемена" наступит через час-полтора. Передышка, отдаленная на несколько месяцев или лет, требует большего воображения и сосредоточенности, но мысли о ней окупаются сполна.

4. Помните, что ребенок ХОЧЕТ, чтобы вы приучали его к дисциплине.

Хотя ребенок протестует против ваших требований и не желает подчиняться дисциплине, на самом деле он стремится к ней. Ребенку крайне необходимо чувствовать, что родители следят за ним, присматривают, помогают ему управлять своими эмоциями, уверенно направляют и не боятся его. Даже когда кажется, что он хочет быть хозяином положения и сражается с родителями, чтобы этого добиться, на самом деле он предпочитает потерпеть поражение. Он знает, что слишком юн, чтобы отвечать за все. Он нуждается в защитнике, в ком-нибудь, на кого можно смотреть снизу вверх. Если он все время добивается своего, если он в состоянии запугать родителей, он теряет защитников. Он остается один, сам по себе. Да и родительское раздражение не проходит даром. Ребенок побеждает с помощью плача, нытья и приставаний, но на лице отца и матери — недовольство и отчуждение, даже если те беспомощно отступают. "О'кей, пусть будет по-твоему," — говорит взрослый: он уже сыт по горло. Ребенок выигрывает мелкое сражение, но проигрывает войну: он теряет любовь и надежную поддержку взрослых. И потом — если ребенок в принципе послушен и дисциплинирован, родители могут спокойно, без раздражения переносить его слезы и скандалы. Эти демонстрации — лишь "достойное" отступление с поля боя. А за ними — благодарный ребенок, который только рад, что ему дан должный отпор любящими, заботливыми и... бесстрашными родителями.

5. Напоминайте себе: можно испробовать несколько решений, пока не найдется наиболее действенное.

Когда вас беспокоит поведение ребенка, вы не должны считать, что обязаны и способны решить проблему с "первой попытки". Эти чрезмерные требования к себе вызовут только неоправданное беспокойство и напряженность. Составьте план решения проблемы, начав с позитивных, приятных методов воздействия и заканчивая не столь приятными и более строгими средствами. Допустим, ребенок постоянно оставляет пищу в тарелке: "Ты ведь знаешь, Иеошуа, Тора запрещает нам выбрасывать еду. Кроме того, выброшенная пища — это выброшенные деньги. Мы не можем себе позволить тратить деньги впустую. В-третьих, получается, что мама готовила напрасно". Если беседа не улучшает поведения за едой, следует использовать более сильное позитивное воздействие. Например, хвалить его каждый раз, когда он съедает большую часть порции: "Молодец, Иеошуа! Ты почти все съел!" Надо хвалить его постоянно, подталкивая к желаемому результату: "Великолепно, Иеошуа! Ты съедаешь все больше и больше! Не приходится почти ничего выбрасывать. Мы очень рады". Затем хвалить можно пореже, поддерживая достигнутый результат, и постепенно ограничиться редкими одобрительными репликами. Если одна только похвала не приводит к улучшению, следует ввести более мощное позитивное средство: "Иеошуа, давай повесим на холодильник таблицу. Каждый раз, когда ты будешь все съедать, мы поставим тебе "звездочку". А когда ты заработаешь десять "звездочек", получишь приз". Если и этот метод не приносит успеха, можно обратиться к мягким негативным последствиям: "Хватит, Иеошуа, я больше не буду терпеть, что мне приходится выбрасывать пищу. Теперь, если не доешь свою порцию, будешь терять "звездочку" на таблице". Если и это не срабатывает, можно прибегнуть к чисто негативной тактике: "Хватит, Иеошуа, я не буду это больше терпеть! Оставишь еду в тарелке — будешь наказан". С этого момента наказание может усиливаться до тех пор, пока ребенок не начнет вести себя за столом надлежащим образом.

Если родители прибегают к жестким формам дисциплинирования, это значит, что, по сути дела, ребенок сам на них напросился. Ему было предоставлено много возможностей исправиться с гораздо более приятными стимулами. Таким образом, родители полностью снимают с себя ответственность за то, что наказание вызовет у ребенка неудовольствие и досаду. Конечно, нет необходимости прибегать к десяти разным методам в решении какой-нибудь одной проблемы. Двух-трех средств положительного воздействия, до введения негативной тактики, обычно бывает достаточно, чтобы родители не испытывали неудовлетворенности выбранным решением. Более того, уже одно то, что они обдумывают проблему, перебирая подходящие пути к ее разрешению, свидетельствует о разумной, сдержанной, а не импульсивной реакции на раздражающее поведение ребенка. Это значит, что если негативная тактика избрана и применена после определенного взвешивания, а не в порыве гнева и раздражения, в ней нет опасности гневных вспышек.

6. Напоминайте себе, что у вас обычный, нормальный ребенок.

Родители могут зайти слишком далеко и потерять контроль над собой, если им кажется, что их дети — совершенно разнузданные существа. Но, осознавая и помня, что на самом деле ребенок совершает вполне нормальный и естественный для его возраста поступок, родители воспринимают ситуацию спокойней, как бы со стороны, и могут сдержанно реагировать на "провокации". Ниже дан неполный перечень детских поведенческих проблем, свойственных разным возрастным периодам. Если ваш ребенок делает что-нибудь из перечисленного здесь, напомните себе, что его поведение, скорее всего, нормально:

закатывает скандалы

обманывает

грызет ногти

мочится в постель

ворчлив и вечно

недоволен

ленив

спит "на ходу"

не слышит, когда к нему

обращаются

плохо спит

не слушается

боится ходить в школу

ссорится с братьями и

сестрами

не ладит с учителями

хнычет и жалуется

заикается

страдает необъяснимыми

страхами

ворует

неряшлив

всегда опаздывает

невнимателен

плохо ест

страдает ночными

кошмарами

недостаточно быстро

развивается

сосет палец

не ладит со сверстниками

слабо успевает в школе

Однако тот факт, что эти проблемы свойственны нормальным детям, не означает, что они исчезнут сами собой. Некоторые из них требуют вмешательства специалистов. Однако во многих случаях родители могут самостоятельно справиться с задачей. И сами по себе эти особенности поведения редко указывают на психические отклонения.

Вопрос в том, что вызывает эти проблемы у детей. Почему они не такие, как мы, — зрелые, разумные, обладающие чувством ответственности, спокойные, трудолюбивые, старательные — образцовые! Но когда они вырастут, они будут походить на нас гораздо больше — со своими уже "взрослыми" проблемами. А пока они менее опытны и зрелы; они лишь начинают развиваться интеллектуально, эмоционально. Они находятся в процессе приобретения опыта, наблюдений, анализа и роста. Это — в значительной степени — учебный процесс, который, мы все надеемся, приведет их к здоровому, благополучному состоянию. И когда родители понимают, что поведение их детей совершенно нормально, когда они осознают его причины (истоки), они могут более разумно и сдержанно относиться к нему.

7. Напоминайте себе, что власть — не в крике.

Часто родители повышают голос, желая продемонстрировать власть, внушить страх и взять контроль в свои руки. В действительности же тот, кто повышает голос, теряет контроль над ситуацией. Детей очень воодушевляет их способность довести взрослого до истерики. Разъяренным родителям вовсе не удается завоевать уважение детей, даже если и удается добиться временного послушания. Ирония заключается в том, что вообще не требуется шума и крика, чтобы добиться истинного контроля над ситуацией. Напротив, спокойное, сдержанное высказывание имеет больше шансов быть услышанным[10]. "Мудрые слова, сказанные тихо, — слышны..."[11]

Представьте себе, что происходит, когда полицейский останавливает вашу машину на шоссе. Разве он произносит долгую проповедь об опасностях быстрой езды? Или кричит, что вы безответственно вели себя на дороге, рискуя собственной жизнью и жизнью других людей? Разве он громко возмущается тем, что вы не проявили должного уважения к установленным правилам и превысили скорость? Может быть, он багровеет от гнева, обвиняя вас в необдуманном, крайне опасном поведении?

Как правило, ничего этого не происходит. Обычно у полицейского приятное выражение лица и ровный голос. Он просит вас предъявить водительские права, выражает сожаление по поводу того, что этот инцидент с превышением скорости будет стоить вам двух "проколов" (что, вероятно, повысит ежегодную выплату страховки), возвращает права и желает вам приятного путешествия. Вот и все.

Как бы вы почувствовали себя, примись полицейский кричать на вас? Вы были бы смущены или оскорблены, или взбешены, возмущены, раздражены, агрессивны, возможно, ощущали бы необходимость оправдаться. Дети реагируют на крик точно так же. Может быть, они испугаются и подчинятся авторитету, но при этом испытают также гнев и раздражение, досаду и неприязнь. Несомненно, эти чувства вредны и для взаимоотношений между родителями и детьми, и для развития характера самого ребенка.

Итак, полицейский не кричит. Как же он осуществляет свою власть? Что заставляет вас в следующий раз воздержаться от превышения скорости — по крайней мере, на той же дороге и хотя бы в первое (или какое-то) время?

Все дело в том, что полицейский обладает РЕАЛЬНОЙ властью. Он не нуждается ни в сценах, ни в скандалах, потому что его власть — неотъемлемая часть отношений "водитель — полицейский". Существуют негативные последствия для проступков взрослых людей (штрафы и тюремное заключение), и это в достаточной степени мотивирует исполнение законов. И никто ни на кого не кричит. Конечно же, наказание за нарушение закона должно быть достаточно серьезным, чтобы заставить взрослых избегать его. Если бы полицейский оштрафовал вас на пять центов, вы бы посмеялись и продолжали вести себя в том же духе. Однако когда плата высока, мы предпочитаем подчиниться власти.

Вы как родители должны достигнуть положения полицейского и пользоваться, как и он, реальной властью, создав систему последствий. Пользуйтесь этой властью, бросьте истерику. Крик — это доказательство того, что в вашем доме власть вам не принадлежит.

Пример 1 Неправильно:

Ребенок: Мама, дай молока. Мать: Возьми. Ребенок: Я хочу печенье. Мать: Не сейчас. Ребенок: Нет, я хочу сейчас. Мать: Хорошо, возьми свое печенье! Ребенок: Еще молока. Мать: Минутку, я занята с малышом. Ребенок: Я хочу молока! Я хочу молока! Мать (крича): Я СКАЗАЛА, ПОДОЖДИ МИНУТКУ! Ребенок: Нет, не через минутку! Я сейчас хочу молока. Сейчас! Чашка пустая! Дай мне сейчас же молока.

Правильно:

Ребенок: Мама, дай молока.

Мама: Попроси, пожалуйста, вежливо.

Ребенок: Можно взять молока, пожалуйста?

Мать: Конечно. Возьми.

Ребенок: Мама, ты не могла бы дать мне печенья, пожалуйста.

Мать: Ты попросил очень вежливо на этот раз. На шабат ты обязательно получишь печенье.

Ребенок: Но я хочу сейчас!

Мать: Я знаю, что тебе хочется сейчас. Ведь оно такое вкусное. Поэтому мы его храним на шабат — особое угощение для особого дня.

Ребенок: Я хочу сейчас! Дай сейчас печенье!

Мать: Мы закончили разговор о печенье. Если ты снова попросишь — выйдешь из-за стола и займешься чем-нибудь другим.

Комментарий

В "неправильном" диалоге мать старается угодить ребенку. По неизвестной причине она не обращает внимания на его манеры и тон и просто дает ему все, что он просит. Однако, в конце концов, ей трудно выполнить просьбу ребенка, и она, естественно, раздражается из-за его настойчивых эгоистичных требований. Ей неприятно чувствовать себя рабой сына, и она с неприязнью воспринимает его наглую настойчивость. Первоначальное желание матери избежать стычки не осуществилось, и в результате весь этот эпизод способствовал ухудшению отношений с ребенком и развитию у него отрицательной черты характера.

В "правильном" диалоге мать и поправляет ребенка, когда он невежливо обращается к ней, и считает нужным не выполнить его просьбу. Ребенку наверняка не понравятся ни замечание, ни отказ выполнить его просьбу, но у матери хватает твердости и мужества делать не то, что легко, а то, что правильно и хорошо для его дальнейшего развития. Мы видим, что, несмотря на строгость, ребенок упрямо продолжает добиваться своего. Но мать понимает, что ее требования не обязательно приведут к немедленным результатам. Все зависит от характера ребенка: иногда может понадобиться множество повторений, чтобы был извлечен необходимый урок. Для иных детей урок повторяется несколько лет! И при этом, независимо от того, слушается ребенок сразу или нет, в самом факте дисциплинирования есть несомненная польза.

Прежде всего, именно мать остается хозяином положения. Следовательно, уменьшается вероятность, что ребенок своим поведением вызовет ее раздражение и неприязнь. Напротив, постоянное использование подходящих средств воздействия обычно удерживает мать от раздражения, гнева и бесконтрольных реакций — благо и для родителей, и для ребенка. Кроме того, дети, которых воспитывают методами, осуществляемыми в терпеливой, сдержанной форме, постепенно учатся таким же терпеливым, сдержанным реакциям. Они непременно будут относиться с уважением и любовью к своим родителям, если не в юные годы, то позже. И последнее. Мать, которая упорно следует разумному, сознательному и систематичному подходу к воспитанию, может быть уверена в том, что она сделала для ребенка все, что могла. Ведь, в конце концов, развитие ребенка зависит не только от родителей. Есть другие факторы, которые играют немаловажную роль: врожденная природа человека (такая, какой ее определил Всевышний), его свобода выбора, другие важные в его жизни люди, взаимоотношения с братьями и сестрами, жизненный опыт, влияние среды и т.д. Родители имеют главное влияние, но не могут брать на себя полную ответственность за конечный результат. И если они уверены, что сделали все от них зависящее, если они излили сердце Творцу, молясь за духовное и физическое благополучие детей, они не должны терзаться чувством вины и сожаления, даже если разочарованы развитием ребенка (хоть это оправдание и не облегчает горечи разочарования). Царь Хизкияу знал из пророчества, что у него вырастет сын-злодей. Тем не менее он использовал любую возможность учить сына Торе, стараясь выполнить свой родительский долг[12]. К несчастью, когда у родителей не хватает мужества, терпения и желания вести своих детей по правильному пути, у них всегда есть основания упрекнуть себя в плачевных результатах и сожалеть о той роли, которую они сыграли в неудачном развитии ребенка. Это — очень тяжкое бремя.

Пример 2 Неправильно:

Ребенок: Мама, я разлил кое-что на пол.

Мать: Что ты разлил?

Ребенок: Оливковое масло из большой бутылки.

Мать: ЧТО?! ПОКАЖИ-КА! НЕТ, Я ЭТОГО НЕ ПЕРЕНЕСУ! ТЫ ЗНАЕШЬ, СКОЛЬКО ЭТО МАСЛО СТОИТ? И ПОСМОТРИ НА ЭТУ ЛУЖУ! НЕУЖЕЛИ МОЖНО БЫТЬ ТАКИМ НЕУКЛЮЖИМ? ВЕДЬ ЭТО МАСЛО НЕВОЗМОЖНО ВЫТЕРЕТЬ! ОНО РАСТЕКАЕТСЯ ПО ВСЕМУ ПОЛУ, КАК НЕ ЗНАЮ ЧТО! НЕТ, ЭТО НЕВЫНОСИМО! ТЕБЕ НИЧЕГО НЕЛЬЗЯ ПОРУЧИТЬ! ПОЧЕМУ ТЫ НЕ МОЖЕШЬ ВСЕ ДЕЛАТЬ ОСТОРОЖНО?! ТЫ ВСЕГДА СОЗДАЕШЬ МНЕ РАБОТУ!

Правильно:

Ребенок: Мама, я разлил кое-что на пол.

Мать: Что ты разлил?

Ребенок: Оливковое масло из большой бутылки.

Мать (начинает медленно считать до десяти, делая глубокий вдох перед каждым счетом): Ну-ка посмотрим... Да-а... недурная лужа, не правда ли? Принеси, пожалуйста, ведро с тряпкой и мыло. Надо это быстро убрать.

Комментарий

В первом диалоге проиллюстрирована естественная реакция на маленькую житейскую "трагедию". Какую мать обрадует необходимость вытирать огромную масляную лужу? Однако давайте проследим за реакцией ребенка на "естественную" вспышку матери. Так как реакция матери очень остра, ребенок может решить, что он совершил ужасный поступок. Обвинения в неуклюжести и в том, что он постоянно создает для матери работу, только усиливают его чувство вины и сознание того, что он — "плохой". Вдобавок ее собственное чрезмерное раздражение учит его, как следует реагировать на неприятные новости (например, когда он узнает, что кто-то катается на его велосипеде без разрешения). Из-за своей незрелости дети переживают за день массу "катастроф" и "трагедий" — значительно больше, чем взрослые. Мать из первого диалога, сама того не желая, своим примером показывает ребенку, как сильно можно огорчаться, если что-то происходит не так, как хочется. И тогда она станет свидетельницей таких же реакций ребенка на каждую неудачу и разочарование.

Второй диалог — очень "нетипичный", "неестественный" для многих из нас. Нужно долго работать над собой, чтобы достигнуть такого уровня — спокойно противостоять неприятным событиям. Перед тем, как "прибыть на место катастрофы", мать считает до десяти, чтобы успокоиться. Ей удается внушить себе, что для неловкого ребенка всякие разбивания-проливания — вещь нормальная; она решает использовать ситуацию для того, чтобы подать пример сдержанности, самоконтроля и поиска выхода из стрессовой ситуации. Когда такой ребенок впадет в истерику из-за того, что кто-то без спросу катается на его велосипеде, мать может напомнить ему, как следует принимать неприятные новости — спокойно и зрело. Для него ситуация с велосипедом — "катастрофа". Нет смысла успокаивать его, что все это не так серьезно. Гораздо полезнее научить ребенка вести себя в таких ситуациях правильно, в соответствии с требованиями и целями Торы. Если мать сама демонстрирует такой подход, попадая в свои личные "катастрофы", ее наставления убедительны и действенны. И наоборот, если она предлагает ему определенный подход к решению проблемы, а сама не практикует его в жизни, вряд ли ее урок будет иметь успех.

Для тех, кто полагает, что такое поведение доступно ангелам, а не матерям "из крови и плоти", я приведу пример терпения и выдержки, проявленных Сарой Шниpep, основательницей движения "Бейт Яаков". Многие рассказы о ней свидетельствуют, что она воплощала в себе идеал личности, живущей по Торе. Классы и жилые комнаты в семинаре Сары Шнирер были переполнены до предела. Их разделяла стеклянная дверь. Однажды в беспечной спешке девочка двинула кровать на дверь и разбила стекло. Все стали нервничать: что скажет учительница? Ведь стекло дорогое, а школа постоянно нуждалась в деньгах! Сара Шнирер вошла и тихо спросила: "Никто не порезался?" Убедившись, что все целы и невредимы, она спокойно вымела осколки"[13]. И никаких упреков, огорченных восклицаний! А ведь ремонт стоил больших денег и его можно было бы с легкостью избежать.

Того, кто полагает, что такое поведение "по плечу" разве что необыкновенным учителям, но никак не обыкновенным мамам, заверяем: еврейские матери ежедневно проявляют не меньшую выдержку. Примеры героического родительского терпения, может быть, не всегда становятся достоянием истории, но всегда "записываются" Всевышним. Ни одна, даже самая небольшая, победа над йецер ара не остается незамеченной Всевышним. Конечно, нам не всегда удается одержать победу. Нередко родители реагируют на ситуацию, не задумываясь, не пытаясь выбрать лучший по возможности ответ.

Тем не менее, если упорно следовать практике самоконтроля и тщательного взвешивания, это принесет свои плоды. Те, кто учится владеть своими эмоциями, однажды обнаружат, что повседневные "маленькие трагедии" не так уж сильно их и огорчают. Даже те, кто поначалу только "притворяется", будто эти "катастрофы" не столь уж страшны, в награду начинают действительно так чувствовать.

2. Будьте хозяином положения

Еврейское воспитание в семье — это не демократический процесс. Родители не принимают свои решения в зависимости от мнения детей и не пытаются добиться их одобрения по поводу всего, что происходит в доме. Наоборот, они царят в доме, власть в их "владениях" принадлежит им.

Что это означает на практике? Это означает, что, если разражается война мнений и воли, в подавляющем большинстве случаев воля родителей оказывается решающей. Ребенку тоже предоставляется возможность поступать по-своему, но приблизительно в 20% случаев. Например, ребенок хочет выйти погулять без свитера, а мать считает, что свитер следует надеть, потому что на улице прохладно. Кто победит в этом случае? В доме, где ребенок обычно побеждает в таких вопросах, он — хозяин положения. Если он захочет, то выйдет без свитера. Если он захочет оставить вещи на полу, то оставит. Если ребенку нравится засиживаться допоздна, он так и делает. Если он вздумает взять без спросу печенье, значит, возьмет. Родителям в семье власть не принадлежит.

В доме, где родители твердо стоят на своем в повседневных спорах, руководство находится в их руках.

Почему же все-таки ребенку предоставляется возможность поступать по-своему почти в двадцати процентах таких столкновений? Во-первых, очень важно, чтобы родители предъявляли обоснованные и логичные требования. Когда родители неубедительны и нелогичны в своих требованиях, они постепенно теряют авторитет (как мы увидим позже). Иногда у ребенка есть веские доводы в пользу собственного мнения (он напоминает маме, что, хотя на улице и прохладно, но он-то будет сидеть в теплой машине и поэтому не нуждается в свитере). Когда родители меняют свое мнение после предъявления логичных контрдоводов, ребенку это представляется честным. И наоборот, когда они упорно стоят на своем, несмотря на разумные аргументы,  это  воспринимается  детьми  скорее  как желание унизить, а не как твердость и непреклонность.

Другая причина, почему детям иногда следует позволять поступать по-своему, — ребенку для развития требуется определенная самостоятельность. Если ребенок приучен подчиняться воле своих родителей, как робот, его собственная способность действовать самостоятельно будет заторможена. Ребенок нуждается в руководстве, чтобы научиться принимать собственные решения и обдумывать ситуации. Хотя это очень приятно, когда ребенок спрашивает разрешения по поводу каждого своего действия, и приятно, когда он послушно выполняет все родительские указания, не менее важно, чтобы в ребенке действительно развилась способность принимать самостоятельные решения. Неспособность думать самому — это недостаток. Таким образом, дети, чья воля приходит в противоречие с требованиями родителей (как ни неприятно и хлопотно с ними воевать), — явление здоровое и нормальное. Стремление к самостоятельности зарождается обычно в возрасте двух лет, когда родителям начинает казаться, что ребенок противоречит каждому их желанию. Как раз в это время родителям необходимо установить равновесие между послушанием и самостоятельностью ребенка. Когда мы позволяем ребенку иногда поступать по-своему, это дает ему и ощущение того, что в его жизни присутствует контроль, и опыт влияния на других людей. Он учится распознавать, когда обязан слушаться, а когда может вступить в переговоры.

В каких случаях разумно вступать с ребенком в переговоры? В конце концов, никому не понравятся бесконечные дискуссии по поводу любой просьбы или указания. Также нежелательно, чтобы ребенок начал определять параметры указания ("Можно, я это сделаю попозже?"; "Можно сделать что-нибудь другое вместо этого?"). Однако в некоторых случаях можно и нужно выслушивать ребенка и принимать во внимание его желания.

Принцип, которым могут руководствоваться родители, — просто проверить, сколько раз в день (или в несколько дней) решение принималось по воле родителей. Скажем, если утром мать попросила ребенка надеть определенную вещь, напомнила почистить зубы, указала, что именно есть за завтраком, попросила убрать со стола посуду и ребенок все это выполнил, а потом начал спорить по поводу того, надевать ли ему куртку в школу или нет, родители могут подумать и позволить ребенку поступить по-своему ("Да, пожалуй, сегодня можно надеть свитер вместо пальто"). Иными словами, на четыре-пять решений, принятых взрослым, приходится одно, выбранное ребенком.

Хотя в последнем случае мать уступает ребенку, он действует с разрешения родителей. Мать сохраняет контроль над ситуацией, даже когда позволяет ребенку определить исход спора. Это существенно отличается от тех случаев, когда ребенок берет контроль в свои руки и вынуждает родителей поступить так, как ему хочется, используя свой "командный" арсенал (нытье, крик, непослушание, агрессию и т.п.). Когда ребенок — хозяин положения, мать позволяет ему делать, что он хочет, потому что не в состоянии выносить его атаки. Ребенок фактически запугивает родителей. В теории это может показаться смешным и невероятным, однако на практике дело часто обстоит именно так: двух-трехлетний малыш держит своих родителей в полном подчинении.

Мать, которая чувствует, что власть в ее руках, не испугается неудовольствия и отпора детей. Она уверена, что руководит их поведением в большей части случаев, настаивая на выполнении своих указаний и иногда позволяя им поступать по собственному усмотрению.

Пример 1 Неправильно:

Ребенок: Мама, можно сегодня надеть субботние туфли?

Мать: Субботние туфли, Ханеле, можно надевать только в шабат.

Ребенок: Ну, пожалуйста, девочки надевают их в пятницу.

Мать: Не думаю, что это так.

Ребенок: Я уже их надела. Я уже в них хожу.

Мать: Сними, пожалуйста, и сейчас же надень будничные. Уже пора идти в школу.

Ребенок: Ну, пожалуйста, я очень прошу! Только один раз. Я больше никогда их не надену в школу, я обещаю!

Мать: У меня нет времени на пустые разговоры. Сейчас же сними! Пора идти.

Ребенок: Ну, мне хочется их надеть. Ты никогда ничего не разрешаешь! Я их не буду пачкать! Ну, пожалуйста, пожалуйста!

Мать: Хорошо, хорошо. Только сегодня. А теперь иди.

Правильно:

Ребенок: Мама, можно надеть сегодня субботние туфли?

Мать: Субботние туфли, Ханеле, можно надевать только в шабат.

Ребенок: Ну, пожалуйста, все девочки надевают в пятницу субботние туфли.

Мать: Я так не думаю.

Ребенок: Я их уже надела, я уже их ношу.

Мать: Сними их, пожалуйста, и сейчас же надень будничную обувь. Пора идти в школу.

Ребенок: Ну, пожалуйста, ну, я очень прошу. Только сегодня! Я их никогда больше не надену, я обещаю.

Мать: Ханни, я сейчас помогу тебе их снять, а то ты опоздаешь.

Ребенок: Но мне так хочется их надеть. Ты никогда ничего не разрешаешь. Ну, пожалуйста, пожалуйста!

Мать: Вот твои школьные туфли. Давай их наденем.

Правильно:

Ребенок: Мама, можно надеть сегодня субботние туфли?

Мать: Да.

Комментарий

В "неправильном" диалоге демонстрируется тактика искусного, "профессионального" нытья. Девочка упорно продолжает просить и умолять, полная решимости добиться своего. К сожалению, у матери не хватает терпения выдержать "атаку" до конца, и она сдается. Она позволяет ребенку сделать по-своему, потому что у нее нет ни времени, ни терпения продолжать борьбу. В результате ребенок еще больше преуспеет в применении своей "безотказной" тактики. Она в очередной раз сделает вывод: если ныть и приставать достаточно долго, мать позволит ей все, что она хочет. И девочка будет использовать и совершенствовать эту неприятную тактику, пока не вызовет серьезное раздражение и неприязнь у матери. Так родительская "мягкость" вредит взаимоотношениям с детьми и развитию детского характера.

В первом "правильном" диалоге видно, что родители вполне способны "переупрямить" детей, когда захотят. Если мать твердо уверена в том, чего она хочет добиться, она должна стоять на своем до последнего. Если "нет" — значит "нет". Оно не должно превратиться в "да" под давлением ребенка или из-за недостатка времени. Если ребенок будет умолять и клянчить минут пятнадцать, что ж, маме сравнительно повезло. Но если ребенок видит, что ни пятнадцать, ни двадцать минут, ни целый час не меняют маминого решения, ему в конце концов надоест тратить впустую время. Безусловно, такой последовательный отпор он должен получать постоянно.

Главное препятствие к тому, чтобы ребенок окончательно осознал, что приставание не оправдывает себя, — это неуверенность родителей, которые иногда проявляют твердость, а иногда — сдаются и уступают. В этих случаях искоренять приставания и нытье и другие неприятные методы детской "борьбы" исключительно сложно. Ребенок будет продолжать их до бесконечности, надеясь, что на этот раз ему повезет. Родители никогда не должны уступать нытью. Если ребенок просит о чем-нибудь, хныча, просьба не должна быть удовлетворена, даже если она по сути разумна и исполнима. "Нытье" включает в себя все повторные просьбы, когда ребенок получает отказ в первый раз и продолжает упрашивать, надеясь получить положительный ответ. Родители, которые в конце концов уступают детям, поощряют их и в дальнейшем использовать тактику "психического давления".

Во втором "правильном" диалоге мать признает двойственность своего решения, но во всяком случае не желает втягивать дочь в неприятный и продолжительный спор. Конечно, матери не хочется, чтобы дочка надела субботние туфли в будний день, однако она не на все сто процентов уверена, что вопрос настолько важен, чтобы затевать из-за него спор. Кроме того, она предчувствует, что может сдаться, если позволит ребенку затеять дискуссию. Мать резко обрывает разговор согласием и надеется обдумать этот вопрос впоследствии. Фактически она оставляет за собой право запретить в будущем носить субботние туфли в будни. Мать скажет ребенку, что она подумала и решила: в дальнейшем дочь будет надевать субботние туфли только в шабат. И, уже приняв про себя твердое решение, мать сможет уверенней и спокойней противостоять настойчивости ребенка.

Пример 2 Неправильно:

Мать: Йоси, пой, пожалуйста, потише. Хане трудно заснуть.

Мать: Йоси, я попросила тебя петь потише. Мать: Йоси, пой, пожалуйста, потише. Мать: Йоси...

Неправильно:

Мать: Йоси, пой, пожалуйста, потише. Хане трудно заснуть.

Мать: Йоси, я попросила тебя петь потише.

Мать: Йоси, пожалуйста, потише.

Мать: Тише, Йоси.

Мать (с криком): ЙОСИ, СЕЙЧАС ЖЕ ЗАМОЛЧИ!

Правильно:

Мать: Йоси, пой, пожалуйста, потише, Хане нужно заснуть.

Мать: Если мне придется тебя снова просить, ты выйдешь из комнаты.

Мать: Все, Йоси. Пожалуйста, выйди.

Комментарий

В обоих "неправильных" диалогах взрослый не в состоянии контролировать ситуацию. Мать умоляет ребенка замолчать, а он не слушается. Первый диалог вообще ничем не кончается: взрослый продолжает просить, а ребенок продолжает делать по-своему. Мать явно не способна добиться выполнения своих требований. Во втором диалоге продемонстрирована типичная ошибка "терпеливой" матери, которая сдерживается до определенного момента, а потом взрывается. Подобные контакты обычно протекают по такой схеме: несколько просьб, на которые ребенок не обращает внимания, и в результате — шумная и злая вспышка. Таким путем взрослый пытается осуществить контроль над ситуацией. Но на самом деле он его только теряет. В тот момент, когда мать позволяет естественному гневу повлиять на ее поведение, она терпит поражение. Конечно, неудивительно, что мать сердится: она попросила сына несколько раз, и он не послушался. Но такой тактикой взрослый невольно учит ребенка не обращать внимания на свои указания. Если он позволяет ребенку не реагировать на вторую, третью, пятую его просьбу, он только дает этим понять, что первые несколько обращений недостаточно серьезны и им действительно не стоит уделять внимания. Другими словами, ребенок будет знать по опыту: мать, повторяя просьбу, не ждет, что он сразу послушается. В конце концов мать сдается и уходит (дети у таких родителей, кажется, вообще не слышат, что им говорят) или раздражается, в результате чего ребенок сделает то, что ему говорят. "Посерьезневшие" родители выглядят очень грозно: резкий тон, громкий голос, мрачное выражение лица, усиленная мимика и угрожающие жесты — все говорит о том, что сейчас родители отнюдь "не шутки шутят". Получается, что пока они произносят свою просьбу с нормальным выражением лица, спокойным тоном и тихим голосом, их слова не столь уж серьезны: "Пожалуйста, убери свои вещи" ("Я не жду, что ты это сделаешь сразу").

Другой вариант — это когда родители и не сдаются, и не сердятся, но продолжают "вечно", что называется, "пилить". Допустим, мать просит сына сидеть прямо каждый раз, когда видит, что он сутулится. Она просила его об этом десятки и сотни раз, и это должно бы стать для матери сигналом, что ее тактика не срабатывает. Однако в ответ на ее просьбы наступает минутное улучшение. И вот, вместо того, чтобы обратить внимание на неэффективность своих замечаний в целом, она продолжает день за днем, неделя за неделей, месяц за месяцем напоминать сыну, что не следует сутулиться. В результате ребенок получает неоправданное и непродуктивное количество негативного внимания. И ребенку невесело, и матери неприятно. А главное — никакого прогресса.

Вместо того, чтобы постоянно "нудить", родители должны решить, насколько серьезно они относятся к этой проблеме. Если серьезно, следует составить серьезную воспитательную программу (всегда начиная с позитивных методов). Когда мать осознает, что просит о чем-то уже в третий раз, но без всякого результата, ей следует прекратить просьбы и спросить себя, чего, собственно говоря, она хотела бы добиться.

В "правильном" диалоге матери удается передать всю серьезность своего замечания. Она просит всего два раза и при этом ведет себя "нормально". Она следует "двухразовому" правилу, которое заключается в том, что родители могут попросить ребенка что-то сделать (или чего-то не делать) не больше двух раз. Если ребенок после повторной просьбы не подчиняется, принимаются какие-то меры. В нашем примере мать отправляет ребенка из комнаты на этапе конкретных мер. Все просьбы и дискуссии прекращаются. Мать использует тактику "трех этапов": просьба, просьба с предупреждением, применение последствий.

Многим родителям удается взять контроль над ситуацией в свои руки, когда они пользуются правилом "двухразового предупреждения", сохраняя спокойствие во все время столкновения. Так как мать не раздражена бесконечными бесплодными повторениями, она вступает в дисциплинарный этап спокойной и сдержанной. Правило "двухразового предупреждения" позволяет ей направить свои силы на успешный выбор и осуществление дисциплинарных мер — в случае, если они понадобятся. Самое важное, что ребенок при этом учится прислушиваться к словам матери и тогда, когда она обращается к нему ровным, спокойным тоном. Он привыкает к тому, что слова, сказанные нормальным тоном, могут быть абсолютно серьезны. Чтобы понять, что от него требуется, он не будет дожидаться, пока мать начнет кричать. Жить без крика и скандалов — значит, жить так, как требует от нас Тора, — в спокойной, доброжелательной атмосфере, даже когда необходимо применить наказание.

Как работает правило "двухразового предупреждения"? Прежде всего, родители должны научиться слышать себя. Допустим, мать попросила о чем-то в первый раз. Ей следует тут же остановиться и отметить про себя этот факт, а не рассеянно твердить просьбу, занимаясь попутно какими-то другими делами. Иногда мать настолько не уверена в том, что ее послушают, что бессознательно готова повторять свою просьбу, если та не выполняется сразу. А если ребенок выполняет ее сразу, она просто поражена неожиданностью.

Итак, услышав себя в первый раз, она должна задать себе два вопроса (это — стадии "обдумывания"):

1) действительно ли важно то, о чем я прошу?

2)  в состоянии ли я физически и духовно вынести предстоящее столкновение?

Рассмотрим подробнее эти два вопроса. Первый вопрос ("Так ли это важно?") предлагает установить степень важности той или иной просьбы. Невозможно раздувать "дело" из каждой просьбы или требования. Родители должны признать, что есть вопросы первостепенной важности, которые необходимо решать сейчас. А есть такие, что не имеют принципиального значения. "Важность" в этом контексте означает, что родители действительно хотят, чтобы их требования были немедленно выполнены. Например, мать просит дочь-подростка забрать младших детей из садика. Девочка бормочет что-то о том, что сейчас ей хочется почитать. Мать, попросив пока только один раз, спрашивает себя, насколько важно довести дело до конца. Она помнит, что ее дочь старательна и трудолюбива во всем, что касается уроков и школы, но стоит попросить ее помочь по дому или с детьми, она чаще всего уклоняется от просьбы. Мать решает, что в данном случае очень важно настоять на выполнении просьбы, потому что необходимо приучить девочку охотнее помогать другим. Решив так, мать начнет обдумывать, как преподнести свою просьбу. Если же она решает, что дело не так важно, чтобы вступать из-за него в "борьбу", она не станет повторять просьбу.

Можно привести еще несколько примеров. Отец просит ребенка принести ему воды. Ребенок не выполняет эту просьбу, и отец решает, что не стоит сейчас "раздувать" дело, просьбу не повторяет и сам приносит себе воды. Или, допустим, мать просит ребенка убрать со стола, тот отказывается; мать знает, что она сейчас занята исправлением других недостатков, считает, что этот отказ можно оставить пока без внимания, и убирает со стола сама. Или — отец просит ребенка не играть дома мячом. Ребенок продолжает играть. Отец решает, что необходимо довести дело до конца, и начинает обдумывать свое повторное требование.

Второй вопрос — "Готова ли я — физически и морально — к тому, чтобы довести дело до конца?" Необходимо оценить свои силы именно в данный момент — свою готовность к активному педагогическому вмешательству. Например, нежелательно заниматься в это время другими делами: купать малыша, разговаривать по телефону, беседовать с другими членами семьи или проверять счета из банка. Кроме того, чтобы продемонстрировать власть, требуется спокойствие и энергия. А если мать больна, огорчена или переутомлена, лучше отложить "сражение", даже если вопрос кажется достаточно важным и неотложным, — просто она займется им в другой раз. Следует придерживаться такой же тактики и если ребенок "не в форме": слишком утомлен, болен или огорчен, чтобы воспринимать происходящее как урок. Есть, конечно, вероятность, что ребенок услышит просьбу с первого раза и выполнит ее. Это можно считать приятной неожиданностью. Естественнее ожидать, что ребенок проигнорирует многие первые просьбы.

Во второй раз родители повторяют просьбу или требование уже иначе, чем в первый. Ситуация тщательно обдумана. Родители осознают, как важен вопрос, которым они занимаются, и готовы — физически и морально — заставить ребенка слушаться. Таким образом, вторичная просьба должна сопровождаться соответствующим предупреждением: "Если ты не сделаешь то-то и то-то, произойдет то-то и то-то". Это предупреждение об отрицательных последствиях — поворотный пункт в "переговорах" с ребенком. Именно в этот момент родители применяют свою власть. До этого они только просят. Дети — это не взрослые. Если взрослого человека попросить говорить потише, он, как правило, сделает это. А ребенок, скорее всего, не сделает, если его попросят о том же. По некоторым причинам для большинства детей простой просьбы недостаточно. Даже разумное и логическое объяснение просьбы может пропасть даром. Просьбы, взывающие к состраданию и сочувствию, также бесполезны. Есть только одно, что понятно большинству детей, — применение родительской власти.

Кроме того, для детей (особенно для маленьких) родительская власть — не абстрактное понятие. Она абсолютно конкретна, это нечто, что ребенок испытывает на себе. В очень редких случаях достаточно объяснить детям, что почитание отца и матери — очень важная мицва. Дети желают знать, что произойдет, если они не будут почитать и уважать отца и мать. Почти все дети попытаются в какой-то момент найти ответ на этот вопрос. Когда они обнаружат еще маленькими детьми, что непослушание приводит к неприятным последствиям, они, как правило, будут стараться изо всех сил угодить родителям. Хотя все дети хотят нравиться папе и маме, хотят, чтобы их любили и хорошо к ним относились, их потребность в самостоятельности настолько велика, что она побуждает их пренебрегать родительской волей для утверждения своей собственной. По мере того, как они взрослеют, любовь к родителям и разум определяют мотивы их поступков и побуждают их выполнять желания родителей. Однако когда они малы, к послушанию их приводит только страх. И если они обнаруживают, что непослушание ничего не влечет за собой, они не будут себя утруждать.

Последний этап правила "двухразового предупреждения" — применение "последствий" — должен быть тщательно подготовлен. Совершенно необходимо, чтобы родители применили избранное наказание как можно быстрее и спокойнее, отведя "разговорной части" минимум времени. Не следует произносить никаких речей или лекций: "Вот видишь, если бы ты сделал то, что тебе говорят, ничего бы не произошло. Почему ты не думаешь о последствиях своего поведения? Теперь ты можешь обвинять только себя". Можно позволить себе лишь две фразы: одну — с требованием выполнить указание ("Теперь ты должен выйти из комнаты, потому что отказываешься говорить тише"), вторую — с "уроком на будущее". Цель "урока на будущее" — внушить ребенку оптимизм по поводу его способности исправиться и подчеркнуть, что вы не сердитесь и владеете собой.

Совершенно обязательно, чтобы наказание было применено — если оно "честно" заслужено. Когда ребенок сам добился наказания, дважды отказываясь послушаться, он должен отвечать за последствия, даже если он искренне сожалеет о том, что сделал. Например, мать объявляет ребенку, что он должен быть наказан за отказ убрать свою комнату: "Мне очень жаль, но ты не сможешь пойти на день рождения к другу". Ребенок, увидев, что его ждет большая неприятность, начинает умолять: "Нет, нет. Я сейчас уберу свою комнату, я обещаю! Посмотри, я уже убираю ее!" В этот момент мать должна оставаться твердой. Если она пожалеет ребенка и отменит наказание, временное неудобство, конечно, будет устранено: ребенок не будет жалобно плакать, а взрослый избавится от скандалов и психических атак. Однако при дальнейшем рассмотрении становится очевидно, что неудобство будет увеличиваться. Ребенок уже убежден, что не следует бояться угрозы наказания. Родители фактически не в состоянии ее реализовать. Как только ребенок это поймет, он будет продолжать не слушаться. Он так и останется недисциплинированным ребенком, с которым неприятно иметь дело. В конце концов он лишится родительской любви из-за своей неспособности доставить удовольствие и угодить, и родители, потеряв контроль над ребенком, не будут иметь от него никакой радости.

3. Создайте последствия

Чтобы добиться авторитета и власти, родителям необходимо иметь в активе ряд дисциплинарных мер, которые можно использовать для воспитательных целей. Они могут охватывать широкий выбор средств, от самых мягких — таких, как неодобрительное выражение лица, — до физического наказания. Выбор конкретного наказания зависит от характера ребенка и срочности исправления.

Родители должны всегда начинать с приятных мягких средств воздействия. Только когда они не достигают положительного результата, им следует прибегнуть к негативным методам, подразумевающим неприятные последствия. Это гарантирует умеренное использование негативной тактики и поможет избежать детской враждебности. Чрезмерное дисциплинирование так же вредно для развития личности, как и его недостаток. Здесь требуется крайняя осторожность.

Какова цель негативных последствий (наказания)? Они помогают добиться от ребенка правильного поведения, независимо от того, понимает он или не понимает, почему ему следует так себя вести. Например, маленькая девочка может и не понимать, почему так уж плохо рисовать на стенах. Ей можно объяснять сотни раз, почему этого не следует делать, но все равно она будет считать, что разрисовывать стены — ужасно увлекательное занятие и рисуночки получаются прехорошенькие. Однако неприятные последствия могут удержать ее от рисования, даже если она будет продолжать думать по-своему. Так и Всевышний "воспитывает" своих детей, еврейский народ. Безусловно, существуют причины, по которым мы должны вести себя именно так, как требует от нас Творец (и как указано в Торе). Но даже если мы не понимаем, почему следует выполнять каждую мицву, нас может побудить сделать это страх перед возможными последствиями[14].

Главная цель наказания — быть сдерживающим средством. Последствия, которые не производят на ребенка, никакого впечатления, не имеют воспитательной силы: "Ну и что, если ты мне не дашь печенья на обед! Я возьму у друзей конфеты", "Можешь забирать этот грузовик — у меня еще пять", "Ну и шлепай, пожалуйста, — мне совсем: не больно". Последствия должны быть достаточно неприятны, чтобы заставить ребенка избегать их в следующий раз, подчинившись воле родителей сразу. Все родители знают, что может не понравиться их детям. Для простоты, однако, мы можем разделить все наказания на четыре основные группы:

лишение привилегий;

лишение вещей и игрушек;

"тайм-аут" — удаление;

дополнительная работа.

Рассмотрим каждую из групп в отдельности. Лишение привилегий означает, что родители могут лишить ребенка различных удовольствий. Например, отменить поход в гости или за город. Понятие "привилегия, удовольствие" имеет чаще всего именно такой смысл. Менее распространенные "привилегии" включают в себя многие будничные вещи, такие, как сон в своей комнате или в своей кровати, еда за столом, одевание субботней одежды или, скажем, каких-нибудь любимых носочков, пребывание в одной комнате с другими членами семьи и т.п. Эти "привилегии" могут быть отменены по необходимости, при использовании схемы "двухразовых предупреждений" или просьб. Например: "Лея, пора идти спать"; "Лея, если ты не пойдешь сейчас в постель, то я не разрешу тебе спать в своей комнате"; "Мне очень жаль, Лея, но тебе придется сегодня спать в гостиной".

Второй вид наказания — лишение вещей и игрушек. Родители могут пригрозить, что отнимут у ребенка что-то в наказание. Однако этот метод применим только до тех пор, пока дети живут дома. Все детские вещи и игрушки принадлежат родителям (если дети не оплачивают жилье, питание и прочие свои расходы). Таким образом, у родителей есть право забрать погремушку и плюшевую игрушку у двухлетнего малыша. У шестилетней девчушки можно отнять книгу или любимое платье. Десятилетнего мальчика можно лишить его велосипеда. Отключить телефон у пятнадцатилетнего. "Конфисковать" машину у восемнадцатилетнего. Однако такое наказание допустимо только на короткий срок - на сутки или менее. Должен огорчать и расстраивать сам факт изъятия вещи, а не ее отсутствие. Например: "Лейбл, прекрати, пожалуйста, играть в доме мячом"; "Лейбл, если ты не прекратишь играть, я отниму мяч"; "Дай мне, пожалуйста, мяч. Я вижу, ты продолжаешь играть".

Третий вид наказания называется "тайм-аут": пребывание в углу, в спальне, кладовке и других местах с прекращением той деятельности, которой ребенок в данный момент занимается. Цель такой формы наказания — заставить ребенка успокоиться или предоставить ему возможность подумать о своем поступке. И здесь тоже наказание должно быть непродолжительным — в зависимости от возраста: четырехлетнего ребенка можно отправить в "тайм-аут" на пять минут, десятилетнего — на десять и т.д. Как мы уже говорили, огорчать должен сам факт наказания, а не удаление как таковое. В других случаях ребенка можно выставить на срок, пока он не прекратит истерику или плач. Следует сказать: "Ты сможешь выйти из этой комнаты, когда перестанешь плакать". Наказание "тайм-аут" развивается по такой схеме: "Сара, отдай малышу игрушки"; "Сара, если ты сейчас же не отдашь малышу его игрушки, ты отправишься в свою комнату"; "Сара, иди в свою комнату и не выходи, пока я тебе не разрешу".

Наказание "тайм-аут" отличается от первых двух тем, что ребенок должен послушаться родителей, т.е. в некотором роде сотрудничать с ними. Когда его посылают в другую комнату в качестве наказания, он должен подчиниться. Можно, конечно, потащить маленького ребенка в его комнату силком и постоять "на страже" до тех пор, пока не истечет время наказания, но это не идеальный вариант. Мало того, что это неприятно и неудобно для родителей, это означает, что ребенок элементарно недисциплинирован. Целью же родителей является вырастить дисциплинированного ребенка, такого, который чаще всего поступит так, как ему указывают.

Чтобы приучить детей выполнять наказание "тайм-аут", первые несколько раз родители рассматривают применение такой тактики как учебное. В этих случаях требуется сосредоточить внимание не на причине наказания, а на процедуре удаления ребенка в другое место.

Допустим, мальчик дразнит брата. Мать дважды предупреждает его, пригрозив, что ему придется пойти в свою комнату, если он не перестанет издеваться над братом. Затем мать приказывает ребенку выйти, но тот не слушается. В этот момент следует полностью "забыть" о насмешках над братом и направить все внимание на то, чтобы приучить ребенка выполнять приказание. Теперь родители ставят ребенка перед выбором с еще более тяжелыми последствиями, если тот не пойдет в свою ком-<…>

страшную угрозу. Ребенок убедится на собственном опыте, что меньшее из двух зол — пойти в свою комнату. И в дальнейшем он должен сознавать, что эта угроза стоит за любым невыполненным приказом родителей. "Супернаказанием" может стать лишение особенно приятных удовольствий или даже физическое наказание — в каждой ситуации надо решать вопрос индивидуально.

Наказание четвертого вида — дополнительная работа — также может потребовать нескольких "учебных" случаев, чтобы приучить ребенка выполнять задание. Процедура такая же: родители просят что-то сделать, в ответ на отказ ребенка ему дается дополнительная работа; если ребенок отказывается выполнять ее, ему грозят гораздо более тяжелыми последствиями. Ребенок привыкает и к "удалению", и к дополнительной работе и подчиняется без протеста.

Дополнительная работа, полученная в наказание, может включать в себя все виды работ, начиная с уборки комнат и кончая многократным переписыванием фраз или повторением определенных действий. Например, взрослый замечает, что его пятилетний ребенок недостаточно внимательно переходит дорогу. Отец предупреждает его, что, если эта небрежность повторится, ему придется потренироваться в правильном переходе улицы. (Другим последствием может быть запрещение выходить из дома и переходить улицу без взрослых. Однако такое наказание не столь продуктивно, как тренировка). Итак, обнаружив, что ребенок продолжает неправильно переходить улицу, родители требуют, чтобы в течение месяца ребенок ежедневно упражнялся в переходе улицы по 15 минут в день. Следует снова объяснить ребенку правила перехода и проследить за выполнением. Первые несколько раз ребенок, скорее всего, не будет возражать. Однако к десятому разу терпение его начнет истощаться, а после двадцатого он наверняка превратится в специалиста по переходу улиц, но очень устанет. Тем не менее родители должны продолжать тренировку все выделенное время, чтобы обеспечить в будущем правильное поведение на дорогах.

Или, например, родители требуют переписать какую-то фразу сто или триста раз. Это преподаст ребенку ценный урок. Содержание фразы должно быть связано с его проступком. Переписывая ее, ребенок как бы "репетирует" правильный вариант поведения. Для этого фраза должна быть сформулирована в позитивной, а не в негативной форме, например: "Я буду разговаривать вежливо и красиво", а не "Я не буду грубить и говорить гадости".

В качестве наказания за непослушание может быть использовано и физическое наказание. Как сказано: "Кто щадит розгу, ненавидит своего сына"[15]. Под словом "розга" подразумевается "дисциплинирование", включающее в себя все виды наказания, в том числе и физическое[16].

В Талмуде говорится:

"Если ударять ребенка, то лишь тонкой веревкой"[17]. Цель удара — обратить внимание ребенка на наказание и доставить ему временное неудовольствие, а не оставить синяки, которые будут болеть дни и недели. Это скорее вызовет у него раздражение, а не раскаяние. Когда физическим наказанием пользуются крайне редко, оно оказывает очень мощное воздействие, как бы подчеркивая всю серьезность совершенного проступка. Однако если детей бьют ежедневно, наказание теряет всякую эффективность. Дети привыкают к битью, начинают считать его органичной частью своей жизни (как чистку зубов), не обращают на него внимания, и оно, естественно, перестает быть сдерживающим средством. Чтобы приносить пользу, физическое наказание должно применяться крайне редко, только за самые серьезные "преступления". Или же по отношению к маленьким детям, когда они не желают "взять тайм-аут" или выполнить дополнительную работу. Если малыш знает, что его могут побить, страх перед родителями сохраняется в течение всего детства. Когда он получает урок в таком чувствительном, незрелом возрасте, страх его иррационален, неосознан и длится очень долго. Следовательно, родителям следует утвердить власть над ребенком как можно раньше. (Разумеется, шлепок — это только одно из средств. Другие воспитательные методы работают так же хорошо или даже лучше).

Если родители вынуждены ударить ребенка, следует проделать это с как можно более хладнокровным, бесстрастным видом. Одна из причин, почему физическое наказание часто приводит к сопротивлению и фактически усиливает нежелательное поведение, — это чрезмерное эмоциональное участие родителей. Сильный удар, грозный взгляд, громкий крик — все это в совокупности выражает слишком сильное внимание, а, как мы уже упоминали в предыдущих главах, усиленное внимание следует оставить для позитивного воздействия на детей, чтобы укрепить в них желание поступать хорошо. Таким образом, решив ударить ребенка, родители должны переждать, пока гнев их уляжется, и шлепнуть без крика и "метания молний". Следует подозвать ребенка, объяснить, что вы вынуждены сейчас его побить (после двухразового предупреждения), и несильно ударить — без дополнительных слов и комментариев. Можно добавить: "Я уверен, что в следующий раз ты будешь вести себя лучше". Желательно после этого как можно скорее обратить активное внимание на положительные моменты в поведении ребенка. Он должен привыкнуть к тому, что именно хорошее поведение привлекает внимание родителей, тогда как плохое — лишь отталкивает их.

Пример 1 Неправильно:

Мать: Йоси, прекрати бить Хаима. Мать: Йоси, если ты не прекратишь его бить, я пересажу тебя на заднее сиденье.

Мать: Все. (Машина останавливается). Пересаживайся на заднее сиденье.

Мать: Йоси, пристегни, пожалуйста, ремень.

Мать: Йоси, если ты сейчас же не пристегнешь ремень, я надену его тебе сама, а ты не получишь сладкого на ужин.

Мать: Все, Йоси. Я сама пристегну тебе ремни, и ты останешься без сладкого.

Мать: Йоси, говори тише, разговоры мешают мне сосредоточиться!

Мать: Если ты не понизишь голос, то пойдешь сразу в постель, когда мы приедем домой.

Мать: Все! Как только мы приедем домой, ты отправишься в постель!

Правильно:

Мать: Йоси, прекрати бить Хаима.

Мать: Если ты не прекратишь его бить, отправишься на заднее сиденье.

Мать: Все, Йоси. (Машина останавливается). Садись на заднее сиденье.

Мать: Пристегни, пожалуйста, ремни.

Мать: Дай я тебе помогу.

Мать: Мне нужна тишина, чтобы спокойно ехать по дороге. Спасибо всем детям, кто разговаривает тихо.

Комментарий

Правило "двухразового предупреждения" в "неправильном" диалоге превратилось в нескончаемое негативное внимание. Ребенок фактически провоцирует родителей на новые и новые знаки негативного внимания, стараясь изо всех сил "занять" их своими "фокусами", и вполне в этом преуспевает. Хотя видно, что ребенок специально привлекает внимание матери, лучше всего игнорировать большую часть его провокаций. Правило "двухразового предупреждения" целесообразно применять не чаще одного раза в течение 2-3 часов. (За исключением тех случаев, когда требуется наказать за невыполнение приказа удалиться в

"тайм-аут" или выполнить дополнительную работу. Тогда оно применяется дважды подряд). Если ребенок продолжает плохо себя вести после применения "последствий", надо как-то проигнорировать, сгладить или замять его поведение, перевести внимание на другой объект. В "правильном" диалоге мать пользуется правилом лишь один раз. В дальнейшем она решает проблему другими средствами, без нагромождения негативных последствий.

Пример 2 Неправильно:

Мать: Мирьям, иди, пожалуйста, обедать!

Мать: Мирьям, если ты сейчас же не придешь, обеда не получишь.

Мать: Мирьям, ты меня слышишь? Идя сейчас же, иначе останешься голодной.

Мать: Мирьям, ты хочешь остаться без обеда? Если ты хочешь есть, лучше иди сейчас.

Мать: Ну, что же, никакого обеда не получишь. Будешь голодная. А в следующий раз, когда я тебя позову, придешь сразу. Просто смешно! Почему я должна двадцать раз звать тебя к столу? Разве я должна умолять тебя поесть? Это тебе должно быть важно. Ты должна быть благодарна, что мама приготовила вкусную и питательную еду, а пока ты являешься, обед совершенно остывает. Все, хватит! Теперь, если ты не будешь приходить к столу вовремя, будешь оставаться без обеда! Вот и все!

Правильно:

Мать: Мирьям, иди обедать, пожалуйста.

Мать: Мирьям, если ты сейчас же не придешь, останешься без обеда.

Мать: Все, Мирьям. Сегодня обеда для тебя не будет. Я уверена, что когда я позову тебя в следующий раз, ты сразу же придешь.

Комментарий

Мать из "неправильного" диалога слишком многословна — и до наказания, и после него. До — она повторяет свою угрозу слишком много раз. Это только приучает ребенка не слушать обращенных к нему слов. Одного предупреждения вполне достаточно. Однако родители должны быть уверены, что угроза не смущает их самих, и должны быть готовы ее выполнить. Когда родителям не хочется, чтобы ребенок оставался голодным, эта двойственность отражается в повторении угроз в надежде, что не придется осуществлять наказание.

Необходима стопроцентная решимость привести обещанную угрозу в действие.

Из этого следует еще один вывод — угрозы должны быть осуществимы. Если вы хотите наказать ребенка за потерянные перчатки и заявляете, что новых ему не купите, вы попадаете в неприятное положение. Никакие нормальные родители не позволят ребенку мерзнуть всю зиму только потому, что тот потерял перчатки в начале сезона. Угрожая тем, что не может быть реализовано, родители подрывают доверие к своим словам. А это подтачивает дисциплину. Ребенок не будет верить в реальность угроз и постепенно перестанет слушаться своих родителей.

Когда это возможно, "последствия" надо увязывать с проступком логически. Например: ребенок не является вовремя к столу — ребенок остается без обеда. Не страшно, если он один раз не поест. И уж, конечно, до ужина он не должен "перекусывать". Или: ребенок не хочет убирать игрушки — ему не разрешают играть ими весь день. Если малыш выбегает на дорогу, то в наказание сидит дома. Если ребенок не выполнил домашнее задание, ему не позволяют заниматься ничем другим, пока он не сделает уроков. Когда наказание вытекает из проступка, оно подчеркивает нежелательный момент в поведении ребенка и становится более осмысленным в его глазах. Так, например, ребенок понимает: мешающий беседе за субботним столом не заслуживает удовольствия сидеть вместе со всеми.

При всем при том наказание может быть любым, главное — чтобы оно являлось сдерживающим фактором.

Конечно, логичным наказанием для водителя, превышающего скорость, будет временное изъятие водительских прав. Но и штраф подействует на него не менее эффективно. Если ребенка огорчит отмена сладкого на ужин, можно наказать этим и за отказ убрать вовремя комнату.

Пример 3 Неправильно:

Мать (малышу): АВИ! СЕЙЧАС ЖЕ СЛЕЗЬ СО СТОЛА!

Мать: ЧТО Я ТЕБЕ СКАЗАЛА! ЕСЛИ ТЫ СЕЙЧАС ЖЕ НЕ СЛЕЗЕШЬ, Я ТЕБЯ ОТШЛЕПАЮ!

Правильно:

Мать: Ави, слезь, пожалуйста, со стола.

Мать: Ави, я считаю до трех. Если ты не слезешь со стола на счет "три", придется выставить тебя из комнаты. Раз. Два. Три. Что ж, пошли. Через пять минут ты вернешься, и мы посмотрим, как ты будешь себя вести.

Комментарий

Правило "двухразового предупреждения" можно применять к детям самого раннего возраста, уже с года и нескольких месяцев. Примерно в год и три месяца у ребенка появляется сознательное желание нравиться родителям и боязнь вызвать их неодобрение. В этом возрасте гораздо проще приучить ребенка к дисциплине. Однако родителям следует утверждать свою власть над ним умело и деликатно.

В "неправильном" диалоге мать пытается криком заставить ребенка слезть со стола. Вряд ли она этим чего-нибудь добьется. Наоборот, повышая голос, она "окружает" проступок таким вниманием, что запретное действие становится особенно соблазнительным для малыша.

Во втором диалоге мать уже на самом раннем этапе воспитания применяет к ребенку правило "двухразового предупреждения". Мать разговаривает с ребенком спокойно и тихо. Она сочла нужным вывести его из комнаты, где находится стол и где присутствуют все члены семьи. Для малышей очень важно быть рядом со взрослыми, поэтому такое наказание покажется ребенку весьма неприятным. Некоторые дети в этом возрасте, может быть, сами выйдут из комнаты, других придется выпроваживать силой, третьих можно посадить в манеж или оставить одних в детской комнате (правда, дверь при этом должна быть приоткрыта: ребенок должен видеть, что он не один в доме. Маленьких детей ни в коем случае нельзя запирать в темной комнате, выгонять из дому и т.п.). Наказание следует применять каждый раз, когда ребенок влезает на стол, — пока он не поймет, что это "развлечение" неизбежно влечет за собой удаление из комнаты. Если улучшения не последовало, родители могут "ужесточить" меры: продлить время "тайм-аута", лишить любимой игрушки и т.д.

Крайне важно объяснить малышу, каким путем он может добиться расположения родителей. Так, делая ребенку замечание, укажите, какие именно действия вы одобряете. Например, можно сказать: "Не рви книгу. Поиграй с машиной". Это гораздо действеннее, чем простое "Не рви книгу!". Ребенок должен знать не только то, чего он не должен делать, но и то, что ему разрешено.

Ограничивая действия ребенка, важно, однако, поддерживать в малыше интерес к окружающему миру и стремление исследовать его, желание узнавать новое, думать и экспериментировать. Например, ваш крошка заинтересовался мусорным ведром или блестящим унитазом. Не прерывайте его "исследований" резким окриком. Такое обращение приведет к потере энтузиазма и уверенности в себе. Вместо того, чтобы упрекать, следует похвалить малыша за любознательность, но направить ее на более подходящий объект: "Да, очень интересное мусорное ведро. Видишь, крышка открывается и закрывается. Но оно очень грязное. Фу! Давай лучше посмотрим, какая у нас замечательная обувная коробка. Видишь, у нее тоже есть крышка. Ее можно открывать и закрывать, открывать-закрывать". Тогда у ребенка не возникает ощущения, что он сделал что-то недозволенное. Он по-прежнему будет чувствовать себя вполне "хорошим" и умным, но одновременно узнает, что существуют рамки поведения, за которые он не должен выходить. Если малыш продолжает тянуться к мусорному ведру, он рискует стать "объектом приложения" более суровых дисциплинарных мер: "Если ты еще раз подойдешь к мусорному ведру, придется на время удалить тебя из кухни". Лучше же всего прятать от ребенка потенциально опасные, грязные и другие "проблематичные" предметы. В результате — ограничения сведены к минимуму, негативное общение автоматически сокращается, чувство собственного достоинства, очень хрупкое в этом возрасте, надежно защищено. А поскольку каких-то ограничений все равно не избежать, у ребенка всегда сохраняется возможность учиться самоконтролю и подчинению родителям.

4. Давайте ясные и конкретные указания

Ребенку необходимо точно знать, что от него требуют. Сказать ему "веди себя хорошо" — это, по сути дела, ничего не сказать. Что именно он при этом должен делать и чего не должен? Конечно, родителям может показаться, что детям и так известно, что подразумевается под "хорошим поведением". Однако ребенок не всегда знает, что конкретно ему следует предпринять, чтобы угодить родителям.

Гораздо полезнее и эффективнее точно определить задачи ребенка. Тогда и он, и сами родители будут ясно видеть, выполнены требования или нет. Вот, для сравнения, несколько типичных примеров расплывчатости и четкости в родительских указаниях:

"Веди себя хорошо" / "Не бегай, ходи спокойно. Говори тихо, не кричи. Делай, что тебе указывают, а не то, что тебе хочется";

"Наведи порядок" / "Положи игрушки на полки, одежду повесь в шкаф";

"Ешь аккуратно" / "Ешь над тарелкой, чтобы не пролить суп, жуй медленно, с закрытым ртом и не чавкай";

"Приходи пораньше" / "Возвращайся к пяти часам";

"Присмотри, пожалуйста, за малышами" / "Почитай малышам книжку, а потом посиди рядом, когда они будут играть";

"Оденься потеплее" / "Надень шапку, шарф и варежки".

Конечно, конкретные указания "длиннее" и сложнее, зато в них гораздо больше информации. Как можно обвинять ребенка в непослушании, если вы не предъявили ему конкретных требований?! Нечестно упрекать его: "Я велела тебе вернуться пораньше!" и наказывать за опоздание, если ему не сказали точно, в котором именно часу надо вернуться домой. Ребенок с полной убежденностью начнет доказывать, что одиннадцать часов вечера — это "рано" (другие ребята возвращаются домой не раньше полуночи!)

Точность и определенность предотвращают недоразумения и помогают детям выполнять поставленные перед ними задачи.

Пример 1 Неправильно:

Мать: Хави, ты уже убрала комнату?

Дочь: Да, мама.

Мать (осматривая комнату): Но, Хави! Здесь ужасный беспорядок! Как же ты говоришь, что убрала?

Дочь: Но я долго убирала. Посмотри, я убрала все игрушки. Видела бы ты, что здесь творилось!

Мать: Нет, я не могу принять такую работу. Это свалка какая-то, а не детская комната. Убери, как следует, и не выходи, пока все не сделаешь!

Правильно:

Мать: Хави, ты уже убрала комнату?

Дочь: Да, мама, убрала.

Мать: Замечательно. Я через минуту приду, а ты пока проверь, все ли в порядке. Игрушки должны быть на месте, чистая одежда — в шкафу, грязная в корзине, а не на стульях. Постели должны быть убраны, а на полу не должно быть ничего, кроме ковра. Дочь: Ладно, я все проверю.

Комментарий

В "неправильном" диалоге усматривается типичный конфликт, возникший из-за неточности распоряжений. Мать уверена: ребенок понял, что от него требовалось. Однако у девочки свои представления о порядке. Она, может быть, действительно немало потрудилась, засовывая вещи в ящики и под матрасы, складывая грязное и чистое белье в одну высокую "аккуратную" стопку. Она, возможно, вполне удовлетворена "чистотой" в комнате и надеется, что мама оценит ее старания. Мать же находит, что комната по-прежнему в беспорядке, требует убрать ее чище, но при этом снова не объясняет, как это сделать. Ситуация очень неприятная и для матери, и для ребенка. Матери кажется, что девочка ее не слушается, а ребенок искренне недоумевает, почему мама недовольна.

Конечно, случается и так, что ребенок прекрасно знает, чего от него ждут, но ленится и потому притворяется, что не совсем понял задание. Разумеется, в этой ситуации следует принять соответствующие меры, но одновременно объяснить задание более подробно, чтобы неточные указания не осложнили проблему еще больше.

В "правильном диалоге" мать детально объясняет ребенку, что он должен сделать. Может быть, сначала она просто попросила убрать комнату, но перед проверкой решила дать подробные инструкции. Ребенок точно знает, какие именно действия ему следует совершить. Однако задание лучше объяснять перед началом работы, чтобы ребенок не тратил силы и время на ненужную работу, а потом не огорчался из-за необходимости ее переделывать. Да, объяснения и уточнения действительно отнимают немало времени, но с ними ребенку легче и выполнить задание, и угодить родителям.

Пример 2 Неправильно:

Ребенок: Можно, я пойду в парк после обеда?

Мать: Увидим.

Ребенок (после обеда): Можно пойти в парк?

Мать: Нет. Я забыла, что мне нужно примерить тебе платье. Побудь дома.

Ребенок: Но ты ведь сказала, что я, может быть, пойду. Я полдня ждала — и вот!... Это нечестно!

Правильно:

Ребенок: Можно пойти в парк после обеда? Мать: Поговорим после обеда. Я сейчас не помню, какие у меня планы на сегодня.

Комментарий

Некоторые слова как будто специально существуют для того, чтобы вызывать недоразумения. "Может быть", "вероятно", "постараюсь", "посмотрим"... Элемент неопределенности в них позволяет каждой из "договаривающихся сторон" понимать сказанное по-своему. А людям свойственно рассматривать неопределенность в желаемом смысле. Поэтому вполне естественно, что ребенок воспринимает "может быть" как "да", а когда "да" превращается в "нет", он искренне разочарован и чувствует себя обманутым. К другим выражениям, которые часто вызывают проблемы, относятся "скоро", "позже", "спустя некоторое время". У каждого ребенка есть собственное представление о значении этих слов. И это представление определяет его настроение и поведение. Допустим, ребенок спрашивает мать, когда они пойдут в парк, и та отвечает: "Скоро". Он полагает, что скоро — это через несколько минут, надевает пальто и ждет, довольный и счастливый. Но "скоро" все никак не наступает, и ребенок начинает нервничать и раздражаться. Или, наоборот, он решает, что "скоро" — это через несколько часов, извлекает из ящиков гигантский "пазл" (план-карту автомобильных дорог), а с ним и все свои машины — к ужасу матери, которая

намеревалась вот-вот выйти на прогулку, оставив квартиру чистой и убранной.

Итак, родители должны точно определять, сколько времени остается до предстоящего события. Детям, умеющим пользоваться часами, следует назвать конкретное время — плюс-минус десять минут, но не больше, чтобы не испытывать их доверие. Маленькому ребенку следует перечислить те конкретные действия, которые будут выполнены за время ожидания. "Мы пойдем, когда я помою посуду и переодену малыша". Точность и конкретность указаний — превентивное средство, предотвращающее возможные проблемные ситуации.

5. Создавайте правила

Когда ребенок знаком с требованиями родителей, ему легче их выполнять. Чем яснее выражено требование, тем вероятнее, что оно будет выполнено. Как мы видели, нечеткие родительские указания ведут к путанице, недоразумениям и непослушанию. Существует особая стандартная форма точных указаний (назовем их "правилами"), которые помогают ребенку вести себя соответственно и как можно реже попадать в конфликтные ситуации.

Правила помогают и родителям в воспитательной работе. С введением простых правил можно избежать множества досадных споров и пререканий. Например, ребенок каждый день до обеда просит что-нибудь сладкое. В понедельник он ноет: "Можно взять фруктовое мороженое? На улице так жарко!" Во вторник: "Можно взять печенье? Я такой голодный!" В среду: "Можно попробовать крем от субботнего пирога?" В четверг: "Можно пожевать жвачку, которую дал мне Меир?" Каждая из этих просьб сопровождается маленьким сражением:

Мать: Я не хотела бы, чтобы ты сейчас что-нибудь ел. Ребенок: НУ, ПОЖАЛУЙСТА! Мать: Ты испортишь аппетит перед обедом. Ребенок: Я обещаю, что съем все-все, что ты дашь!

В иные дни побеждает мать, в иные — ребенок. Двойственное отношение матери к проблеме мешает радикально изменить ситуацию. С одной стороны, ей не хочется, чтобы ребенок перебивал себе аппетит сладостями, кроме того, она в принципе против лакомств в будни. С другой стороны, она еще не приняла окончательного решения, и ее "да" и "нет" каждый раз зависят от того, насколько вредной и ненужной она считает очередную сладость. А так как ребенок эпизодически получает то, что просит, он продолжает просить постоянно. Труднее всего искоренить то, что иногда разрешается. Иными словами, если ребенок всегда получает в ответ "нет", он в конце концов перестает просить.

Для того, чтобы исправить положение, мама должна занять твердую позицию. Допустим, она решила не давать детям сладости посреди недели. Тогда она формулирует соответствующее правило: "Сладкое — только в шабат\". В подходящий момент, в бесконфликтной, дружелюбной обстановке, когда ребенок ничего не выпрашивает, она знакомит его с новым правилом. Теперь, если он попросит сладости в неурочное время, мать просто напомнит ему: "Сладости — в шабат". И сколько бы ребенок ни ныл, ни умолял и ни требовал, мать не должна менять свое решение. Если ребенок хоть раз увидит, что после достаточно крупного скандала она готова уступить, — все, налаженная система утратит действенность. Более того, как только ребенок поймет, что желаемый результат приносит только серьезный натиск, просьбы ребенка станут агрессивными и еще более настойчивыми. Любое исключение из правила способно его аннулировать. Поэтому, если правило все же нарушается, крайне важно объяснить, что на то имеется веская причина, но что правило по-прежнему остается в силе. Если родители видят, что его приходится нарушать периодически, лучше всего изменить формулировку с учетом возможных исключений. Пусть, например, правило гласит: "Сладкое — только в шабат". Но когда вы пришли в гости или принимаете гостей у себя и на столе появляется угощение, трудно отказать ребенку в десерте.

Поэтому можно ввести следующую поправку: "Сладкое — в шабат и в гостях".

Предпочтительнее не отказываться от правил, а видоизменять их.

Правила следует формулировать в утвердительной форме, тогда они, как и все виды позитивного общения, вызывают меньший протест и большее желание сотрудничать. Например: "Сладкое — только в шабат", а не "В будни — никакого сладкого"; "Еда — только до 8 часов", а не "После восьми — никакой еды"; "Звонить — только после приготовления домашнего задания", а не "До приготовления домашнего задания — не звонить", "Белая рубашка — только в шабат", а не "В будни — никаких белых рубашек!".

Правила должны быть краткими: "Едим только в кухне"; "В доме — в тапочках"; "Уборка — до завтрака"; "Едим с закрытым ртом"; "Помогаем по очереди"; "Играем в чистой комнате" и т.д. Правда, когда правило только вводится, можно дать его в развернутой форме — для абсолютной ясности.

Если вводить правила постепенно, можно не опасаться, что их окажется слишком много. Это — во-первых. А во-вторых, их действительно не должно быть слишком много. Для каждого организационного момента достаточно двух-трех. Например, родители составляют правила поведения за столом. При этом необязательно вникать во всевозможные детали, пункты и подпункты каждого потенциального нарушения: "Ешь аккуратнее", "Ешь медленнее", "Пользуйся вилкой и ложкой", "Не вставай с места", "Доедай все до конца" и пр. Эти недостатки можно исправлять по ходу дела, не превращая каждое замечание в правило.

Существует множество "неписаных" правил и алахических законов, но конкретные родительские требования должны быть немногочисленны и лаконичны.

Старшие дети могут сами участвовать в составлении правил.

Выработанные совместно правила вызывают у детей больше энтузиазма. Кроме того, они быстро схватывают их удобство и преимущества и с удовольствием конструируют "схемы", в которых им легче и приятнее существовать.

Пример 1 Неправильно:

Мать: Минна, собирайся в синагогу.

Дочь: Сегодня мне не хочется.

Мать: Ты ведь знаешь правило: "Утром в шабат — в синагогу".

Дочь: А почему я должна? Ты ведь никогда не ходишь!

Мать: Все девочки в твоем возрасте ходят, значит, и ты должна.

Правильно:

Мать: Минна, собирайся в синагогу.

Дочь: Сегодня мне не хочется.

Мать: Ты знаешь правило: "Утром в шабат — в синаю-гу".

Дочь: Почему я должна? Ты ведь никогда не ходишь!

Мать: Если у женщины маленькие дети, она не всегда может пойти в синагогу, а одиннадцатилетние девочки, несомненно, могут и ходят.

Комментарий

Дети очень наблюдательны. Они всегда подмечают разницу между разумным правилом и правилом, в котором отсутствует всякая логика. Например, в семье существует правило: дети идут в постель в 9 часов вечера, а взрослые — в 11. Детям это может не нравиться, но они понимают, что есть связь между возрастом и потребностью в сне, и принимают такое правило. Однако, если взрослый провозглашает: "Тебе нельзя есть мороженое в будни, а мне можно", любой ребенок поймет, что в правиле нет смысла. Не существует никакой связи между возрастом и потребностью в мороженом. Или, скажем, в доме есть телевизор.

Взрослые смотрят передачи, а детям — запрещают. Родители рискуют показаться детям непоследовательными в своих поступках. Смогут ли они объяснить ребенку, что на взрослых телевидение оказывает меньшее воздействие, чем на детей? Вряд ли. Если родители искренне убеждены, что телевидение — неподходящее развлечение для детей, будет разумно не демонстрировать перед ними свою привычку проводить время у экрана. Какой смысл покупать телевизор и вводить правило: "Телевизор — не смотреть!". Гораздо проще вовсе не приносить его в дом.

Родители должны быть уверены, что правила, которые они вводят для детей, не расходятся с их собственными нравственными критериями и конкретным поведением. Указывая детям: "Никакого лашон ара", не следует отзываться о ком-либо неодобрительно в их присутствии. Провозглашая: "Грубые слова — под запретом", необходимо изъять их и из собственного лексикона. Дети моментально замечают двойственность в нашем поведении и восстают против лицемерных правил. Они могут понять, что существуют разные критерии для физических возможностей взрослых и детей (время сна, право на самостоятельные прогулки, количество съеденной пищи и пр.), но двойные стандарты в вопросах морали для них неприемлемы. Более того, именно это чаще всего и вызывает проблемы в воспитании и развитии ребенка.

В "неправильном" диалоге проиллюстрировано правило, устанавливающее разные критерии для матери и дочери: дочь должна идти в синагогу, а мать — нет. Очевидно, что девочка отнесется к правилу скептически: если так важно ходить в синагогу, почему мама этого не делает, и наоборот, если это не так важно, зачем идти ей. Эта двойственность неизбежно приведет к бунту. Дело даже не только в том, что ребенок не понимает, почему следует ходить в синагогу — евреи с детства учатся выполнять заповеди, смысла которых они не понимают. Проблема в том, что одно и то же правило по-разному прилагается к детям и взрослым — без ясной и очевидной причины этого несоответствия.

В "правильном" же диалоге мать конкретно указывает на обстоятельства, мешающие ей посетить синагогу, и становится понятно: вот подрастут малыши, и они непременно будут ходить туда все вместе. Таким образом, своим ответом мать подтверждает, что установленные правила обязательны и для нее и их соблюдение только временно отсрочено. Может быть, и после маминого объяснения дочь пойдет в синагогу без особой охоты, но к самому правилу у нее претензий не будет. В приведенном примере есть и еще одна важная сторона. Почему у девочки отсутствует мотивация? Матери следует разобраться в чувствах ребенка и сделать все возможное, чтобы посещение синагоги стало у детей потребностью.

Пример 2 Неправильно:

Отец: Можешь идти, Сэндер, а к шести часам возвращайся.

Сын: Но никто не уйдет раньше восьми.

Отец: Неважно, что будут делать другие. У нас правило: "К шести часам — домой".

Правильно:

Отец: Сэндер, можешь идти, а к шести часам возвращайся.

Сын: Но никто не уйдет раньше восьми.

Отец: Никто? Ты один должен уходить в шесть?

Сын: Да.

Отец: Тогда давай изменим правило. Если ты идешь куда-то с мальчиками и все они возвращаются после шести, ты уходишь с первым; но если все мальчики расходятся позже восьми, ты не идешь вообще. Ты понял?

Комментарий

Важно, чтобы правило отражало нормы, принятые среди сверстников. Скажем, родители заставляют ребенка надевать в школу костюм, а все остальные дети ходят в обычной одежде. В результате ребенок почувствует себя "белой вороной". Он послушается родителей и выполнит правило, установленное в доме, но будет страдать из-за того, что отличается от других. Когда ребенок сам стремится в чем-то противопоставить себя окружающим — это одно, но если его заставляют силой, ему приходится "переламывать" себя.

Следовательно, при введении правил следует принимать во внимание и нормы поведения среди сверстников. Например, восьмилетний мальчик должен ложиться спать приблизительно в то же время, что и его одногодки. Ему следует разрешать самостоятельно ходить в магазин, если это делают и его приятели. Выбор одежды, работа по дому, выполнение общественных заданий — все это так или иначе должно приближаться к нормам, принятым среди детей данного возраста и круга. Безусловно, родители имеют право варьировать свои требования в зависимости от индивидуальных особенностей ребенка (в одной семье двенадцатилетней девочке доверяют ухаживать за малышами, в другой — нет). Но они не должны сильно отличаться от общих. Так, нормальный девятилетний ребенок не должен отправляться спать в семь часов вечера, если его одноклассники ложатся в девять. Девочку с обычными способностями не следует заточать на три часа в комнате для выполнения домашнего задания, если у ее друзей уходит на это только час. Не стоит запрещать двадцатилетнему юноше брать уроки вождения (когда семье это по карману), если его сверстники научились водить машину еще в шестнадцать лет.

Однако иногда детям приходится общаться со сверстниками, не принадлежащими к их кругу. Например, по каким-нибудь причинам религиозная семья живет в светском районе. Очевидно, что в этом случае правила должны устанавливаться без оглядки на соседей. Если ребята направляются, скажем, в "некашерное" кафе, это не означает, что и ваш ребенок должен следовать за ними. Но важно помнить: для развития ребенка вредно долгое время жить иной жизнью, чем окружающие его сверстники. Поэтому лучше всего, если родители найдут для своего

ребенка круг общения, разделяющий его мировоззрение и образ жизни. Это распространяется и на выбор школ и загородных лагерей. Общность мировоззрения родителей и школы позволяет устанавливать разумные и выполнимые правила[18].

6. Сохраняйте твердость

Оставаться твердым — это значит:

1) знать, чего хочешь достигнуть;

2) четко определить свои требования — для себя и для детей;

3) добиться их выполнения. Рассмотрим подробно каждый аспект.

1) Наша двойственность неизбежно вызывает напряженность в отношениях с детьми. Представим себе такую ситуацию: отец читает в своем кабинете, входят дети и начинают играть. Их присутствие мешает ему, и он просит детей выйти из кабинета. Однако дети безучастны к его просьбе. На самом деле отец и сам для себя не решил, хочется ли ему, чтобы дети покинули комнату: они не очень-то шумят, и, в принципе, приятно, когда они возятся где-то рядом. Но иногда они увлекаются, повышают голос, и в этот момент отец снова просит их выйти. Но они вновь не реагируют, так как видят, что отец не настаивает. Своим двойственным отношением он, сам того не сознавая, дает им разрешение остаться. И дети безошибочно его улавливают. В конце концов, когда дети начнут слишком докучать отцу, он недвусмысленно потребует от них выйти, но при этом рассердится, закричит и напомнит, что уже "десять раз" просил по-хорошему и теперь сыт по горло! Дети неохотно покидают кабинет: они обижены на крик и считают, что отец предал их своим двойственным отношением, которое неизбежно приводит к путанице и несправедливости.

Дети должны знать точно, чего от них ждут. Поэтому прежде всего родители должны побороть свои сомнения и выбрать четкую позицию.

Трудность заключается в том, что мы не всегда осознаем, что за нашими мыслями скрываются противоречивые чувства. Отдает ли себе отчет этот отец в том, что в нем борются противоположные желания? Хоть он и просит детей выйти из кабинета, но в глубине души не возражает против того, чтобы они остались с ним, и не чувствует этого.

Существуют способы, помогающие разобраться в своих чувствах. Рассмотрим их на другом примере. Допустим, мать просит дочь не приходить к ней утром в спальню. Однако девочка продолжает делать это каждое утро, придумывая разные причины. Каждый раз мама повторяет свою просьбу, и, в конце концов, после длительных уговоров, дочка уходит. Мать считает, что ее отношение абсолютно ясно дочери. Она даже сформулировала правило, запрещающее дочке заходить утром в родительскую спальню. Более того, она напоминает ребенку об этом правиле каждое утро. Мать едва ли замечает противоречивость своего поведения, но двойственное отношение к происходящему НАВЕРНЯКА здесь присутствует, иначе дочь изменила бы свое поведение.

Итак, знайте: ЕСЛИ ПРАВИЛА И ТРЕБОВАНИЯ ИГНОРИРУЮТСЯ ДЕТЬМИ, ПРИЧИНА - В ВАШЕЙ СОБСТВЕННОЙ ДВОЙСТВЕННОСТИ.

Необходимо проанализировать свои чувства и найти истоки их двойственности. Обычно выявляются две причины: желание, противоположное отданному приказу (так, в нашем примере мать чувствует, что девочка нуждается в дополнительном внимании, и хотела бы ей это внимание уделить), или страх перед собственной напористостью (возможно, в сознании взрослого запечатлелась какая-нибудь особенно неприятная сцена "укрощения"). Когда причины выявлены, уже легче приступать к их устранению. Допустим, дело действительно в противоречивости желаний у родителей. Матери важно, чтобы ребенок не заходил утром в ее спальню, но одновременно ей хотелось бы уделить девочке больше внимания. Тогда она постарается найти другое время для общения с ребенком. Или, скажем, выясняется, что за двойственностью скрывается страх перед необходимостью нажима. Мать принимает это к сведению и обдумывает, как с ним справиться. В этих случаях полезно начинать с позитивных средств воздействия, прежде чем прибегнуть к дисциплинарным мерам. Можно начать так: Бейла, доброе утро! Бегом в свою комнату! УТРОМ Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ В ТВОЕЙ КОМНАТЕ!" Потом можно обратиться к традиционным позитивным средствам ("звездочка" в таблице за каждое послушание, за десять "звездочек" — небольшой приз, за двадцать пять — большой). Когда будут исчерпаны все позитивные средства, мать может перейти к мягким негативным, а если необходимо, то прибегнуть и к более строгим мерам. Как бы ни разворачивались события, поворотным пунктом в поведении взрослого является его решимость положить конец нежелательному явлению. Родители должны понимать самих себя, отдавать себе отчет в своих поступках. Почему они позволяют происходить тому, против чего возражает пусть даже какая-то часть их существа?

2) Четко определите ваши требования — и для себя, и для детей. Итак, вы решили, что та или иная проблема очень серьезна и вам необходимо ею заняться. Но прежде всего установите точные границы своих требований. Например, мать решает, что ребенок слишком часто оставляет пищу на тарелке: обед съедает наполовину, яблоко лишь надкусывает. Мать ловит себя на том, что ее нескончаемые замечания не приводят ни к какому успеху. Поразмыслив, она понимает, что на самом деле ей не очень приятно заставлять ребенка съедать обед полностью. Он плачет, давится и, похоже, ужасно страдает. Жалея ребенка, мать позволяет ему оставлять пищу недоеденной. Сначала она обычно говорит: "Съешь яблоко целиком", но ребенок каждую минуту спрашивает: "Уже хватит? Я больше не могу". И в конце концов мать уступает: "Съешь половину — и все". И в очередной раз яблоко остается недоеденным. Дело в том, что, с одной стороны, мать решила покончить с проблемой, но, с другой стороны, не определила точных границ своих требований. Цель ей уже абсолютно ясна, но она еще не установила, каких конкретно результатов желала бы добиться. В итоге ее слова не соответствуют замыслу. Какой ИМЕННО результат удовлетворит ее? Может быть, не надо настаивать на том, чтобы ребенок съел за обедом все блюда? Будет неплохо, если он съест всю рыбу, богатую белками, и большую часть овощей. Или лучше предложить ему съесть половину каждого блюда? А может быть, попробовать уменьшить порции, чтобы он справлялся с обедом целиком?

Или другой пример. Мать твердо решила положить конец утренним дракам и ссорам. Она вводит поощрительную систему с наградой за "хорошее" утро. Однако дети начинают требовать награду каждое утро, утверждая, что именно оно самое "лучшее". Мать вынуждена согласиться, так как действительно по утрам стало немного спокойнее. Но, несмотря на подарки, драки и ссоры не прекращаются! А дело, собственно, в том, что ни мать, ни дети не знают точно, о каких конкретно результатах идет речь. Что значит — "хорошее утро"? Не больше двух стычек — или одной, или десяти? "Хорошее" должно быть чем-то измеримым и, следовательно, реально достижимым. Известно, что успешный шаг влечет за собой новый успех, а неудача — новую неудачу. Поэтому дети должны сначала преуспеть в малом, а затем постепенно приближаться к заранее установленному и четко сформулированному уровню.

Возьмем другой пример. Если родители хотят, чтобы ребенок поддерживал порядок в своей комнате, не следует сразу требовать идеальной чистоты. Сначала можно попросить убирать постель и класть вещи на место, затем постепенно прибавлять по 2-3 обязанности и т.д. Но если родители видят, что ребенку тяжело справляться с установленными требованиями, следует их снизить. При этом важно обдумать, достаточно ли ясно и четко они были высказаны, и, если необходимо, ввести уточнения.

3) Принимая решение, не отступайте от него. Как уже объяснялось, для утверждения авторитета и власти необходимо доводить до конца как добрые обещания, так и грозные посулы. Мы уже видели на примерах, что родители нередко могут испытывать двойственные чувства: и в принятии решений, и в предъявлении требований, и при осуществлении наказаний. Короче говоря, воспитательная работа дает массу поводов для сомнений и нерешительности.

Если родители не уверены, что могут осуществить обещанное наказание, следует обдумать проблему и устранить ее. Ребенку можно сказать: "Извини, но я подумал как следует и понял, что наказание, о котором я тебя предупреждал, — не совсем подходящая мера по такой-то и такой-то причине. И я меняю его на другое". Конечно, слишком часто менять решение не стоит, но это честнее, чем лишать обещанной награды или отменять заслуженное наказание. Невыполненное обещание пагубно влияет и на доверие к родителям, и на их авторитет.

Иногда случается, что мать избирает тактику, требующую спокойствия и доброжелательного отношения к ребенку. Но ей трудно осуществить эту тактику, потому что на самом деле она сердита. И опять необходимо сделать выбор: либо подавить в себе раздражение, либо подобрать меры, не требующие благодушия и мягкости. И теперь, когда с двойственностью покончено, можно приступать к решению воспитательной задачи.

Чтобы сохранять твердость при решении воспитательных задач, следует с самого начала досконально обдумать следующие вопросы:

Какую цель мы преследуем?

Какие конкретно результаты нас удовлетворят на первом этапе и чего мы ожидаем в будущем?

Какую именно тактику мы готовы применить без всяких оговорок?

Эти вопросы надо задавать себе при решении как малых, так и больших задач. Ответы на них помогут свести к минимуму разногласия с детьми и добиться успехов в воспитании.

Пример 1 Неправильно:

Мать: Эстер, ты не убрала свои вещи, поэтому на хупу не пойдешь.

Дочь: Ой!!! Но это несправедливо! Сколько времени я ждала этой хупы! Ты этого не сделаешь!

Мать: Я тебя предупреждала.

Дочь: Только я одна из всего класса не пойду на хупу!

Мать: Тогда попроси Эли помочь тебе. Уберете — и пойдешь.

Правильно:

Мать: Эстер, ты не убрала вещи, поэтому завтра никуда не пойдешь. Останешься дома.

Дочь: Но я уже договорилась с Ханой встретиться завтра в парке!

Мать: Я тебя предупреждала.

Дочь: Но она рассчитывает на меня.

Мать: Мне очень жаль разочаровывать Хану, но ты знала, что это произойдет, если ты не уберешь вещи. Дискуссия закончена.

Комментарий

Мать в "неправильном" диалоге выбрала слишком суровое наказание за то, что дочь не убрала свои вещи. Это, может быть, справедливо, если ребенок систематически не убирает за собой и постоянно огорчает родителей своей безответственностью, если все испробованные средства: и позитивные, и мягкие негативные — не привели ни к какому результату. Тогда следует сохранить твердость и довести угрозу до конца. Но в данном случае видно, что наказание несоразмерно проступку. Мать пригрозила сгоряча, но позже пожалела дочь и отменила наказание. В результате проступок ребенка остался без последствий.

Мать из "правильного" диалога позволяет дочери пойти на свадьбу, а наказание переносит на следующий день. Мать абсолютно уверена, что оно соответствует проступку, поэтому чувствует себя спокойно и уверенно. Она готова применить наказание, несмотря на просьбы и мольбы ребенка. Ее твердость вызовет уважение ребенка и укрепит ее способность эффективно руководить им.

Пример 2 Неправильно:

Мать: Иона, почисти зубы. Иона: Завтра.

Мать: Ну, Иона, у тебя уже пятнадцать звездочек в таблице. Еще три дня и получишь второй приз. Иона: Ну и что?

Мать: Ты не хочешь получить приз? Иона: Мне все равно.

Мать: В любом случае, ты должен почистить зубы. Иона: Обязательно? Мать: Да, обязательно. Иона: Но я не знаю, где моя щетка. Мать: Поищи. Иона: Я искал, но не нашел.

Правильно:

Мать: Иона, почисти зубы. Иона: Я завтра почищу.

Комментарий

В "неправильном" диалоге бросается в глаза несколько ошибок. Мы видим, что мать установила поощрительную систему для непослушного ребенка, который не желает чистить зубы. Эта система призвана стимулировать ребенка без того, чтобы прибегать к постоянным понуканиям. Если он "работает" за награду, не следует его уговаривать — желание получить приз должно подталкивать к выполнению необходимых действий. Но мы видим, что ребенок не заинтересован в поощрении, значит, в избранном методе допущена ошибка. Может быть, ему приходится слишком долго добиваться награды — ведь не каждый день удается быть примерным ребенком. Долгое ожидание притупило интерес. Или другое: за первый "раунд" ребенок получил приличный приз, он вполне доволен и не хочет трудиться дальше. Многим детям быстро надоедают материальные вознаграждения (что имеет и свою положительную сторону). Бывают случаи, когда родители составляют таблицу и устанавливают награды без согласия ребенка. Тогда он не чувствует себя участником игры, она ему как бы навязана. Дети, которые не любят давления, скорее всего не захотят подвергаться "дрессировке". И наоборот, если они участвуют в составлении таблицы, то будут охотно заполнять ее. Неплохо, когда дети видят, что и другие члены семьи, включая взрослых, пользуются системой поощрения. Это снимает ощущение "дрессировки" и помогает воспринять таблицу как средство совершенствования мидот — свойств характера. Именно для этого использовал таблицы раби Исраэль Салантер — он отмечал в них, как добивается исправления тринадцати мидот. Когда дети понимают, что система призвана помочь им в работе над собой, в улучшении черт характера, это вызывает у них энтузиазм и интерес. Они становятся активными участниками, а не пассивными объектами родительского "эксперимента".

В таблицах целесообразно фиксировать достижения ребенка, которые бы вдохновляли его и помогали добиваться лучших результатов. Иногда родители отнимают заработанные значки, если поставленная ими задача не выполняется. Обычно это сильно разочаровывает детей и вызывает у них чувство досады. Представьте себе человека, который решил худеть. Вот он худеет на два фунта, но вскоре поправляется на четыре, потом худеет на два — и снова поправляется на три, чувствуя при этом, что не двигается с места. Ребенку совсем ни к чему испытывать эти чувства: если мы хотим, чтобы он изменился к лучшему, следует его максимально поддерживать и поощрять.

Вернемся к нашим диалогам. В "правильной" реплике мать напоминает ребенку о необходимости почистить зубы. (Хотя, как мы выяснили, при правильном применении системы поощрения дополнительных напоминаний не требуется). По ответу ребенка мать понимает, что он не хочет слушаться. Она не "пилит" его и не возвращается к старым "войнам". Она просто оставляет разговор открытым и начинает выяснять, что не "срабатывает" в ее методе и какие изменения в него следует внести.

7. Воспитывать ребенка, учитывая его индивидуальность

Нам указано: "Воспитывай юношу, помня о его природе..."[19]. Ребенок рождается со своим собственным "я", изначальной и неизменяемой природой. Ему нужно помочь направить врожденные свойства характера на служение Всевышнему[20]. Принимая во внимание индивидуальность наших детей, следует говорить с ними на понятном им языке — т.е. подыскивать подходящие педагогические средства для каждого ребенка, а не использовать единую тактику для всех. Не существует универсального подхода, который можно применить по отношению ко всем детям. Например, некоторые родители глубоко уверены в том, что в воспитании нет места физическому наказанию и отказываются от этого средства даже тогда, когда оно очень уместно. Они упорно используют полюбившуюся им тактику, например, ставят провинившегося ребенка в угол, даже если это ничего не меняет. Проявлять гибкость в воспитании — значит целенаправленно искать индивидуальные пути воздействия на ребенка.

Нетрудно заметить, что дети с рождения проявляют разный темперамент: одни младенцы спокойны, другие — раздражительны, одни легко возбудимы, других довольно трудно "расшевелить". И в возрасте постарше — одни с легкостью приспосабливаются к изменениям, другие — неподатливы и негибки. Некоторые радуются каждой перемене, а многие предпочитают стабильность и постоянство. Один стремится к обществу, другой предпочитает уединение. Каждый ребенок уникален и в том, как он воспринимает мир, и в том, как существует в нем, как взаимодействует с ним.

Поэтому неудивительно, что одних детей легче воспитывать, других — сложнее. Гораздо приятнее иметь дело с ребенком, у которого не сходит с лица улыбка, чем с его сверстником — "хроническим" брюзгой и ворчуном. Дети с легким характером не требуют чрезмерных педагогических усилий. И наоборот, вечно недовольные, капризные дети неизбежно превращают процесс воспитания в тяжкое бремя. Нелегко сохранять в себе духовные силы, мобилизовать терпение, сдержанность и доброжелательность по отношению к ребенку, который постоянно жалуется и хнычет. Но если отвечать на капризы раздраженным отчаянием, это еще более осложнит общение с детьми. К сожалению, в подобных условиях трудно надеяться на благоприятный исход воспитательного процесса. Так возникает порочный круг, из которого не видно выхода.

Чтобы воспитывать ребенка с учетом его индивидуальности, необходимо тщательно изучить особенности его характера и умело использовать их для эффективного педагогического воздействия. Любит ли ваш ребенок угождать и делать приятное другим? Если так, для него похвала — важное воспитательное средство. А когда потребуется проявить власть, достаточно упрека или неодобрительного выражения лица. Дополнительного наказания даже может не понадобится.

Веселый, обаятельный, уверенный в себе ребенок тоже нуждается в контроле. Его привлекательность — сила, которой трудно противопоставить дисциплинарные средства. Он невинно хлопает ресницами и мило улыбается, ускользая от возможного конфликта. Родители умиляются и пожимают плечами: "Ну, что сделаешь с этаким милашкой?" Воспитывать такого ребенка на самом деле трудно. Если его не направить верно, он начнет "играть" на своей привлекательности и это может превратиться в стиль его жизни. Уверенность в себе переродится в нездоровую самоуверенность, и он никогда не научится безболезненно подчиняться авторитету — ни Всевышнему, ни человеку. Следовательно, необходимо искать и находить средства, которые смогут подействовать на такого ребенка. Дети-"симпатяги", как правило, получают немало позитивного внимания. Таким образом, отсутствие привычного внимания будет для них хорошим дисциплинарным средством. Провинившегося ребенка следует изолировать: поставить в угол, отослать в свою комнату — т.е. лишить возможности участвовать в происходящем или оставаться рядом с тем, чье присутствие для него особенно важно.

Если такой "милашка", например, особенно привязан к каким-то вещам — игрушке, книге, одежде, целесообразно лишить его этой "собственности". Страх потерять свои "сокровища" может заставить его управлять порывами и вести себя должным образом.

Но есть дети, достаточно равнодушные к вещам. Игрушка так игрушка — можно поиграть, а можно и бросить. Такой ребенок не пойдет спать, поставив рядом с собой новые туфельки, он не стремится приобрести именно СВОЙ экземпляр книги или СВОЙ собственный набор закладок. Того, что есть в доме, под рукой, — достаточно; необязательно чувствовать, что какие-то определенные вещи принадлежат именно ему. На таких детей "лишение собственности" не производит особого впечатления. Гораздо глубже они реагируют на "лишение удовольствий". Если такого ребенка предупредить, что плохое поведение повлечет за собой отмену прогулки или визита к бабушке, это может заставить его одуматься. Часто, равнодушный к вещам, он любит вкусно поесть. Тогда, возможно, его образумит угроза лишиться сладкого. Хорошим дисциплинарным средством с такими детьми служит также "дополнительная работа".

При использовании тактики поощрения с такими детьми вскоре выясняется, что подарки и призы не дают устойчивого результата. Несколько минут ребенок рад и доволен, но вскоре теряет интерес к новой вещи. И опять сладости в награду за хорошее поведение окажутся гораздо эффективнее: детям со слабо развитым чувством собственности гораздо приятнее что-нибудь сразу съесть, чем долго и любовно хранить. Поощряя ребенка, можно разрешить ему дольше обычного поиграть с друзьями или позже лечь спать, иными словами, позволить заниматься тем, что доставляет ему удовольствие.

Как мы убедились, разным детям подходят различные методы наказания и поощрения. Опыт и эксперимент приведут родителей к правильным средствам воздействия на каждого ребенка в семье. Важно только помнить, что сначала необходимо использовать позитивные методы воспитания, а, прибегая к негативным, начинать с наиболее мягких форм. Например, родители обнаруживают, что на ребенка, дерзко разговаривающего с ними, действует физическое наказание (скажем, в течение первой недели он ведет себя хорошо). Но, возможно, лучшее действие возымела бы "дополнительная работа": написать двести раз фразу "Я должен следить за своей речью и уважать отца и мать". Это — мягкое наказание, в нем меньше родительской жесткости и неприязни. Важно только, чтобы средство "срабатывало". Физическое наказание должно быть последним при выборе средств. Его можно применять лишь тогда, когда все остальные терпят неудачу. Не следует также лишать ребенка его любимой веши по каждому незначительному поводу, придерживая "крупную артиллерию" для серьезных "боев". Родителям следует руководствоваться правилом: "Выбирай самое мягкое из эффективных средств".

Пример 1 Неправильно:

Мать: Черные брюки в стирке. Надень сегодня синие. Сын: Нет, я хочу черные!

Мать: Я ведь сказала — они в стирке. Надень синие. Сын: Нет! Я хочу черные брюки. Эти дурацкие синие я не надену!

Мать: Послушай, если ты не поторопишься, то пропустишь автобус. Скоро в школу.

Сын: Ну и что! Не пойду в школу! Не надену синие

брюки!

Мать: НЕТ, НАДЕНЕШЬ! ХВАТИТ! СЕЙЧАС ЖЕ ОДЕВАЙСЯ И ИДИ ЗАВТРАКА ТЫ

Сын: Нет!

Мать: КАЖДОЕ УТРО - ОДНО И ТО ЖЕ! МНЕ ЭТО НАДОЕЛО! ТЫ МОЖЕШЬ ХОТЬ КОГДА-НИБУДЬ ВЕСТИ СЕБЯ ПО- ЧЕЛОВЕЧЕСКИ?

Сын: Я ХОЧУ ЧЕРНЫЕ БРЮКИ!

Мать: ОДЕВАЙСЯ СЕЙЧАС ЖЕ, А НЕ ТО Я ТЕБЕ ВСЫПЛЮ КАК СЛЕДУЕТ!

Правильно:

Мать: Черные брюки в стирке. Надень сегодня синие. Сын: Не надену я эти дурацкие синие брюки. Мать: Я готовлю завтрак. Когда оденешься, приходи на кухню. Пора в школу.

Сын: Не пойду в школу! Не надену синие брюки!

Комментарий

Анализируя "неправильный" диалог, можно заметить, что мать попадает в очередную "ловушку". Каждое утро ребенок провоцирует ее своим поведением, и каждое утро она поддается провокациям. Мальчик убедился, что получит массу внимания — пусть и негативного — если будет упорствовать и не слушаться. Мать огорчается, сердится и кричит. Торопя ребенка в школу, она до бесконечности долго пререкается с ним, и сцена получается, конечно, впечатляющая. Другим детям не достается и доли маминого внимания, когда они быстро, без лишних слов одеваются, завтракают и идут в школу.

Почему ребенок затевает с утра спор? Разве не приятнее начать день без ссор и скандалов? Возможно, если бы мать обратила внимание на что-нибудь позитивное в поведении ребенка и отметила это, он начал бы постепенно стремиться к похвале. Однако некоторые дети брюзжат и раздражаются по утрам, какую бы благоприятную обстановку для них ни создавали. Другие недовольны и сердиты целый день. Эти трудные дети постоянно "грызут" и доводят себя до подавленного, мрачного состояния. Они раздражают и отталкивают родителей, учителей и сверстников, впадают в истерику от малейших проблем, не умея радоваться жизни. Их родителей ждет испытание каждое утро, каждый раз, когда ребенок открывает дверь дома. Что и говорить, трудно всегда оставаться спокойным и веселым рядом с таким занудой. И еще труднее находить в себе силы для похвалы, ласкового слова и улыбки. Но и к такому ребенку можно подобрать ключи, привести его к согласию и с окружающим миром, и с самим собой.

Взрослый в "правильном" диалоге не принимает "игру", предложенную сыном. Ребенок так и напрашивается на ссору, но мать никак не реагирует на его попытки. Рано или поздно он прекратит свою истерику и начнет одеваться. Спектакль без публики не стоит усилий!

На следующее утро мать войдет в его спальню и обратится к нему с ласковыми, приятными словами: "Доброе утро! Что ты за умница сегодня! Уже одеваешься. Просто великолепно! Я пойду приготовлю всем вкусный завтрак. Ты ведь любишь хлопья с молоком и вишенкой? Если придешь быстро, получишь в придачу крепкий поцелуй!" Пусть ребенок, как и обычно, угрюм, мать решила сохранить веселый легкий тон, что бы ребенок ни вытворял. (За успешно сыгранную роль счастливой мамы в присутствии мрачного сына можно пообещать себе щедрый приз. Родителям тоже нужны стимулы!) Позитивная тактика должна использоваться как можно чаще и сочетаться с полным игнорированием детских провокаций. Со временем трудный ребенок станет менее раздражительным, более спокойным. Но, несомненно, растить его — значит вести постоянную борьбу, смело принимая вызов, напрягая все усилия, мобилизуя мысль и сохраняя самообладание.

И трудного ребенка можно вырастить душевно здоровым и порядочным человеком, но задача эта не из легких. Некоторые дети, как кажется, воспитываются сами по себе; но с трудным ребенком любая мелочь требует особых усилий. Если вести таких детей разумно и с любовью, они "перерастают" свои недостатки. Но если они с детства наталкиваются на враждебность и неприязнь (которую сами же и вызывают), они автоматически попадают в группу высокого риска и их шансы на здоровое нравственное развитие очень незначительны. У отверженных детей развивается низкая самооценка и сопутствующие ей черты характера: агрессивность и раздражительность, глубокое недовольство собой, неспособность к здоровому общению. К несчастью, такому ребенку легко оттолкнуть от себя родителей: он неласков, неприветлив и недоволен большую часть времени. Но когда родители заставляют себя преодолеть свои импульсивные реакции и избирают "профессиональный" подход к его воспитанию, они проявляют по отношению к своему ребенку неоценимый хесед — добро и милосердие. В "хорошие" дни родители концентрируют внимание на положительных сторонах, постоянно выискивая повод для похвалы и одобрения. Они максимально используют позитивные средства воздействия, приберегая "карательные меры" для самых сложных, беспрецедентных случаев. В трудном ребенке и так постоянно идет борьба со своими недостатками. Ему не по силам еще и "воевать" с воспитателями. Он более, чем кто-либо другой, нуждается в их постоянной поддержке. Именно они должны помочь ему вырасти человеком, который будет с любовью относиться к окружающим и пользоваться их симпатией — несмотря на тяжелый характер в детстве.

В большинстве многодетных семей есть, по крайней мере, один трудный ребенок. Такие дети не должны получать больше внимания (негативного, разумеется), чем послушные дети. Ребенок должен чувствовать, что родители больше расположены к тем детям, которые их меньше огорчают. Если ребенок, ожидая внимания, видит, что "хорошие дети" получают его больше, он будет стремиться походить на них. Ему, конечно, не удастся "переродиться", но он наверняка станет причинять меньше беспокойств.

Если вы поощряете других детей за самостоятельное, добросовестное приготовление уроков, трудного ребенка следует похвалить уже только за то, что он их сделал. Другими словами, укрепляя в ребенке желание вести себя хорошо, взрослый как бы постоянно напоминает: "Продолжай поступать так же. Мне нравится такое поведение". Возможно, усилия родителей не превратят трудного ребенка в человека с легким, беспроблемным характером. Но они сохранят у него чувство собственного достоинства и помогут ему стать по возможности лучше.

Пример 2 Неправильно:

Мать: Чем ты сегодня собираешься заняться?

Мирьям: Ничем.

Мать: Ничем? Почему бы тебе не позвонить подруге?

Дочь: Мне не хочется.

Мать: Может быть, ты хочешь заняться своей каллиграфией?

Дочь: Не сегодня.

Мать: Знаешь, ты могла бы написать письмо Яффе. Ты ей не писала уже несколько месяцев! Наверняка у тебя сегодня есть время.

Дочь: Яффа тоже мне давно не писала. И вообще — настроения нет.

Мать: Но, надеюсь, ты не собираешься весь день сидеть и ничего не делать. В твоем возрасте надо быть деятельной, энергичной! Ты просто зря тратишь время: ничего не делаешь, никуда не ходишь, только сидишь и скучаешь. Посмотри на своих друзей! Ты тоже можешь использовать свои способности, свои знания и делать что-нибудь в жизни, наконец!

Правильно:

Мать: У тебя есть какие-нибудь планы на сегодня? Дочь: Нет.

Мать: Тогда помоги мне испечь халы и постирать. После обеда пойдем с малышами в библиотеку.

Дочь: Не хочется.

Мать: Но я хочу, чтобы ты это сделала, если, конечно, у тебя нет других планов.

Комментарий

Ребенок, который ничем не интересуется, — это еще одна проблема. В "неправильном" диалоге проиллюстрирована распространенная тактика, часто применяемая к таким детям (порой их называют "ленивыми"). Мать изо всех сил старается заинтересовать дочку, дает советы, предлагает разные занятия, но безрезультатно: ребенок отвергает ее помощь. Мать в конце концов раздражается и выходит из себя. Обратите внимание: чем больше взрослый старается, тем пассивнее ведет себя ребенок, что еще сильнее разочаровывает взрослого. Во всех подобных ситуациях активность ребенка обратно пропорциональна усилиям взрослого. Например, если родители чрезмерно заботятся об успехах в школе, самого ребенка, как правило, это мало волнует. Он охотно предоставляет родителям решать его проблему, а те с готовностью принимают ее на себя. Они занялись проблемой, как своей собственной, и у ребенка пропала необходимость волноваться из-за нее — ведь обычно человек пытается что-либо предпринять, когда сталкивается с трудностями. Так, если родители переживают и нервничают из-за того, что у ребенка нет друзей, он автоматически перестает искать какой-то выход из этого положения. Взрослый постоянно предлагает ребенку позвонить тому или иному однокласснику, и каждое его предложение наталкивается на отказ. В результате у ребенка появится недовольство, что к нему пристают, что ему надоедают, а не помогают, как это кажется взрослым. Можно привести и другой пример. Мать берет на себя ответственность за выполнение домашних заданий или за то, чтобы ребенок вовремя поднимался и собирался в школу; за организацию его досуга или взаимоотношений со сверстниками. В каждом таком случае ребенок скорее всего выберет роль пассивного наблюдателя: незачем беспокоиться — мама вовремя разбудит, поможет собраться и, когда надо, отправит в школу.

Как правило, ребенок сам побуждает родителей вмешиваться в его дела — он пассивен и некомпетентен в какой-то сфере деятельности или недостаточно серьезно и добросовестно относится к своим обязанностям. И родители как бы смиряются с тем, что ребенок не справляется и, следовательно, нуждается в их помощи. "Помощь" обычно приобретает форму неотступного контроля и активного вмешательства во все дела. Например, ребенок плохо занимается и получает плохие оценки. Вмешательство взрослого следует незамедлительно. Так ребенок обнаруживает, что само существование проблемы привлекает интерес к его особе. Ему это нравится, вот он и не спешит покончить с ней. Тем более, что ответственность благополучно переложена на плечи родителей: они объяснят, как делать то или другое, вовремя напомнят, что и когда следует предпринять. Самому ребенку остается разве что противиться всем родительским указаниям.

Естественно, родителями движет искренняя забота о ребенке. Но когда они начинают понимать, что их вмешательство еще больше расхолаживает ребенка, они должны решительно отказаться от активной роли. В конце концов, если дети не хотят хорошо учиться, вовремя вставать или продуктивно использовать свободное время, дайте им возможность — и они убедятся на собственном опыте, что к хорошему это не приводит.

Но в большинстве случаев реакция родителей не должна быть абсолютно пассивной.

В "правильном" диалоге мать находит верное решение, чтобы вывести ребенка из "летаргического сна". Да, девочка равнодушна к тому, как протекает ее свободное время. Что ж, тогда мать предлагает свой распорядок дня. Но она не собирается пристраивать дочку к подругам или составлять для нее увлекательные планы. Напротив, ее предложение малопривлекательно для девочки. Но, может быть, это заставит ее организовать свободное время по своему вкусу. Мать как бы поставила дочь перед выбором:

"Если ты не хочешь рационально использовать свободное время, я использую его в своих интересах. И если это тебя не устраивает, противопоставь моим планам — свои".

Или такой пример. Ребенок безразличен к учебе. Несомненно, вмешательство родителей необходимо. Однако они непременно должны довести до его сознания, что неудачи в учебе — его проблема, а не их. Родителям не следует демонстрировать излишнее беспокойство об успеваемости ребенка. Если он приносит домой плохую оценку, они не должны восклицать: "Ты меня очень огорчил! Что за неудача!" Вместо этого следует заметить: "Ты, видимо, очень огорчен". И хорошая оценка должна быть принята не довольным "Я очень рада!", а "Я думаю, ты очень рад!" Пусть ребенок знает, что его труд и успехи — его труд и успехи, а не подарок папе и маме. Хотя младшие дети, начиная учиться, нуждаются в руководстве, родители и в самом начале школьной жизни должны предоставить им максимум самостоятельности. Ребенку постарше можно установить время для выполнения домашних заданий: "Никаких игр до уроков" или "Время для уроков — с 6 до 8 часов вечера". Но больше никакого вмешательства быть не должно.

Разумеется, дети должны знать, что, если им потребуется помощь, родители всегда будут готовы ее предоставить. Если же ребенок не сталкивается ни с какими трудностями, он должен выполнять домашнее задание самостоятельно. На время, необходимое для приготовления уроков, можно ввести свои правила: "Не звонить по телефону", "Не есть", "Не откладывать часть задания на потом" и т.п. — все это еще больше сосредоточит внимание ребенка на работе.

Не следует также излишне полагаться на систему поощрений в учебе.

Хотя наказания также следует избегать[21], необходимо помнить, что срок действия материальных стимулов почти всегда ограничен. Определенное время ребенок действительно старается, но после получения награды теряет интерес к учебе. Кроме того, невозможно по-настоящему заинтересовать детей учебой с помощью одних только наград.

Частые призы за успешную учебу лишь мешают развитию подлинной мотивации. Желание учиться лучше возникает у ребенка естественно и постепенно как часть общего стремления преуспевать в делах. Эта черта присуща человеку с рождения, ее нетрудно заметить у ребенка даже в раннем возрасте: она проявляется в его желании научиться самостоятельно есть, сидеть, стоять, ходить. Младенец не нуждается ни в каких похвалах и наградах, чтобы увлеченно исследовать окружающий мир. В нем живет естественное желание расти и преуспевать во всем, что он делает.

Школьник тоже очень доволен, когда правильно решает все задачи в контрольной работе или знает все ответы на устном опросе. Чувство удовлетворения и гордости — тоже плата за успех. И наоборот, ребенка очень огорчают неудачи. Это чувство так же естественно, как и стремление к успеху. Родителям следует опираться на это, помогать ребенку установить связь между своим трудом и его результатами, между учебой и высокими оценками. Призы же иногда не только не вызывают стремления хорошо учиться, но усиливают равнодушие к учебе. А что, если постараешься, а приза так и не заработаешь? Разочарование лишь укрепит неприязнь к занятиям. Если же вдобавок кто-то другой награду получит, ребенок ощутит еще большую беспомощность и усомнится в своих силах.

Что же должен предпринять взрослый, чтобы вызвать у ребенка интерес и стремление учиться лучше? Помочь ему испытать успех. Если это одаренный ребенок и школьная программа не удовлетворяет его, надо предоставить ему возможность заниматься индивидуально по специальной программе, посещать кружки и группы усиленного обучения. Если он не блещет способностями, можно нанять репетитора. Независимо от того, как ребенок успевает в школе, помогите ему испытать успех дома. Необходимо и важно поощрять любое усилие ребенка, комментировать каждое достижение в учебе. Помогите ребенку оценить свою работу и ощутить удовлетворение от успеха. Похвалите его: "У тебя отличная концентрация, верно?", "Твои учебники всегда в таком порядке! Это здорово помогает в работе", "Сегодняшняя оценка намного лучше предыдущей!" Когда ребенок чувствует, что может добиться успеха, у него появляется желание закрепить его.

Мы можем повысить мотивацию ребенка, если поможем ему поставить перед собой достойную цель. Если он захочет стать талмид-хахамом, ему придется быть более усердным и старательным в учебе. Если он намерен стать ученым, то эта цель будет служить стимулом для увлеченных занятий. Однако родители не должны придумывать цели для детей. Они могут только помочь им сделать правильный выбор, не навязывая своего мнения, а обозначая нравственные ценности, которые мы проповедуем. Бесполезно прямо заявлять: "Если ты хочешь быть талмид-хахамом, ты должен много заниматься!" В случае отсутствия мотивации у детей следует действовать особенно осторожно. Вместо того, чтобы предлагать им готовые решения, лучше вовлечь их в поиск собственных мотивов.

Незаинтересованный ребенок ставит родителей еще перед одной проблемой — необходимостью смириться с ограниченностью его возможностей. У ребенка могут отсутствовать те или иные наклонности и способности, которые есть у родителей. Так, у физически активных, энергичных людей может расти пассивный, непредприимчивый ребенок. У родителей, активно участвующих в общественной жизни, дети иногда предпочитают собственную компанию. Родители могут быть большими любителями чтения, а дети — равнодушными к нему. Взрослые замечают отсутствие мотивации именно в тех областях, которые интересны и важны для них. Что ж, придется побороть свое разочарование в том, что их дети — не такие, как они. Каждый ребенок имеет право на собственную индивидуальность. Никто не обязан любить зарядку, книги и общественные мероприятия! Задача родителей — обнаружить в ребенке собственные источники мотивации, его уникальные способности, и помочь ему использовать их в мире, созданном Всевышним, реализовать заложенный в ребенке потенциал. Кроме того, можно утешиться мыслью, что отсутствие мотивации у детей часто — явление временное. Повзрослев, дети могут глубоко заинтересоваться многим из того, к чему в детстве были совершенно равнодушны.

Например, дети, неохотно молившиеся, став зрелыми людьми, делают это с глубоким чувством. Известно, что многие проблемы просто исчезают с возрастом. По одной только этой причине родителям не стоит излишне огорчаться из-за отсутствия мотивации.

Тем не менее, необходимо принять своевременные меры хотя бы для того, чтобы предотвратить развитие дурных черт. Например, нельзя освободить ребенка от обязанности молиться только потому, что он делает это без особого удовольствия. Родители должны требовать, чтобы ребенок выполнял все законы, связанные с молитвой (хотя они не могут настаивать на чтении молитвы с каваной — т.е. сосредоточенно и с искренним чувством). Это необходимо для того, чтобы у ребенка выработались привычка и умение молиться и правильное отношение к молитве как к обязанности благодарить Б-га за все, что мы получаем. И даже если не удалось внушить ребенку желание молиться (оно может появиться в более зрелом возрасте), он, по крайней мере, получит в детстве соответствующую подготовку. Так родители выполняют свой долг. С другой стороны, если они позволяли ребенку делать все, что он хочет, они лишили его руководства, в котором он остро нуждался, и дали укорениться в нем нездоровым и нежелательным чертам.



[1] Рабейну Ицхак Абоав, Менорат амаор, "Родители и дети" (Лейквуд, изд. Си. Ай. Эс.).

[2] Иов 11:12.

[3] Мишлей 13:24.

[4] Раби Йоэль Шварц, Вечность еврейского дома (Иерусалим, Джерузалем Академи Пабликейшнз, 1982).

[5] Шабат 10б.

[6] Мишлей 29:2.

[7] Рамбам, Илхот деот 2:3.

[8] Брахот 28б.

[9] Авот 2:1.

[10] Шабат 34а.

[11] Коэлет 9:17.

[12] Сифри, Ваэтханан; Брахот 10а.

[13] Дебора Рубин, Дочери судьбы. Нью-Йорк, изд-во "Месора", 1988, с. 177.

[14] Дварим 28:15-68.

[15] Мишлей 13:24.

[16] Алей Шор с. 261.

[17] Бава басра 21 а.

[18] Рамбам, Илхот деот 6:1.

[19] Мишлей 22:6.

[20] Комментарии Виленского Гаона к Мишлей.

[21] Раби Шимшон Рефаэль Гирш, Основы воспитания, ч. 11.

 

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру