Хаей Cара

Смерть Сары

Радостный, Авраам возвращался с горы Мориа, предвкушая встречу с Сарой, чтобы поведать ей о чуде: как Ицхака, уже привязанного к алтарю для заклания, спасло слово Ашема.

Увы, жену свою он так и не увидел. Прибыв в Беер Шеву, Авраам узнал, что Сара отправилась искать их в Хеврон, и тут же пошел за ней в Хеврон, но застал жену уже мертвой. Так его восторг обратился в скорбь.

Однажды в городе Кабуле один богатый еврей пригласил мудрецов Торы на пир в честь свадьбы своего сына. Пиршество было в самом разгаре, когда отец велел жениху принести вина из погреба. Время шло, а юноша не возвращался. Тогда отец решил спуститься за ним. Какую же картину он увидел в подвале? Молодой человек лежал бездыханный на полу, а между ним и бочонком свернулась в клубок ядовитая змея. Не подымая шума, отец вернулся к гостям и молча сел за стол. Наконец, пиршество закончилось, и гости приготовились прочесть послетрапезную молитву. Тут отец встал и объявил: "Не для того, чтобы молиться за жениха, пришли вы сюда, а для того, что-, бы вместе со мной прочесть молитву скорбящих".

В этом мире нет абсолютного счастья, — любое веселье всегда может обернуться горем. И наоборот, горе может превратиться в радость. Даже Аврааму не было даровано полного счастья. В возрасте ста лет он был благословлен сыном. Тем не менее, Ашем потребовал Ицхака в жертву. Затем, после тяжелого испытания, Авраам вернулся домой, но еще не прошла его радость, как он узнал, что потерял жену. Если так бывает с праведниками, то что говорить о нечестивцах!..

Итак, что же случилось с Сарой в отсутствие Авраама? Сатан, огорченный тем, что не смог одержать победу ни над Авраамом, ни над Ицхаком, появился теперь перед Сарой.

Существуют разные версии. Согласно одной из них, Сатан принял вид Ицхака и явился ей в видении, сказав: "Отец взял меня на гору, чтобы принести в жертву". Сара тут же умерла от потрясения.

— Где Ицхак? — спросил он ее, согласно второй версии.

— Он ушел вместе со своим отцом изучать законы о жертвоприношениях, — ответила Сара.

— Это правда. Но знаешь ли ты, что сам Ицхак и есть жертва?

Хоть Сара и не поверила Сатану, все же его слова ее взволновали. Поэтому она поспешила к обиталищу трех живших в Хевроне великанов, Ахимана, Шешая и Талмая, чтобы попросить их: "Посмотрите, пожалуйста, далеко на север. Идет ли по дороге старик в сопровождении сына, двух слуг и осла, нагруженного дровами? Великаны поднялись в полный свой рост и стали пристально всматриваться в даль. Наконец, они ответили: "Да, мы видим старика на вершине горы, слуги с ослом стоят внизу. Сын старика привязан к алтарю, а в руке у старика нож". Услышав это, Сара вскрикнула, шесть раз и душа ее отлетела.

В память о шести криках Сары нам велено в Рош Ашана, Новый год, извлекать из шофара шесть печальных непрерывных звуков.

Почему жизнь Сары прервалась на такой трагической ноте? Оба супруга — Авраам и Сара"— прожили всю жизнь в целеустремленном служении Ашему. В их жизни не было ни единого мига, в который они бы не чувствовали присутствия Творца. Когда Ангел Смерти приблизился к Саре, чтобы взять ее душу, он обнаружил, что мысли ее настолько сосредоточены на Всевышнем, что он не в силах выполнить свое поручение. Поэтому он и придумал план, согласно которому она, потрясенная правдой об Ицхаке, отвлеклась на мгновение от своих благочестивых мыслей. И только тогда он смог исполнить свое задание. (Впрочем, существуют комментарии, в которых высказывается предположение, что ее скоропостижная и преждевременная смерть была наказанием за смех, которым она встретила весть о грядущем рождении Ицхака).

Наши Мудрецы приводят еще один подобный случай.

Царь Давид был настолько погружен в изучение Торы, что, когда пробил его час, Ангел Смерти был не в силах взять его душу. Настолько неразрывной была его связь с Торой. Поэтому ангел был вынужден прибегнуть к ухищрению: он залетел в дворцовый сад и стал яростно трясти деревья. Шум отвлек царя Давида и ангел схватил его душу.

Кончину Сары оплакивал не только Авраам и домашние, но и все жители Канаанской земли. Все ощутили последствия ее смерти на себе, ибо страна процветала все эти годы именно вследствие ее заслуг. Сто двадцать семь лет своей жизни прожила Сара праведно, радостно принимая все повеления Ашема. Даже в возрасте ста лет она была чиста от греха, как юная девушка (которую можно считать безгрешной, ибо до двадцати лет человек не подлежит Небесной каре).

Сара была первой из четырех наших праматерей, основательниц еврейского .народа. Она была одной из семи известных миру пророчиц, имена которых записаны в Танахе.

Этими семью пророчицами были:

- Сара

- Мириам

- Двора

- Хана

- Авигаиль, жена царя Давида

- Хулда, пророчившая женщинам в те времена, когда Ирмеяу пророчил мужчинам

- Эстер

Всю жизнь Авраам превозносил жену, восклицая: "Разве найдется другая женщина, подобная тебе?"

Со смертью Сары Облако Славы, постоянно стоявшее над ее шатром, исчезло, а свеча, которая зажигалась только накануне субботы и горела целую неделю, погасла. Величие Сары было таким, что Сам Ашем обращался к ней непосредственно (Берешит 18:15), в то время как с другими пророчицами Он говорил только через вестников. Она была праведницей такой высокой степени, что даже ангелы были в ее подчинении. Стоило ей приказать ангелу: "Бей!", как тот наслал язву на фараона и его двор.

Когда царь Шломо сочинял песню Эшет Хаиль, воспевавшую достоинство Добродетельной Женщины, он имел в виду Сару. Все стихи этой песни, от алеф до тав, относятся к ней, ибо она следовала Торе от алеф до тав, от первой буквы до последней.

Авраам покупает пещеру Махпела

Несмотря на то что Авраам получил от Ашема обещание, что он и его потомки унаследуют всю землю Канаанскую, тем не менее когда он захотел похоронить в ней свою жену, то обнаружил, что фактически не владеет даже самым маленьким участком. Пришлось обратиться к местным жителям, чтобы приобрести часть поля для захоронения.

Отметим, что, как и раньше, при любых тяжелых обстоятельствах, Авраам и на сей раз не упрекнул Ашема и не высказал ни единой жалобы. Все что он сделал — отправился покупать пещеру Махпела и прилегавшее к ней поле у человека по имени Эфрон. Тора называет его Эфрон Ахити, хитиец.

Почему Авраам выбрал именно это место? Дело в том, что Авраам открыл тайну пещеры, когда гнался за волом, которого хотел заколоть для трех своих гостей, ангелов. Мы помним эту историю. Вол привел его прямо в пещеру Махпела. Внутри Авраам увидел яркий свет, часть того первозданного света, который Ашемом скрыт для праведников, и вдохнул сладостный аромат, исходящий из Ган Эден. Он услышал голоса ангелов: "Здесь захоронен Адам. Здесь также упокоятся Авраам, Ицхак и Яаков". Тогда Авраам понял, что эта пещера являлась входом в Ган Эден, и именно с тех пор он захотел получить ее для захоронения.

Во времена Авраама в той местности жили хитийцы, пришлось обратиться к ним. Известие о смерти Сары хитийцы встретили с печалью, ибо знали, что своими успехами в мирских делах они обязаны заслугам этой праведной женщины. Свою просьбу Авраам облек в форму утешения: "Всякому человеку, — сказал он, — суждено умереть, независимо от того — праведник он или нечестивец. Моя жена умерла и долг мой — похоронить ее". После чего добавил: "Поэтому я молю вас продать мне место для могилы, чтобы я мог похоронить ее. Если вы уважите мою просьбу, я и дальше буду считать себя чужеземцем среди вас и вести себя соответственно. Но если вы откажетесь, то мне придется настоять на своем праве, ибо я такой же житель этой страны, как и вы, более того, эта земля в большей степени моя, чем ваша: она завещана мне!"

Хитийцы издавна восхищались и почитали Авраама, чье величие и богатство были легендарными. "Внемли нам, — ответили они. — Ты наш царь, наш властелин, наше божество. Поэтому можешь выбрать себе любую могилу, какую пожелаешь, и похоронить там столько мертвых, сколько захочешь". Авраам поблагодарил хитийцев за то, что те решили почтить его просьбу, и сказал: "Пожалуйста, пойдите от моего имени к Эфрону и выступите посредниками в сделке между нами. Я хочу купить принадлежащую ему пещеру Махпела, причем намерен заплатить за нее полную цену. Если он станет отказываться, то сделайте милость, убедите его согласиться".

Хитийцы спешно отправили к Эфрону гонцов с известием, что ему присваивается знатный титул, дабы Авраам не вел дело с простым человеком. Прибыв, гонцы сказали Эфрону, что Авраам хочет купить его пещеру.

— А я не желаю продавать ее, — ответил Эфрон.

— Но Авраам велик и знаменит. Если ты откажешься, мы отберем у тебя только что врученный знатный титул.

— Тогда дайте мне поговорить с Авраамом, — сказал Эфрон и обратился к Аврааму:

— Слушай, господин мой. Я отдам тебе в подарок и поле и пещеру в присутствии всего народа. Хорони свою умершую!

Согласно Торе, Эфрон трижды сказал: "Я отдаю их тебе в подарок". Однако на самом деле он не собирался выполнить обещание, поэтому окончательные его слова были: "Требую полную стоимость в самой лучшей монете". Слова нечестивцев, а также их дела, обманчивы, в то время как слова и дела праведников верны.

Аврааму был известен характер Эфрона, и он после всех слов о подарке подумал: "Что за болтовня. Надеюсь, что в конце концов он даст мне пещеру за деньги".

— Выслушай меня, прошу, — обратился он к Эфрону. — Я не стану хоронить Сару в земле, доставшейся мне бесплатно, чтобы люди впоследствии не сказали: "Видимо, эта женщина не была достойна приличного захоронения". Дай мне заплатить за это поле, и тогда я похороню Сару.

Авраам понимал, что, несмотря на вежливые речи, хитийцы на самом деле не хотят, чтобы он приобрел какую-либо землю в собственность. Единственное, что они могут позволить — похоронить Сару в принадлежащей им могиле.

Наконец они заявили: "Ладно, пусть будет по-твоему. Но мы не можем продать тебе участок земли, пока не получим гарантии. Слышали мы, что твои потомки рано или поздно будут владеть этой страной. Прежде чем мы заключим соглашение о продаже земли, поклянись, что твои потомки не будут нападать на город, где мы живем, город Иевус".

Как известно, Авраам дал такую клятву, а хитийцы принесли медные фигурки и выгравировали на них слова его обещания. В то время это было как документ — на память для потомков.

Евреи уважительно отнеслись к клятве своего праотца. Во времена Йеошуа они не стали завоевывать город Иевус, расположенный на месте будущего Иерусалимского Храма, так что во времена Судей он все -еще оставался в руках неевреев (Шофтим 1:21). Еще Давид видел фигурки, на которых была высечена клятва Авраама. И лишь когда кончился срок клятвы, он покорил столицу хитийцев.

— Если ты хочешь купить у меня пещеру, — сказал Эфрон, — заплати мне символическую плату в четыреста больших шекелей. Это мелочь для таких богатых людей, как мы с тобой.

Авраам согласился заплатить Эфрону той монетой, какую тот потребовал: большой шекель имел тогда хождение среди торговцев разных стран.

Пока Авраам отвешивал серебро, Эфрон стоял рядом и, прибегая к разным уловкам, обворовывал партнера по сделке. Конечно, он не мог знать, что в результате его воровства потеряет деньги не Авраам, а он сам, ибо Авраам получил благословение от Ашема (12:3): "Хулящего тебя прокляну". Поскольку Эфрон пытался уменьшить достояние Авраама, он был проклят и в конце концов стал нищим. При описании того, как Авраам отвешивал деньги, в Торе опущена одна из букв имени Эфрона (буква вав), — это означает, что Эфрон не только ничего не приобрел своим воровством, но напротив, потерпел убыток.

В присутствии всех хитийцев Авраам подписал договор с Эфроном, причем было определено точное расположение поля и описаны его границы. В заключение Авраам прочел текст договора вслух для всех собравшихся.

Три участка земли в Эрец Исраэль были настолько важны, что наши праотцы заплатили за них язычникам деньги, дабы те впоследствии не обвиняли евреев в том, будто сыны Израиля получили эти участки незаконно:

- Пещера Махпела, купленная Авраамом у Эфрона.

- Место, где впоследствии был построен Храм, приобретенное Давидом.

- Место захоронения Иосефа в Шхеме, купленное Яаковом (33:19).

Лишь после того как сделка была составлена письменно и законное право собственности на пещеру было установлейо на все грядущие времена, Авраам похоронил свою жену.

Продавая пещеру, Эфрон не догадывался о ее святости. Он не видел в этой пещере ничего, она была для него обычным темным местом. Если бы он узрел свет, который открылся в ней Аврааму, он никогда бы не согласился на эту сделку.

Стоило Аврааму войти в пещеру, неся гроб с телом Сары, как Адам и Хава поднялись из своих могил и направились к выходу. При этом они сказали, что чувствуют стыд за свой грех: "Теперь, когда ты пришел сюда, наш стыд стал еще больше, поскольку мы видим твои добродетели".

— Я буду молиться за вас, чтобы вы не мучались больше от стыда, — сказал им Авраам.

Услышав эти слова, Адам успокоился и вернулся в свою могилу, но Хава упиралась до тех пор пока Авраам не захоронил ее снова.

Авраам посылает Элиэзера найти Ицхаку жену

Авраам был уже стариком. Преисполненный знаниями Торы, он полностью подчинил себе злое начало в своей душе, свой йецер ара, и был благословен всеми благословениями, которые только могут быть дарованы человеку в нашем мире.

Однако, хоть Авраам и был стар, выглядел он молодо. В те времена внешние признаки старения людей не были заметны. Люди до самой смерти выглядели молодыми. Так как Ицхак был очень похож на своего отца, Авраама было трудно отличить от него. Поэтому Авраам сказал Ашему: "Властелин Вселенной! Куда бы я ни пришел вместе с Ицхаком, люди не знают, кому первому из нас оказывать почести. Если Ты будешь изменять внешность стареющего человека, будет видно, кого надо чтить".

— Хорошо, — ответил Ашем, — Ты попросил о добром деле. Так что первым, на ком исполнится эта просьба, будешь ты.

Тут же у Авраама появились признаки старости.

Мужчину старят четыре причины:

а) Страх

б) Огорчения из-за детей

в) Злая жена

г) Война

Примеры влияния всех четырех причин можно найти в Танахе:

а) Царь Давид состарился из-за страха, ибо сказано (Диврей Аямим I 21:30): "Он был устрашен мечом ангела Ашема". И потом говорится (23:1): "И состарился Давид".

б) Про Эли сказано: "Эли же был весьма стар. И слышал о том, как поступают его сыновья с евреями" (Шмуэль I 2:22). То есть, он состарился из-за огорчения, причиненного ему детьми.

в) О царе Шломо сказано, что, когда он был стар, его жены служили идолам, а он не противился этому (Млахим I 11:4). Шломо состарился из-за своих жен-идолопоклонниц.

г) Про Иеошуа сказано, что он воевал против тридцати одного царя (Иеошуа 12:24), а потом сразу же говорится: "И состарился Иеошуа".

Но хоть об Аврааме и сказано, что он был стар, ни одна из вышеперечисленных причин не относилась к нему: жена глубоко его почитала, сыновья следовали его путями, в этом мире он был благословлен богатством, удача сопутствовала ему в мирной жизни и на войне. Поэтому старение Авраама было венцом славы и почестей.

После десятого испытания Авраам решил найти Ицхаку жену, рассудив, что, если бы Ицхак (не дай Б-г!) был принесен в жертву на горе Мориа, он бы погиб бездетным. Сначала Авраам подумывал о том, чтобы дать Ицхаку в жены кого-нибудь из праведных дочерей его верных сторонников — Анера, Эшкола или Мамре. Но Ашем объявил Аврааму, что супруга Ицхака должна происходить из родственников Авраама.

Откладывать поиски жены для Ицхака было нельзя. Авраам был уже стар и чувствовал, что конец его может придти скоро. Поэтому он призвал своего слугу Элиэзера и сказал: "Поклянись мне, что не возьмешь жену моему сыну ни из канаанцев, ни из семи народов, обитающих в этой стране, ни даже из праведных дочерей Анера, Эшкола или Мамре. О местных народах Тора повелит: "Разгроми их!" (Дварим 20:17). Поэтому отправляйся в Харан и поищи жену Ицхаку среди моих родственников. Они, правда, тоже идолопоклонники, но способны к благочестию и раскаянию, чтобы признать власть Ашема".

Когда Элиэзер услышал эти слова, у него появилась соблазнительная мысль: почему бы Ицхаку не жениться на его дочери? Хотя Элиэзер и пришел в дом Авраама простым рабом, с тех пор он стал выдающимся учеником, который черпал из кладезя благочестивой мудрости великого учителя и праведника. Элиэзер стал по-своему великим человеком. Подобно Аврааму, он подчинил себе все свои дурные влечения и даже внешне походил на Авраама из-за благородства души, которого достиг. Его дочь, праведная девушка, вполне могла стать подходящей подругой для Ицхака. Так почему бы их не поженить?

Теша себя этой мыслью, Элиэзер завел такой разговор:

— Может быть, девушка, которую я найду, не захочет пойти со мной в далекую страну?

Авраам прочел его мысли и заметил:

— Ты думаешь не о том. Извини, но твоя дочь и мой сын не ровня друг другу. Вы потомки проклятого Канаана, а мой сын потомок благословенного Шема. Проклятый и благословенный не могут быть парой.

В заслугу Элиэзера надо заметить, что, служа Аврааму верой и правдой много лет, он возвысил себя и как бы перешел из статуса проклятых в статус благословенных. Но он думал, что его дочь также получила благословение. Однако Авраам показал ему, что это не больше чем предвзятое мнение и надо по-другому оценивать ситуацию. На самом деле для дочери Элиэзера было гораздо лучше найти мужа в своем племени.

— Но если девушка не согласится пойти со мной? — продолжал спрашивать Элиэзер. — Увести ли мне твоего сына из Эрец Исраэль на твою бывшую родину?

— Нет! Мой сын, удостоившийся быть избранным в жертву Ашему на горе Мориа, никогда не покинет Святую землю! Да пошлет Ашем, славу Которого я провозглашаю на земле, ангела перед тобой, который поможет тебе выполнить это поручение. Впрочем, если девушка откажется отправиться с тобой, ты свободен от своей клятвы и можешь взять моему сыну одну из дочерей Анера, Эшкола или Мамре.

Выслушав приказание, Элиэзер поклялся в верности Аврааму и тут же стал готовиться к далекому путешествию в Харан. Десять верблюдов были нагружены драгоценностями, причем Авраам вручил ему бумагу, скрепленную его подписью, которая удостоверяла, что все, чем он владеет, принадлежит одному Ицхаку.

Во исполнение желания Авраама, попросившего, чтобы Ашем помог миссии Элаэзера, Ашем послал двух ангелов. Одному из них было поручено сопровождать Элиэзера и охранять его в пути, задачей другого было привести Ривку к колодцу в нужный момент.

Путешествие из Хеврона в Харан обычно занимало семнадцать дней. Каково же было изумление Элиэзера, когда он обнаружил себя в окрестностях Харана через три часа после начала пути! Он понял, что Ашем сотворил чудо, без промедления доставив его в Харан ради Ицхака.

Расположившись с верблюдами около колодца, он стал молиться: "Ашем, Б-г господина моего, Авраама! Яви милось моему господину, Аврааму, дай мне выполнить поручение уже сегодня. Вот я стою у колодца. Скоро из города придут девушки за водой. Пусть первая девушка, у которой я попрошу напиться и которая ответит: "Пей, а я дам воды и твоим верблюдам", будет той, кого Ты предназначил для Ицхака". При этом Элиэзер разумно решил так: "Девушка, которая будет настолько добра и щедра, что предложит воды не только мне, но и моим верблюдам, достойна быть принятой в гостеприимном доме Авраама".

Трое людей взывали к Ашему с просьбами, которые были не совсем "корректны", и Ашем их просьбы выполнил. Но как?

а) Первым был Элиэзер. Он попросил Ашема: "Пусть случится так, что девушка, которая скажет мне: "Пей, а я дам воды и твоим верблюдам", окажется той, которую Ты избрал для Своего слуги, Ицхака".

Конечно, Элиэзер не мог быть уверен, что девушка окажется полностью свободной от недостатков. Вполне могло случиться, что решающие слова произнесла бы слепая или хромая. Тем не менее, Ашем почтил его просьбу и послал Ривку, которая вполне подходила дому праведника Авраама.

б) Вторым был царь Шауль. Воюя с филистимлянами, он объявил, что тот, кто одолеет великана филистимлян, станет его зятем (Шмуэлъ I 17:25). Такое заявление таило в себе опасность, ибо раб или незаконнорожденный мог выйти на поединок, оказаться победителем и потребовать руку дочери Шауля. Но Ашем опять явил свою милость и позволил Давиду сразить великана и жениться на царской дочери. а Третьим был судья Ифтах. Сражаясь с Амоном, он торжественно провозгласил: "Б-же, если я вернусь домой с миром, я принесу Тебе в жертву то, что первым встречу у своего дома" (Шофтим 11:31). Навстречу ему могла выйти собака, верблюд или какое-нибудь другое нечистое животное, — разве принял бы Ашем такую жертву? Поэтому Ашем покарал его тем, что первой вышла его дочь.

Почему Ашем благословением отозвался на просьбы Элиэзера и Шауля, а обет Ифтаха отверг?

Когда Элиэзер попросил Ашема помочь найти жену для Ицхака, из самой просьбы вытекало, что девушка должна обладать добросердечием. То же самое и Шауль — он знал, что человек, который одержит победу над Галиатом и тем самым спасет весь еврейский народ, должен обладать великими достоинствами. Таким образом, наложенные Элиэзеррм и Шаулем условия придавали их просьбам веские основания. Обет Ифтаха, напротив, был безрассудным. Было бы лучше, если бы он вообще не произносил его. А раз так, то и Ашем ответил резко и немилостиво.

Молитва Элиэзера мгновенно возымела действие. Более того, еще он не кончил молиться, как Ривка уже подошла к колодцу.

О трех людях сказано, что ответ на их молитвы последовал незамедлительно:

- Прежде чем Элиэзер закончил молитву, показалась Ривка (24:25).

- Моше молил Ашема, чтобы Тот покарал бунтовщика Кораха и его сторонников. Как только он произнес свою просьбу, земля разверзлась и поглотила их живьем (Бемидбар 16:31).

- Шломо молил Ашема о торжественном освящении Храма, и огонь сразу же спустился с Неба (Див-рей Гаямим II 7:1).

На самом деле Ашем мгновенно внял просьбам не только этих трех праведников. Он всегда немедленно принимает молитвы всех праведников вообще.

Надо отметить, что Ривка никогда прежде не ходила к колодцу за водой. С поручениями такого рода она обычно посылала своих служанок, ибо ее отец, Бетуэль, был правителем этой местности, Арам Наараим, и она принадлежала к высшей знати. Но в этот день ангел Ашема увлек Ривку к колодцу, чтобы привести ее к уготованной судьбе — стать женой Ицхака.

Итак, Элиэзер сидел у колодца и наблюдал за девушками, что пришли набрать воды. Вдруг он заметил, что одна из девушек не наклоняется внутрь колодца, как остальные женщины, чтобы наполнить кувшин, а вода подымается из колодца ей навстречу. Взволнованный этим чудом, Элиэзер подбежал к ней и попросил: "Не позволишь отпить из твоего кувшина?"

Хотя Элиэзер и был для нее незнакомцем, Ривка отнеслась к нему дружелюбно, сказав: "Пей сколько хочешь, мой господин".

Отсюда мы учим, что любого человека надо встречать радушно и с почтением.

Девушка опустила кувшин с плеча, подождала, пока Элиэзер напьется, и добавила: "Я и твоим верблюдам дам воды вдоволь". Тут же она поспешила назад к колодцу и начерпала воды для верблюдов.

Для того чтобы оценить исключительность доброты Ривки, надо понять мотивы, которыми она руководствовалась. Она не предложила по одному, скажем, кувшину на каждого верблюда (хотя это и означало бы, что ей пришлось бы ровно десять раз возвращаться к колодцу и снова наполнять свой кувшин), а заявила, что будет черпать воду до тех пор, пока не напьются все верблюды. Известно, что верблюд способен выпить огромное количество воды, чтобы создать в теле запас воды на несколько дней. Тем не менее, Ривка выполнила все, что обещала, с готовностью, о чем сказано в Торе (24:20):

"И она поспешила и опорожнила свой кувшин, и снова побежала..." Ее не смутило, что Элиэзер — слуга, сильный мужчина, не пошевелил пальцем, чтобы помочь ей, юной девушке, а стоял в стороне, в то время как она работала одна, без всякой помощи.

Пока она работала, Элиэзер пристально ее разглядывал, пытаясь определить, внял ли Ашем его молитве и действительно ли эта девушка принадлежит к родне Авраама. К тому времени как верблюды кончили пить, Элиэзер был убежден, что ради Авраама Ашем даровал успех в порученном деле и что этой девушке действительно предназначено было стать женой Ицха-ка. Ее необыкновенное поведение было той же природы, что и беспредельное гостеприимство, которым отличался дом Авраама. В конце концов Элиэзер вытащил из кармана тяжелую золотую подвеску и два золотых кольца, каждое весом в десять шекелей, и надел их на ее руку.

По другим версиям, Элиэзер сперва осведомился о ее семье и только потом вручил подарки.

Р.Шимон бен Элазар рассказывал: "Однажды я повстречал женщину, которая оказалась сообразительнее меня. Вот как это произошло. Брел я как-то по дороге и, подойдя к колодцу, увидел девушку, наполнявшую свой кувшин.

Пожалуйста, дочь моя, попросил я, дай мне попить.

Пей, ответила она. Я дам воды и твоему ослу.

Я напился и, уходя, сказал ей:

Благодарю тебя, дочь моя. Ты обошлась со мной, как Ривка с Элиэзером.

Но ты, возразила она, поступил со мной не так, как Элиэзер с Ривкой.

После вручения подарков Элиэзер спросил: "Чья ты дочь? И есть ли в твоем доме место для меня, чтобы переночевать?"

На эти оба вопроса Ривка ответила по порядку, — сначала на первый, потом на второй, проявив тем самым рассудительность и житейский опыт общения с людьми.

— Я дочь Бетуэля, сына Нахора и Милки, — сказала она. — У нас есть корм для верблюдов, есть также и комната, чтобы дать тебе ночлег на столько ночей, на сколько пожелаешь.

Тут Элиэзер поклонился Ашему, дабы поблагодарить Его. Он понял, что именно ради Авраама было ему дано встретить именно эту девушку. Поэтому он воскликнул: "Благословен будь Ашем, Б-г моего господина, Авраама, не забывший моего господина Своей милостью и правдой и приведший меня правильным путем к семье моего господина!"

Тем временем Ривка побежала домой рассказать своей матери о том, что произошло. Присутствовавший при их разговоре нечестивый брат Ривки, Лаван, по одним драгоценностям на ее руках понял, что прибыл богатый гость. Заключив, что это не кто иной как их родственник Авраам, он выбежал якобы поприветствовать его, на самом деле раздумывая на ходу — убить ли его и присвоить все имущество, или ограничиться одним грабежом?

Добравшись до колодца, Лаван увидел человека благородной наружности, который был занят тем, что поднимал одной рукой по два верблюда и переносил их через колодец.

"Да, это Авраам, — подумал Лаван. — В открытой схватке убить мужчину такой необычайной силы вряд ли удастся. Придется его отравить".

— Входи, благословенный Ашемом! — вскричал Лаван. — Негоже, чтобы ты оставался на улице. Я уже очистил дом от всех следов идолопоклонства! А для твоих верблюдов тоже найдется место.

Элиэзер проследовал в дом за Лаваном, но верблюды отказались войти, ибо почувствовали, что в доме еще оставались идолы. Лишь когда на самом деле лаванов дом был очищен, они вошли во двор.

Даже животные, принадлежащие праведнику, становятся как бы более возвышенными духом и приобретают некоторые свойства своего хозяина.

Р.Пинхас бен Яир шел однажды по поручению общины освобождать пленников и по дороге остановился на постоялом дворе. Хозяин задал ослу ячменя, но осел не стал его есть. Даже после того как зерна измельчили, чтобы сделать их мягче, осел остался непреклонен. Р. Пинхас спросил у хозяина постоялого двора: "Может быть, ты не отделил десятину от этого ячменя?'' (По закону урожай с неотделенной десятиной запрещено использовать). Хозяин тут же отделил десятину, и лишь тогда животное начало есть.

Мы помним, что на авраамовых верблюдах были надеты намордники, чтобы во время путешествия они не паслись на чужих угодьях. Поэтому Элиэзер сначала снял их с верблюдов, затем накормил животных и только потом сам сел за стол. Ведь, по законам Торы, прежде чем приступить к еде, человек сперва должен накормить своих животных (Дварим 11:15).

В Торе весьма подробно рассказывается о том, что делал Элиэзер в доме Лавана. Отмечено, что вначале Элиэзер омыл свои ноги. То же самое сделали его слуги.

Сообщается, что разговоры слуг наших праотцов милее Ашему, чем все поступки потомков Авраама, Ицхака и Яакова. Рассказу о том, что делал и что говорил Элиэзер в доме Бетуэля, посвящен в Торе один из самых больших разделов, в то время как множество запутанных и сложных законов приведены в коротких предложениях, подчас одними намеками и как бы скороговоркой.

В книге Зоар разъясняется: "Не следует полагать, будто Тора рассказывает нам простые и незамысловатые истории. Б-же упаси! Даже ангелы, когда они спускаются на землю, должны принять материальное, знакомое нам обличье, дабы земля смогла вынести их. Насколько же это справедливо в отношении Торы, величие которой больше, нежели величие ангелов. Ашем облек Тору в вещественное одеяние, в рассказы и повествования, чтобы создать наружный слой для ее души, для той духовной сущности, которая содержится в ней".

Усадив Элиэзера за стол, хозяева поставили перед ним тарелку с едой, которая была отравлена.

— Я не могу есть до тех пор, — сказал Элиэзер, —пока не выполню своего поручения.

— В чем оно заключается?

— Я слуга Авраама, — начал Элиэзер. Потрясенные этими словами, хозяева пристыженно склонили головы. Ведь они полагали, будто то был сам Авраам. Если таково величие его слуги, то каким великим человеком должен быть он сам!

— Я слуга Авраама. Ашем благословил моего господина во всем, — продолжил речь Элиэзер. (Тем самым он хотел сообщить Бетуэлю и Лавану о великом богатстве Авраама, чтобы те дали согласие на брак).— Ашем даровал ему золото, серебро, рабов и служанок, верблюдов и ослов. В преклонные годы жена моего господина, Сара, родила ему сына, которому принадлежит все имущество его отца!

При этих словах Элиэзер показал им дарственную, подписанную Авраамом, в которой было указано, что, действительно, все имущество его господина принадлежит Ицхаку. Затем Элиэзер подробно поведал о том, как он поклялся Аврааму взять девушку только -из семейства его ближайших родственников, как он пришел в Харан и попросил Ашема послать ему именно ту девушку, которую нужно, и как Ривка вышла к колодцу. Он объяснил Бетуэлю и Лавану, что не кто иной как Сам Ашем явно помогал ему, и закончил вопросом: "А теперь скажите мне, хотите ли вы поступить с господином моим по доброте и правде? Если нет, то я поищу подходящую девушку среди дочерей Ишмаэля или потомков Лота".

Не дожидаясь ответа отца, Лаван поспешил высказать свое мнение, к которому, впрочем, присоединился и его отец. Их общее мнение было таковым: "Все уже предопределено. Мы не можем помешать этому. Возьми Ривку и отведи ее к сыну своего господина, пусть будет ему женой".

Читая Танах, мы видим, что Ашем освящал Своим Именем создание супружеских пар. Поэтому во всех брачных делах евреи добавляют Святое Имя Ашема: оно должно привлечь наше внимание к тому обстоятельству, что мужа или жену посылает нам не случай, а Небо.

а) В Торе сказано, что даже Лаван и Бетуэль возгласили (24:50:) "От Ашема произошло это дело".

б) В Невиим (Пророках) говорится о Шимшоне (Шофтим 14:4): "Его отец и его мать не знали, что это дело от Ашема" (Разговор идет о женитьбе).

в) В Ктувим (Писаниях) говорится (Мишлей 19:14): "Дом и имение — наследство от родителей, а разумная жена — от Ашема".

Каждый день был слышен голос с Небес: "Дочь такого-то суждена такому-то, а деньги такого-то — такому-то!"

Услыхав от Лавана и Бетуэля слова согласия, Элиэзер снова поклонился, чтобы поблагодарить Ашема за добрую весть. После этого он достал из мешков золотые и серебряные сосуды, украшения и одеяния и отдал их Ривке. Эти подарки были принесены в знак освящения будущего брака, в то время как драгоценности, которые он подарил ей у колодца, не имели отношения к свадьбе, а являлись обычным подарком.

К пище Элиэзер так и не притронулся пока не завершил поручения, с которым был послан своим господином. Затем они сели за трапезу, устроенную по случаю обручения. Бетуэль, как мы помним, еще раньше подложил яд в поданную Элиэзеру еду, чтобы убить его и завладеть всем имуществом, которое он привез. Но пока Элиэзер говорил, сопровождавший его ангел поменял местами его тарелку с тарелкой Бетуэля. Старик съел подложенное блюдо и той же ночью умер.

Почему Бетуэль заслужил смерть? Потому что, будучи правителем Арам Наараима, требовал права первой ночи по отношению ко всякой девушке, которая собиралась выйти замуж. Когда люди услыхали о помолвке Ривки, они стали говорить: "Теперь мы увидим, как он поступит со своей собственной дочерью! Если он сделает с ней то же, что делает с нашими дочерьми, с нас хватит его позора. Если же с ней он поступит иначе, то мы убьем и его и всю его семью". Чтобы не допустить несчастья, в ночь обручения ангел убил Бетуэля.

На следующее утро Элиэзер сказал:

— Позвольте мне вернуться к моему господину.

— Нет, — воспротивились Лаван и мать Ривки. — Пусть девочка останется здесь по крайней мере на семь дней плача по своему отцу, а потом еще на год, чтобы приготовить приданое к свадьбе.

Однако Элиэзеру был виден ангел, ждавший его на улице, и он ответил:

— Я должен идти. Не задерживайте меня. Вы же слышали, что Ашем сократил мой путь, чтобы приблизить успех всего предприятия.

— Тогда давайте позовем Ривку и спросим ее мнение, — сказали Лаван и его мать.

Они позвали Ривку и стали задавать ей вопросы самым неодобрительным тоном, чтобы она поняла их намерения.

— Ты действительно собираешься пойти с этим человеком? — спросили они, голосом и мимикой давая ей знать, что надо ответить отрицательно. Но юная девушка твердо сказала:

— Я пойду с ним по своей воле, даже если вы не дадите согласия.

И действительно, Ривка была рада покинуть семью и родной город, чтобы стать женой праведного человека. Она выросла, как роза посреди болота, — имея развратного отца и не менее нечестивого брата, выросла в городе мошенников.

Почему Ашем определил Ривке вырасти в таком порочном окружении? Дело в том, что Ашем знал, что рано или поздно евреи будут изгнаны в чужие земли, в среду нечестивых народов. Опасность раствориться среди них была вполне реальной, поэтому Ашем взрастил наших предков среди порочных людей, влиянию которых они сумели противостоять, передав эту способность своим детям. То был своего рода приобретенный иммунитет.

Семейство Ривки оставалось верным своим порочным наклонностям до конца и дало ей в качестве прощального благословения такое лицемерное пожелание: "Сестра, да станешь ты несметными тысячами, да завладеют твои потомки вратами своих врагов!" На самом деле, они отнюдь не желали того, что предрекали. В результате, все следующие двадцать лет жизни Ривка страдала из-за "благословения" своих нечестивых родственников. По причине этого "благословения" она была бездетна, ибо Ашем не желал, чтобы в будущем эти идолопоклонники или их потомки заявили: "Она была благословлена детьми в результате нашей молитвы". Зачала она только спустя двадцать лет, после того как Ицхак помолился за нее. Отсюда и появилась поговорка: "Благословение нечестивца — все равно что проклятье".

Наконец Элиэзер и Ривка отправились в путь. Слуга шел впереди, Ривка следовала за ним на верблюде в сопровождении своей няни, Деворы. Элиэзер не разрешил Ривке ехать впереди него. Наши мудрецы учат, что женщине не подобает ни идти, ни ехать впереди мужчины. Вопреки принятым другими народами правилам поведения, именно мужчине следует идти впереди женщины, а не наоборот.

И снова повторилось чудо. Ривка и Элиэзер оставили Харан в полуденное время, а прибыли в Беер-Шеву в тот же полдень. Путь снова был сокращен, но на этот раз для того, чтобы Элиэзеру не пришлось оставаться вместе с Ривкой ночью.

Пока Элиэзер был в пути, Ицхак тоже отправился из дому. Он пошел привести назад Агарь, мать своего старшего брата, чтобы та снова стала женой Авраама. Ицхак сказал так: "Мой отец озабочен тем, чтобы женить меня, в то время как у него самого нет жены".

Когда Ривка и Элиэзер приближались к дому, Ицхак ушел прочесть полуденную молитву минху, в поле на горе Мориа, где во время десятого испытания Авраама он ощутил присутствие Шехины.

Наши праотцы установили три ежедневные молитвы:

- Авраам ввел Шахарит, утреннюю молитву.

- Ицхак установил Минху, молитву дневную.

- Яаков учредил Маарив, молитву вечернюю.

Пока караван приближался, Ривка издали увидела благородную фигуру мужчины, чья правая рука была молитвенно воздета к Небу. Свет Шехины ореолом горел вокруг фигуры и ангел парил в воздухе.

"Должно быть, это великий человек", — подумала Ривка, а вслух спросила Элиэзера:

— Кто этот человек?

— Это мой господин, твой будущий муж. Немедленно Ривка вознесла хвалу и благодарение Ашему за то, что ей суждено выйти замуж за этого праведника. И вдруг! Ее посетило секундное видение того, что у нее родится нечестивый сын. Она задрожала и упала с верблюда на землю...

Перед своей встречей с Ицхаком Ривка прикрыла лицо платком, поэтому он долгое время не видел ее лица.

Приведя Ривку в дом к Аврааму и Ицхаку, Элиэзер первым делом рассказал им о всех чудесах, которые приключились с ним в честь их заслуг.

Прежде чем Ицхак женился на ней, Авраам сказал сыну: "По закону ты должен удостовериться, не коснулся ли Элиэзер Ривки, пока был в пути вместе с ней. Ведь он из рода канаанцев, которых подозревают в безнравственности. Как бы мы ни относились к нему лично, таков закон".

Получилось тем самым, что Авраам бросил на невиновного Элиэзера ложное подозрение. За это Ашем вознаградил Элиэзера тем, что тот живым был взят в Ган Эден.

Три предыдущих года Ицхак оплакивал смерть своей матери. Каждый раз когда он заходил в ее шатер и видел там темноту, он впадал в уныние.

Как мы уже знаем, пока Сара была жива, свеча не гасла от начала одного шабата до начала следующего, тесто было благословенно, а Облако Шехины покоилось над ее шатром. После смерти Сары все три благословения пропали. Но вот в ее шатер вошла Ривка, и все они снова вернулись.

Чем заслужила Сара эти три чуда? Тем, что тщательно соблюдала три заповеди, порученные именно женщинам: зажигание субботних свечей, отделение халы (специальной части теста), поддержание законов о супружеской чистоте (нида). В ответ Ашем вознаградил ее тремя благословениями:

- За то, что она бережно отделяла халу, — ее тесто было благословенно.

- В награду за выполнение заповеди о зажигании свечей — они горели от одного шабата до другого.

- В награду за то, что она следила за собственной ритуальной чистотой в общении с мужем, — над ее шатром покоилось Облако Шехины.

Все три знамения возобновились для Ривки, ибо она соблюдала те же заповеди с таким же тщанием, что и Сара.

В конце концов Ицхак нашел утешение в своей жене и не оплакивал больше смерть матери.

Авраам снова женится на Агари, носящей новое имя "Кетура"

После того как Ицхак женился на Ривке, Авраам тоже вступил в новый брак.

Можно спросить, почему, произведя такого выдающегося отпрыска и наследника как Ицхак, он счел уместным снова жениться в преклонные годы?

Если у человека была в молодости жена, родившая ему детей, и он потерял жену, ему, тем не менее, не следует воздерживаться от нового брака — даже в преклонные годы, ибо никто заранее не знает, дети от какого брака окажутся лучше. Про Авраама сказано (25:1): "И взял Авраам еще раз жену по имени Кетура".

Р.Иеуда сказал: "Если ты учил Тору в молодости, то учи ее также и в старости, поскольку нельзя знать, какая Тора лучше сохранится".

Р. Акива сказал: "Если ты обучал учеников в молодости, обучай их и в старости, поскольку нельзя знать, кто из них окажется лучшим".

Р. Акива сам стал примером выполнения этих слов. Он воспитал двадцать четыре тысячи учеников, о которых, к слову сказать, известно, что они все умерли в один год между Песахом и Шавуотом (в наказание за то, что не уважали друг друга подобающим образом). Впоследствии р. Акива воспитал еще семерых учеников: р. Меира, р. Иеуду, р. Иосе, р. Шимона, р. Элазара бен Шамуа, р. Йоханана Асандлара и р.Элиэзера бен Яаков. Они стали столь великими, что наполнили своим учением всю Эрец Исраэль.

Сначала Авраам выполнил волю Ашема, разведясь с Агарью и отослав ее прочь. Женился он на ней снова тоже по повелению Ашема.

Тора сухо сообщает, что Авраам взял в жены некую женщину по имени Кетура. Однако на самом деле то была Агарь. Так что можно спросить: если Кетура это та же Агарь, то почему Тора называет ее другим именем?

Дело в том, что оставив дом Авраама, Агарь снова возвратилась к идолопоклонству, царившему в семье ее отца. Но затем она совершила тшуву, то есть вернулась к Ашему, и это изменило всю ее личность. Поэтому Ашем дал ей новое имя — Кетура, которое, ко всему прочему, означало, что, несмотря на разлучение с Авраамом, ее дела продолжали быть такими же сладостными, как запах воскурений (кто-рот — воскурения).

Итак, Ашем повелел Аврааму вернуть Агарь к себе, поскольку решил, что она снова достойна стать его женой. Тем не менее, женившись на Кетуре, Авраам не ввел ее в шатер Сары. Так что, до Ривки ни одна женщина не входила в тот шатер.

От Кетуры у Авраама родились шестеро сыновей: Зимран, Якшан, Медан, Мидиян, Йишбак и Шуах. Все они, к сожалению, стали идолопоклонниками. Их имена отражали их дела: например, Зимран — подпевающий идолам, Якшан — барабанящий перед идолами.

Возникает вопрос: если Авраам вторично женился на Кетуре по велению Ашема, то почему Ашем сделал так, что у них родились сыновья-идолопоклонники?

Во-первых, Ашем этого не "делал". Ибо от самого человека зависит — быть ему праведником или нечестивцем. Во-вторых, если исходить из того, что Ашем знал, кем станут дети Кетуры, можно ответить так. Ашем как бы заявил: "Да, Я предвидел, что от этого брака произойдут недостойные дети. Этого нельзя было избежать. Поэтому Я решил, что лучше то будут сыновья Кетуры, но не дети Сары. Чтобы они не наследовали вместе с Ицхаком!"

Когда Авраам женился во второй раз, ему было сто сорок лет.

Р.Шимон бар Халафта обычно раз в месяц наносил визит своему учителю р. Иеуде Анаси. Когда ученик постарел и почувствовал, что у него нет сил для прогулок, он перестал навещать своего рава. Тут же р.Иеуда послал письмо, прося сообщить, почему прекратились визиты, которые радовали его сердце. Ответом были такие слова: '"''Мой рае и учитель, маленькое стало высоким, близкое далеким, вместо двух стало три, и в старости мои желания покинули меня".

Что он хотел сказать? Камни, через которые в молодости я перешагивал с легкостью, кажутся теперь высокими; расстояния к старости увеличиваются, хожу я теперь только опираясь на палку.

Большинство людей в старости слабеют, но не таков был Авраам. Счастлив был наш праотец, женившийся и породивший детей в сто сорок лет. К нему и к подобным ему людям относятся слова Псалма: "Они и в старости будут процветать" (Теилим 92:14).

Еще при жизни Авраам позаботился о том, чтобы Ицхак стал его преемником. Ицхаку он передал все функции, выполняемые в семье первенцем. Среди прочего он передал ему право быть похороненным в свое время в пещере Махпела, а также написал завещание, которое гласило, что Ицхаку переходит все его имущество. В одном не был уверен Авраам — следует ли передавать Ицхаку полученное от Ашема благословение? Рассуждал он при этом так: "Если я благословлю Ицхака, то и Ишмаэль и сыновья Кетуры тоже потребуют благословений, а я не желаю их благословлять".

У одного царя был экзотический фруктовый сад. Ухаживать за этим садом он поручил верному слуге. Однажды слуга обходил деревья и наткнулся на два куста, ветки которых переплелись между собой. На одном из них росли красивые животворные плоды, в то время как плоды другого куста были смертельно ядовиты.

"Что мне делать с этими кустами? подумал слуга. Если я их полью, то ядовитый куст расцветет, даст еще больше яда и заодно задушит своего соседа. Если я оставлю их засыхать, то чудесный целительный куст погибнет! Как поступить?''

Наконец он решил: "Я только слуга. Решаю не я. Выполню-ка я свою работу с остальными деревьями, а решение об этих кустах пусть принимает царь, их владелец".

Так поступил и Авраам, сказав: "Мне ли благословлять Ицхака? Если я его благословлю, мне придется благословить также Ишмаэля и других моих сыновей. Сегодня я здесь, а завтра умру. Пусть Ашем, Который заправляет всеми делами, решает, кого Он хочет благословить".

Мы привели точку зрения р.Хамы бар Ханины, изложенную в Талмуде. Однако Раши, следуя мнению р.Нехемии, сообщает, что Авраам все же дал Ицхаку благословение.

Поскольку Авраам видел, что сыновья Кетуры недостойны оставаться в одном доме с Ицхаком и тяготеют к недостойным поступкам, он еще при своей жизни отпустил их. При расставании он дал им в подарок в качестве защиты знание того, что нами называется Черной Магией, поскольку полагал, что они были недостойны знать Святое Имя Ашема.

Кончина Авраама

В свое время Аврааму было обещано, что он доживет до глубокой старости. Однако, если бы Авраам дожил до ста восьмидесяти лет, как вначале предопределил ему Ашем, он увидел бы, как его внук Эсав стал прелюбодеем и убийцей. Поэтому Авраам скончался пятью годами раньше — когда Яакову и Эсаву было только по пятнадцать лет и Эсав еще не проявлял открыто свои нечестивые качества.

Прежде чем Авраам умер, Ашем дал ему увидеть долю в олам аба, в следующем мире, и Авраам скончался со спокойной и счастливой улыбкой на лице.

Прежде чем праведники умирают, Ашем показывает им их будущую награду, для того чтобы они отходили в душевном спокойствии.

Один из учеников р.Шимона бар Иохая покинул Эрец Исраэль и разбогател. Его товарищи завидовали ему и тоже подумывали о том, чтобы оставить Эрец Исраэль ради приобретения богатства.

Их учитель бар Иохай, разгадав их мысли, привел учеников в Меронскую долину и стал там молиться, чтобы Ашем сотворил для него чудо: "Долина, долина, наполнись золотыми монетами.1" Моментально в долину с гор начали изливаться потоки золотых монет. Стоявшие вокруг ученики оцепенели. "Если ваша душа алчет богатства, вот оно! сказал им р.Шимон. Каждый может взять столько, сколько пожелает. Но знайте: тот, кто возьмет сейчас, лишится своей доли в олам аба.

Существовали такие праведники, чьи богатства в этом мире не уменьшали их доли в олам аба, ибо свои богатства они использовали не в корыстных целях, а ради Неба (таким например, был р. Иеуда Анаси). Р.Шимон бар Иохай предупредил своих учеников, что тот, кто тратит деньги на предметы роскоши и на наслаждения в этом материальном мире, уменьшает свою долю в олам аба.

Когда Авраам умер, траур по нему справляли великие люди во всех народах. Они скорбели: "Горе миру, потерявшему своего вождя, горе кораблю, потерявшему своего кормчего".

При своей жизни Авраам молился за бездетных женщин, и они беременели; молился за больных, и они исцелялись. Даже корабли, бороздившие далекие моря, избегали гибели благодаря молитвам Авраама. Наш праотец был настолько велик и настолько несокрушимой была его вера, что, несмотря на все свое одиночество в вере, когда остальной мир не признавал существования Ашема, он, Авраам, был в силах провозглашать всемогущество Ашема. Именно поэтому его и называли Иври, что означало "человек, который стоит за одно, в то время как все силы остального мира стоят за другое, прямо противоположное". За всю жизнь он не прожил и дня, в который не совершить бы поступка, освящающего Имя Творца.

Похоронили Авраама его сыновья: Ицхак и Ишмаэль. Ишмаэль совершил тшуву, самоисправление еще при жизни отца. Теперь он почтил Ицхака тем, что отдал ему первенство, хотя фактически первенцем был Ишмаэль. Ашем вознаградил Ишмаэля за то, что тот специально пришел из пустыни, чтобы отдать своему отцу последний долг. В награду Ашем оказал ему честь, перечислив в последних строках этого раздела Торы все его потомство.

Потомки Ноаха, Шем и Эвер, шли за гробом Авраама. Они определили в пещере Махпела место, подходящее для его могилы.

Отмечено, что даже после смерти тело Авраама не подверглось порче. Ни черви, ни тлен не коснулись тел семерых праведников:

- Авраама,

- Ицхака,

- Яакова,

- Моше,

- Аарона,

- Мириам,

- Биньямина, сына Яакова,

Есть мнение, что нетронутым осталось и тело царя Давида.

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру