Глава 2. ИЗУЧЕНИЕ ТОРЫ

ИЗУЧЕНИЕ ТОРЫ

34

Смертельно заболевший сын богача

Слушайте, родители милосердные, богатые и бедные!

Рассудите о путях ваших, размыслите о том зле великом, которое причиняете вы детям вашим, не давая им изучать и исполнять Тору Б-га, в которой — свет их жизни и вечный почет их!

И вспоминается одно происшествие, повергающее в трепет всякого, — истинное происшествие. Представьте, что у богатого человека был единственный сын, который заболел (не про нас будь сказано) и от своей болезни онемел. Пригласил его отец лучших и самых опытных врачей, но никакого средства от этого недуга не нашли они. Сын рос и развивался, как все остальные, но не мог произнести ни слова. Отец, видя беду единственного своего сына, плакал, затворившись у себя... Сколько денег потратил он на самых известных профессоров, но все напрасно! Если бы он только мог принять телесную муку или отдать любую сумму — с какой радостью согласился бы на это, лишь бы вернуть дорогому сыну речь!

Известно всякому искренне верующему еврею, что в небесной йешиве человек занимается Б-жественной Торой в соответствии с достигнутым им уровнем; в святой книге Зогар и других святых книгах упоминаются «йешива рабби Акивы», «йешива Ахайи а-Шилони» и другие. Это значит, что ту Тору, которую выучил человек в этом мире, постигнет он там несравненно лучше и станет размышлять о ней; будет он наслаждаться, новыми открытиями, которые будет делать без счета каждый день. Это само собой разумеется, ведь чем еще там заняться: лес валить или рыбу ловить? Там не едят и не пьют, и ничего человеку там не нужно. Тому же, кто в этом мире не изучал Тору, придется сидеть в полном молчании, не раскрывая рта: о чем он сможет говорить? Он будет там по-настоящему немым, причем не один только день и даже не несколько лет — бесчисленные годы! Кто же виноват в том, что такое с ним случилось, если не отец его, по глупости своей лишивший его Б-жественной Торы — его бесконечного удела, основы его вечного почета и величия.

Даст Б-г, задумаются родители о том, что происходит на их глазах, и заслужат для себя и сыновей своих счастья Торы, и все мы в заслугу этого удостоимся Избавления, как сказано в Писании: «Даже если они среди народов, теперь соберу их», — вскорости, в наши дни, амен.

Торат гa-Баит, статья Эльбона шель Тора

35

Книги с недостатками

Придите и узнайте, как важно стараться, чтобы молитвы, которые возносит человек, и Тора, которую изучает он в этом мире, были безукоризненными, без брака и пропусков. Из бросающей в дрожь истории станет ясно, как серьезно нужно к этому относиться.

В одном городе жил некогда чрезвычайно богатый человек, и очень ему захотелось накупить разных книг, и старых, и совсем новых, и составить из них библиотеку. И однажды он столкнулся с человеком, у которого уже была огромная библиотека и который хотел ее продать. Богач послал к продавцу доверенного слугу, чтобы тот изучил его книги, и наказал, чтобы все купленные тома были красивыми, хорошо изданными и чтобы буквы в них не осыпались. Также должен был он проследить, чтобы не было в книгах недостающих страниц ни в начале, ни в середине, ни в конце; велено было ему также составить каталог: сколько насчитывается в этой библиотеке молитвенников, сколько экземпляров Пятикнижия, сколько — Мишны, сколько — Талмуда...

Приехал посланник в дом, где помещалась библиотека, и стал изучать книги. Показали ему вначале разные молитвенники, старые и новые, и были их там сотни и тысячи. Но когда он тщательно просмотрел их, почти все забраковал. Во многих недоставало начальных страниц, во многих — последних или из середины; во многих молитвенниках осыпались буквы, а некоторые были напечатаны неясным и некрасивым шрифтом. Лишь считанные книги понравились ему настолько, чтобы имело смысл купить. Затем принесли ему сотни экземпляров Пятикнижия, и, учинив подобную проверку, он также большую часть из них отложил в сторону — по тем же причинам, отобрав совсем немного фолиантов, действительно хороших и поражающих великолепием. Вынесли ему также напечатанные в самых разных местах экземпляры Мишны, которые хозяин всю жизнь старался скупать в как можно больших количествах. Просмотрев их, обнаружил посланник, что многие неполны: в одной книге отсутствует раздел «Посевы», в другой — раздел «Времена», в третьей — раздел «Женщины»; здесь недостает половины раздела, здесь — нескольких глав, а здесь — одной. И лишь несколько книг нашел он, в которых были бы все шесть разделов Мишны целиком, и они были роскошно оформлены и четко напечатаны.

Затем показали ему Талмуды разных издателей, и полных комплектов нашлось лишь несколько. Почти все собрания трактатов Талмуда были с теми же недостатками, что и молитвенники, Пятикнижия и Мишны: здесь нет одного трактата, здесь — другого, здесь недостает половины трактата, в этой книге отсутствуют несколько глав или несколько страниц; и почти нигде не было комментария Альфаси. Только несколько собраний Талмуда были и полными, и с Альфаси, и пристойными внешне.

Завершая свою миссию, спросил посланник, есть ли в библиотеке издания Иерусалимского Талмуда и Мидрашей, и получил ответ, что этих книг нет.

Какой же вывод? Из всей огромной библиотеки были выбраны лишь несколько молитвенников, несколько Пятикнижий, считанные экземпляры Мишны и Талмуда, которые можно было бы назвать безупречными.

История эта должна послужить для умного человека зеркалом, в котором он увидит самого себя[1]. Когда в будущем предстанет он перед Вышним Судом, вынесут перед ним все молитвы, прочитанные им за все дни его жизни, и проверят на его глазах, правильны ли они были. И тогда обнаружатся многие сотни негодных молитв: у многих из них не хватает начала, у многих — середины, а у многих — конца; многие же, хоть и полные, не были прочитаны в положенной по Закону чистоте мыслей. Лишь некоторые молитвы будут найдены совершенными и чистыми, освещенными Вышним светом. И растеряется человек, и ужаснется! И какой же стыд и позор примет он, видя, что почти все его молитвы пропали, повисли в воздухе, будучи не в силах подняться на небеса! А затем скажут ему: «Встань, разложи перед судом Писание, которое читал ты; а затем разложи Мишну, которую выучил!» И принесут ему сначала те Писания, которые он читал во все дни своей жизни, и найдут, что многие разделы Пятикнижия из того или иного годового круга чтения отсутствуют начисто; многие же главы изучал он, но прервался, не дойдя до конца, чтобы произнести будничные речи, посплетничать и т.п., и вплел запрещенные слова в главы Писания. Цельными будут эти главы, но не смогут подняться ввысь, на стол Царя. Лишь совсем немногие разделы Пятикнижия, как станет ясно, выучил он как следует, и освещены они Вышним светом.

То же самое случится, когда представят на Суд главы Мишны, которые успел он изучить за всю свою жизнь, и исследуют их. Из всех глав, которые он выучил, можно будет составить лишь считанное число полных шести разделов Мишны, которые изучил он как подобает. Остальные же... В один год не хватает одного раздела, в другой — другого, а в третий — нет какого-нибудь трактата; и прерывал он свое изучение речениями будничными и запрещенными. И за все это придется ему держать ответ. И какой же срам и бесчестье примет он, видя, что из всех выученных им разделов Мишны лишь несколько приняты Вышним Судом и освещены Вышним светом!

А когда вынесут пред ним трактаты Талмуда, которые он выучил за свою жизнь, возрадуется он радостью великой, видя, как их много. Но какая же буря поднимется в душе его, когда он поймет, что почти в каждом Талмуде — множество пропусков. Здесь не хватает одного трактата, там — другого, во многих трактатах опущены главы или отдельные листы: он, по-видимому, уезжал куда-то из дома и не успел выучить их, да так и оставил. (Не так поступал рав Аха бар Яаков, который «занимал время у дня, выплачивая ночью».) А комментария Альфаси нет почти ни в одном Талмуде — он не изучал его никогда. И только если собрать все изученные им Талмуды и перебрать их множество раз — может быть, удастся наскрести несколько целых Талмудов с Альфаси, которые он изучил как следует. И как же будет он выглядеть после всего этого, когда станет его полная нищета очевидна всей Б-жьей свите, когда все поймут, что нет у него на самом деле ни Писания, ни Мишны, ни Талмуда и что не может он ничего сказать в свое оправдание!

Но главный позор ожидает его, когда Вышний Суд станет спрашивать его об Иерусалимском Талмуде и Мидрашах. Ему нечего будет сказать: он никогда в жизни не раскрывал их! И как стыдно будет, когда ему точно укажут, сколько часов каждую неделю он слонялся, бездельничая, или говорил о пустяках и глупостях и что именно поэтому не было у него времени! И известно высказывание мудрецов Талмуда: «Тот, кто не изучал Агаду, никогда не ощущал вкуса трепета перед небесами». И как же заболит его сердце, когда он вспомнит, что те пропуски, которые нашлись в его молитвах, Писании, Мишне и Талмуде, — не временные, на год или два, а навсегда, потому что он уже в Вечном мире. Но больше всего станет рыдать его душа о том, что не раскаялся он во всем этом, пока еще был жив: здесь, в этом мире, Врата Раскаяния ведь открыты для всех, не то что там!

Поэтому пусть человек задумается об этом вовремя, и пусть те слова, которые он сейчас прочел, все время будут у него перед глазами. Тогда он увидит, что, куда бы он ни обратился, везде не все в порядке! Найдет он множество молитв, произнесенных им неподобающим образом, множество отрывков из Торы, которые он пропускал каждый год, — а ведь во всех этих пробелах ему придется отчитаться, ибо в его власти было восполнить их, и только из-за лени он этого не сделал! Ладно, «что прошло — прошло», но хотя бы на будущее, после того как человек честно подсчитает все, что совершил до сего дня, — пусть соберет он свои силы и старается не поступать больше так, как поступал раньше, и тогда последние годы его жизни станут искуплением первых.

Дополнение. Когда увидел хозяин обследованной библиотеки, что доверенный человек богача забраковал почти все книги, он промолвил: «Уважаемый, как я вижу, тщательно изучил мое собрание. Поэтому я осмелюсь просить его сообщить мне, по какой причине столь много нашлось неполных книг — как Пятикнижий, так и трактатов Мишны и Талмуда? Такого, насколько я могу судить, ни в одной библиотеке не увидеть!» И тот ответил: «Знай, что главная причина — в том, что книги лежали у тебя на полу, как какой-то мусор; поэтому-то и гнили они, и наступали на них, и крали... И не обращался ты с ними так, как принято в серьезных библиотеках, где книги в полном порядке заботливо расставлены по полкам. И кроме того, ты никогда не спрашивал никого, правильно ли хранишь книги. Так что мне кажется, что даже те несколько книг, которые остались целыми, сохранились лишь чудом».

И это — воистину наш собственный портрет. Святой, благословен Он, отдал в управление человеку Свою духовную святую библиотеку, то есть Писание, Мишну и Талмуд, в которых — 613 заповедей, а каждая, как известно, — отдельный мир. И все мы верим, что они — из уст Б-га и что выполнение их посвящает человека Б-гу, по слову Писания: «Чтобы помнили вы и исполняли все Мои заповеди и были бы вы святыми для Г-спода вашего». И разве не следовало человеку все время размышлять об этих книгах: изучил ли он их? Исполняет ли советы? Ведь это и есть наша работа, как сказало Писание (Дварим, 30): «...ибо это — жизнь твоя и долгота дней твоих», и именно ради этого послал нас Святой, благословен Он, в этот мир! (А вовсе не для бессмысленных хлопот, которыми наше злое начало понуждает нас заниматься.) Но несмотря на все это, святая работа привычно считается чем-то малоценным, и не проявляют люди к ней внимания. И выходит, что хотя и многое из Торы человек изучил, но не утрудил себя тщательным исполнением ее, чтобы все было сделано правильно, — вот и оказалась она пропавшей или испорченной.

Из многих стихов Писания и высказываний мудрецов Талмуда знаем мы, что высшая мудрость — в раскаянии и добрых делах. Если же человек учится, но совершенно не думает о выученном и не старается воплотить его в действиях — о нем говорят мудрецы: «Тому, кто изучает, но не выполняет, лучше бы было не рождаться!» Поэтому человек в опасности: многие и многие из выполненных им заповедей, возможно, не будут приняты! Это имеют в виду мудрецы Талмуда, когда в трактате СанГедрин задают вопрос: что означает стих: «И будет надежность твоих времен, поддержка спасения, мудрость и знание; трепет перед Г-сподом есть сокровище его»? Они разбирают его по словам и так говорят: «"Надежность" — это раздел "Посевы"; "твоих времен" — это раздел "Времена"; "поддержка" — это раздел "Женщины"; "спасения" — это раздел "Ущербы"; "мудрость" — это раздел "Святыни"; "и знание" — это раздел "Чистые"». И несмотря на все это, если «трепет перед Г-сподом есть сокровище его», то да, а если нет — то нет». Это означает, что, если изучению Торы и выполнению заповедей не сопутствовал трепет перед Б-гом, им грозит быть отвергнутыми. И безмерное милосердие небес, долгие и искренние молитвы необходимы для того, чтобы и такие заповеди тоже были приняты. Именно поэтому в первую очередь человек в будущем недосчитается Торы, которую изучал, и заповедей, которые исполнял: он никогда не старался делать все это в подобающем трепете перед небесами. И поистине, «об этом должны сокрушаться все сокрушающиеся», и об этом следует все время напоминать себе. Надобно постоянно размышлять о том, как правильно выполнить заповедь, тогда человек увидит благо и в этом мире, и в будущем.

Ликутей Амарим, 6

36

Бедняк на ярмарке

Сказано в трактате Авот, 4: «Рабби Яаков говорит: Этот мир подобен прихожей перед будущим миром; подготовься в прихожей, прежде чем войдешь в парадный зал!» Мудрец Мишны сообщил нам лишь общее правило, не разъяснив, как же именно следует готовиться.

По-видимому, мы сможем ответить на этот вопрос, воспользовавшись фразой мудрецов Талмуда: «Обязан человек поделить свои годы на три части: треть потратить на Писание, треть — на Мишну и треть — на Гемару». То есть сначала — изучение Писания, затем — Мишны и лишь в последнюю очередь Гемары. Что же означает «подготовиться в прихожей перед вступлением в парадный зал»? Вот что: если не станет человек учиться в этом мире, специально предназначенном для постижения мудрости Торы, в будущем мире он уже не сможет ничего выучить. Хотя бы просто текст Пятикнижия, без перевода Онкелоса и объяснения Раши — даже этого не сможет он там постичь. И даже если он захочет отдать «все накопленное в его доме», то есть весь свой удел в будущем мире, в обмен на право изучить хоть один раздел Пятикнижия, презрительно рассмеются ему в лицо! «Почему, скажут, ленился ты, покуда был в прихожей? Там-то ты мог приобрести все, чего только захотел бы! Знай же, что здесь постижение даже самой маленькой главы Пятикнижия ценится дороже, чем вся жизнь в будущем мире!»

И пусть человек не обманывается, успокаивая себя такими словами: «Когда я предстану перед Вышним Судом, который станет обвинять меня за то, что я не изучал Тору, — я ведь смогу оправдаться! Я скажу, что был слишком занят коммерцией и заботой о пропитании, что очень много сил отнимало у меня воспитание детей, придумаю еще что-нибудь...» Пусть не представляется ему, что, услышав это, Суд простит его и не вынесет сурового приговора! Все совсем не так!

Во-первых, кто знает, примут ли его объяснения, помогут ли ему? Ведь, несомненно, возразит ему Суд, говоря: «Разве был ты беднее, чем Гиллель Старший?» (Так говорится в трактате Йома, 35.) И во-вторых, предположим даже, что слова его услышаны и что Суд его оправдал. Разве из-за этого появятся у него сведения о Торе, которую он не изучал? Хорошо уже, если не станут насмехаться над ним, называя его в глаза дураком и лентяем, но знаний Торы он так или иначе не получит.

И есть одна история, которую уместно здесь вспомнить. В некотором месте закончилась большая ярмарка, и купцы вместе с простыми людьми разъезжались с нее домой. Одни продали свой товар и получили большую прибыль, другие задешево купили что-то, что можно будет потом с выгодой сбыть с рук и тоже нажиться. И был среди них один человек, который, как и все, был на ярмарке, но ничего не покупал там и не продавал; и вот он теперь возвращается домой без гроша в кармане. Все попутчики стали издеваться и потешаться над ним: «Дурачина ты, простофиля! Ты же побывал на такой огромной ярмарке, которая стольким принесла богатство! Даже самый нищий бедняк — и тот заработал на ней денег! Что же ты не воспользовался возможностью получить хоть что-нибудь? Приехал ты на ярмарку бедняком и бедняком возвращаешься домой! Вот, посмотри, такой-то и такой-то тоже ведь сидели без гроша, а за время ярмарки вон какой капитал сколотили! Неужели действительно не подвернулось тебе совсем уж ни одной возможности нажить хоть несколько копеек? Нет в мире второго такого глупца, который, как ты, упустил бы время, специально созданное для обогащения!» Этот бедняга стал оправдываться, приводя разнообразные причины своей неудачи, и насмехаться над ним перестали. Но денег у него не прибавилось: как был он бедняком, так и остался.

То же самое и у нас. Человек спускается в этот мир, место, где он может набрать себе заслуг изучением Торы и совершением добрых дел; они же помогут ему удостоиться Будущего мира. Человек деловой и разворотливый все усилия посвятит приобретению Торы и добрым делам, чтобы было их у него как можно больше; и ни одного дня не потратит впустую. Ведь «назначено человеку на земле», и никто не знает, сколько отпущено ему дней. Лентяя же не беспокоит то, что станется с ним в конце его жизни, когда потребуют его к ответу; и не волнуется он о потерянных днях своих, прошедших зря... На самом же деле он тоже мог заработать! Пусть обделил его Б-г талантами и не в состоянии он глубоко постичь Тору и совершить много добрых дел, но он мог присоединиться к группе совместно занимающихся Торой и изучал бы вместе с ними Мишну, собрание агады Эйн Яаков или сборник установлений еврейского закона «Хайей Адам», или какую-нибудь другую книгу... Тогда с помощью своих товарищей он достиг бы многого, и в день Суда не оказалось бы, что руки его пусты. А теперь, когда придет ему время предстать перед Вышним Судом, который станет обвинять его в пренебрежении Торой, — разве не окажется он презренным и опозоренным в вышнем мире? Ведь он пришел оттуда, где мог беспрепятственно приобрести столько Торы и добрых дел, сколько захотел бы! И скажут ему: «Вот вы с таким-то земляки и росли вместе, но он заработал множество заслуг изучением Торы и совершением добрых дел и здесь, в вышнем мире, известен как великий богач — ты же явился с пустыми руками! Сам видишь, как подвела тебя лень!» И станет он оправдываться и приводить всевозможные объяснения, но даже если их примут и не станут больше позорить его — все равно он останется бедным. Как же он сможет рассчитывать, что заслужит оказаться среди вечно живых, получивших удел в будущем мире?

Рассказанное поможет полностью разъяснить стих из Писания (Когелет, 4): «И обратился я, и увидел всех ограбленных под солнцем; и вот проливают слезы эти ограбленные, и нет им утешителя». Ведь на первый взгляд неясно, что нового сообщает стих словами: «...и нет им утешителя»; наше же рассуждение делает это совершенно понятным. Дело в том, что, когда человек в будущем вознесется ввысь и предстанет перед Вышним Судом, соберутся обвинители, желающие его погубить, и станут доказывать, что человек этот пренебрегал заповедью изучения Торы и не совершал добрых дел. Зарыдает он и будет умолять Суд о прощении, говоря: «Каков мой грех и в чем преступление мое? Не было у меня минуты, свободной от самых разнообразных необходимых дел! А сколько претерпел я в нижнем мире бед и страданий!» И «возопит он воплем великим и горьким». Обвинители же будут, стоя вокруг, осмеивать его, и куда бы он ни повернулся, всюду будут они, и некуда будет бежать от них.

И даже если, несмотря на все обвинения, все же оправдает его Суд, поскольку больше окажется защитников, выступающих на его стороне, он все так же будет стоять, плача горючими слезами. И спросят его: «Что же ты теперь-то плачешь? Суд оправдал тебя, о чем еще горевать?» И ответит он: «Да, это правда, и милость Б-га спасла меня от собрания насмешников; но с чем же я войду в будущий мир, дабы лицезреть Лик Б-га? Ведь у меня нет заслуг Торы, есть лишь совсем немного заслуг выполнения заповедей... И от этого никто меня не спасет!» Писание словами «слезы ограбленных» указывает именно на это: оно подразумевает слезы, проливаемые человеком, когда обвинители издеваются и насмехаются над ним. И здесь говорит Писание о начале Суда, когда не будет от них никакого спасения. Затем же, когда, по милости Б-га, избавят его от рук губителей и лишат их права преследовать и поносить его, все равно «нет у него утешителя», поскольку нет у него заслуг изучения Торы, которые лишь одни позволяют обрести удел вечно живых.

Поэтому пусть человек во все дни жизни своей в этом мире будет очень внимателен, не теряет времени напрасно и пусть все свои силы посвятит тому, чтобы приобрести как можно больше заслуг в изучении Торы и совершении добрых дел. И тем самым он подготовит себя в прихожей — в этом мире, — чтобы удостоиться вступить в парадный зал — будущий мир.

Ликутей Амарим, 4

37

«Ибо кровь — это душа»

Сказано в трактате Авот, 3: «Рабби Достаи бар Йоси от имени рабби Меира говорит: «Всякому, кто забывает одно слово из выученного им, по мнению Писания, полагается смерть, согласно сказанному: «Только остерегайся и храни свою душу весьма, чтобы не забыл ты те слова...»

И объяснение этому Мишне мы найдем в стихе из Писания, который говорит: «Ибо кровь — это душа, и не ешьте души вместе с плотью» (Дварим, 12). Стих предостерегает нас от ошибочной мысли, что кровь запрещена нам лишь в силу своей отвратительности, и поедающий ее нарушает лишь запрет: «Не оскверняйте душ ваших...» (этот запрет нарушает, например, человек, пьющий воду из сосуда для кровопускания). Нет, говорит стих. Тот, кто ест кровь, на самом деле как бы съедает душу животного. А ведь Писание не разрешило нам этого: мы имеем право есть лишь плоть скотины, но не ее душу. И хотя люди не в состоянии видеть этого с помощью своего материального зрения, стих сообщает нам, что это поистине так: душа связана с кровью.

А в другом месте Писание говорит (Дварим, 32): «...что завещаете вы своим сыновьям хранить и соблюдать всю эту Тору (...), ибо она — ваша жизнь». Речь идет о жизни в будущем мире, согласно комментарию Раши на стих из главы «Ахарей Мот...»: «...которые станет исполнять человек, и будет жить ими». И точно так же, как и в случае с кровью, Писание хочет сообщить нам нечто, чего обычными глазами не видно, а именно: что само существование души и ее вечная жизнь связаны со знанием Торы и соблюдением ее заповедей. Только через посредство этого соприкоснется душа человека со светом Торы, который и есть «обиталище вечно живых». (Именно это подразумевает Писание (Шмуэль, 1,25) в словах: «И будет душа господина моего помещена в обитель вечно живых и будет вместе с Г-сподом, Б-гом твоим».) И кто же может знать о том, как сможет душа заслужить вечную жизнь, если не Творец, да будет благословенно Имя Его, Который и создал ее? И именно Он громким голосом возглашает: «Ибо это — жизнь ваша»!

И вот после того, как человек выяснит для себя и полностью уверится в том, что вечная жизнь его души зависит лишь от Торы и заповедей, совершенно необходимым покажется ему никогда не тратить времени впустую. Он ведь будет понимать, что этим убивает свою душу, лишая ее средств к существованию. Человек поистине должен задуматься над этим крайне серьезно. И когда займется он этим наедине с собой, пусть представит себе такой случай.

У одного человека был малолетний сын. Пришел к нему однажды некий богач и рассказал, что взял мальчика с собой к профессорам, чтобы выяснить все о состоянии его здоровья. И сказали профессора, что все органы его тела здоровы, однако он страдает слабостью из-за малокровия. И ничего нельзя сделать с этой болезнью, так как ничего про нее не известно; ясно лишь, что здесь дело именно в крови. И так сошлось, что как раз в это время придумали новый способ бороться с этим недугом: взять кровь у здорового человека — пол-литра или четверть — и влить в жилы этого мальчика. И разработаны уже для этого и нужные лекарства, и соответствующее устройство; возможно, что так ребенка можно излечить.

Богач пошел к беднякам своего города и стал просить, чтобы кто-нибудь позволил забрать у его сына четверть литра крови, он же заплатит за это несколько тысяч долларов. Тогда «стал он в их глазах как умалишенный», и сказали они ему: «Да, конечно, за эти тысячи долларов мы согласились бы выполнить самую тяжелую и изнуряющую работу. Но никак невозможно отдать наших сыновей, чтобы из них выкачивали кровь, Б-же упаси! Ведь кровь — это жизнь! Как же мы продадим кровь наших детей за твои деньги? Ведь во всем мире станут говорить о нас с омерзением!»

То же самое происходит и здесь. Взгляни, человек: ты обязан знать, что если несколько часов в неделю потратишь на пустые разговоры, то лишишься большой части отмеренной тебе жизни. И в конце концов станешь походить на отца из нашей истории, который думал найти дураков, готовых за деньги поделиться с ним кровью своих детей. Ты тоже подумаешь: «Вот, у меня так много денег — почему бы мне не пойти к мудрецам Торы, которые занимаются изучением Торы постоянно, и не дать им денег, чтобы они продали мне свой удел в Торе?» Знай, что они лишь посмеются над тобой; и есть тому две причины. Первая — в том, что они не согласятся на это, и ты лишь напрасно опозоришься, ибо сказано в Писании: «Если человек отдаст все накопления своего дома за любовь, лишь опозорится». Так скажут они: «Это ведь — кровь наша и плоть наша, это наш удел в жизни; неужели же мы отдадим тебе его за деньги?» Вторая же причина в том, что, даже если они согласятся, не сможешь ты получить их удела. На самом деле человеку дано право получить за деньги удел в Торе, как сделали Иссахар и Зевулун; но это право реализуется лишь в том случае, если мудрец Торы учится, а ты поддерживаешь его своими деньгами. После изучения это уже невозможно.

Зехор ле-Мирьям, 12

38

Возвращение в этот мир после смерти

Один весьма состоятельный человек, владелец огромного предприятия, полностью отдалился от всех суетных дел, посвятив себя лишь изучению Торы Б-га; лишь этим занимался он денно и нощно. Собрались к нему все его братья, все его родственники, желая вернуть его к прежнему образу жизни, но не склонил он уха своего к ним; в конце концов его оставили в покое.

И тогда люди, знавшие его по прошлому как великого коммерсанта, поинтересовались: что же пришлось ему сделать с собой, чтобы не дать семье себя уговорить? И воскликнул он: «Мысли мои были заняты высказыванием мудрецов Талмуда: «Тора может удержаться лишь в том, кто убивает себя ради нее»; а «человек, который убивает себя» означает — такой человек, который как бы уже умер. Как же это может быть?

А вот как. Он должен представить себе, что уже завершил все дела, которые в силах был завершить, и что в этих делах прошли все дни его жизни. И вот привели его на Суд к Царю всех царей, Святому, благословен Он, и стали винить в том, что он потратил все свое время впустую, ни на что. И вынесен был ему обвинительный приговор. Тут закричал он: «Несчастный я! Горе мне, всю жизнь думавшему о зле и занимавшемуся злом!» А теперь представьте себе: что было бы, если бы ему разрешили снова спуститься в нижний мир и исправиться? Конечно, он не потерял бы отныне напрасно ни одной минуты, никакого интереса не проявляя к домашним делам!

А раз так, пусть человек вспомнит о том, что по грехам его давно уже полагалась ему кончина. И если бы после нее Святой, благословен Он, проявил к нему огромное милосердие, предоставив возможность исправиться, — сразу понятно, что не упустил бы он этой возможности, не потерял бы напрасно ни минуты. Но ведь гораздо больше милосердия проявил к нему Вс-вышний, продлевая дни его жизни и позволяя раскаяться при жизни! Значит, тем более следует поторапливать себя, направляя все усилия на раскаяние в грехах и на постоянное изучение Торы, и уж, самое меньшее, нужно установить себе постоянное время для изучения Торы — и не обращать ни малейшего внимания на тех, кто пытается этому воспрепятствовать.

Шмират гa-Лашон, З, 4

39

Срывание царских одежд

Говорится в Сифри: «Как награда за изучение Торы более велика, чем за любую другую заповедь, так и наказание за пренебрежение изучением Торы больше, чем за любое другое преступление». И говорится в трактате Авот: «Сказал рабби Йегошуа бен Леви: «Каждый день с горы Хорев раздается голос, провозглашающий: "Горе людям из-за обиды, причиненной Торе (,..)"». А в святой книге Зогар утверждается, что будущий день Суда, о котором сказано: «Вот день приходит, пылающий, как печь...» — это день, когда Моше-рабейну взыщет за обиду, причиненную Торе, и что именно это подразумевает Мишна в словах: «Горе людям из-за обиды...» Ведь на самом деле Торе, основа святости которой — выше всех миров, как всем известно, очень обидно, когда люди — всего лишь материальные создания, взятые из праха и возвращающиеся в прах, — отделяются от нее.

И сказано в книге Маалот гa-Тора, что должен человек представить себе: если бы человеку самого низкого положения предложили поступить на службу к величайшему царю, причем служба эта столь почетна, что исполняют ее самые знатные жители этого царства, — конечно, возрадовался бы этот человек радостью великой, неописуемой! И не важно, что никакой награды за работу ему не обещали бы. И уж во всяком случае, не стал бы этот человек искать способа избежать возможности послужить царю.

И насколько же больше должен человек радоваться тому, что удостоился он изучать святую Тору, которая есть любимое постоянное занятие всех ангелов и с которой не расстаются праведники в раю; и уж никак невозможно, чтобы старался он уклониться от этого. И сказали мудрецы Талмуда, что, когда человек занимается Торой, обступают его ангелы, созданные звуками его уст, насколько хватает взгляда; он же — посреди них! Ясно теперь, почему так велико наказание оставляющему Тору, почему сказано о нем: «Оставившие Б-га будут уничтожены». Стыд! Позор! Что станет он делать, когда призовут его к ответу? Да можно ли измерить его наказание? Ведь как велика награда, так велико и наказание тому, кто отрекается от нее!

И пусть задумается он еще вот над чем. Предположим, что царь, великий и грозный, увидел человека, валяющегося в куче отбросов, покрытого коростой и страдающего всеми возможными недугами, испытывающего нужду буквально во всем. И чем-то полюбился ему этот человек, и велел царь смыть с него всю грязь, и стал пользовать его, пока не превратился он в пышущего здоровьем красавца. Тогда одел его царь в бесценные одежды и украсил его великолепными самоцветами и перлами; передал он ему всю свою казну и объявил повсюду, что все в этом царстве должны его слушаться; отдал он ему в жены свою дочь и вознес над всеми министрами и слугами... И в конце концов повелел он всем своим самым именитым подданным прислуживать ему в дорогих одеяниях, исполняя все его прихоти. И вот этот человек, облаченный в царские одежды, увенчанный драгоценными жемчугами, перед которым выступает вся знать страны, освещая ему факелами дорогу, именно сейчас этот человек заметил малышей, возящихся в грязи и играющих подобранными на дороге камешками! Позавидовал он им и захотел к ним присоединиться; сбросил он с себя богатое платье, презрел наслаждения, до которых поднялся, оставил князей, шествующих перед ним, — и тоже влез в грязь, измазался с ног до головы, так что стал выглядеть совсем как раньше. Не безгранично ли наказание этому человеку, который пренебрег почестями, оказанными ему царем и его подданными, и замарал свои драгоценные одежды?

Смысл притчи понятен: насколько же неизбежно и приуготовлено наказание тем, кто пренебрегает Торой, оставляя ее, чтобы возиться в грязи суетных занятий этого мира. (Здесь завершаются слова, взятые из книги Маалот гa-Тора. Прим. сост.)

И это поможет нам понять сказанное мудрецами Талмуда (Брахот, 5): «Если человек имел возможность заниматься Торой, но не сделал этого — Святой, благословен Он, насылает на него отвратительные страдания, которые очерняют его, по сказанному: «Онемел я, замолчал, умолкли (мои слова) о добре — страдание мое очернило меня». И словом «добро» здесь называется Тора...». (Тут применяется принцип взыскания «мера за меру»: поскольку человек презрел Тору, отнесясь к ней как к ненужной вещи, Б-г делает так, что и он окажется презренным в глазах всех.)

Шмират га-Лашон, 3, 4

40

Дырявый сосуд

Что же касается изучения Торы, то очень часто изучающий ее, увидев, как невелики его успехи в Торе, ибо не в состоянии запомнить ее наизусть, оставляет свои занятия. На самом же деле он поступает неправильно, и вот какой притчей поясняют это мудрецы Талмуда. Напоминает это одного человека, которому приказали наполнить водой бак и пообещали за каждое ведро воды заплатить золотой динар. А в дне бака была дырка, и, как ни старался этот человек наполнить его, вся вода выливалась на землю. Поэтому он бросил это занятие. Тут повстречал его один мудрец и спросил: «Почему же ты больше не носишь воду?» Ответ был: «Зачем же мне это делать, все равно вся вода окажется на земле!» Тогда сказал мудрец: «Да не все ли тебе равно? Ты ведь получаешь за свою работу плату золотыми монетами! Хозяин, скорее всего, знает, что бак его худой, и просто хочет дать тебе денег!»

То же самое, да еще и в тысячи тысяч раз сильнее, происходит и здесь. Святой, благословен Он, видит душу каждого человека и точно знает его способности: хорошая у него память или нет. И Он повелел всякому еврею изучать Тору и повторять ее. И даже если человек забыл что-то — не важно. Пусть повторит еще раз! Разве не получает он плату золотыми монетами? Всяким словом из Торы, которое он произносит, он выполняет отдельную заповедь! Ведь всем известно выражение из Писания: «Если ты будешь праведным — что ты этим дашь Ему?» Б-гу не нужен результат человеческой деятельности; Он оставил нам заповеди лишь потому, что Он благ и хочет творить благо человеку, но так, чтобы не оказалось оно «хлебом позора».

Торат гa-Баит, 13

41

Что значат деньги для бедного и богатого

«Ибо удел благой дал Я вам; Торы Моей не оставляйте...» Почему в этом стихе использованы два разных выражения: «удел благой» и «Тора Моя»? Дело в том, что, как все знают, взгляды людей различны. Некоторые вещи могут быть ценны для бедняка настолько, что он назовет их «благом»; для среднего же человека они лишены ценности. А то, что существенно для него, мелочь в глазах богача; ценности же, составляющие предмет его гордости, ничто для царя. И даже вещи, важные для царя — такие, как захват соседней страны, — презренны с точки зрения ангела. (Ведь бывают ангелы ростом во много тысяч верст, как рассказали нам мудрецы Талмуда в трактате Хулин, 92.) И именно поэтому сказало здесь Писание: «Ибо удел благой...», то есть: посмотрите, вдумайтесь, насколько велико заключенное в Торе добро, если она называется благом даже для Меня! Я ведь сотворил все миры, и все они предо Мной — ничто, но все-таки Тору Я называю «благим уделом», и она представляет собой то «скрытое сокровище», которым Святой, благословен Он, наслаждается постоянно, как сказано: «И буду Я наслаждаться ею изо дня в день». И кроме всего прочего, это — Моя Тора! Поэтому — «не оставляйте» ее.

Поистине, нет предела святости Торы! Мудрецы Талмуда сказали, что у каждого стиха из Торы есть шестьсот тысяч объяснений. А в «Толковании на буквы» рабби Акивы сказано, что сияние святых Имен Вс-вышнего простирается на двадцать одну тысячу раз по десять тысяч парса (мера длины, примерно равная 4 км. — Прим. пер.), что соответствует числовому значению Имени «Я буду» на Святом языке. И еще сказали мудрецы Талмуда (и приводится это в толковании Ялкут на Псалмы): «Сказал рабби Элеазар: «Главы Торы записаны не в их истинном порядке. Ведь если бы они были записаны в их истинном порядке, то всякий читающий их получил бы власть воскрешать мертвых и творить чудеса. Поэтому истинный порядок глав Торы скрыт от людей, и лишь Святому, благословен Он, он известен, согласно слову Писания: «Ибо кто, как Я, сможет прочесть...»

Шмират fa-Лашон, З, 1

42

Бедняк, нашедший жемчужину

Также сказано в трактате Суббота (1196): «Мир существует лишь из-за изречений уст младенцев, изучающих Тору в синагоге. Сказал рав Папа Абайе:

«А ради меня и ради тебя нет?» Ответил тот ему: Не похоже изречение уст того, в ком есть грех, на изречение уст того, в ком нет греха[2]».

Шмират га-Лашон, 1

43

«Золотая лихорадка»

Кроме всего того, о чем сказано выше, есть у нас еще одна важная обязанность: стараться больше сил уделять изучению раздела Кдошим. Ведь известно, что человек должен стремиться к познанию Торы так же, как принято у людей стремиться заработать денег или найти сокровище. По словам Писания (Притчи, 2): «Если будешь стремиться к ней, как к серебру, и как сокровищ искать ее, тогда поймешь страх Б-жий и познание Г-спода обретешь».

Как человек ищет деньги, мы все знаем: если услышит, что обнаружилась страна, песок которой — золотой, а камни — жемчуг и драгоценности, даже если эта страна очень далека от обжитых мест и добираться туда придется с опасностью для жизни многие дни, найдутся многие, у кого хватит силы воли, чтобы решиться на такое путешествие и оказаться там первыми. Ясно ведь, что те, кто окажутся в этой стране раньше других, смогут приобрести огромное богатство, причем очень быстро.

То же самое относится к изучению нашей святой Торы. Даже в тех разделах Торы, «которые все ощупывают постоянно», все время находятся люди, помогающие набухнуть почкам и распуститься цветам Торы. Ведь мудрецы Талмуда, обсуждая стих: «Сосцы ее напоят тебя во всякое время», сказали: «Почему Тора приравнена к женской груди? Как в женской груди, когда бы ребенок ни стал теребить ее, всегда найдется немного молока, таковы же слова Торы», ибо мудрости ее нет предела. Но тем не менее в этих разделах не так-то просто обнаружить нечто новое, что не обсуждалось уже ранее другими мудрецами Израиля. А в разделе «Святыни», который исследовали немногие, на каждом углу можно найти жемчужину. И известно высказывание святой книги Зогар о том, сколь огромна награда нашедшему в Торе что-то новое: «Рабби Шимон начал речь со стиха (Йешайягу, 51): «И помещу Я слова Мои в уста тебе...» Насколько же усердным следует быть человеку в изучении Торы денно и нощно, если даже Сам Святой, благословен Он, вслушивается в звуки голоса изучающих Тору и если каждое слово усердного мудреца, раскрывающее что-то новое в Торе, творит новые небеса! Передают наши мудрецы: как только в устах человека звучит слово о чем-то новом в Торе, это слово возносится ввысь и предстает перед Святым, благословен Он; а тот берет это слово, целует его и увенчивает семьюдесятью чеканными венцами...»

Тора-ор, 5

44

Бережное отношение ко времени на ярмарке

Человек должен все время помнить о том, что постоянное обиталище его души — это вышний мир. Известно, что души были сотворены в начале творения мира (Раши говорит это в своем комментарии к трактату Йевамот, 53, на слова: «Тело...»; это записано в Мидраше) и жилище их — у Престола Б-жественной Славы. Там — место постоянного пребывания всех душ Израиля, сюда же они приходят лишь для того, чтобы чуть-чуть пожить в мире Действия, приобретя заслугу изучения Торы и совершения добрых дел, а затем вновь вознестись к Б-гу.

Представьте себе: некий человек отправился в далекую страну на громадную ярмарку, чтобы продать или купить дорогие товары, которых в его собственной стране не достать. И в ту самую минуту, когда сделка почти уже заключена, подходит к нему некто и говорит: «Посмотри, какие газеты у меня есть!

Почитай-ка их — такое удовольствие получишь!» Прогонит его этот человек от себя и закричит ему: «Поди прочь! Пока ты меня отвлекаешь, я каждую секунду теряю деньги! Разве ты не знаешь, что я проехал много сотен верст, добрался до чужой страны, и все лишь затем, чтобы оказаться на этой грандиозной ярмарке и заработать на ней денег на пропитание семье на весь год! А ты предлагаешь мне потратить время впустую на эти глупые газеты!»

О чем эта притча, ясно само собой. Постоянное место проживания души — в высшем мире, именно там ее вечный дом, согласно слову Писания: «Пришелец (...) временный житель, как все отцы мои». И только для того, чтобы не была душа вынуждена есть незаработанный «хлеб позора», низвергают ее сюда, на землю, на короткое время (так что в этом мире она на положении пришельца в чужой стране), для того чтобы она приобрела заслугу изучения Торы и совершения добрых дел. А когда она оказывается здесь, на земле, злое начало постоянно соблазняет ее потратить время на чтение всяческих газет и тому подобное времяпрепровождение. И нужно прогонять злое начало и говорить ему: «Разве ты не знаешь, что я спустилась сюда, преодолев многие сотни тысяч верст от места моего обитания, совсем на чуть-чуть и только затем, чтобы приобрести товар, который должен обеспечить мне вечное блаженство? А ты отвлекаешь меня всякими глупостями! Что я отвечу Пославшему меня, если вернусь домой с пустыми руками?»

Это поможет понять, что сказало Писание о Моше, учителе нашем, да пребудет он в мире: «И назвал он имя одного (своего сына) Гершом, ибо сказал: «Пришельцем был я в стране чужой»; а имя другому дал Элиезер, ибо (сказал): «Б-г отца моего — в помощь мне». Ведь сам по себе стих непонятен: следовало Моше назвать первого сына Элиезером в память о чуде! И кроме того, для чего напоминать, что «пришельцем был я...»? А наши слова делают стих просто восхитительным: Моше, учитель наш, ведь пришел к Итро, а тот пока еще не принял иудаизма, и дела его не стали праведными (мы знаем это, поскольку в дальнейшем Писание приведет слова Итро: «Теперь узнал я, что более велик Б-г, чем все идолы», — значит, перед тем, как разъяснил ему это Моше, учитель наш, да пребудет мир на нем, он этого не знал!). Получается, Моше, учитель наш, боялся, что приучится поступать так же, как Итро, поэтому и назвал своего сына Гершом, сказав: «Ибо пришельцем был я...» Он хотел, чтобы у него перед глазами всегда было напоминание о том, что он в этом мире лишь на положении пришельца в чужой стране, которому придется затем возвратиться к своим корням, в обитель вечносущих: ведь именно там место «его постоянного жительства, как всех его отцов». (Писание так и говорит: «Пришелец я на земле, временный житель, как все мои отцы».) Моше, учитель наш, знал, что это напоминание поможет ему очень внимательно относиться ко всем своим делам.

Торат га-Баит, 4

45

Человек не работает без прибыли

И вот, брат мой, еще один чудесный рассказ о величии Торы, о том, насколько возвышенна она и насколько громадна награда исполняющему ее. Ведь все знают, что в каждом действии, которое человек предпринимает, есть две части: средства и цель, и цель непременно должна быть важнее, чем средства.

Например, у человека есть маленький магазинчик, который его кормит. Содержание этого магазинчика требует расходов — рубля в неделю; это мы назовем средствами. Прибыль, которую хозяин надеется получить с лавки — назовем ее целью, — должна непременно быть больше, чем расходы. Если же у него — большой магазин, содержание которого обходится в десять рублей в день, все равно прибыль, ради которой он вкладывает деньги — то есть цель, — должна быть больше расходов. А если мы увидим огромный дворец, построенный во славу царя, и на нем — табличку с надписью, сообщающей, что на этот дворец потрачено сто миллионов, — эти сто миллионов будут лишь средствами, а значит, достигнутая с их помощью цель должна быть еще больше. Состоит она, наверное, в том, чтобы поставить в столь величественном здании царский трон, на который воссядет венценосец.

Таким образом, мы можем сделать вывод о том, что чем выше цель какого-то действия, тем больших усилий и больших расходов будет требовать само это действие; с другой же стороны, чем больших усилий потребовало действие, тем грандиознее должна быть его цель.

И уж тем более в тысячи и тысячи раз более — если мы видим, как Святой, благословен Он, Сам совершает некое действие — насколько велико оно! Ведь Его действие — это творение небес и земли со всем, что их наполняет. И мы знаем, насколько Б-г возвышен и вознесен, и слышим от Него Самого, что это действие было средством, нужным для некоей цели, и что, не будь этой цели, средства тоже не было бы. Ясно, что всякий поймет, как грандиозна эта цель, как она непредставима и бесконечна! А ведь Писание криком кричит, что цель создания мира — это Тора, что только ради нее сотворены небеса, земля и природные законы. Про это есть целый стих у пророка Йирмейягу: «Так сказал Б-г: «Если бы не сотворил Я (то, что необходимо изучать) днем и ночью, законов небес и земли не установил бы Я».

Этот стих — ответ тем, кто поддался на уговоры своего злого начала и лишил себя и своих детей изучения нашей святой Торы, подумав: «Какая польза будет от этого изучения?» Горе им, извращающим слова Б-га живого! Ведь Писание во весь голос говорит, что и небеса, и земля, и все, что там есть, — лишь средство, целью же всего является Тора, истинное благо и залог вечной жизни, которая позволяет человеку прочно воссесть на самом верху, рядом с Царем Почитаемым. Они же хотят, чтобы было наоборот, чтобы Тора была средством для достижения какой-то эфемерной цели. Об этом — вопль Писания: «Какой грех нашли во Мне отцы ваши (которые могли заслужить вечную жизнь предо Мной), что отдалились от Меня?!» — именно «от Меня».

Нидхей Исраэлъ, 11

46

Слепой, шагающий по опасной дороге

Примечание: И даже на это нападает злое начало, соблазняя человека такими словами: «Зачем тебе изучать, сколь велика заповедь милосердия (то же самое говорит оно о требованиях избегать злоязычия и сплетен)? Ты же все равно станешь нарушать их! Так лучше уж тебе не изучать эти заповеди вовсе — тогда ты будешь по крайней мере считаться нарушающим по незнанию!»

И слышал я передаваемую от имени одного из великих раввинов притчу, говорящую об этом. Вот человек отправился в путь; и предостерегают его, не советуя выбирать такую-то дорогу, на которой множество глубоких ям. А он и говорит: «Я знаю, что сделать. Принесите-ка мне платок!» — «Что же ты станешь с ним делать? — спрашивают его. — Не собираешься ли затолкать его в яму?» — «Нет, зачем же? — отвечает тот. — Я просто завяжу им себе глаза. Тогда, если я и упаду в яму, насмехаться надо мной не будут: у меня же завязаны глаза, и я просто не видел ямы!» Тогда сказали ему: «Ну ты и дурак! Да ведь потешаться-то над тобой будут именно за это: зачем это ты завязал себе глаза и свалился? Ты же человек, и глаза тебе даны для того, чтобы смотреть!»

То же самое и в нашем случае. Злое начало уговаривает человека зажмуриться и не смотреть на то, как велика заповедь Торы о милосердии и каковы точные правила ее выполнения (то же самое можно сказать и о многих других заповедях, которые в этом мире часто нарушаются). Оно убеждает человека, что, когда он нарушит заповедь, у него будет оправдание: «Глаза мои были зажмурены, так что я совершенно не видел, как велика моя обязанность!» Но ведь именно это и станет его обвинением: «Почему же твои глаза были зажмурены?!» И в Торе действительно есть такое правило: «Лучше пусть человек нарушает по ошибке, чем сознательно», но относится оно лишь к одному случаю: к ситуации, когда некто упрекает своего товарища в нарушении заповеди, не указанной прямым текстом в Торе. Так говорит Шулхан Арух, раздел Орах Хаим, 608,2, в примечаниях Рамо. Но к ситуации, когда человек решает, следует ли ему изучать законы Торы, правило «лучше пусть нарушает по ошибке» не относится совершенно.

И именно это подразумевали мудрецы Талмуда, когда сказали в трактате Бава Меция (33, б): «Ошибка при изучении Талмуда засчитывается как сознательное нарушение».

Aгавam Хесед, 2, 9

47

Купец, отказавшийся от легкой поездки

Тора говорит: «Иссахар — осел костистый (то есть осел, у которого крепкие кости и который в состоянии нести иго Торы: на сильное животное можно навьючить тяжелую ношу — Раши), лежащий между границами». Это значит, что осел обычно идет и днем и ночью, и ночевать в домах ему не приходится: когда ему нужно отдохнуть, ложится вне черты поселения, то есть «между границами» тех городов, куда переносит товары (Раши).

Этот стих говорит о мудреце Торы, в обычае которого — изнурять себя Торой и днем и ночью, не давая своему телу никакого отдыха и не позволяя ему никаких удовольствий. И только тогда принято у них немного отдыхать, когда завершают они изучение трактата: в этот день они устраивают себе празднование в честь Торы, как повелели мудрецы Талмуда. А слегка восстановив силы, мудрец начинает изучение нового трактата и трудится над ним денно и нощно, так же, как работает осел, о котором мы говорили. И именно этому учат мудрецы Талмуда в трактате Авода Зара (5): «Вот учение дома Элиягу: "Пусть всегда человек принимает на себя слова Торы так же, как бык — свое ярмо, а осел — свою ношу"».

(Почему же Талмуд уподобляет в этом отношении мудреца Торы именно быку и ослу? Потому что бык и все его способности сотворены лишь для того, чтобы пахать землю, которая потом, после того как ее засеют, вырастит плоды. Об этом говорит Писание: «И множество плодов (произрастают) силой быка». Главное же назначение осла — в том лишь, чтобы переносить тот урожай, который уже собрали. То же самое мы видим в деле изучения Торы: сначала необходимо тяжело работать ради того, чтобы постичь слова Торы; затем же, когда они становятся понятными, заповедь требует навьючить эти слова на себя, по слову Писания: «И будут эти слова (...) на твоем сердце», а также «...чтобы не отошли они от твоего сердца во все дни твоей жизни». (Этот последний стих требует повторить изученную Тору несколько раз, чтобы не забыть ее.)

Слово «всегда», употребленное мудрецами Талмуда, также выбрано здесь не случайно. Они хотят сказать, что человеку не следует думать: «Этот отрывок уже полностью разъяснили мудрецы, жившие до нас, мне нет смысла глубоко погружаться в него — все равно ничего нового я там не обнаружу». Такой подход неправилен; на самом деле все обстоит так, как сказали в другом месте наши мудрецы, уподобив Тору женской груди: «Как в груди каждый раз, когда ребенок теребит ее, находится немного молока — таковы же и слова Торы».

И на самом деле для каждого мудреца Торы есть в ней свои тайные покои, как говорит «учение дома Элиягу», и каждому из них уготован свой удел. И именно об этом сказано: «Пусть человек всегда принимает на себя (...)» — пусть он всегда видит Тору непаханым полем; вспашет его — и получит с него плоды.)

И завершают тот стих, с которого мы начали слова: «И увидит он покой, ибо он хорош, и землю, ибо приятна, и подставит плечо, чтобы нести». На первый взгляд непонятно, почему Писание говорит о «плече» и «ноше» в отношении изучения Торы, мудрость которой слаще меда?

Это можно объяснить притчей. Один богач, занимающийся торговлей драгоценными камнями, поехал по своим торговым делам в далекую страну, захватив три тысячи рублей серебром для закупки товара и четыреста — на дорожные расходы. Добравшись до места, он на все деньги накупил самоцветов, так что осталось у него лишь двести рублей — как раз на обратную дорогу. И подошел к нему какой-то человек и сказал: «Слышал я, уважаемый, что вы покупаете драгоценные камни. Может быть, купите и мои тоже? Я продаю великолепные экземпляры, и очень дешево!» Тот ответил: «Знаете, я уже истратил все деньги, которые взял с собой для этих целей». Но продавец все же упросил его пойти хоть взглянуть на эти камни, уверяя, что равных им нет в мире. Взглянул он —

и как будто вся земля осветилась удивительным сиянием. А хозяин сказал: «Хотя эти камни стоят на самом деле несколько тысяч рублей серебром, вам, уважаемый, я готов продать их за совершенно ничтожную цену. Дело в том, что на меня возвели напраслину и собираются конфисковать все мое имущество, и, если я не продам эти камни хоть за сколько-нибудь, они пропадут». Богач не знал, что делать. Оставить эти невероятно ценные камни в руках хозяина он был не в состоянии, а купить их тоже не мог, потому что даже та небольшая сумма — двести рублей серебром, — что еще оставалась у него, нужна была ему на обратную дорогу! И решил он, что ни за что на свете не откажется от приобретения камней, на которых он может нажить несколько тысяч рублей за один раз. В дороге же, которая должна занять всего несколько дней, он максимально сократит свои расходы и будет жить как бедняк. Так что он сказал продавцу: «Видите ли, у меня есть при себе лишь двести рублей серебром. Я оставлю из них себе на самые необходимые расходы двадцать рублей, а остальное отдам вам за эти драгоценности». Тот согласился, и сделка была совершена. Сделал богач себе специальную коробочку для купленных драгоценных камней и пустился в обратный путь.

Останавливаясь по вечерам в гостинице, он не заказывал роскошных кушаний, как принято у богачей, не требовал отдельной комнаты, как всегда делал раньше, а спал вместе бедными извозчиками на внешней галерее. Но однажды в гостинице оказался его знакомый, узнал его и спросил: «Я не ошибся, ты действительно такой-то?» Тот ему ответил: «Да, это так». — «Да как же ты можешь? — вскричал его знакомый. — Разве подобает так с собой обходиться?» А тот на это сказал: «Все знают, сколько сил приходится положить, чтобы заработать хотя бы сотню рублей. А я за несколько недель таких мучений заработал тысячи!» И рассказал свою историю и показал ему камни, которые смог приобрести за те небольшие деньги, что оставил себе на расходы. Едва взглянув на них, его знакомый все понял и так сказал богачу: «Теперь я вижу, что ты совершенно прав: разум говорит, что именно так и следовало поступить, как ты поступил. Но я все-таки удивляюсь тебе (я ведь знаю тебя и твои привычки): как же смог ты преодолеть себя и согласиться жить в таких условиях?» — «Действительно, — сказал тот, — бывают моменты, когда душа моя удручена всем этим. Но как только я чувствую, что страдания становятся невыносимыми, я открываю коробочку, и передо мной начинают сверкать невиданные драгоценности! И тут же хорошее настроение возвращается ко мне и душа начинает радоваться и веселиться».

То же самое можно сказать про человека, который спустился в этот мир для того, чтобы душа его обрела сокровище: Тору и добрые дела, которые суть бесценное богатство, согласно словам Писания: «Дороже она, чем перлы». Но о том, как именно приобретается это богатство, говорится в трактате Авот: «Вот путь Торы («хлеб с солью будешь есть, и на земле будешь спать и т.д. — Прим. пер.)...» Имеется в виду, что человек должен согласиться на время своего недолгого пребывания в этом мире сократить свои расходы, насколько это только возможно, и тратить как можно меньше на еду, питье и жилище. (Так говорится в мид-раше Ялкут на Притчи, где объясняется стих: «Если опозоришься ты — (в конце концов) вознесешься». Говорит, объясняя сказанное, Бен Азай так: «Если человек ведет себя как самый презренный нищий, питается лишь плодами деревьев, надевает презренные (то есть дешевые) одежды и сидит постоянно, как сторож, у входа в дом, где изучается Тора, — всякий проходящий мимо говорит: «Да он же сумасшедший!» Но в конце концов он становится мудрецом, и оказывается, что есть в нем вся Тора».) Если он станет так поступать — нет сомнений, что обретет свой удел в Торе, более драгоценной, чем все прелести этого мира; а этим достигнет он вечного покоя и наслаждения.

Но хотя Мыслящая Душа понимает, что речь идет о сокровище, более дорогом, чем любые изумруды, Природная Душа гнушается им.

И именно об этом — наш совет. Состоит он в том, чтобы человек всегда старался думать о вечном счастье, ожидающем его, если он станет заниматься изучением Торы и совершением добрых дел, вкладывая в них труд своей души (а ведь сопротивление злому началу в этом мире — настоящий труд!). И тогда, если он действительно представит себе все это, просияют глаза его, и не будет больше Служение Б-гу в тягость для него (Б-же упаси!) — наоборот, он сам с охотой подставит плечо, чтобы принять на себя иго Торы и Служения.

И все это содержится в стихе, с которого начали притчу. В начале стиха говорится: «Иссахар — осел костистый (...)», чтобы научить нас, что желающий заниматься Торой должен принять на себя ярмо ее навсегда, должен произносить слова ее денно и нощно: ведь так и осел привычен постоянно носить тяжести! И если нам покажется странным, что человек добровольно примет на себя столь тяжкое иго, ведь это противно самой его природе! — то на это отвечает Писание: «И увидит он покой, ибо он хорош, и землю, ибо приятна (слово «покой» намекает на райский сад в вышнем мире, а «земля» — на райский сад в нижнем мире, как всем известно), и подставит плечо, чтобы нести».

Шем Олам, 10

48

Дележ военной добычи

И Писание криком кричит: «Жену достойную кто найдет», то есть: кто же сможет постичь всю глубину мудрости их (слов Торы. — Прим. пер.), как они есть? И продолжает Писание: «Полагается на нее сердце мужа ее (вот что это значит: тот, кто изучает ее постоянно, кто привязал себя к ней так, как должно, может полагаться на то, что в заслугу ее с небес проявят к нему милосердие всегда, когда он будет в нем нуждаться), и добыча не оскудеет». Здесь речь идет вот о чем: когда двое противников воюют, обычно победитель забирает в качестве добычи все имущество побежденного. И когда это хорошо? В том случае, если победители были малы числом, а проигравшие — чрезвычайно многочисленны. Тогда добыча велика, и на каждого победителя приходится очень большая доля. И совершенно наоборот обстоят дела, если проигравшие были более малочисленны или даже равны числом победителям — тогда на долю каждого придется лишь немного добра. Именно про это говорит Писание: пусть тебе не кажется, что радость Торы, приходящая к изучающему ее, когда он, погрузившись в ее глубины, находит в ней неизвестную ранее мудрость, — эта радость велика лишь тогда, когда изучающих немного; если же их становится больше, то на долю каждого мудреца почти не остается открытий. На самом деле это совсем не так: «добыча ее не оскудеет»! Даже если бы изучали Тору все евреи, посвящая этому все дни своей жизни, — в ней содержится такое множество различных оттенков мудрости, что хватит на каждого и каждый сможет получить свой удел в Торе: тот в Писании, этот — в Мишне, третий — в Толкованиях, четвертый же — в Законах. (Именно об этом мы все просим в наших молитвах, когда говорим: «И дай нам наш удел в Торе Твоей». А то, что столько евреев остаются неучеными, так это потому, что их родители не водили их к преподавателям, или потому, что они сами ни под каким видом на это не соглашались.) И посмотри: все ведь знают (об этом говорится в святых книгах и повторяется в стихотворных гимнах), что Вс-вышний намеревался дать Тору первому человеку, Адаму, уже в райском саду, и помешал этому только его грех. И в другом месте мудрецы Талмуда высказались совершенно ясно, что, если бы первый человек не согрешил, он жил бы все время, пока существует мир, то есть шесть тысяч лет (наши мудрецы говорят: «Шесть тысяч лет будет существовать мир»). А ведь если бы это было так, к нашему времени в мире было бы во много тысяч раз больше людей, чем сейчас: ведь они жили бы вечно. И занимались бы все эти люди в первую очередь, несомненно, Торой; ведь сказано: «Человек для труда рожден», и объясняют мудрецы Талмуда: «Речь идет о труде изучения Торы». А все это означает, что Тора была приготовлена для передачи человеку с самого момента сотворения мира (и Притчи говорят о том же самом: «При создании небес — там я»), и мудрости ее хватает на всех людей и на все шесть тысяч лет существования мира.

Шем Олам, 10

49

Просьбы бедного и богатого

Похожий стих можно найти в Псалмах (27). Царь Давид, да пребудет мир на нем, сказал: «Одного просил я от Б-га, только этого буду я просить: сидеть в Доме Б-жьем все дни жизни моей, смотреть на прелесть Б-га и зайти во Дворец Его». На первый взгляд есть в этом стихе совершенно непонятные моменты. Во-первых, почему стих переходит с прошедшего времени на будущее («просил» — «буду просить»)? Во-вторых, почему выбрано слово «зайти», значащее «прийти лишь на время, прийти и уйти»? Ведь перед этим сказано: «сидеть», то есть «пребывать там постоянно»?

Попробуем разъяснить стих так, чтобы все стало понятным. Дело в том, что просьбы человека обычно со временем изменяются. Например, у человека совсем не было денег, и он в Рош гa-Шана просил у Б-га благословенного, чтобы Тот дал ему в будущем году заработок три рубля в неделю. Б-r же помог ему даже еще больше, и за год бывший бедняк превратился в зажиточного горожанина. И когда этот год кончился и снова наступило Новолетие, он будет просить у Б-га уже не того заработка, о котором умолял в прошлом году. Нет, теперь он будет просить, чтобы Б-г дал ему такой же доход, что и прочим его богатым и уважаемым соседям — чтобы не пришлось ему стыдиться перед ними. А если и в этом году Б-г ему поможет и он станет богачом — он уже не будет молиться о том же доходе, что и в прошлое Новолетие: теперь для него это — позорно мало. Он будет просить, чтобы Б-г послал благословение на все его имущество, так чтобы он смог вознестись к новым вершинам богатства.

То же самое относится к политической власти (речь идет про давние времена, когда евреи жили в Земле Израиля и обладали этой властью): если человек удостоится стать начальником над пятьюдесятью, он просит у Б-га, чтобы Тот помог ему стать сотником; достигши же этого поста, хочет он стать тысяцким. Общий вывод из всех этих примеров — просьбы человека все время меняются; несомненно, царь постыдится просить у Б-га того же самого, чего просил, будучи десятником.

И именно поэтому царь Давид, да пребудет мир на нем, использовал слово «просил». Он хотел сказать: в случае со мной это не так! Я был пастухом у своего отца, то есть находился ниже всех (Писание говорит об этом: «И забрал меня из загонов для скота...»), и тогда я просил у Б-га благословенного лишь одного. А сейчас, когда я поднялся на недосягаемую высоту, стал царем над всем Израилем, я по-прежнему буду обращаться к Б-гу с той же самой просьбой. Я не буду таков, как прочие властители, которые молятся лишь о том, чтобы их власть еще усилилась. С какой же просьбой обращался я к Б-гу в те давние времена? «Сидеть мне в Доме Б-жьем все дни жизни моей», то есть иметь возможность всю жизнь изучать Тору. Именно с этой просьбой обращаюсь я к Нему и сейчас.

Почему же главная моя просьба именно такова? Потому что, если я буду сейчас, пока живу в этом мире, пребывать в Доме Б-жьем, занимаясь изучением Его Торы, я в будущем удостоюсь «узреть прелесть Б-га (...)» (словами «прелесть Б-га» Писание обозначает райский сад нижнего мира, что перекликается с выражением из Пятикнижия: «...и землю, ибо приятна». Слова же «и зайти во Дворец Его» относятся к райскому саду вышнего мира, и именно поэтому употреблено выражение, означающее «зайти лишь на время»: царь Давид из скромности не хотел сказать о себе, что будет находиться там постоянно). Если же сейчас, пока я живу здесь, я оставлю Дом Б-жий, то в будущем не удостоюсь узреть прелесть Б-га.

Этот стих дает человеку очень важное наставление: он учит тому, чтобы молился он во все дни своей жизни, в первую очередь о том, чтобы удостоиться изучать Тору и служить Б-гу. И объяснение, которое дает стих «Чтобы узреть прелесть Б-га», относится ко всем нам. И в нынешнее время бывает из-за многих грехов наших, что у многих время для изучения Торы находится в середине дня (как раз в эти дневные часы у них нет никакой работы), но учиться дома они не могут, потому что там им все время мешают малолетние дети и т.д., пойти же в дом учения в дневные часы стесняются, чтобы не стали говорить: «Он притворяется раввином». Не таков путь Б-га благословенного — отказываться от возможности заниматься Торой из-за таких глупых и ничтожных причин! Говорит Шулхан Арух, Орах Хаим, 1: «...и пусть не смущается, когда люди насмехаются над ним из-за того, что он служит Б-гу благословенному». И не просто так Тора назвала нас рабами (говорит Писание: «Они — Мои рабы, которых вывел Я...»): Тора хотела сообщить нам, что, как царские рабы всюду, где ни оказываются, сообщают, что они рабы самого царя, и им в голову не приходит стыдиться этого, — так же и человек из народа Израиля, служа Б-гу благословенному, Царю царей всех царей, должен смотреть на свою должность как на самую почетную. Он ведь удостоился служить Самому Б-гу, Его желания исполнять — чего же здесь стыдиться? И у царя Давида, да пребудет мир на нем, мы должны научиться вот чему: несмотря на то что он был царем и в его доме, несомненно, нашлось бы сколько угодно великолепных залов, в которых можно было бы изучать Тору, — тем не менее он говорит: «...сидеть мне в Доме Б-жьем все дни жизни моей». А дело здесь в том, что в доме учения занятия Торой более успешны. И в Йорэ Дэа говорится, что всякий, кто изучает Тору в доме учения, не скоро забудет изученное.

Шем Олам, 10

50

Как ищут клад?

Сказано в Притчах: «Если будешь желать ее, как серебра, и, как клад, искать ее, тогда поймешь трепет пред Б-гом и знание Г-спода найдешь». В этом стихе вопросы вызывает выбор глаголов: про серебро сказано «желать», про клады — «искать», про трепет пред Б-гом — «понимать», а про знание Г-спода — «находить». Чтобы понять этот выбор слов, нужно сначала понять, чем отличается «желание денег» от «поиска кладов».

Как человек добывает деньги? Обычно он начинает свой день с того, что идет на рынок в надежде заработать что-то или совершить какую-то выгодную сделку. А если он видит, что сегодня ничего заработать не удается, он возвращается домой, говоря себе: «Видимо, Б-г имел в виду, что я достану денег завтра или в какой-то другой день». И завтра он снова идет на рынок — может, ему удастся что-нибудь получить.

А теперь подумаем, как ищут клады. Представьте себе, что некий богач, умирая, передает наследство сыновьям, сообщает свою последнюю волю и в заключение добавляет: «Любимые мои дети! Скажу я вам еще одно. Двадцать лет назад в этих местах разразилась война, и я очень боялся вражеского генерала, вошедшего в наш город: у меня ведь как раз в то время было десять тысяч серебряных рублей! И я спрятал у подножия горы, расположенной к северу от нашего города, глубоко в земле, десять кошельков по тысяче рублей в каждом. И пожалуйста, позаботьтесь о том, чтобы мои старания не пропали даром: как только я отойду, отправляйтесь туда, выройте эти деньги и разделите между собой». Едва отец скончался, отправились они к горе, которую он указал, и начали поиски. Искали несколько часов, но ничего не нашли. Пойдут ли они спокойно домой, как сделал тот человек, что не нашел сегодня на рынке возможности заработать? Ведь ему никто не приготовил сокровища: он пытался добыть денег самостоятельно. Поэтому он подумал: «Ну, сегодня неподходящий день. Пойду домой, а завтра или когда-то еще приду снова!» Сыновья же, точно зная, что здесь лежит клад, доставшийся им от отца, не успокоятся, пока не разроют все вокруг и не найдут его.

Как раз про это и говорит стих. Рассказывают мудрецы Талмуда (Huдa, 16б) о том, что ангел спрашивает Б-га благословенного: «Какова судьба этой капли семени? Будет ли родившийся от нее человек мудрым или глупым, сильным или слабым, богатым или бедным?» Но вопроса «Будет он праведником или злодеем?» они не задают, ибо «все в руке небес, кроме трепета перед небесами». Так что трепет перед небесами не приуготовлен человеку, как наследственный удел: он сам должен добиваться его, изучая книги, привносящие в сердце страх Б-жий (например, Ховот га-Левавот, Шаарей Тшува, написанные рабейну Йоной, Орхот Цадиким и так далее). Другими словами, он должен вести себя в точности так же, как желающий денег, который, если у него нет своего капитала для вложения в дело, пойдет к богатым людям просить взаймы или придумает еще что-нибудь. Так же и здесь: если у человека не хватает собственных душевных сил на то, чтобы пробудить в себе трепет перед небесами, он должен пойти к людям, богатым этим трепетом (мы их только что перечислили), которые собрали для себя несчетные сокровища страха Б-жия; и тогда сложенный ими клад перейдет к нему. А если он говорит с ними, то есть изучает их книги, и чувствует, что все еще не приобрел способности трепетать перед Б-гом, пусть не отчаивается (человек ведь не всегда находится в таком расположении духа, в котором может успешно учиться). Пусть сегодня оставит эту работу, а на следующий день попробует снова. И, нет сомнения, что рано или поздно помогут ему слова этих книг, подобные раскаленным углям, вышедшие из уст самых святых людей! И именно это имеет в виду стих, говоря, что трепет перед небесами приобретается так же, как зарабатывают деньги.

Теперь поговорим об изучении Торы. Известно, что у каждого еврея есть удел в Торе. (И Гаон из Вильно пишет, что именно поэтому сказали мудрецы Талмуда: «Если скажет тебе человек: Я старался, но не достиг — не верь!») И обретение этого удела подобно поиску клада, который существовал еще до того, как его начали искать: просто нужно тщательнее разыскивать — и он обнаружится. Тора именно такова: каждому еврею дарован удел в нашей святой Торе еще во время Синайского откровения, при котором присутствовали все еврейские души. Поэтому-то мы все просим в нашей молитве: «И дай нам наш удел в Торе Твоей». И всякий, кто, спустившись в этот мир, усердно занимается Торой, обретает ту долю, которая изначально приготовлена для него; именно к этой доле подталкивает его сердце. (Поэтому сказали мудрецы Талмуда в трактате Авода Зара, 19 «Человек изучает лишь то, чего хочет его сердце, как сказано: И Торой своей...») И этот удел подобен кладу, который Святой, благословен Он, скрыл для человека в Торе: Он ведь для нас — Отец милостивый, не желающий, чтобы кто-то из его детей, придя к Нему, был опозорен. Поэтому если речь идет об изучении Торы, следует искать как можно лучше и как можно больше трудиться — тогда, несомненно, человек обрящет сокровище, спрятанное ради него Б-гом благословенным.

Слова, сказанные в конце стиха: «Тогда поймешь трепет перед Б-гом», говорят о том, что достигается подобно зарабатыванию денег. Потому и не сказано в этом месте: «найдешь», что найти здесь ничего невозможно: вещи, о которой идет речь, еще не существует в природе. Только сам человек, начав стремиться к трепету перед Б-гом, как к деньгам, начинает постигать и тем самым обретать его. А затем стих говорит: «И знание Г-спода найдешь», и это соответствует фразе: «И, как клад, искать ее». Если человек будет так делать, найдет знание Г-спода, которое есть его собственный удел, скрытый для него в Торе.

И как же горько следует сокрушаться о наших дурных обычаях: о том, что каждый из нас проводит какую-то часть времени впустую, совершая грех пренебрежения Торой. Для одних в этом грехе проходит вся жизнь; другие же посвящают учебе лишь несколько лет в юности, потом же, когда Вс-вышний награждает их детьми, занятия Торой прекращаются почти полностью. И так они привыкают пренебрегать Торой, что начинает им казаться, что это полностью разрешено, так что даже если у этих людей вдруг появляется какое-то свободное время, которое они могли бы посвятить учебе, они этого не делают. Третьи же хранят себя и от того и от другого и посвящают Торе некоторое время каждый день — но делают это недостаточно усердно, теряя каждый день несколько часов, которые даже не заняты работой. А ведь из сказанного в стихе «...и, как клад, будешь искать ее» следовало бы сделать вывод о том, что клады ищут до тех пор, пока не найдут их все. Как в нашей притче: если бы сыновья нашли только девять кошельков, о которых сообщил им отец, — разве сказали бы они: «Ну хорошо, у нас есть уже девять тысяч серебряных рублей, и этого нам хватит»?! Нет, они продолжат поиски, пока не найдут и десятый кошель. А не поступят они так — все посчитают их дураками, оставившими деньги в земле навсегда.

Так же нужно относиться и к Торе: человек должен изучать ее все дни своей жизни, отпущенные ему, и каждый день должен посвящать ей все часы, которые сможет; и лишь тогда он найдет все те клады, которые скрыл для него Б-г в Своей Торе. Об этом говорит Писание в книге Когелет: «Наслаждайся жизнью с женой (имеется в виду Тора), которую любишь, все дни твоей суетной жизни, которую даровал Он тебе под солнцем, ибо она есть твой удел в жизни». Если же человек не сделает этого, а позволит часам и дням своей жизни пропадать зря, не заполнив их Торой, окажется, что он сам оставил клад лежать во прахе земли (другими словами, та способность к постижению, которой наградил его Б-г благословенный, осталась невостребованной, не реализовалась в мире, оставшись лишь в его мозгу — а мозг в конце концов превратится в прах). И вечно будут считать его глупцом, выбросившим подарок, данный ему в Торе Б-гом благословенным. Разве не сказано в Талмуде (Хагига, 3): «Кто считается сумасшедшим? Тот, кто выбрасывает данное ему»?

ШемОлам, 13

51

Невежественные крестьяне не смогли понять ценности царской короны

Все мы верим в святость Торы. Но если это так, то как же может случиться, что из-за грехов наших многие и многие пренебрегают ею? Чтобы это стало более понятным, обратимся к притче.

Одному царю пришло время короноваться на престол. И все властители его страны решили: для того, чтобы показать величие и почет царства, необходимо изготовить для царя великолепнейшую корону. И узнали они, что в неком городе живет знаменитый умелец, знающий это дело до тонкости. И отправились к нему знатнейшие лица государства, привезли червонного золота и драгоценных камней, чтобы изготовил он корону, долженствующую прославить царя. Назад они возвращались через небольшие села и деревни и однажды увидели издали, как крестьяне пашут поле на пяти упряжках быков. Сказал тогда один из князей другому: «Хочешь, покажу я тебе нечто, поистине достойное удивления?» Подозвал он крестьян и спросил их: «Хотите увидеть прекраснейшее произведение искусства?» Они согласились. Достал он царскую корону, показал им, и поражались они ее великолепию, восклицая: «Никогда в жизни не видели мы такой красоты!» Тогда князь спросил их: «А не хотели бы вы променять на эту замечательную вещь свои упряжки?» Один из крестьян сказал: «Стоит сделать это — ведь вещь эта чрезвычайно красива!» Но товарищ его возразил: «Нет, я не позволю тебе это сделать — отдать за эту вещь пять наших упряжек. Ведь на этих быках мы можем вспахать за день пять полей; эта же вещь, пусть и радующая глаз, ничем не поможет нам в полевых работах!» И услышал это князь и закричал: «Ой, дурак, ой, глупец! Да ведь за самую маленькую частичку этой вещицы можно купить все ваши поля и все виноградники! Это же — бесценная царская корона!»

Точно так же и в нашем случае. Все мы верим и видим своими глазами, что Тора — это глубочайшая мудрость и потому она невыразимо прекрасна. И обращается к человеку его доброе начало, говоря: «Раз уж Тора настолько достойна уважения, оставь занятия этого мира, которыми ты заполнил все свои дни, и займись изучением Торы, хотя бы несколько часов!» И человек уже готов согласиться на это — ведь Тора так прекрасна! — но теперь к нему обращается его злое начало и дает такой совет: «Подумай, стоит ли выделять драгоценное время для этих занятий? Ведь оно пригодится тебе, чтобы заработать еще денег, купить новый дом или еще что-нибудь». Слышит это доброе начало в человеке и восклицает: «Ой, дурак, ой, глупец! Да как ты можешь даже сравнивать мой заработок (то есть занятия Торой) со своим?! А ты еще советуешь предпочесть твои дела моим! Моя награда притягательнее золота червонного, и даже самые знатные и могущественные, преисполненные всяческой мудрости и превзошедшие все науки (то есть ангелы), мечтали бы получить право заниматься тем делом, которое я предлагаю. Они-то знают, что все драгоценности, все перлы мира не сравнятся с ним: ведь слова Торы, которую человек изучает, украшают корону Царя всего мира!» И в «Толковании на буквы рабби Акивы» говорится, что 22 буквы, составляющие алфавит Святого языка Торы, вырезаны на венце Святого, благословен Он, перед которым все трепещет, и что именно эти буквы поддерживают небеса и землю.

Эта история помогает найти ответ на вопрос, поставленный выше: как же может случиться, что мы ленимся заниматься Торой? Мы же верим в нее! Но в том-то и дело, что, хотя мы действительно верим, что Тора — прекрасная вещь, поражающая воображение, мы не задумываемся о том, как ценна она и как важна. Нам не приходит в голову вспомнить, что Тора спустилась в этот мир прямо из короны Царя, что она сама есть Слава Царя. Если бы мы представили себе это, конечно, стали бы стремиться к ней всеми силами, пока еще в этом мире; и тогда часть ее сияния стала бы нашим уделом в мире будущем.

Понимание всего этого открывает нам смысл еще одного стиха: «Не на небесах она, чтобы стал ты говорить: "Кто же поднимется для нас на небеса"». Раши поясняет, комментируя этот стих: «Даже если она на небесах, ты должен подниматься к ней».

Шем Олам, 14

52

Путник, добравшийся зимой до постоялого двора

Надо человеку бережно относиться к Б-жественной Торе: ведь она помогает ему по-настоящему наделить свою душу святостью свитка Торы*.

Шем Олам, 5

Но человек, желающий, чтобы его душа получила святость свитка Торы, должен, по-видимому, изучать ее так же, как сойфер (писец. — Прим. пер.) пишет свиток (то есть делать это во имя святости Торы, а не из других соображений), — и тогда грозная святость наполнит каждый отрывок, каждое слово и каждую букву. Изучая Тору, человек должен все время помнить о том, что это — Б-жественная Тора, дарованная Творцом вселенной; изучать же ее следует «во имя нее самой», то есть с целью исполнить желание Б-га, захотевшего, чтобы мы знали Тору. Если он станет так поступать, озарит сияние святости Торы те слова и буквы, что отпечатались в его мозгу. (И на практике достаточно вспомнить об этом, лишь начиная сегодняшнее учение, — точно так же, как сойфер должен вспомнить, что пишет свиток во имя его, лишь приступая к сегодняшнему письму.)

Предыдущее рассуждение позволяет сделать еще один вывод. Как есть разница между пергаментом, на котором написаны лишь некоторые отрывки из Торы, и полным свитком, святость которого во много раз больше, так же есть разница между человеком, который выучил лишь какие-то темы из Торы, и человеком, изучившим ее всю: в последнем случае душа его поистине заслуживает названия «свиток Торы».

Теперь же восхитительно понятным становится высказывание из Тана д'бей Элиягу: «В будущем воссядет Святой, благословен Он, в Своем великом доме учения в Иерусалиме, и перед Ним рассядутся все праведники мира, и каждому из них будет даровано сияние лика соответственно той Торе, которую он учил» (см. продолжение в первоисточнике. — Прим. сост.). Сказанное выше дает понять, что все, изученное человеком в этом мире, отпечатывается в его душе, этот отпечаток и есть та заслуга, за которую он удостаивается доли в будущем мире. (И слышал я удивительно красивую историю, передаваемую от имени великого мудреца, светоча изгнания, учителя нашего реб Хаима благословенной памяти. Рассказывают, что в его городе жил один простой человек, прекрасно знающий Талмуд, и реб Хаим всегда выказывал уважение к нему, вставая перед ним; ученики же его удивлялись тому. И сказал он им так красиво, как всегда умел: «Разве Талмуд судилковского издания — уже не Талмуд? Конечно, амстердамское издание, которое тщательно проверили и устранили все ошибки, лучше этого, однако и то и другое — Талмуд. Так же и с этим человеком: у него в душе есть Талмуд. И пусть в него вкрались ошибки — тем не менее это Талмуд».) И если человек, пока он еще в этом мире, не постарается восполнить все пропуски — вечно будет недоставать в его Талмуде тех трактатов и тех разделов, которые он не изучил.

И как замечательно, что я смог услышать от одного большого раввина возвышенную притчу, иллюстрирующую все это. Вот что она говорит.

Один знатный человек зимой отправился в путь. Стоял страшный мороз, и он совсем уже изнемог. И вот, собрав последние силы, глубокой ночью он все же добрался до постоялого двора. Там все давно спали. Он разбудил слугу и попросил поставить самовар. «Нету у нас», — сказал тот. «Но может быть, есть хоть что-нибудь горячее?» — спросил несчастный путник. Слуга полез в печь и действительно нашел какую-то горячую еду. Тогда путник попросил его пойти и поискать еще немного молока, чтобы сдобрить еду. Слуга нашел и молоко, и еда с ним оказалась очень вкусной. И радовался путник необычайной радостью, ибо стоило ему поесть горячего, как силы вернулись к нему. И смотрите: как прекрасно, что в этом доме нашлась горячая еда! Ведь не окажись ее, чем помогло бы ему холодное молоко?

Совершенно то же самое имеет место в нашем случае. Всем известно, что в будущем Б-г милосердный привнесет в этот мир мудрость и способность к пониманию. Поэтому, хотя в наше время разум слишком слаб для того, чтобы постичь все законы Торы в точности, тем не менее, если сейчас человек успеет запасти для себя (то есть изучить. — Прим. пер.) какой-нибудь трактат Талмуда, а тем более весь Талмуд целиком, — в будущем, когда дух Б-га проявится в мире, окажется, что все мы понимаем изученную нами Тору гораздо полнее и глубже, так что можем разглядеть скрытые в ней чудеса. (Будет так, как рассказывается в этой притче: необходимо, чтобы в наличии оказалось хоть какое-нибудь горячее блюдо, а уж приправить его молоком несложно.) А если он сейчас не соберет своих сил, не постарается приобрести знаний в Торе — чем тогда поможет ему мудрость, которую Б-г привнесет в мир? Именно так описывают это дело все мудрецы Израиля — и Рамбам, и Альфаси, и все остальные главы поколений: «В каком случае мудрость и знание объединяются во всех своих проявлениях? Только в том, когда человек сначала изучил Талмуд, запечатлев его в своем мозгу. Без этого чем сможет помочь ему усиление его способности к пониманию?» Это относится к каждому из нас. Когда та особая сила разума, которую в будущем дарует Б-г миру, принесет человеку благо? Только если он уже прежде приобрел хоть какие-то познания в Торе согласно своим силам и умственным способностям. Если же материал, который нужно постичь, не подготовлен, то и мудрость ни к чему. Молоко ведь не сможет сделать более вкусной простую воду; нужно, чтобы в ней было вначале что-то сварено! И в этом же смысле следует понимать стих из книги Дварим, глава «Ки таво...»: «И будет, если слушая, выслушаешь. Комментаторы объясняют это удвоение так: «Если слушал ты Тору в этом мире — удостоишься услышать ее в мире будущем из уст Святого, благословен Он». И Мидраш говорит так: «Сказал рабби Иона, говорящий от имени рабби Леви, который говорил от имени рабби Абы: «Тору вообще не нужно было даровать Израилю в этом мире. Почему? Потому что в будущем мире все равно все мы будем изучать ее из уст Святого, благословен Он. Почему же она была дарована в этом мире? Чтобы в будущем, когда Святой, благословен Он, станет преподавать нам Тору, мы смогли понять, о каком отрывке идет речь. Поэтому и получается так, что, если слышал он Тору в этом мире, удостоится услышать ее и в мире будущем из уст Святого, благословен Он».

53

Как подыскивают помещения для министров государства

Вот объяснение злого начала, говорящего человеку: «Ты не обязан изучать Тору, ты ведь так занят всеми своими делами!» Оно в корне ошибочно. Какой пример можно было бы здесь привести?

Представьте себе, как царские стражники обходят город в поисках места, в котором царский министр смог бы провести несколько дней. И, как вы знаете, принято, чтобы сначала стражники нашли для каждого министра подходящее помещение в доме у кого-то из жителей города, а затем каждый министр уже сам приходит на выбранное для него место. И однажды случилось так, что, когда царский приближенный пришел в указанный ему дом, хозяин спросил его: «Зачем вы сюда пришли? Тот стражник, который указал вам мой дом, поступил совершенно неразумно и несправедливо!» На это министр возразил: «Ты можешь быть совершенно уверен, что когда мы отбираем стражников на эту должность, то берем лишь тех, кто отличается смышленостью и праведностью. Если в каком-то доме шесть комнат, для царских нужд будет отведена лишь одна; если же у него вдвое больше, стражник назначит две. Так что, если царский слуга установил, что я буду жить у тебя, — так на самом деле и должно быть».

А теперь смотрите: даже человек со своим несовершенным разумом, когда определяет дом для постоя, делает это справедливо, выдает расписки и ни одной комнаты не заберет беззаконно. Но тогда тем более, и в тысячу тысяч раз больше, и даже никакого сравнения не может быть — Царь царей всех царей, Святой, благословен Он, источник всей мудрости, всего понимания и всей справедливости, перед Которым открыто все будущее и Который в точности знает, чем и кто из людей должен заниматься! Если мы видим, что Он даровал кому-то из людей разум, достаточный для того, чтобы превосходно изучить Мишну или Талмуд или стать специалистом в постановлениях законоучителей — а способности Он даровал каждому свои, — неужели Он не был уверен, что человек сможет при желании совершить все это, несмотря на все его дела, столь утруждающие его и съедающие все его время? Неужели Он не предусмотрел для этого человека возможности немного облегчить себе ношу забот этого мира? Зачем тогда Он поместил столь мощный разум в столь неподходящее место? Для коммерции, как мы все видим своими глазами, никакой особенный разум не нужен: все зависит от посылаемой Б-гом удачи, как сказано в Писании: «...и не у мудрых хлеб...» Поэтому можно быть совершенно уверенным, что если такой разум оказался именно здесь, то лишь для какой-то специальной цели, которую Он также определил.

И об этом говорит Мидраш на стих: «И стану Я упрекать тебя, и раскрою ценность твою перед тобою». Мидраш понимает стих так: в будущем Святой, благословен Он, станет упрекать каждого согласно его положению, то есть станет требовать от каждого, чтобы его познания в Торе и соблюдение заповедей соответствовали силе его разума, посланного ему небесами. Так что вполне может оказаться, что простому человеку будет дарована большая награда, чем мудрецу: ведь от простеца не требуют большего, чем способен постичь его слабый рассудок; у мудреца же, однако, могут обнаружиться многие'и многие недостатки — ведь ступень, на которой он стоит, гораздо выше.

Шем Олам, 6

54

Ученик считается сыном

«Сын дорогой для меня, Эфраим, если ребенок, приносящий радость; ибо каждый раз, когда Я говорю о нем, Я снова вспоминаю его. Поэтому жалел Я его, и милосердие стану проявлять Я к нему — слово Б-ra». В этом стихе слова «если ребенок» кажутся совершенно непонятными. Попробуем прояснить их притчей.

У одного великого раввина был очень способный ученик, и этот раввин обучал его, пока тот не стал выдающимся знатоком Торы. После этого ученик оставил его и уехал в другой город, в котором учился еще несколько лет, пока не стал разбираться в Талмуде как величайший законоучитель. И через несколько лет случилось так, что встретились они на одном постоялом дворе. Очень обрадовался его наставник и попросил хозяина подать в честь гостящего у него молодого раввина лучшего вина и всяческих деликатесов. Хозяин же удивленно спросил его: «Но ведь принято, чтобы младший годами почитал старшего. Почему же сейчас все наоборот?» Объяснил ему раввин: «Этот молодой человек — мой ученик; основу своих знаний он получил от меня, и именно я превратил его в великого мужа. Поэтому-то я так рад его видеть и поэтому не забуду его до конца своих дней».

То же самое можно сказать и в нашем случае. Когда человек занимается Торой, на самом деле его учитель — Сам Святой, благословен Он, потому что именно Он помогает ему понять слова Торы. Поэтому благословение на Тору, которое мы произносим каждое утро, завершается словами: «Благословен Ты, Г-сподь, обучающий Торе народ Свой, Израиль!» И есть еще стих, говорящий: «Я — Г-сподь, обучающий тебя, чтобы помочь тебе» (в этом стихе не сказано: «обучавший»). И более того: сами слова Торы, которые человек произносит, Святой, благословен Он, повторяет в вышнем мире слово в слово. Об этом говорится в трактате Хагига, 15: «Говорит Святой, благословен Он: «Что же говорит Мой сын?» Похожий рассказ приводится в трактате Гитин, 6. Там говорится, что рабби Эвьятар и рабби Йонатан поспорили о том, чем на самом деле рассердила своего мужа наложница в Гивье. Потом рабби Эвьятар встретил пророка Элиягу и спросил его: «Чем занят сейчас Святой, благословен Он?» — «Он изучает историю с наложницей в Гивье», — ответил Элиягу. «И что же Он говорит о ней (то есть: кто же был прав в моем споре с рабби Йонатаном. — Прим. пер.)Ъ На это Элиягу ответил, что Святой, благословен Он, изучая этот отрывок, говорит: «Йонатан, мой сын, вот что говорит; а Эвьятар, мой сын, вот что говорит. И то, и другое — истина». Здесь подразумевается, что, когда двое этих мудрецов изучали Тору и произносили каждый свое объяснение, Святой, благословен Он, также повторял их объяснения. (Так сказано в книге Нефеш га-Хаим.)

Стих имеет в виду именно это. Он говорит так: «Сын дорогой для меня, Эфраим. Однако в каком случае? Только если это — ребенок, приносящий радость» (речь здесь идет о Торе, которая также названа «радостью», согласно слову Писания: «И буду я радостью каждый день»), то есть если он знает Тору. А если ты спросишь: «А почему говорится именно об изучении Торы? Ведь другие заповеди тоже важны в глазах Б-га благословенного!» — на это отвечает Писание словами: «Ибо каждый раз, когда Я говорю о нем...» Это значит: с того самого момента, когда первый человек, Адам, стал изучать Б-жественную Тору и Б-г в это время как бы учил то же высказывание Торы, Я полюбил его великой любовью, как Своего ученика. Поэтому-то «Я снова вспоминаю его», и поэтому же «жалел Я его, и милосердие стану проявлять Я к нему — слово Б-га». Это означает:

«Я буду помнить его всегда, и милосердие Мое навеки пребудет с ним, что бы ему ни потребовалось».

Хомат га-Дат, 11

55

Взыскивающий заработную плату

Сказали мудрецы Талмуда в главе Хелек (Удел): «Тот, кто занимается Торой во имя ее, приносит мир в свиту Б-га в высшем мире и в нижнем, согласно стиху из Писания: «Или, если возьмется он за мощь Мою, сделает он мир для Меня; мир сделает он для Меня». Рав же сказал: «Он подобен построившему Дворец вышнего мира и Дворец нижнего мира, согласно стиху из Писания: «И помещу Я слова Мои в уста твои (...), чтобы простереть небеса и установить землю». И слова Рава помогут нам полностью понять другой стих, в котором говорится: «И Твое, Б-же, милосердие, ибо Ты платишь каждому по его делам». Многие задают здесь вопрос: в чем же это милосердие, если Святой, благословен Он, дает человеку награду за выполнение Его заповедей? Приведенный отрывок из Талмуда поможет на него ответить.

Каждому понятно, что, если бы кто-то исхитрился изобрести машину, с помощью которой можно было бы за один день построить целый город, и царь узнал бы об этом, конечно, этот человек заслужил бы всяческое расположение царя и получил от него огромный дар. Но никак нельзя предположить, что царь отдаст ему те города, которые построят с помощью этой машины его слуги, чтобы назывались они его именем, как будто бы он сам их выстроил.

То же происходит и здесь. Тем, что человек в этом мире изучает Тору, завершается творение небес и земли, как говорилось в главе 1. Но разве на самом деле человек своими руками строит те дворцы, которые будут затем названы его именем? Это Святой, благословен Он, Своей силой и мощью «обновляет в милости своей каждодневно все Творение»; именно Он Сам придает выученным человеком словам Торы силу, которая позволит им стать основой этого процесса. Но тем не менее Святой, благословен Он, в Своем милосердии соглашается считать, будто это сам человек выстроил Дворец вышнего мира и Дворец нижнего мира. Именно это подразумевал Рав, когда сказал: «Он подобен построившему...», и именно об этом говорит стих: «И Твое, Б-же, милосердие, ибо Ты платишь каждому по его делам». Святой, благословен Он, дает человеку такую награду, как если бы он сам простер небеса и установил землю, как говорит и Рав.

Шмират га-Лашон, 3, 2

56

Министр велел убрать комнату кочегаров на корабле

До сих пор мы немного поговорили о величии святости нашей Торы, которая поддерживает весь мир (согласно сказанному в наших святых книгах: «Если бы в мире прекратилось изучение Торы хотя бы на одну секунду, немедленно все творение перестало бы существовать». И то же самое говорит ЗоТар святой: «Духом Своим создал Святой, благословен Он, мир, и духом Своим Он поддерживает их. И это — дух, заключенный в Торе»). И есть в нашем мире лишенные разума люди, в глазах которых знатоки Торы, если они бедны, выглядят жалкими и презренными — и это несмотря на то, что они занимаются Торой!

И слышал я притчу, которую пересказали мне от имени одного великого раввина. Это можно сравнить, с тем, как некий властитель отправился в морское путешествие на прекрасном, великолепном пароходе, весьма быстроходном и совершенном. И спросил он у своей свиты: «Что же приводит этот изумительный механизм в движение?» И ему рассказали, что внизу, под палубой, есть расположенные в несколько этажей комнаты, где постоянно горит огонь и стоит огромная машина, которая и заставляет этот пароход так быстро скользить по волнам. Сказал властитель: «Я желаю взглянуть на это!» И его проводили на нижнюю палубу, и он увидел там комнаты, сплошь покрытые угольной копотью, и матросов, лица которых были совершенно черны от дыма и гари. Разгневался он и заявил: «Не подобает, чтобы у такого превосходного корабля внизу были столь грязные, закопченные комнаты и такие немытые кочегары! Я требую, чтобы все эти черные стены и полы были немедленно разобраны и вынесены, а грязнули уволены!» И чем же все закончилось? Через дыру в полу ворвалась вода, и корабль со всеми пассажирами утонул.

То же самое и здесь. Мы должны знать, что существование всего мира, даже столь прекрасных и вызывающих восторг небес, зависит только от тех евреев, пусть даже опаленных солнцем и закопченных, которые сидят в синагогах и домах учения, занимаясь изучением Торы. Не будь их, весь мир снова стал бы «пустым и безвидным», ибо они и есть та «машина», которая приводит весь мир в движение. В этом истинный смысл стиха из Писания (Йешайягу 66): «Так сказал Б-г: «Небеса — престол Мой, а земля — подставка для ног Моих (...), и все это рука Моя создала, и пребудет все это — слово Б-га! И поэтому буду Я смотреть на нищего и удрученного, но трепещущего пред словом Моим». Что это означает? Несмотря на то что все это создала Моя рука и все это чрезвычайно важно и достойно восхищения, главное, на что направлен Мой взгляд, это человек, нищий, угнетенный, но трепещущий перед Моим словом. Ведь тем, что он «трепещет пред словом Моим», исполняя его, он дает существование небесам и земле.

Нечто подобное произошло в самом начале сотворения мира, когда Святой, благословен Он, поставил вновь созданному миру такое условие: «Если евреи примут Тору, то все будет хорошо; если же нет, все станет снова «пустым и безвидным», — так рассказывают мудрецы Талмуда. То же самое происходит во все времена.

Постигнув все это, человек с большей легкостью сможет понять, сколь велика святость Торы, и станет ясно ему, как тщательно следует исполнять ее и каким почетом окружать изучающих ее, даже если они и не богаты: они ведь важнее, чем целый мир! И сыновей своих он также научит почитать занимающихся Торой.

Хомат га-Дат, 12

57

Каков порядок расстановки вещей в доме

На первый взгляд достаточно было бы, если бы после заповеди любви к Б-гу было сказано лишь: «И преподавай их своим сыновьям, и говори о них...» (На самом же деле этому стиху предшествует еще один, где сказано: «И будут слова эти, которые Я заповедую тебе сегодня, на сердце твоем». — Прим. пер.). Но объясняется наличие этого вроде бы лишнего стиха очень просто.

Человек, как правило, располагает свой скарб в определенном порядке. Самую грязную посуду, вроде противней и котлов, он оставляет в сенях; дорогие же хрустальные и фарфоровые сосуды, украшающие дом, ставит в горнице. И даже если туда случайно попадает грязная сковорода, ее тут же уносят прочь. Если же он поступит наоборот: расставит грязные чугуны в парадной комнате и оставит их там навсегда, — все сочтут его ненормальным.

Всем известно, что сердце — властитель всех прочих органов тела, так как именно в нем сосредоточена жизненная сила всего человеческого организма. По слову Писания, «более всякого сокровища храни свое сердце, ибо от него происходит жизнь». И там же сосредоточена способность мышления. Известно также, что Б-жественная Тора есть самое главное создание Б-га, сотворенное прежде мира. Как сказано в Писании, «Б-г установил меня началом Своего пути, первым из творений Своих древних». А все, из чего можно приготовить кушанье, было создано позже: на третий день творения сказал Б-г: «Да произрастит земля траву...», а на шестой — «Да выведет земля (...) животных и пресмыкающихся...» И не может быть никакого сомнения в том, что словам Торы, самого значительного творения Б-га, подобает быть укорененными навечно в сердце человека. Все же остальное, что есть в мире: еда, питье и прочее, — должно занимать его мысли лишь время от времени.

Но если мы задумаемся о том, как сами ведем себя, найдем, что все происходит как раз наоборот: главное содержание наших мыслей связано именно с едой, питьем и всеми прочими нуждами тела; именно эти темы укоренены в нашем сердце постоянно. А о Б-жествен-ной Торе и ее заповедях мы размышляем лишь иногда, то есть поступаем совсем как тот ненормальный из притчи, снесший грязные котлы и сковороды в парадную комнату. Именно поэтому особый стих из Писания напоминает нам: «И будут слова эти (...) на сердце твоем», иначе говоря: именно эти слова должны быть в твоем сердце постоянно, а не какие-то материальные вещи.

Хомат гa-Дат, 15

58

Как ухаживают за тяжелораненым?

То, что я собираюсь сказать, нужно для того, чтобы придать людям сил для некоего дела, чрезвычайно нуждающегося в особенном внимании в наши дни, дела, без которого прославление Б-га в этом мире может вообще прекратиться, Б-же упаси. Известно высказывание мудрецов Талмуда (в трактате Тмура, 14): «Лучше нарушить постановление Торы, лишь бы евреи не забыли Тору». Вот что это значит: если человек нарушает какое-либо постановление Торы, Б-же упаси, ему, конечно, придется в будущем держать за это ответ; но, несмотря на это, он по-прежнему входит в еврейский народ. Но если народ Израиля забудет Тору — мы даже не можем себе представить, к чему это в конце концов приведет, Б-же упаси. И вот в наши дни мы из-за многих грехов наших видим, что ситуация в нашем народе ужасно изменилась. Еще несколько лет назад злое начало, соблазняя человека, старалось уговорить его совершить то или иное преступление; самой же Торы его нападки не касались. Поэтому когда этот член общины Израиля, душа которого — часть Вс-вышнего Б-га, начинал изучать Тору и обнаруживал, что дело, совершенное им, противно желанию Б-га, он был внутренне готов к раскаянию.

Сегодня же злое начало бросает все свои силы на то, чтобы заставить евреев совсем забыть Тору. Оно старается убедить простых евреев отводить своих детей в еврейскую школу, лишь пока они совсем маленькие, чтобы они только выучили алфавит и смогли читать слова, чтобы молиться. Некоторые немного преподают им Пятикнижие, но и здесь не обходится без примеси будничных и бессмысленных слов о «методике изучения». И лишь один из тысячи продолжает обучение своего сына Устной Торе. (Устная Тора —

это Мишна и Талмуд, переданные нам на горе Синай, и изучение Устной Торы — наша обязанность по условиям того союза, который заключил Б-г с Израилем. Мудрецы Талмуда в трактате Гитин выводят это из стиха: «По словам этим заключил Я союз с тобой и с Израилем».) Пройдет еще несколько лет — и окажется, что во многих городах нет ни одного знатока Торы, и все законы Торы, даже самые главные, будут чужды евреям. Да и сейчас, из-за грехов наших, во многих городах дома учения весь день закрыты, потому что в них некому учиться. Злое начало собрало всю свою мощь, чтобы добиться охлаждения народа Израиля к изучению Торы, не пощадив ни детей, ни взрослых. Горе нам, что в наши дни случилось это! Ведь лишь поколение назад все хедеры были полны мальчиков, изучающих Талмуд с комментариями Раши и Тосафот во всех подробностях, на каждом углу можно было встретить йешиву или талмуд-тору, а дома учения были полны глав семей и молодых людей, изучающих Тору с преданной любовью. А сейчас, при жизни одного лишь поколения, мы так скатились вниз, что не найти юноши, который хотя бы Пятикнижие знал как положено.

И вот если люди нашего поколения вдумаются в нынешние бедствия — а о том, сколь они ужасны, все знают, — задумаются о болезнях, нищете и всем прочем, они увидят, что практически каждый из нас — или он, или его дети — заслуживает названия страдальца. И все спрашивают: «Да за что же Б-г так поступил с нами?» А ответ существует: все эти беды ниспосланы нам в наказание за прекращение изучения Торы. Говорится в трактате Суббота, 31, что за пренебрежение Торой и нарушение субботы на мир насылаются «меч и грабеж» (то есть бедствия, связанные с войной. — Прим. пер.), в согласии со словами Писания: «И наведу Я на вас меч, мстящий за союз». А под словом «союз» подразумевается Тора, о чем говорит стих: «Если бы не союз Мой, которым необходимо заниматься днем и ночью, ни законов небесных, ни законов земных не установил бы Я». (Слово «союз» в этом стихе обычно переводится по-другому: см., например, в этой книге, глава 1, раздел 33. — Прим. пер.) В другом же месте сказали наши мудрецы: «Всякий, кто забывает хоть одно слово из выученного им, призывает на своих детей изгнание, по слову Писания: «И (если) забудешь ты Тору Б-ra твоего — забуду сыновей твоих и Я». И стоит привести еще одно всем известное высказывание мудрецов Талмуда: «На чем держится мир? На дыхании уст мальчиков, изучающих Тору в синагоге».

Сегодня же, из-за многих грехов наших, тысячи и десятки тысяч мальчиков совершенно оторваны по воле их отцов от изучения Торы. Некоторые все же еще учатся в хедерах, но дыхание их уст ухитрилось отравить злое начало: ведь вместо Б-жественной Торы им преподают «методы» ее изучения. Вот и сотрясают мир конвульсии — ведь столбы, поддерживающие его, разрушены. И есть в Писании стих, совершенно ясно предупреждающий об этом (Йешайягу, 4): «Ибо распря у Б-га с жителями земли, ибо нет истины, и нет милосердия, и нет знания Б-га на земле». Мидраш объясняет этот стих так: «Нет истины — это значит, что не звучат слова Торы, которые Писание назвало истиной в стихе: "Истину приобретай, но не продавай"». Фраза же «нет знания Б-га» понятна сама собой: речь идет о том, что никто не старается задуматься о величии Святого, благословен Он, даровавшего нам Тору, и о том, как Он управляет миром. (Ведь сегодня, из-за многих наших грехов, в этом и состоит одна из главнейших причин того, что люди оставляют изучение Б-жественной Торы сами и не дают изучать ее своим сыновьям, лишая их и себя возможности исполнить свое истинное предназначение в жизни. Вера в то, что Вс-вышний непосредственно управляет миром, ослабла из-за многих грехов наших, и святость Торы осквернена.) А если человек пренебрегает Торой и не поддерживает своей веры, ему уже недалеко и до ложной клятвы, и до воровства, убийства и прелюбодеяния.

Пророк завершает свои слова так: «Поэтому в траур погрузится земля, и несчастен будет каждый житель ее». И, из-за многих грехов наших, все слова пророка в наше время исполнились, и страдания народа дошли уже до его сердца. В это время нельзя молчать! Нужно пробудиться, собрать силу в ослабевших руках, распрямить дрожащие колени и все силы обратить к тому самому главному, от чего все зависит, — к изучению Торы. А ее святость и сияние помогут все исправить. (И сказали о времени, когда Тору постигла Катастрофа, что главной причиной опустошения земли Израиля было оставление Торы, по слову Писания: «Из-за чего погибла земля эта? И сказал Б-г: из-за того, что оставили они Тору Мою».)

Притча помогает понять это. В ней рассказывается об одном человеке, который свалился в глубокую яму и сильно поранился. Родственники его послали за лучшим врачом. Но как только он увидел его, закричал на столпившихся у одра несчастного: «К чему сейчас лекарство для его ран и ушибов? Неужели вы не видите, что его уже почти оставило дыхание жизни? Мы прежде всего должны укрепить его, чтобы он не потерял сознания, Б-же упаси. Тогда можно будет заняться его ранами».

То же самое и в нашем случае. Раны, нанесенные нашему народу, многочисленны, из-за многих грехов наших, и достигают самых глубин его души. Но прежде чем мы станем лечить их, необходимо вернуть нашему народу саму его жизненную силу — а это делается лишь через свет Торы, о которой сказано в главе «Нецавим»: «Ибо она — жизнь ваша и долгота дней ваших». А когда удастся вдохнуть в него дыхание жизни Торы, все остальные члены души его излечатся сами, ибо сказано мудрецами Торы: «Свет, заключенный в ней, возвращает их ко благу».

Поэтому каждый, чьего сердца коснулся страх Б-жий, обязан просить своих близких всем вместе обратить внимание на это — каждому в своем городе, и добиться, чтобы больше стали изучать в хедерах Талмуд, чтобы сильнее стали йешивы, чтобы раввины каждого города старались собирать людей на уроки Талмуда и Мишны. И простые праведные евреи, великие и малые, также должны объединяться — тогда новую силу получат все основы веры, и Тора станет действительно соблюдаться, и Б-г улыбнется Израилю, послав ему праведного Избавителя, как сказано в Писании: «Даже если будут они в среде народов, ныне соберу Я их» — да будет таково желание Его!

Хомат гa-Дат, 4

59

Сын, которому осталось немного дней быть вместе с отцом

Обычно бывает так: когда человек собирается навсегда оставить свой город и никогда больше не вернуться туда, он навещает всех своих детей и родственников, чтобы получить у них прощальное благословение. В их кругу он проводит несколько дней, пока не подойдет время ехать. И если любящий сын задумается о том, что его папе осталось провести с ним лишь считанные дни и больше он никогда его не увидит, — как же станет он ценить каждый день, проведенный с ним, каждую минуту! И каждый раз, вспоминая о близкой разлуке, как будет он тосковать! Если же в эти дни подвернется ему возможность заработать, пусть даже очень много, но для этого придется ему отправиться в поездку — не выйдет он из дома ни ногой, если вспомнит, что лишь в эти немногие оставшиеся дни сможет наслаждаться обществом отца.

То же самое происходит и в нашем случае. Если человек задумается, что совсем немного времени отведено ему на то, чтобы беседовать с Б-гом благословенным, заниматься Его Торой и исполнять Его заповеди; что вот истечет это время — и нельзя будет ему больше делать все это, — каким же бесценным станет для него каждый день жизни в этом мире! Постоянно станет он помнить, что лишь в эти дни дано ему право вести разговор с Царем Почитаемым — Г-сподом небес и земли, изучать Его Тору и совершенствоваться в знании ее с каждым днем. Не забудет он, что это счастье недолговечно, что еще чуть-чуть, и, не спросив его согласия, заберут его, и уже никогда не сможет он приобрести тех знаний Торы, которых недостает ему. Какое отчаяние станет охватывать его всякий раз, лишь только он подумает об этом, и с каким желанием станет он трудиться в этом мире, зарабатывая себе жизнь в Мире вечном!

А раз так, то, даже если ему подвернется возможность обучиться чему-то, что позволит зарабатывать массу денег, но ради этого придется ему прекратить занятия Торой, в голову не придет ему обратиться к этому! (Так сказали мудрецы наши благословенной памяти: «Старайся меньше заниматься коммерцией, а занимайся Торой». — Прим. сост.) Он будет во всем подобен сыну из нашей притчи, который шагу не хочет ступить из дома — так он любит своего отца. И именно об этом говорит стих из книги Когелет: «Наслаждайся жизнью с женой, которую любишь, все дни твоей суетной жизни, которую даровал Он тебе под солнцем (и мы знаем, что этот стих говорит о Торе, согласно, например, объяснению Раши на это место. — Прим. сост.), ибо она есть твой удел в жизни». Ведь каждому еврею приготовлен удел в Торе, который он может получить, пока находится в этом мире, — и он-то и есть его удел в жизни вечной. И отпущено ему небесами определенное количество дней согласно той силе разумения, которую Святой, благословен Он, счел нужным даровать ему. А пропустит он несколько дней — и отныне его вечный удел будет неполон. И стих имеет в виду именно это, когда конкретизирует: «...все дни твоей суетной жизни». И в стихе из Пятикнижия находим то же выражение: «...и пусть не отходят они от твоего сердца все дни жизни твоей», и говорит он здесь о Торе (это показано в трактате Менахот. Прим. сост.). И в Талмуде {СанТедрин, 7) говорится о том же: «В час суда человека спрашивают: Установил ли ты времена для изучения Торы?» Имеется в виду, что каждый день должно быть выделено некоторое время на изучение Торы и ни один день не должен быть пропущен. Не было у человека времени сегодня днем — пусть восполнит пропущенный урок ночью, как сказано в Талмуде: «Рав Аха бар Яаков брал в долг днем, а отдавал ночью». Счастлив муж, обративший сердце свое к этому, — станет он, несомненно, служить Б-гу в радости и довольстве сердечном.

Хомат га-Дат, 17

60

Царь, который послал своего сына в далекую страну, чтобы купить жемчужины

В Пятикнижии написано: «И оттачивай их для своих сыновей, и беседуй о них, сидя дома и идя дорогою, ложась и вставая». (Слова «и оттачивай» не всегда понимаются так; см., например, настоящее издание, глава 1, раздел 57. — Прим. пер.) Это выражение: «И оттачивай их для своих сыновей» говорит о Торе, и так объясняют его мудрецы Талмуда: «Стих требует, чтобы слова Торы были «остры» в устах твоих: если кто-то задаст тебе вопрос о Торе, ты не должен мямлить, а должен сразу ответить ему». (Во втором отрывке «Шма, Исраэль» есть похожий стих: «И преподавайте их сыновьям вашим, чтобы произносить их, сидя дома (...)» Этот стих также говорит об изучении Торы, согласно объяснению Талмуда (Брахот, 14, 2): «Научите ваших детей словам Торы, чтобы они могли повторять их». — Прим. сост.) Чего здесь требует от нас Тора? Она хочет, чтобы мы, сидим ли мы дома или отправились в путь, не отвращались от слов Торы, а произносили их всегда, как только выдастся свободная минутка. И говорится в трактате Авот: «Всякий, кто, идя по дороге, направляет свое сердце на суетное, повинен смерти». И в трактате Сангедрин, 99, сказали наши мудрецы, объясняя стих: «...ибо слово Б-жье презрел...»: «Стих имеет в виду человека, который был в состоянии изучать Тору, но не делал этого». Мудрецы Талмуда не сказали, что речь идет о человеке, который никогда в жизни не изучал Торы. Каждому из нас всякий час, когда он мог бы повторять слова Торы, но не делает этого, следует задуматься: уж не попал ли он, Б-же упаси, в категорию «слово Б-жье презревших»?!

В трактате Шабат, 31, сказано, что в час суда человека спрашивают: «Установил ли ты себе время для изучения Торы?» И наши законоучители постановили, что Талмуд здесь не имеет в виду, что, установив каждый день определенные часы для занятий Торой, на все остальное время своего дня человек освобождается от этой обязанности. Этого и не может быть: ведь в Мишне, в трактате Пеа, 1, сказано, что занятиям Торой не установлено четких временных границ, и объясняет Иерусалимский Талмуд, что речь идет не только о наименьшем, но и о наибольшем уроке. (Имеется в виду, что любой, самый непродолжительный урок Торы засчитывается как заслуга, а любой самый продолжительный не является достаточным. — Прим. пер.) Поэтому приведенные слова Талмуда означают, что установление ежедневного времени для изучения Торы — особая обязанность. Суть ее в том, что человек, даже очень сильно занятый заботами о пропитании, все равно обязан посвящать это время учебе, не пропуская его ни под каким видом. Но даже если он это делает, все равно все свое свободное время должен уделять только Торе и ничему другому. И даже если у него появилась возможность исполнить какую-либо заповедь, но есть кто-то другой, кто также может ее исполнить, не следует ради этой заповеди прерывать учения.

Почему же Писание возложило на человека столь суровый долг — ни минуты не отдыхать, ни на минуту не прекращать повторения слов Торы, даже в пути? Вот как можно это понять.

Разумному человеку не сложно будет осознать, что, если уж душа была послана из вышнего мира в этот и получила материальное воплощение, это было сделано с какой-то весьма важной целью. Представьте себе великого властителя, привыкшего жить во дворцах, полных наслаждений, и одеваться лишь в самые великолепные одеяния. Все дни свои проводит он в окружении сыновей и домочадцев, столь же богато разодетых, за накрытым столом, ломящимся от всевозможных деликатесов. И вот этот властитель посылает сына в далекую страну, скованную морозом. Придется ему там носить толстые тяжелые тулупы, общаться с простонародьем, есть грубые кушанья... Разве можно сомневаться, что сделано это ради некоей благородной и возвышенной цели?

Например, можно предположить, что в той стране встречаются драгоценные камни, которым нет равных во всем мире ни по размеру, ни по чистоте воды, и сияние которых заливает все вокруг. И камни эти в той стране можно увидеть на каждом углу, как у нас простые булыжники. Жители же тамошние, во-первых, вообще люди недалекие, а кроме того, всю жизнь привыкли наблюдать сияние драгоценностей и потому не обращают на них никакого внимания, считая, что и в остальном мире они также не в диковинку. Сын же министра, посланный в далекое путешествие, человек весьма разумный и хорошо разбирающийся в самых редких драгоценностях, которыми украшают царские короны. А в той стране, как мы уже сказали, везде можно найти такие камни и даже гораздо более ценные и по величине, и по яркости. Так что, проведя какое-то время в той далекой стране, наш молодой человек сможет собрать себе целое состояние. Когда же он вернется назад, ожидают его благосклонность и восхищение всего мира: никто ведь никогда не видел столь потрясающих драгоценностей, поэтому его коллекция будет единственной в своем роде.

И о том, что мы обсуждаем, можно сказать то же самое, да еще и в тысячи тысяч раз сильнее. Всем известно, что Царя царей всех царей, Святого, благословен Он, окружает почет и великолепие, а место пребывания душ Б-жьего народа — возле Престола Славы Его. Точно так же все знают, что Святой, благословен Он, относится к этим душам воистину как к своим сыновьям (согласно словам Писания: «Сыновья вы Г-спода, Б-га вашего»); и рассказали нам наши учителя благословенной памяти, что один час счастья, переживаемого в будущем мире, более сладок, чем вся жизнь мира этого.

И вот Он изгоняет души из столь защищенного и прекрасного обиталища подле Себя, отбрасывает их от средоточия Славы Своей вниз на столь невообразимую глубину — через мир созидания и мир перерождений в нижний мир. А этот мир — грубо материален, и в нем придется душе одеться в недостойные ее одежды, созданные из праха земного (речь идет о теле, которое одевает собой душу. — Прим. сост.), как сказано в Пятикнижии: «И создал Г-сподь Б-г Адама прахом, взятым из земли, и вдохнул в его ноздри дыхание жизни». Совершенно непонятно, как же такое могло приключиться? И недоумение наше должно еще усилиться, когда мы вспомним, каковы прекрасно известные нам проявления Вс-вышнего. Мы знаем Его как источник всего блага и всех милостей мира, и «милосердие Его — на всех творениях Его», и в особенности — на тех, кого Он считает своими сыновьями, кто назван в Писании «уделом Б-га» и еще многими разными словами, обозначающими любовь и привязанность. Как мог Б-г отдалить душу от Себя, извергнуть ее из вышнего мира, заставить преодолеть чрезвычайно долгий путь и в конце концов одеть в лохмотья и обноски так надолго? Да к тому же и пропитание, в котором здесь нуждается душа, также весьма грубое, выращенное из праха земного — это вовсе не те небесные кушанья, к которым она привыкла.

Ты неизбежно должен признать, что у всего этого обязана быть благородная и возвышенная цель, и в наших святых книгах эта цель обозначается. Дело в том, что, хотя действительно наслаждение души в духовном мире было ни с чем не сравнимо, оно все-таки было получено даром: душа ведь не могла ничего заработать, пока не оказалась в этом низком материальном мире. А в природе человека заложено неприятие такого положения. Даже если речь идет о сыне, живущем у отца, который, без сомнения, рад обеспечить его всем необходимым, все равно тяжело будет ему всю жизнь столоваться у отца и получать от него все блага, не заработав их. И ведь сейчас мы говорим лишь о положении, длящемся считанные годы! Насколько же тяжелее будет переживание всего этого в духовном мире, тянущемся тысячи тысяч лет — вечно! И если лишить душу возможности спуститься в этот мир, пришлось бы ей вечно наслаждаться незаслуженными подарками и были бы они для нее очень горьки, А раз так, понял Святой, благословен Он, что благо для души состоит в том, чтобы оказаться в месте, где она сможет заслужить себе награду и не быть вынужденной вечно принимать лишь подарки, не имея чем расплатиться.

Напрашивается вопрос: разве трудно было Б-гу как-нибудь устроить, чтобы человек мог приобрести заслуги исполнения заповедей и изучения Торы прямо там, в вышнем мире? Зачем нужно было делать так, чтобы ради этого душе приходилось спускаться в нижний мир? Ответ таков: награды достойно не действие само по себе, а тот труд и те испытания, которые преодолевает человек, исполняя заповеди. Если же человек свободен от своего материального тела и представляет собой чистую душу, он отчетливо видит величие Святого, благословен Он, и ощущает внушаемый Им трепет; и поэтому исполнение Его желания вообще не требует никакого напряжения сил. Он ведь видит, как ангелы Служения постоянно освящают Его великое Имя в страхе и трепете, собравшись в группы; и в каждой группе — тысячи тысяч их! Писание говорит: «Тысячи тысяч служат Ему, и десять тысяч раз по десять тысяч их предстоят пред Ним». Самим же этим группам ангелов просто нет числа, согласно свидетельству Писания: «Да можно ли подсчитать группы их?» И нет у них права провозглашать святость Творца во всякое время, когда захотят они, пока не разрешат им этого. Иногда они получают такое разрешение раз в год, иногда — раз в семилетие, иногда же — раз в пятьдесят лет (так сказали мудрецы Талмуда в трактате Хулин, 92). И разве трудно будет человеческой душе служить Б-ry благословенному, если она увидит, как все воинство небесное освящает Его имя в трепете?

А значит, и награды никакой за это человеку не будет. Б-г же, как мы видели, хочет, чтобы человек получил награду за свое Служение и не был вынужден есть хлеб свой даром. Именно поэтому Он низринул душу в нижний мир. Здесь же почет Б-ra скрыт от глаз, и ничего из того, о чем мы говорили, душа не видит. (Но она может постичь это, стоит лишь ей задуматься, согласно словам Писания: «Поднимите ввысь глаза свои и посмотрите, Кто сотворил это». — Прим. сост.) Кроме того, в этом мире создал Б-г «дух нечистоты», старающийся сбить человека с пути служения Б-гу благословенному и исполнения Его желаний, и одел Он душу в грубую одежду — человеческое тело, созданное из земли и снабженное своей собственной, животной душой. А она привносит в человека страсти, гнев и жадность, из-за которых разгорается внутри него война: Постигающая душа, то есть разум человека, противится всем этим душевным движениям, приходящим от животной души. И понимает душа человека, что эта борьба — не навсегда, что непременно придет время, когда материальное тело износится и все эти силы зла исчезнут; тело вернется в прах, человек же придет обратно к Б-ry. И все счастье человека состоит в выполнении желания Б-га, пока он еще здесь, — ведь именно для этого он здесь и оказался!

И эти битвы случаются не раз в год, не раз в месяц и не раз в неделю — война идет каждый день, с утра до вечера.

И Б-г, ради великой любви Своей к Своему народу и ради отцов наших святых, которых возжелал Б-г, полюбив их за то, что их Постигающая душа победила в этой суровой войне, — ради этого сошел Б-г на глазах всего народа на гору Синай, разговаривал с народом нашим лицом к лицу, заключил с ним союз и даровал ему Тору Свою святую. И, примкнув к ней, может человек быть уверенным: он наверняка победит в той войне, о которой мы говорили, и пребудет в обиталище вечно живых, с Г-сподом, Б-гом его, навсегда, и с радостью и в наслаждении великом обретет награду.

Но ведь времени почти и не отпущено: человеку определен лишь краткий срок пребывания на земле: «Дни нашей жизни — семьдесят лет...» И как же можно за это ничтожное время, проведенное в мире Действия, успеть заслужить награду, которой хватит для Вечного мира? Поэтому-то Тора и предупреждает нас о том, что некогда нам бездельничать, и такими словами предостерегает нас Писание: «...и произноси их (слова Торы. — Прим. пер.), сидя дома и идя по дороге...», а времени для ничегонеделания Тора вовсе не дала человеку. И известно, что каждый раз, выучивая новое слово из Торы, человек выполняет отдельную предписывающую заповедь, а всякий, кто выполняет всего лишь одну заповедь из Торы, приобретает себе ангела-защитника. А раз так — видим мы, что всего за день человек может исполнить несколько тысяч предписывающих заповедей! Если же он станет заниматься Торой постоянно — тысячи тысяч ангелов создаст он своим учением только за один год! А если собрать все годы его занятий вместе — не счесть ангелов этих и даже не представить себе их числа, так их много! И об этом говорит Писание в Притчах: «Богатство поможет приобрести множество друзей», — согласно объяснению Гаона из Вильно, речь здесь идет о богатстве Торы, которое «позволит приобрести множество друзей», то есть ангелов, которые возникают из каждого изученного слова Торы.

Таким образом, на тот вопрос, который мы задали вначале, получен исчерпывающий ответ. Человек непременно должен был спуститься в этот мир, чтобы затем вечно наслаждаться собственноручно заработанной наградой. И никак не избежать было необходимости сделать это непременно в нижнем мире, ибо именно здесь — место той жестокой войны, о которой мы говорили, и место победы в ней; и чтобы эта победа была нам обеспечена, повелел Б-г никогда не прекращать битвы, никогда не отдыхать от нее. Сейчас ведь мы находимся в месте, где человек может достичь счастья, в месте, где драгоценные камни просто валяются на улицах, и нужно лишь не лениться, собирая их.

Но человек по своей природе склонен забывать о том, как необходимы ему вещи, которые он видит рядом с собой постоянно. И к тому, что мы обсуждаем, это тоже относится: здесь, в этом мире, Тора и заповеди принадлежат всем, кто хочет взять их, без денег и всякой другой платы — а значит, человеку трудно понять, насколько они ценны. Можно привести такой пример. В некоторой стране драгоценные камни встречаются в огромных количествах, валяются на всех улицах. Естественно, никому не приходит в голову собирать их: они ведь и так есть везде!

Но это относится лишь к людям неразумным. Если же разум человека силен, а душа чиста от всяких наслоений этого мира, такой человек сможет задуматься о том, сколь бесценны эти драгоценные камни —

слова Торы и заповеди, и о том, что именно ради них он и оказался в этом мире, и отнюдь не навечно: лишь сегодня они принадлежат ему, пока он жив. И если он поймет все это — конечно, ни одного дня не потратит напрасно: постоянно будет собирать самоцветы и перлы бесценные и все силы станет тратить на то, чтобы набить ими сундуки свои. Ведь сказал уже царь Шломо, да пребудет он в мире: «Дороже она, чем перлы, и все сокровища твои не сравнятся с ней». Мудрецы Талмуда объясняют, что царь Шломо имеет в виду вот что: самые великие драгоценности этого мира, то есть бриллианты и жемчуга, не стоят одного слова Торы. А ведь всем известно, что царь Шломо прекрасно разбирался и в Торе (как сказано: «И стал он мудрее всякого человека»), и в драгоценных камнях (как сказано: «Собрал я себе серебра, и золота, и царских сокровищ»). И этот бесспорный специалист свидетельствует, что даже одно слово Торы больше стоит, чем все драгоценности мира. И о том же говорит царь Давид: «...более желанные, чем золото и многочисленные драгоценности».

И как же может быть, чтобы не загорелось в сердце человека желание собрать эти драгоценности? Ему ведь не нужно даже подвергать свою жизнь опасности, ныряя в морские глубины в надежде найти там жемчуг! Эти драгоценности все время вокруг него, во всякий день и во всякий час, и требуется от него лишь посвятить уста свои и сердце свое им, по слову Писания: «Ибо близко к тебе слово это весьма; в сердце твоем и в устах твоих — исполнить его».

И ради этой высокой цели должен человек выделить в доме своем некоторое место (в котором он сможет изучать Тору, не опасаясь, что его домашние отвлекут его. — Прим. пер.), и всякий раз, когда он свободен от дел, пусть сразу же направляется туда и найдет то, к чему стремится его душа, и тогда счастлив он будет, и будет ему благо в этом мире и в будущем.

Торат гa-Баит, 1

61

Дорогая машина не стоит без дела

Представьте себе, что человек взял в аренду на год паровую мельницу, жернова которой крутятся с невообразимой быстротой, и смолоть на ней можно сто тонн зерна в день. Заплатил же он за эту аренду несколько тысяч рублей серебром, причем заранее. Можно ли предположить, что он решит побездельничать, скажем, неделю или месяц и поленится привезти зерно для помола? Ведь тогда деньги его пропадут: срок-то аренды рано или поздно истечет! Так что каждый день простоя приносит ему огромные убытки.

Совершенно то же самое происходит и в нашем случае. Святой, благословен Он, отвел каждому столько дней и лет жизни, сколько ему нужно на то, чтобы обеспечить себе пропитание в этом мире и изучением Торы заслужить вечную награду, как сказано в книге Ховот а-Левавот. А значит, он может за свою жизнь успеть изучить Тору ровно настольно, насколько требует от него этого Святой, благословен Он, одаривший его соответствующими умственными способностями (и подаренного ему времени хватит также на то, чтобы обеспечить себя всем необходимым в этом мире. — Прим. сост.). Значит, если Святой, благословен Он, даровал человеку столько телесных и душевных сил, что он в состоянии заниматься Торой столько-то часов в день (а я однажды с часами в руках установил, что за одну минуту человек может произнести двести слов Торы), — сколько же тысяч слов Торы сможет он произнести за один только день? А ведь произнесение лишь одного слова Торы есть выполнение особой предписывающей заповеди! За один лишь день он сможет создать несколько тысяч ангелов, которые защитят его на Суде. А он что делает? Сидит сложа руки у себя дома и прохлаждается, Торой же не занимается! Да бывает ли больший убыток? И ведь мы говорим сейчас всего лишь про один день; а что же будет, если он, Б-же упаси, станет пренебрегать Торой целый месяц или год? Скольких миллионов ангелов-защитников лишит его лень!

Торат гa-Баит, 2

62

Много мудрости, денег и сил нужно вложить в поиски клада

Писание говорит: «Если будешь желать ее, как серебра (...), тогда поймешь трепет пред Б-гом и знание Г-спода найдешь». Стих хочет научить нас тому, что, если человек не желает трепета пред Б-гом и не ищет Торы, как ищут серебро и спрятанные сокровища, он не узнает, что такое этот трепет. А раз так, то нам необходимо сначала понять, как же принято в этом мире добывать деньги и клады, — а затем уже мы сможем применить это к нашей теме.

Известно, что, если начать перечислять все самое важное, что есть в мире, первыми в списке окажутся три вещи: мудрость, мощь и богатство. (Мудрость — самое необходимое, затем — мощь и на последнем месте — достижение богатства. — Прим. сост.) И, несмотря на то, что эти вещи сами по себе так важны, человек обычно использует их как средство для того, чтобы достать денег. Давайте теперь обсудим каждое из этих трех качеств отдельно.

Если мы внимательно присмотримся к тому, что происходит вокруг, то заметим, что каждый лавочник и каждый купец напряженно размышляют: как бы достать какой-нибудь новый товар, который понравится покупателю и принесет хозяину прибыль? И увидим мы также, что каждый месяц появляются новые и новые машины, в которых запечатлена мудрость их создателей. Изобретение таких машин — это огромный труд: ученый все свое внимание, весь свой разум подчиняет этой задаче, углубляясь в проблему на протяжении нескольких месяцев, а иногда — даже нескольких лет. Если же мы захотим узнать движущую силу всего этого: в чем состояла цель изобретателя, каково было тайное стремление его души? — обнаружится, что делалось все это в первую очередь ради того, чтобы заработать деньги. Таким образом, нам становится ясно, что заметная часть людей заставляет свой мозг напряженно работать ради возможно более полного постижения некоторой темы, и приобретенная ими квалификация рассматривается лишь как средство для того, чтобы заработать денег. И разъясняет нам Писание, что в точности так же следует человеку сосредоточить все свое внимание, всю силу своего разума на одном вопросе: как научиться трепетать пред Б-гом и постичь Его Тору?

Теперь поговорим о мощи — имеется в виду сила, которой человек располагает. Если мы исследуем, как используется человеком эта сила, то выясним, что большинство людей, если не все: и ремесленники, и купцы, и моряки — работают, вкладывают свои силы лишь ради получения денег. Не остановят их ни дождь, ни снег, не напугают их ни трудности путешествия, ни жара, ни холод... Даже если человек знает, что работа доведет его до изнеможения и лишит сил, все равно он идет на это с радостью, зная, что приближается к желанной цели, которую поставил перед собой: сможет получить деньги! И точно так же должен человек посвятить все силы и быть готовым с радостью переносить любые лишения ради того, чтобы приобрести трепет перед Б-гом и понимание Его Торы.

Нам осталось поговорить о богатстве — имеются в виду существующие в мире деньги. С каждым случается (а для купцов это обычная практика), что он пускается в путешествие, стоящее ему немалых средств, только ради того, чтобы приобрести какой-то товар или заключить удачную коммерческую сделку, которые смогут принести доход. И разъясняет стих: точно так же должен человек быть готовым потратить деньги на то, чтобы приобрести трепет перед Б-гом и понимание Его Торы.

Итак, тремя вещами: мудростью, мощью и богатством (то есть силой разума, физической силой и деньгами) пользуется человек для того, чтобы заработать. Иногда он каждой составляющей пользуется отдельно; иногда всеми тремя вместе, то есть и мудрость, и силу, и деньги вкладывает во что-то, что должно принести прибыль. И даже если не уверен человек точно, получит ли он прибыль, все равно он поступает именно так, как мы описали. Ведь случается, что дело, как ненасытная утроба, пожирает и силы человека, и его деньги, а в конце концов никакой прибыли не приносит. Но пока есть шанс, что прибыль будет, человек не останавливается; продолжает тратить и силы свои, и деньги. И во сколько же раз больше его обязанность сделать то же самое ради собственной своей души, чтобы достичь страха перед Б-гом и понимания Торы Его! Ведь в этом Б-г, вне всякого сомнения, поможет ему, и достигнет он того, к чему стремится. Мудрецы Талмуда засвидетельствовали это в словах о том, что «если скажет тебе кто-то: «Я трудился, но мне не удалось», • — не верь». (Речь идет о труде изучения и постижения Торы. — Прим. пер.).

И вот что еще содержится в этом стихе. Часто бывает так, что, хотя человек и знает, как велика важность исполнения заповедей и изучения Торы, он не занимается этим, опасаясь, что его сочтут бездельником (то есть станут думать, что он просто ленится работать), а из-за этого он будет выглядеть глупцом. Задам маленький вопрос. Мы видим собственными глазами, как часто для того, чтобы узнать, какой товар идет лучше, человек прикидывается дурачком, ничего не понимающим, и купцам не приходит в голову оберегать от него свои коммерческие тайны, и он выведывает все секреты торговли. И так не только в торговле: повсюду, где речь идет о деньгах, мы видим, что люди не останавливаются ни перед чем. Когда человек начинает учиться торговать и в первый раз приходит на рынок, со всех сторон он слышит: «А кто это тут новенький появился?» Разве из-за этого он бросит свое занятие и сбежит домой? Он скажет себе: «Пусть говорят что хотят, пусть обсуждают меня как угодно. У меня своя задача: я должен заработать денег!» И во время служения Б-гу, которым душа человека навечно привязывается к источнику жизни и освещается его светом, не следует обращать внимания на людские насмешки. Говорит Шулхан Арух, Орах Хаим, 1, что совсем нельзя человеку смущаться перед людьми, которые насмехаются над тем, как он служит Б-гу.

Все, о чем мы здесь говорили, заключено в единственном стихе Писания: «Если будешь желать ее, как серебра...»

Торат гa-Баит, 9


[1] * Точно так же, как произошло с библиотекой, которую богачу предлагали купить (вначале речь шла о сотнях молитвенников, сотнях Пятикнижий, сотнях комплектов Мишны и Талмуда, а когда тот послал специалиста и произвел ревизию, обнаружилось, что приличных экземпляров нет и десятой части, а остальные — неполные или потрепанные), — так происходит и с человеком. Злое начало убеждает его, что он — огромная библиотека, в которой есть и Писание, и Мишна, и Талмуд, и многое другое; когда же исследуют его, окажется, что нет в нем и десятой части, так что и названия «библиотека» не заслуживает он, и гордиться ему нечем.

[2] И посмотри, брат мой, как чудесно дыхание уст мальчиков, изучающих Тору в синагоге: хотя у них произнесение слов Торы не связано ни с какой святостью мыслей и привязанностью к Б-гу, тем не менее ради звука их уст, в котором звучат эти слова, существует весь мир! С чем можно это сравнить? С бедняком, который нашел прекрасный драгоценный камень. Ценность этого камня была чрезвычайно велика во многих разных смыслах, и место ему было лишь в царском венце. Стало известно это царю, и дал он в уплату за этот камень великое богатство. И вот, хотя мудрости бедняка недостаточно, чтобы понять, какая драгоценность попала к нему в руки, тем не менее само по себе великолепие этого камня и красота его сияния принесли ему благо, введя его в круг знатных людей, пользующихся расположением царя.

То же самое относится к Торе Б-га живого. Человек, желающий освятиться с ее помощью, не нуждается в длительной подготовке, и нет ему необходимости сначала постичь святость Торы. Она сама по себе свята и грозна чрезвычайно, и, когда человек произносит слова ее, он соединяется с ее святостью, как сказано: «Ибо, если он будет произносить слова ее, Я снова вспомню его». Стих говорит именно о том моменте, когда человек изучает Тору (как сказано в книге Нефеш гa-Хаим). Только необходимо следить за тем, чтобы не получилось наоборот, то есть чтобы не затмился свет Торы, если человек осквернит свой язык. Именно об этом и произошел разговор рава Папы и Абайе. Первый сказал: «А ради меня и ради тебя нет?» Он имел в виду, что их Тора сама по себе более свята, чем Тора, которую изучают дети, ибо изучается в святости мыслей. И ответил Абайе: «Не похоже изречение уст...», то есть: ущерб больше, чем прибыток. А почему это так, мы только что сказали.


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .