25. Тора и традиция

ТОРА И ТРАДИЦИЯ

Тора и традиция • Первый свиток Торы • Всевышний диктовал, и Моше записывал • Устная традиция — в Письменной Торе • Традиция записи Торы • Разделение текста на части при написании Сефер Торы • Некоторые важнейшие правила написания Сефер Торы • Разделение текста на части, не указанные на горе Синай • Пять Книг Торы • "Паршиет" • "Открытые" и "закрытые" "паршиет" • Коротко о некоторых главах Торы • "Псуким" — фразы в Торе • Хронология в Торе • Буквы в Торе • Написание некоторых букв в Торе • Большие буквы • Малые буквы • Интерпретация, данная рабби Акивой большим и малым буквам • Буквы, стоящие в начале страницы • Буквы, над которыми стоят точки • Рассказ об "отмеченных точками" местах в Писании • "Короны" на буквах • Мелодическое чтение Торы и его знаки • Разделение Танаха на "главы"

Тора и традиция

Всю Тору, какой мы ее знаем, от первой до последней буквы, включая малые и большие буквы в тексте Торы и даже знаки над буквами, с самого начала и до самого конца, — всю ее показал Всевышний Моше на горе Синай начертанной черным огнем по белому огню. Именно с этого прообраза Моше перенес Тору на клаф — специально обработанную кожу. В то время, когда Моше переписывал Тору на клаф, сам Всевышний читал ему текст Торы, так что Моше знал непосредственно из Первоисточника, как она должна читаться, точно так же как огненный прообраз указал ему, как она должна быть записана.

Эта первая запись Торы, осуществленная Моше, и стала первым свитком Торы — Сефер Тора — в истории еврейского народа. Именно о нем сказано в Книге Дварим: "Повелел Моше левитам, носящим Ковчег Завета Г-спода, сказав: "Возьмите эту Книгу Торы и положите ее сбоку Ковчега Завета Г-спода, Б-га вашего, и да будет она там против тебя свидетельством"" (Дварим, 31,25). Кроме того, Моше сделал еще двенадцать копий Торы и роздал их двенадцати коленам Израиля (каждому колену по копии), и обучил их изустно всему тому, что сам узнал от Всевышнего (то есть тому, как следует записывать Тору): общим правилам и их деталям, особенностям и подробностям, равно как и скрытым сторонам всего, что касается Торы, ее букв и их сочетаний, ее слов и их соединений, ее псуким (фраз) и их делений на паршиет ("главки") и книги. Он обучил их всему, что могли усвоить мудрецы того поколения — все это Моше преподал (и убедился, что урок был усвоен) изустно в тот час, когда передавал двенадцать свитков Торы двенадцати коленам Израиля.

Именно с этих свитков Торы многочисленные писцы в последующих (после Моше) поколениях и сделали новые копии, работая, проникшись величайшим трепетом, чтобы, не дай Б-г, не совершить ошибку и не допустить, чтобы новая копия отличалась от оригинала даже одной-единственной буквой или знаком.

А затем, когда число писцов возросло, они стали копировать не оригиналы (изготовленные Моше), а копии. Когда число копий также умножилось, и в некоторые из них стали вкрадываться ошибки, специалисты начали выверять их по ранее проверенным экземплярам и исправлять.

Но и в дальнейшем, по прошествии множества поколений, когда Израиль постигли бесчисленные беды, Арон (Ковчег Завета) был скрыт от человеческих глаз, и исчезли первые свитки Торы, а, с другой стороны, чрезвычайно возросло число писцов — и тогда всегда существовали несколько проверенных экземпляров, при помощи которых можно было проверить все остальные. А когда обнаружились небольшие отличия между проверенными экземплярами, которые более не были совершенно одинаковыми, мудрецы решили взять за образец вариант, появлявшийся в большинстве самых проверенных экземпляров. В Трактате Софрим рассказывается, что в свое время во дворе Храма были обнаружены три свитка Торы, каждый из которых отличался от двух других. Тогда мудрецы составили новый образец, следуя во всех спорных местах такому правилу: выбирать тот вариант, который появляется в двух свитках (в отличие от третьего). Таким образом, вновь был получен единственный бесспорный вариант. Именно так поступали и в последующие времена. Поэтому и сегодня мы твердо знаем, что Тора, находящаяся в наших руках, в точности совпадает с Торой Моше, и нет в ней ни малейшего отличия от того первого свитка, который был изготовлен Моше под руководством Всевышнего на основе оригинала, записанного черным огнем по белому огню.

Первый свиток Торы

Между мудрецами существуют разногласия по поводу свитка Торы, изготовленного Моше под руководством Всевышнего.

Некоторые из них считают, что этот свиток Моше записывал по частям (по мере того, как Всевышний знакомил его с разными фрагментами Торы), а в конце сорокалетнего странствия с Израилем в пустыне Моше объединил эти части (буквально, малые свитки) в полный свиток Торы — Сефер Тора. По мнению этих мудрецов, Книга Берешит была записана целиком сразу же после Дарования Торы на горе Синай; это же относится и к Книге Шмот до главы Йитро включительно. А все остальные части Торы записывались постепенно: по мере того, как происходили различные события и добавлялись новые заповеди, Моше изготавливал новые "малые свитки", относящиеся к этим событиям и заповедям. А в конце сорокового года он записал и последнюю Книгу Торы — Книгу Дварим.

Согласно другому мнению, Моше записал всю Тору в конце сорокового года, так что Тора была записана им целиком, к своем окончательном виде, и "малых свитков" вообще не существовало.

Расходятся мудрецы во мнениях и в том, что касается последних восьми псуким (фраз) Книги Дварим (начинающихся словами: "И умер там Моше" (Дварим, 34,5), и вплоть до самого конца книги: "Пред глазами всего Израиля") — кто записал их?

В самом деле, этот отрывок начинается словами: "И умер там Моше". Разве мог Моше еще при жизни написать эти слова? Следовательно, мы должны заключить, что до этого места Тору записал Моше, а далее — Йегошуа. Так учил рабби Йегуда, а по другому мнению — рабби Нехемия.

Рабби Шимон сказал ему: "Разве можно представить себе Сефер Тору, в которой недостает хотя бы одной буквы? А ведь в Дварим, 31,26 сказано: "Возьмите эту Книгу Торы (буквально: Сефер Тору)"". То есть: эти слова наверняка произнесены Моше еще при жизни — но, в таком случае, по мнению рабби Йегуды или рабби Нехемии, эта Сефер Тора была неполной — в ней недоставало восьми последних фраз — как же мог Моше назвать ее таким образом? По мнению рабби Шимона, до начала этого последнего отрывка Всевышний диктовал, а Моше записывал, а этот последний отрывок Всевышний диктовал, а Моше записывал, проливая слезы (ибо знал о приближающейся смерти)... Так учит Талмуд (Бава батра, 15а).

Виленский Гаон проинтерпретировал эти слова Талмуда следующим образом: слово דמע, дема — "слеза" — следует читать иначе — как דמוע, димуа — смешение. То есть: все восемь фраз последнего отрывка были даны Всевышним "в смешении". Они не были разделены на слова и псуким, так что эти фразы представляли собой слитную последовательность букв, которые можно было соединить в слова различным образом. Поэтому в них не было сказано прямо: "И умер там Моше".

Действительно, буквы Торы действительно могут быть соединены в слова по-разному, не только так, как указывает традиция, и приобретать таким образом различный смысл. Однако именно традиция дает нам пшат — непосредственную и открытую всем интерпретацию Торы. Все остальные соединения букв несут в себе сод — тайное истолкование Торы. В последних восьми фразах Торы Всевышний открыл Моше именно эти тайные интерпретации текста, в то время как явная для нас сегодня его интерпретация осталась скрытой от Моше.

Всевышний диктовал, а Моше записывал

Несмотря на то, что вся Тора была передана нам нашим учителем Моше, причем в большей части глав ее прямо сказано, что источником их было прямое обращение Всевышнего к Моше, несмотря на то, что сам Моше записал Тору, — несмотря на все это он нигде не написал: "И обратился Всевышний ко мне, говоря..." Вместо этого он писал: "И обратился Всевышний к Моше, говоря..."

Поскольку Тора, как мы уже говорили, предшествовала Сотворению мира и была изначально записана Всевышним черным огнем по белому огню, в ней с самого начала содержались все тайны будущего Творения, тайны устройства высших миров и все прочие скрытые от глаз смертного тайны. Буквы Торы могут соединяться в различных сочетаниях и создавать таким образом бесчисленные смыслы и интерпретации, объясняющие всевозможные явления во всех мирах, высших и низших, существовавших до и после Творения, равно как и доносить до нас то содержание Торы, которое мы называем пшатом — непосредственной ее интерпретацией, то есть историю Сотворения мира и первых поколений людей, рассказ о Всемирном потопе, о праотцах, об египетском изгнании, об освобождении из рабства, о становлении еврейского народа, о Даровании Торы, о войнах Израиля и других событиях. Однако все это — лишь один из ликов Торы, корень которой — в высших мирах.

Истинное величие Израиля и Моше заключается в том, что они удостоились стать пшатом Торы, примером и образцом для всех остальных ее возвышенных интерпретаций.

Тем не менее, когда Всевышний решил, что Тора должна быть записана рукой смертного, Он не сделал Моше ее автором, но всего лишь писцом, который заново переписывает древнюю книгу, книгу, рассказывающую не только о том, что интересует переписчика и мир, в котором он живет, но и о многом другом. Ведь Тора рассказывает обо всех мирах сразу.

Даже Книга Дварим, некоторые главы которой записаны таким языком, что может показаться, что Моше рассказывает их по собственному разумению, как например, глава Ваэтханан ("И умолял я Г-спода", Дварим, 3), или же просто разговаривает с народом или от имени народа, как например, "И оборотились мы, и отправились в пустыню" (Дварим, 2,1), — даже в этой Книге Моше является лишь писцом, копирующим первоисточник и пересказывающий то, что в нем записано, от имени Автора. Ведь в самом начале Книги Дварим сказано: "Вот слова, которые говорил Моше всему Израилю", и тот, кто пересказывает эти слова, лишь следует первоисточнику: "И умолял я", "И молил я", "И оборотились мы, и отправились в пустыню" и т.д.

Вот что пишел Рамбан в введении к своему комментарию Торы.

"Однако Моше записал Тору как бы в третьем лице, ибо он говорил не от собственного имени, как пророки, которые упоминают о себе, как, например, Йехезкель, который многократно говорит: "И было слово Г-спода ко мне сказано: "Сын человеческий..."", или Йирмеягу, который говорит: "И было сказано мне слово Г-спода". Но (в отличие от них) Моше записал историю всех предшествующих поколений, собственную родословную и историю, как бы смотря на них со стороны, в третьем лице. Поэтому в Торе и говорится: "И говорил Б-г с Моше и сказал ему" — как если бы рассказчик был третьим, посторонним, не участвовавшим в беседе. Именно поэтому Моше не упоминается в Торе вплоть до рассказа о его рождении, — так, как будто о нем рассказывает кто-то третий. И то обстоятельство, что в Книге Дварим Моше говорит о себе и в первом лице, как например: "И умолял я Г-спода", "И молил я Г-спода", не противоречит сказанному выше, ибо в начале этой книги прямо говорится: "Вот слова, которые говорил Моше всему Израилю" — а в дальнейшем он просто приводит свои слова в точности так, как они были произнесены. Тора была записана именно таким образом (то есть Моше писал в третьем лице) потому, что она предшествовала Сотворению мира и уж тем более рождению самого Моше, и, как сообщает нам наша традиция, была записана черным огнем по белому огню. Поэтому Моше был лишь писцом, переписывавшим книгу-первоисточник. Поэтому он и писал в третьем лице. Однако несомненно, что вся Тора от первых слов Книги Берешит и до последних слов Книги Дварим — "Пред глазами всего Израиля" — была получена Моше непосредственно из уст Всевышнего".

Устная традиция — в Письменной Торе

Точно так же как смысл и объяснение всех текстов Торы, равно как и законов, выводимых из них, и вся Устная Тора — все это было устно передано Всевышним Моше вместе с Письменной Торой, — точно так же вместе с Письменной Торой Моше были переданы и многочисленные правила (ее записи и чтения). Ведь Моше было поручено не переписать Тору в точности такой, как он ее видел, записанной черным огнем по белому огню, но внести в нее некоторые изменения (относительно огненного текста), а иногда и исправить сам текст, чтобы измененный вариант нес в себе некую интерпретацию, предназначенную тому, кто изучает Тору.

Вот что пишет Рамбан в введении к своему комментарию Торы:

"В наших руках находится достоверная традиция, утверждающая, что вся Тора является набором Имен Всевышнего, то есть что если разделить ее на слова иначе, чем принято, вся она станет последовательностью Святых Имен. И это даже не говоря о численных значениях этих Имен! Раши в своем комментарии к Талмуду (Сука, 45) писал о том, что великое Имя Всевышнего, состоящее из 72 букв, может быть составлено из трех фраз Торы. Именно поэтому Сефер Тора, в которой допущена ошибка даже в одной букве, безразлично, была она упущена или добавлена, является негодной. Так, например, признается негодной Сефер Тора, в которой отсутствует буква ו (вав) в слове אותם (отам, "их") в одном из 39 мест, где это слово принято записывать в соответствии с правилами полного правописания (то есть с этой буквой). Точно так же будет признана негодной Сефер Тора и в случае, если эта буква будет добавлена в то же слово в одном из мест, где принято записывать его в сокращенной форме (без нее) — несмотря на то, что это изменение, казалось бы, ничего не меняет в смысле слова. Именно поэтому мудрецы подсчитали все случаи, когда те или иные слова появляются в Торе и других Книгах Писания в полной или сокращенной форме, а также составили специальные книги о том, как записывать Сефер Тору. Эта работа продолжалась вплоть до времен пророка и писца Эзры, который уделил вопросу о записи Сефер Торы особенно много внимания, как учим мы из слов Писания: "И читали они Книгу Торы Б-га внятно и внимательно и понимая читаемое" (Нехемия, 8,8). Дело в том, что Тора в своем первоначальном виде — написанная черным огнем по белому огню — была дана как непрерывная последовательность букв, не разделенных на слова. Поэтому ее можно было (разделив на слова) прочесть по-разному — как последовательность Святых Имен или так, как мы ее теперь читаем — как рассказ о событиях, заповедях и так далее, то есть как последовательность обычных слов. Моше получил от Всевышнего правила разделения Торы на слова и чтения ее, равно как и правила разделения Торы на Святые Имена".

Добавим, что когда Всевышний диктовал Тору Моше, Он указывал, каким образом она должна быть разделена на слова и фразы, а также на главы. Тогда же Он велел внести в Тору два изменения (סופרים תיקוני, тикуней софрим, буквально — исправления писцов). Всевышний повелел написать (в Берешит, 18,23): "А Авраам еще стоит перед Г-сподом" вместо: "А Г-сподь еще стоит перед Авраамом", а также (в Бемидбар, 12,12): "Да не уподобится она (Мирьям, сестра Моше и Агарона, наказанная проказой) тому мертвецу, который выходит из чрева матери своей уже полуистлевшим" вместо: "Из чрева матери нашей уже полуистлевшим", как (в обоих случаях) было написано в первоисточнике — огненной Торе Всевышнего. Таким образом, в двух этих местах комментарии Устной Торы вошли непосредственно в Письменную Тору и были записаны в Сефер Торе, чтобы приучить тех, кто изучает Тору, искать в ней прежде всего непосредственную интерпретацию текста и вникать в изложенные в Торе заповеди. Однако выдающиеся мудрецы вникают и в скрытые тайны Торы, записанные в ней Всевышним.

Кроме того, Всевышний сообщил Моше все кри и ктав, то есть указал на все места в Торе, которые должны читаться иначе, чем записываются, и объяснил ему, как именно они читаются.

Кроме того, Он сообщил Моше все знаки и символы (относящиеся к пунктуации и мелодическому чтению всех слов Торы), при помощи которых можно было интерпретировать текст Торы, а также связал их с некоторыми правилами исполнения заповедей. Если бы Моше записал все эти знаки (включая огласовки, то есть гласные звуки, а также мелодические правила) в своей Торе, ее текст был бы гораздо понятнее, однако Всевышний не разрешил ему сделать это, ибо хотел, чтобы слова Торы допускали различные, более широкие интерпретации. Ведь знаки чтения и мелодические символы существенно сужают возможность интерпретировать текст. Так писал рабби Натронай Гаон. Поэтому все эти знаки и символы остались частью Устной Торы и не были записаны Моше. Ему было разрешено (и приказано) внести в текст огненного Первоисточника (не считая двух упомянутых "исправлений") только такие ограничивающие интерпретацию изменения, которые вытекают из разделения Торы на слова, слов на фразы, фраз на главы, а глав на книги — хотя в Первоисточнике не было и этого разделения.

Традиция записи Торы

Ввиду того, что законы написания Сефер Торы не менее важны, чем законы, управляющие Вселенной, как предупредил рабби Ишмаэль рабби Меира, который был писцом: "Сын мой, будь осторожен в своей работе, ибо эта работа — настоящее служение Небесам. Ведь если ты упустишь или добавишь всего одну букву, то разрушишь весь мир" (Эрувин, 13а), — ввиду этого мудрецы многих поколений вплоть до писца и пророка Эзры, равно как и мудрецы более поздних времен, составляли книги "Большой традиции" и "Малой традиции", в которых записали все слова, которые пишутся в тексте Торы в полной или сокращенной форме или над которыми следует ставить специальные точки, все буквы, которые записываются увеличенными или уменьшенными, каким образом текст делится на псуким ("фразы"), каким образом один пасук отделяется от другого, а также форму и правила написания каждой буквы. Мудрецы установили многочисленные правила и обозначения, помогающие писцу избегать ошибок. Кроме того, они сосчитали буквы Торы, число псуким, отметили, какая буква и какой пасук находятся точно в середине книги и многое другое. Вот что сказали наши мудрецы в Талмуде (Недарим, 376): "Правила чтения Торы содержатся в ней самой. Ведь сказал рав Ика бар Авин, сказал рав Хананиель, сказал Рав: "Слова Книги Нехемии: "И читали они Книгу Торы Б-га внятно и внимательно и понимая читаемое" (Нехемия, 8,8), следует понимать так: "И читали они книгу Торы Б-га" — эти слова относятся непосредственно к чтению текста Торы; "внятно" — это означает, что они читали и его арамейский перевод; "и внимательно" — что они читали Тору, следуя разделению ее на псуким, "понимая читаемое" — что они читали ее, соблюдая все (мелодические) правила чтения, а по другому мнению — с соблюдением всех предписанных традицией правил"".

В Трактате Кидушин (30а) сказано: "Мудрецы, переписывавшие Тору в древние времена, были названы софрим (буквально: "считающими", а не писцами) потому, что они вели счет буквам Торы". Они точно знали, какая буква, какое слово и какой пасук находятся точно в середине текста Торы.

Вот какие книги сформировали четкую традицию переписки Торы: Трактат Софрим, Трактат Сефер Тора, Мидраш хасерот веетирот (то есть список слов, записываемых в Торе в полной или сокращенной форме), Мидраш тагим (список особых значков) и т.д. Рамбам также внес свой вклад в эту священную работу (закрепления традиции). Он много занимался проблемами переписки Торы и уяснил детали ряда связанных с ней правил.

Вот что он пишет в соответствующем разделе своей книги Мишне Тора ("Законы Сефер Торы", гл. 8):

"Образцом (Сефер Торы), на безупречность которого я полагался и на котором я основывал свои выводы, является хорошо известная в Египте Сефер Тора, состоящая из 24 книг. Она в течение долгого времени находилась в Иерусалиме, и по ней выверялись многие новые книги. Мы полагаемся на ее безупречность, потому что ее в течение многих лет выверял Бен Ашер. Кроме того, она выверялась еще много раз теми, кто снимал с нее копии. На нее я и опирался, когда создавал собственную Сефер Тору в точном соответствии с правилами".

Разделение текста на части при написании Сефер Торы

Текст Сефер Торы не является слитным. В ней содержатся "пропуски" (то есть разделительные интервалы) шести видов. Все они были предписаны Всевышним Моше на горе Синай.

1. "Пропуск", отделяющий пять Книг Торы одну от другой;

2. "Пропуск", разделяющий паршиет, то есть отделяющий одну главу Торы от другой;

3. "Пропуск", отделяющий одно слово от другого;

4. "Пропуск", отделяющий одну букву от другой;

5. "Пропуск", отделяющий одну строку от другой;

6. "Пропуски", разбивающие строки в Широт га-ям ("Песне моря") и Шират Гаазину.

Все эти "пропуски" являются горизонтальными или вертикальными интервалами между указанными единицами текста и имеют совершенно определенный размер, как будет объяснено ниже.

"Пропуск", отделяющий один пасук от другого, как легко видеть, не входит в этот список. Хотя границы пасуков были сообщены Моше на горе Синай (и он знал, где кончается один пасук и начинается другой), они не обозначаются в тексте Сефер Торы, написанной согласно требованиям Галахи. Однако традиция сохранила нам их, и они обозначены во всех иных копиях, воспроизводящих текст Торы, нежели Сефер Тора, например, в напечатанных книгах (хотя там они могут обозначаться и иным образом — не обязательно интервалом).

Интервал между буквами может быть сколь угодно малым — даже шириной в волос, лишь бы буквы совершенно не соприкасались (видимым образом).

Интервал между словами должен быть равен ширине самой маленькой буквы с тем условием, чтобы интервал между буквами был еще меньше — т.е. чтобы последняя буква предыдущего слова не читалась как первая буква последующего.

Интервал между строками должен быть равен высоте строки.

Интервал между главами должен быть равен ширине девяти букв или, точнее, утроенной ширине слова אשר. В дальнейшем мы будем обсуждать различие между "открытыми" и "закрытыми" главами.

Интервал между Книгами Торы должен быть равен высоте четырех строк. Ни одна из Книг Торы не должна заканчиваться в конце страницы-колонки (а только в середине ее) — чтобы ее нельзя было отделить вертикальным разрезом от остального текста и превратить в отдельную книгу.

Шират га-ям всегда записывается в тридцать строчек, причем следующим образом: первая строчка является обычной, а все остальные разбиваются поочередно соответственно одним или двумя интервалами на две или три части. Таким образом, в каждой последующей строчке текст оказыватся под интервалом предыдущей строки, а интервал — под текстом предыдущей строки.

Широт Гаазину всегда записывается в семьдесят строчек, причем каждая из них разбивается в середине на две части интервалом, равным тому, который следует за завершением "закрытой" главы.

Некоторые важнейшие правила написания Сефер Торы

Святость Торы и святость упомянутых в ней Имен Всевышнего обязывают нас записывать ее только на клафе (специальном пергаменте) и только особыми чернилами.

Не следует делать страницы-колонки, записываемые на одной полосе пергамента, слишком многочисленными, ибо в таком случае колонки текста становятся слишком узкими и начинают напоминать колонки письма. Но не следует и чрезмерно уменьшать их число, ибо в таком случае колонки оказываются слишком широкими, и глазу приходится блуждать по длинной строке.

В каждой странице-колонке должны быть 42 строки. Запомнить это число очень легко: Десять заповедей были записаны на 2-х скрижалях и даны на 40-й день пребывания Моше на горе Синай.

Со всех четырех сторон страницы-колонки необходимо оставить поля. Снизу их ширина должна быть равна тефаху (то есть ширине четырех пальцев), сверху — ширине трех пальцев, сбоку (то есть между страницами-колонками) — ширине двух пальцев.

Разделение текста на части, не указанные на горе Синай

Разделение текста Торы на "недельные главы" (Берешит, Hoax, Лех леха, Ваера и т.д.) не было получено Моше на горе Синай. Оно было установлено мудрецами первых поколений для того, чтобы еврейский народ знал, какую именно часть Торы он должен читать в каждую субботу.

Разделение недельной главы на фрагменты, читаемые разными людьми, не имеет опоры в Галахе. Оно было введено человеком, являвшимся специалистом по чтению Торы, чтобы облегчить положение людей, вызванных для чтения Торы в синагоге, для того, чтобы они знали, с какого места они должны начать читать и где они должны остановиться, где должны закончить свое чтение коген, левит и обычный еврей (исраэлъ). Ничто не запрещает нам изменить это разделение текста при том условии, что это изменение будет отвечать всем правилам, установленным в Шульхан Арухе.

Разделение Торы (и всего Танаха) на пронумерованные главы (при помощи которых мы сегодня определяем место каждой фразы в тексте) вообще не имеет ничего общего с еврейской традицией и даже противоречит ей — оно было произведено христианами. Тем не менее, еврейский народ вынужден был воспользоваться этим разделением, поскольку христиане многократно навязывали ему дискуссии по различным вопросам, касавшимся Писания. Так как в вопросах, задаваемых христианами, Тора цитировалась в соответствии с этим разделением, евреи в своих ответах также вынуждены были использовать эти "координаты" фраз. Мы еще коснемся этого вопроса.

Пять Книг Торы

Название каждой из пяти Книг Торы соответствует одному из слов первого пасука этой книги. Они называются, соответственно, Берешит, Шмот, Ваикра, Бемидбар и Дварим.

Иногда их называют иначе — в соответствии с содержанием каждой книги.

Сефер га-яшар (буквально: "Книга праведности") — это еще одно название Книги Берешит, данное ей потому, что она рассказывает об Аврааме, Ицхаке и Яакове, которые названы "праведными". По другому мнению, это название относится к Книге Бемидбар, потому что там (в знаменитом благословении Бил'ама) сказано: "Да умрет душа моя смертью праведников" (Бемидбар, 23,10).

Торат коганим — это второе название Книги Ваикра, данное ей потому, что в ней изложены многочисленные законы жертвоприношений и иных заповедей, исполняемых когенами.

Хомеш га-пекудим ("Книга чисел" или "Книга расчетов") — это название дано Книге Бемидбар, потому что в ней рассказывается о переписи колен Израиля, о делении народа на четыре лагеря, о переписи левитов в возрасте от пяти лет и — отдельно — в возрасте от тридцати до пятидесяти лет, о переписи первенцев Израиля, а затем и о новой переписи колен Израиля (в главе Пинхас).

Мишне Тора ("Второзаконие") — это название дано Книге Дварим, потому что в ней Моше повторно рассказал о многих заповедях и событиях, ранее изложенных в других книгах.

Некоторые из мудрецов делят Книгу Бемидбар на три части. Первая часть — от начала книги и до слов "И было, когда поднимался ковчег..." (Бемидбар, 10,35). Вторая часть состоит всего из двух фраз: "И было, когда поднимался ковчег в путь, говорил Моше: "Восстань, Г-сподь, и рассеются враги Твои, и побегут ненавистники Твои от Лица Твоего". А когда останавливался, он говорил: "Оборотись, Г-сподь, к десяткам тысяч семей Израиля"". Эта часть выделена в Торе (как скобками) особым знаком — двумя перевернутыми буквами נ (нун) — одна перед первой фразой, вторая — после второй. Третья часть включает всю оставшуюся часть книги. С точки зрения этих мудрецов, Тора состоит из семи книг.

Те, кто считают, что Тора состоит из пяти книг, полагают, что этот отрывок выделяется особыми знаками в начале и в конце не потому, что является отдельной книгой, а для того, чтобы указать, что он должен был бы находится в другом месте, в начале Книги Бемидбар, там, где рассказывается о лагерях Израиля. Почему же он был передвинут и записан именно здесь? Чтобы отделить друг от друга два рассказа о бедствиях, постигших Израиль. Ведь непосредственно перед этим отрывком сказано: "И отправились они от горы Г-спода" (Бемидбар, 10,33). Эти слова следует понимать так: значительная часть Израиля как бы бежала от Всевышнего, а недостойный сброд загорелся желанием восстать против Него. А сразу после этого короткого отрывка сказано: "И стал народ как бы роптать злое в слух Г-спода. И услышал Г-сподь, и возгорелся гнев Его, и загорелся у них огонь Г-спода, и пожрал край стана". Упомянутый отрывок был перемещен сюда, чтобы разделить два печальных рассказа.

В Талмуде сказано: "В будущем, когда бедствия прекратятся и будут как бы отменены, этот отрывок будет перемещен обратно, на свое место" (Шабот, 1156).

Наши мудрецы сказали: "В Торе сказано: "И вновь выкопал Ицхак колодцы воды" (Берешит, 26,18). Сколько же колодцев выкопал Ицхак в Беэр-Шеве? Рабби Йегуда сказал: "Четыре. В соответствии с этим числом Израиль в пустыне был разделен на четыре лагеря-дегеля". Мудрецы сказали: "Пять. В соответствии с числом книг в Торе. Недаром далее в Книге Берешит сказано: "И нарек колодцу имя Эсек" (Берешит, 26,20). Этот колодец соответствует Книге Берешит, ибо в этой книге Всевышний занимался (נתעסק, нитасек) Сотворением мира. Слова Торы: "И он нарек ему (другому колодцу) имя Ситна (буквально: ненависть, клевета)" (Берешит, 26,21), — указывают, что этот колодец соответствует Книге Шмот, ибо в этой книге рассказывается о том, как "сделали горькой (египтяне) жизнь их (наших отцов) тяжкой работой". Слова Торы: "И нашли там колодец живой воды" (Берешит, 26,19), — относятся к Книге Ваикра, ибо эта книга вся наполнена заповедями. Слова Торы: "И он назвал его (колодец) Шив'а (буквально: семь)", — указывают, что этот колодец соответствует Книге Бемидбар, ибо она доводит число книг Торы до семи. Но разве их (этих книг) не пять? Дело в том, что Бар Капра делит Книгу Бемидбар на три книги. Первая — от начала книги и до слов "И было, когда поднимался ковчег..." Вторая — это всего два пасука, следующих за этими словами. Третья — вся остальная часть книги. А слова Торы: "И нарек имя ему (колодцу) Реховот" (Берешит, 26,22), — указывают, что этот колодец соответствует Книге Дварим, ибо там сказано: "Когда расширит (йархив) Г-сподь предел твой" (Дварим, 12,20)"".

Рабби Симон сказал: "В рассказе о Сотворении мира слово "свет" упоминается пять раз — в соответствии с числом Книг Торы. Слова: "Да будет свет" (Берешит, 1,3), — соответствует Книге Берешит, в которой рассказывается о том, как Всевышний создал мир. Слова Торы: "И стал свет" (Берешит, 1,3), — соответствуют Книге Шмот, в которой сыны Израиля вышли из тьмы к свету. Слова Торы: "И увидел Б-г свет, что он хорош" (Берешит, 1,4), — соответствуют Книге Ваикра, ибо она наполнена важнейшими заповедями. Слова Торы: "И отделил Б-г свет от тьмы" (Берешит, 1,5), — соответствуют Книге Бемидбар, ибо в ней те, кто вышел из Египта, были отделены от тех, кому разрешено было войти в Эрец Исраэль. Слова Торы: "И назвал Б-г свет днем" (Берешит, 1,5), — соответствуют Книге Дварим, которая также наполнена заповедями".

"Паршиет"

Пять Книг Торы разделены — все вместе — на 669 глав-паршиет. Эти главы отделяются друг от друга интервалом шириной в девять букв (или, как мы уже указывали, интервалом, ширина которого равна утроенной ширине слова אשר). Все, что предшествует этом интервалу, относится к одной главе, все, что идет после него — к другой. Когда Всевышний диктовал Моше Тору, Он делал паузу в конце каждой такой главы, чтобы Моше мог обдумать то, что было сказано ему ранее, и отделить уже услышанное от того, что будет сказано далее. Затем ему было приказано оставить интервалы в тех же местах записанного текста — там, где Всевышний делал паузы, помогавшие Моше воспринимать Тору на слух. Наши мудрецы учат, что во всех местах Торы, где сказано: "И сказал Г-сподь Моше", обращение предшествовало последующим словам Всевышнего. Это значит, что, прежде чем Всевышний начинал излагать Моше содержание главы, Моше слышал обращенный к нему голос Всевышнего, звавший: "Моше, Моше!" Моше отвечал: "Я здесь!" Только после этого Всевышний начинал излагать ему главу. Не исключено, что эти слова — "Моше, Моше, я здесь" (в оригинале это три, а не четыре слова) занимают на письме столько же места, что и троекратно повторенное слово אשר, выбранное мудрецами, чтобы обозначить интервал между паршиет.

Некоторые из глав-паршиет являются весьма длинными, некоторые — очень короткими. Некоторые из них заполняют широкую полосу пергамента и состоят из десятков пасуков, некоторые состоят из одного-единственного пасука.

Если глава является очень короткой, следует ожидать, что Устная Тора наполняет ее чрезвычайно емким содержанием, и Тора прерывает повествование, чтобы дать нам возможность вникнуть в него. Иногда дело в другом — просто Тора хочет подчеркнуть, что вопрос, обсуждаемый далее, в следующей главе, не имеет ничего общего с теми, которые обсуждались в предыдущей, и потому мы должны изучать их (и связанные с ними заповеди) совершенно отдельно, не соотнося их друг с другом. Если же глава является очень длинной, следует полагать, что все ее содержание должно рассматриваться как единое целое от начала и до конца, или же что речь в ней идет о большой опасности и Тора строит рассказ так же, как люди, которые в таком случае задерживают дыхание до тех пор, пока опасность не минует. Существуют и другие объяснения, которые приводят и обсуждают наши мудрецы.

"Открытые" и "закрытые" "паршиет"

Шестьсот шестьдесят девять глав-паршиет Торы, о которых мы говорим, делятся на две категории: на "открытые" и "закрытые".

В обоих случаях одна глава должна отделяться от другой интервалом шириной в девять букв. В чем же, в таком случае, отличие между двумя типами глав? Между нашими мудрецами существуют разногласия по этому вопросу. Для того, чтобы выполнить требования всех мудрецов, мы поступаем следующим образом: девятибуквенный интервал в конце "закрытой" главы оставляется в конце строки, так что следующая, "открытая" глава, начинается с новой строки. Оттого, собственно, она и называется "открытой" — ведь она открывает новую строку. В то же время интервал, предваряющий "закрытую", главу, оставляется в середине строки, так что "закрытая" глава начинается еще на той же строке, на которой завершается предыдущая глава. Потому она и называется "закрытой".

В печатных изданиях Торы принято ставить перед началом открытой главы букву פ (пэй — букву, с которой начинается слово פתוחה — птуха, "открытая"). В тех случаях, когда "открытая" глава открывает недельную главу (например. Hoax, Лех леха и т.д.), эту букву ставят трижды — פ פ פ. Перед началом "закрытой" главы в печатных изданиях ставят букву ס (самех — .букву, с которой начинается слово סגורה — сгура, "закрытая"), а в тех случаях, когда "закрытая" глава открывает недельную главу, эта буква ставится трижды — ס ס ס. Хотя в Сефер Торе это отличие никак не проявляется и главы-паршиет разделяются лишь девятибуквенным интервалом в конце или середине строки, в обычных книгах в начале недельной главы, как мы уже сказали, для большей наглядности выставляется тройной знак вместо обычного.

Сегодня мы не располагаем изначальным определением природы "открытых" и "закрытых" глав, равно как и сущности различия между ними. Не знаем мы и того, какой из них изначально соответствовал больший интервал, так что не исключено, что относящиеся к ним интервалы всегда были одинаковы, какими мы и делаем их сегодня. Однако если мы задумаемся о том, как они названы — "открытая" и "закрытая", — равно как и о том, что одна из них открывает новую строку, а другая нет; если мы вспомним, что все пять Книг Торы и подавляющее большинство недельных глав и вообще глав в Торе, обсуждающих свою особую тему, начинаются с "открытых" глав-паршиет, — с учетом всего этого мы не можем не выдвинуть предположение, что изначально только "открытая" глава предварялась полным интервалом, а "закрытая" — интервалом меньшим, чем полный. Это предположение — если только оно верно — позволяет нам лучше понять принципы разделения Торы на главы-паршиет разного типа.

Коротко о некоторых главах Торы

Глава Берешит. Большая часть паршиет этой главы являются короткими — с двумя исключениями, относящимися к паршиет, повествующим о сотворении человека, о данной ему Всевышним заповеди, о грехе и наказании (46 пасуков), а также о Каине и Гевеле (26 пасуков). У обеих этих паршиет есть то общее, что они рассказывают о мире, находящемся в опасности, а в таком случае повествование не прерывается, пока опасность не минет. Этот принцип хорошо объясняет и другие случаи разделения паршиет на "открытые" и "закрытые" — в соответствии с темами, которые в них обсуждаются.

Глава Hoax. Между началом этой главы и тем местом в ней, где рассказывается о выходе Ноаха из ковчега, нет ни одного интервала, соответствующего началу "открытой" главы, поскольку описываемый мир был погружен в глубокую печаль. Глава, начинающаяся с изложения вынесенного Всевышним приговора и завершающаяся Его приказом о выходе из ковчега, состоит из 51 пасука. Из-за глубокой печали она записывается как одно целое.

Глава Лех лежа. Отдельная глава, состоящая из 29 пасуков, начинается с рассказа о путешествии Авраама в Египет и заканчивается его возвращением в Эрец Исраэль и поселением в Хевроне — уже в одиночку, без Лота. Этот рассказ ни разу не прерывается, поскольку в течение всего этого времени Авраам находился в опасности — либо из-за внешних причин, либо из-за того, что жил рядом с Лотом. Аналогично, отдельная глава рассказывает о войне Авраама с четырьмя царями, когда Авраам подвергался большой опасности. Вообще, все последующие паршиет главы Лех леха (вплоть до начала следующей недельной главы Ваера) являются "закрытыми", ибо в этой главе рассказывается о войне с четырьмя царями, о союзе бейн га-бетарим, о рождении Ишмаэля, об обрезании... Все эти рассказы связаны друг с другом, все они лишь предваряют возвещение Всевышним Аврааму о рождении Ицхака.

Глава Ваера. Семьдесят один пасук в начале главы Ваера, рассказывающие о посещении Авраама ангелами, о гибели Сдома и спасении Лота и его дочерей, также являются одной-един-ственной главой, ибо они полны напряжения, печали и изобилуют опасностями. Все остальные паршиет в Багра являются "закрытыми", и число их невелико...

Глава Хайей Сара. Шестьдесят семь пасуков, рассказывающие о поисках невесты для Ицхака, об отъезде Ривки из дома ее отца Бетуэля и брата Лавана, известных своими злодействами, читаются как бы на одном дыхании. Таким образом до нас доносится величайшее напряжение этого исторического момента, имевшего огромное значение для будущего еврейского народа — •любая "неполадка" могла стать причиной величайших бед.

Главы Толдот и Ваеце. Тридцать три пасука, рассказывающие, как Ицхак отправился (из-за голода в Эрец Исраэль) к Авимелеху, царю Грара, об ожидавших его там опасностях и благополучном возвращении в Беэр-Шеву, где он нашел надежное убежище, также являются одной главой и читаются без перерыва, ибо описываемый в них период был связан с величайшими опасностями.

Это же относится и к рассказу о Яакове, которому все время грозит опасность со стороны Эсава. Эта опасность вынуждает Яакова бежать в дом Лавана, к новой опасности, рядом с которой он живет много лет. Весь отрывок Торы, рассказывающий о борьбе Яакова с Эсавом, о жизни Яакова в доме Лавана, о его бегстве оттуда и примирении с Лаваном, то есть половина главы Толдот и вся глава Ваеце, целых двести тридцать пасуков, не содержат ни одного интервала, соответствующего "открытой" главе. Они читаются на одном дыхании. Более того, весь отрывок из главы Ваеце, рассказывающий о жизни Яакова в доме Лавана и состоящий из ста сорока восьми псуким, вообще не содержит ни одного интервала — даже соответствующего "закрытой" главе.

Глава Ваишлах. В этой главе рассказывается, как Яакову вновь стала грозить опасность со стороны Эсава, и как он избавился он нее. Сорок семь пасуков этого рассказа не содержат интервалов и являются одной главой. Аналогично, не содержит интервалов и рассказ о Дине, происшествие с которой также стало источником величайшей опасности для всего дома Яакова.

Это же правило распространяется и на длинные паршиет в последующих главах. Все они полны напряжения, печалей, опасностей — а то и всего этого вместе. Так, нет интервалов в рассказе о снах Йосефа — вплоть до того места, где сказано, что Потифар, египтянин, начальник телохранителей фараона, купивший Йосефа, отнесся к нему милостиво. Аналогично, громадный отрывок Торы, начинающийся рассказом о снах фараона и продолжающийся вплоть до рассказа о прибытии Яакова и его сыновей в Египет и о клятве, данной Йосефом Яакову в том, что он похоронит его в могиле праотцев, отрывок, включающий три недельных главы — Микец, Ваигаш и Ваеги, — читается на одном дыхании. Он содержит всего три интервала, соответствующие "закрытым" главам — ибо в нем рассказывается об исполнении решения Всевышнего о долгом изгнании евреев из Эрец Исраэль.

Сходным образом можно объяснить наличие длинных паршиет и в других Книгах Торы (кроме Берешит). Самая длинная из всех них входит в недельную главу Балак. Она не содержит ни одного интервала вплоть до слов: "А Балак также пошел своей дорогой" (Бемидбар, 24,25), завершающих рассказ о пророчестве Бил'ама, ибо вплоть до этого момента Израиль находился в величайшей опасности. Поддается истолкованию и природа самых коротких паршиет, однако толковать их приходится, рассматривая содержание каждой из них в отдельности и связывая его с множеством иных сложнейших проблем, изложить которые здесь мы просто не имеем возможности.

"Пасуки" — фразы в Торе

Наши мудрецы учат (в Талмуде, Кидушин, 40а), что Тора разделена на 5888 пасуков. В то же время Книга Псалмов содержит на восемь пасуков больше, а Книга Хроник — на восемь меньше.

Однако сегодня мы находим в Торе лишь 5845 пасуков, в Книге Псалмов — лишь 2527 пасуков, а в Книге Хроник — лишь 1787 пасуков. Поскольку в течение всех прошедших веков, во всех поколениях мы свято хранили текст Торы, поскольку наши мудрецы тщательно пересчитали паршиет, слова и буквы Торы, так что их число в точности совпадало во всех изготовленных согласно Галахе копиях, которые, в свою очередь, выверялись мудрецами, несомненно, что и ныне мы располагаем точным и полным текстом Торы. Проблема в другом — сегодня мы не знаем в точности, каким образом в древние времена текст Торы был разбит на пасуки. Ведь это разделение не заносится в Сефер Тору и передается исключительно устной традицией.

Это же относится и к другим Книгам Танаха. Все они дошли до нас в точном и полном виде — такими же, какими были составлены в древние времена. Сомневаться нам приходится лишь в том, что касается разделения этих книг на пасуки. Поскольку число пасуков, насчитываемое нами сегодня, заметно меньше, чем указанное в Талмуде, несомненно, что во многих случаях мы соединяем несколько коротких пасуков в один длинный. Необходимо иметь в виду, что Книги Танаха, записанные в соответствии с требованиями Галахи, обладают изначальной святостью, и на пергаменте они разделены лишь на главы — но не на пасуки.

Хронология в Торе

Многие главы Торы записаны не в том порядке, в котором они были продиктованы Всевышним, равно как и не в том, в котором произошли описанные в них события. Некоторые события описаны "с хронологическим упреждением" и вставлены в главы, основные события которых происходят существенно позже. Есть и обратные примеры.

Большинство случаев таких "хронологических перестановок" истолкованы нашими мудрецами, которые нашли им объяснение. Примером тому может послужить уже упомянутое нами перемещение отрывка, начинающегося словами "И было, когда поднимался ковчег" из главы Бегаалотха. Для чего он был перемещен? Чтобы отделить друг от друга два рассказа о бедах, постигших Израиль. Однако существует немало "хронологических перестановок", которые не были истолкованы мудрецами. Их смысл известен одному лишь Всевышнему, даровавшему нам Тору. Ведь вся она наполнена высочайшими секретами и величайшими тайнами, раскрыть которые человеку не дано. Поэтому даже в тех случаях, когда мудрецы нашли объяснение таким перестановкам, мы ясно понимаем, что это объяснение не исчерпывает их смысл и значение, так что скрытое всегда преобладает над явным.

В некоторых случаях мудрецы отмечают наличие "хронологических перестановок", но не сообщают, откуда это им известно. В таких случаях единственным источником информации является традиция, донесшая ее до нас.

Наши мудрецы учат: "Восемь глав были продиктованы Всевышним в тот самый день, когда был воздвигнут Мишкан (то есть 1-го Нисана второго года после Исхода из Египта). Вот они: "Глава о когенах", "Глава о левитах", "Глава о ритуально нечистых", "Глава об изгнании ритуально нечистых", "Глава Аха-рей мот ("После смерти")", "Глава о запрете пьяному входить в Мишкан", "Глава о светильниках" и "Глава о Пара адума" (Гитин, 60а)".

Где же были записаны эти главы (то есть в какие части Торы они попали)?

"Глава о когенах" — в недельную главу Эмор в Книге Ваикра.

"Глава о левитах" — в недельную главу Бегаалотха (Бемид-бар, 8,5).

"Глава о ритуально нечистых" — в ту же главу (Бемидбар, 9, 10).

"Глава об изгнании ритуально нечистых" — в предшествующую главу Книги Бемидбар — Насо (Бемидбар, 5,1).

"Глава Ахарей мот" — в начало одноименной главы Книги Ваикра (Ваикра, 16,1).

"Глава о запрете пьяному входить в Мишкан" — в главу Шмини Книги Ваикра (Ваикра, 10,8).

"Глава о светильниках" — в главу Насо Книги Бемидбар (Бемидбар, 8,1).

"Глава о Пара адума" — в главу Хукат Книги Бемидбар (Бемидбар, 19,1).

Можно привести немало других примеров, когда по какой-либо известной причине главы Торы были записаны в ином порядке, нежели были продиктованы Всевышним. Поэтому наши мудрецы и сформулировали правило: "В Торе нельзя говорить о хронологической последовательности глав".

Буквы в Торе

Наши мудрецы сказали, что Тора содержит 600 тысяч букв — столько же, сколько мужчин-евреев вышло из Египта. Существует даже интересная расшифровка слова ישראל (Исраэлъ), подтверждающая этот факт (разумеется, на иврите). Однако простой пересчет букв Торы приводит нас к иному результату — а именно, что в Торе лишь несколько больше 400 тысяч букв.

Это противоречие является лишь кажущимся — просто мудрецы былых времен знали то, чего мы уже не знаем — что некоторые из букв Торы на самом деле являются составными, то есть состоят из нескольких "элементарных" букв (как своих графических элементов). Они знали, какие конкретно буквы следует рассматривать как составные, а какие нет.

Написание некоторых букв в Торе

Существует древняя традиция, известная всем по-настоящему старательным писцам во всех поколениях и восходящая к пророку-писцу Эзре (а от него — вплоть до самого Моше) и обязывающая нас записывать определенные буквы в некоторых зафиксированных словах Торы иным, нежели обычно, образом. Это не значит, что писец, по ошибке написавший эти буквы обычным образом, сделал тем самым Сефер Тору негодной. Несомненно, однако, что следует придерживаться этой традиции — только в таком случае заповедь написания Сефер Торы может быть выполнена полностью.

Требования этой традиции, то есть список букв-исключений и правил их написания, донесены до нас книгой Рамбама Яд хазака (Мишне-Тора), а также и другими книгами ришоним (мудрецов XI-XV веков). Кроме того, мы находим все эти буквы-исключения в древних свитках Торы, доставшихся нам от предшествующих поколений.

Предписанные традицией изменения в написании букв получили следующие (условные) названия: Лафуфот ("обведенные"), Акумот ("искривленные"), Менузарот ("украшенные коронами"), Меаглот ("закругленные"), Дафтиет, Дхует ("отодвинутые"), Тлует ("подвешенные"), Шецуратам ра.

Лафуфот. Это буквы, украшенные несколькими концентрическими окружностями. В основном речь идет о букве פ — пэй (в определенных местах в Торе).

Акумот. Речь идет об изменении формы буквы ח — хет — в словах ויחר (ваихар — "возгорелся") из фразы: "Возгорелся гнев Моше" (когда он увидел сделанного евреями "золотого тельца" — Шмот, 32,19), и חטאה (xaтaa"грех") из фразы: "Что сделал тебе этот народ, что ты навел на него великий грех" (сразу же вслед за тем — Шмот, 32,21).

Менузарот. Существуют две интерпретации этого понятия. По одному мнению, оно является обозначением перевернутой буквы נ — нун — в начале главы. В Торе это обозначение используется дважды — как мы уже знаем, в начале и конце отрывка, начинающегося словами: "И было, когда поднимался ковчег" (Бемидбар, 10,35). По другому мнению, это понятие обозначает буквы, украшенные своеобразной короной в своей правой или левой части, например, как в словах: "Как делают пчелы" (Дварим, 1,44).

Меаглот. Речь идет о некоторых указанных традицией буквах, в которых делается специальное закругление.

Дафтиет. Речь идет о буквах (чаще всего, о букве י — иуд), в верхней части которых изображаются специальные значки, направленные как вверх, так и вниз.

Дхует. Речь идет об изменении формы буквы ק — куф (ножка этой буквы несколько сдвигается в сторону) в слове בקמיהם (бе-камейгем — "перед врагами своими" — Шмот, 32,25) — опять же, в главе этой книги, рассказывающей о создании "золотого тельца"

Тлует. Речь идет о буквах, которые записываются выше или ниже строки, к которой принадлежат. Например, это относится к букве ו (вав) в слове גחון (гахон — "живот ") из фразы: "Всего, что ползает на животе... не ешьте" (Ваикра, 11,42). Вав в этом слове не только крупнее других букв, но и записывается несколько выше их, так что основание ее ножки не касается линии, соединяющей нижние части других букв.

Шецуратам ра. Речь идет о букве ו (вав), украшенной вверху и внизу концентрическими окружностями. Это относится, например, к ваву из слова וימאן (ваемаен — "и отказался") из фразы: "Но он отказался" (Берешит, 39,8), относящейся к истории жизни Йосефа в доме Потифара.

В позднейшие времена все меньше писцов стали исполнять эти правила, предписанные традицией, которая передается от учителя к ученику. Тому послужила причиной и огромная потребность в копиях Торы, из-за которой к работе по копированию приступили новые писцы, не ознакомленные своими учителями с этой традицией. Они стали создавать свитки Торы, следуя лишь тем правилам, нарушение которых делает написанную ими Сефер-Тору негодной — но не более того.

Поэтому в большинстве копий Торы, создаваемых в наше время, отсутствуют многие из перечисленных выше изменений в начертании букв, однако там присутствуют все изменения и знаки, отсутствие которых делает Сефер-Тору негодной. Ниже мы обсудим эти знаки и изменения.

Большие буквы

В шестнадцати случаях в Сефер-Торе те или иные буквы записываются особым образом. В десяти случаях эти буквы должны быть крупнее, чем остальные. Вот их список:

1. Первая буква Торы — ב (бет) в слове בראשית (Берешит);

2. Буква נ (нун) в слове נצר (ноцер — "сохраняющий" — Шмот, 34,7);

3. Буква ר (реш) в слове אחר (ахер — "другой" — Шмот, 34,14);

4. Буква ו (вав) в слове גחון (гахон — "живот" — Ваикра, 11,42). Как мы уже знаем, в старых копиях, написанных согласно традиции, эта буква еще и тлуя, то есть выходит из строки;

5. Буква ג (гимел) в слове והתגלח (вегитгалах — "и обреет себя" — Ваикра, 13,33);

6. Буква י (иуд) в слове יגדל (йигдалъ — "возвеличится" — Бемидбар, 14,17);

7. Буква ע (айин) в слове שמע (шма — "слушай" — Дварим, 6,4);

8. Буква ד (далет) в слове אחד (эхад — "один" — Дварим, 6,4);

9. Буква ל (ламед) в слове וישלכם (ваяшлихем — "и забросил их" — Дварим, 29,27);

10. Первая буква ה (гей) в слове 'הלה (Всевышнему — Дварим, 32,6). Кроме того, эта буква пишется отдельно от слова, в которое входит.

Из этих букв можно составить такую фразу: הערבון יגדל ("вырастет залог"). Эта фраза намекает на то, что еврейские дети, бывшие поручителями (за Израиль) во время Дарования Торы, вырастут и удостоятся величия точно так же, как эти буквы, которые больше всех остальных.

Малые буквы

В шести случаях "особые" буквы должны быть меньше, чем остальные. Вот их перечень:

1. Буква ה (гей) в слове בהבראם (бегибарам — "при сотворении их" — Берешит, 2,4);

2. Буква כ (каф) в слове ולבכותה (веливкота — "и оплакивать ее" — Берешит, 23,2);

3. Буква ק (куф) в слове קצתי (каити — "надоела" — Берешит, 27,46);

4. Буква א (алеф) в слове ויקרא (ваикра — "и воззвал" — Ваикра, 1,1);

5. Буква מ (мем) в слове מוקדה על (аль мокда — "на жертвеннике ее" — Ваикра, 6,2);

6. Буква י (йуд) в слове תשי (теши — "ты забыл" — Дварим, 32,18).

К этим шести буквам можно присоединить букву ו (вав) из слова שלום (шалом — "мир " — Бемидбар, 25,12) — в этом слове буква вав записывается укороченной.

Из этих букв можно составить слова קמיה אך — ах камейя, "только поднимающиеся на тебя" (или же קמיו אך — ах камав, что означает то же самое). Эти слова намекают, что лишь те, кто поднимается против Израиля, станут ничтожными, маленькими и утратят свое величие — так же как эти уменьшенные буквы.

Интерпретация, данная рабби Акивой большим и малым буквам

1. Буква ב в слове בראשית увеличена потому, что ею открывается Писание;

2. Буква נ в слове נצר — не объяснена;

3. Буква ן (нун) в слове משפטן (мишпатан — "их дело" — Бемибар, 27,5) увеличена (во многих, хотя и не во всех копиях) потому, что в свое время Моше опрометчиво сказал судьям еврейского народа: "А дело, которое слишком трудно для вас, представьте мне, и я выслушаю его" (Дварим, 1,17). Всевышний сказал Моше: "Ты велел передавать трудные дела тебе, а не Мне? Что ж, Я скрою от тебя закон, который будут знать женщины". И действительно, когда (в отрывке, из которого взято слово משפטן, последняя буква которого, местоименное окончание множественного числа женского рода, указывает, кому принадлежит "дело") дочери Целафхада обратились к Моше с предложением предоставить дочерям право наследовать имущество отца в случае, если у него нет сыновей, и Моше изложил это предложение Всевышнему, Он ответил: "Справедливо говорят дочери Целафхада" (Бемидбар, 27,7);

4. Буква ר в слове אחר (из фразы: "Ибо не должен ты поклоняться другому богу") увеличена, чтобы подчеркнуть, что идолопоклонство ведет к неизбежному падению, а не к успеху (и чем сильнее это идолопоклонство — тем быстрее настанет падение);

5. Буква ו (численное значение которого — 6) в слове גחון (входящем во фразу, запрещающую употребление в пищу животных, "ползающих на животе", то есть пресмыкающихся) увеличена, чтобы подчеркнуть, что наиболее ярким примером таких животных является змей, пораженный (за совершенный в раю проступок) шестью проклятиями;

6. Буква ג в слове והתגלח ("и обреет себя") увеличена, чтобы подчеркнуть, что эта заповедь об обривании относится к человеку, находящемуся в состоянии ритуальной чистоты;

7. Буква י в слове יגדל (входящем во фразу: "Пусть же теперь возвеличится сила Г-спода") увеличена, чтобы подчеркнуть, что Всевышний наделяет Своей силой все Свои творения;

8. Буква ע в слове שמע (входящем в первую фразу молитвы "Шма Исраэль") увеличена потому, что наши мудрецы сказали: "Даже тот, кто прочитал эту молитву так тихо, что его собственное ухо ее не слышало, все же исполнил заповедь;

9. Основываясь на традиции записывать букву ד в слове אחד (входящем в ту же фразу) увеличенной, наши мудрецы заключили, что при чтении молитвы произнесение этой буквы надо растягивать;

10. Буква ל в слове וישלכם (входящем во фразу: "И забросил их в другую землю, как это ныне") увеличена, чтобы отметить, что все изгнания Израиля из своей страны являются временными (и что даже в странах, принадлежащих врагам их, евреи выделены буквой ל, символизирующей изучение Торы);

11. Буква ה в слове 'הלה увеличена потому, что она записывается отдельно — как отдельное слово;

12. Буква ה в слове בהבראם уменьшена, ибо Всевышний как бы уменьшил человека, создавая его, как сказано: "И возложил на меня руку твою" (Тегилим, 139,5);

13. Буква כ (каф) из слова ולבכותה уменьшена, ибо всякий, кто не оплакивает праведника, навлекает на себя гнев и возмездие всех трех различных форм буквы כ (слово каф означает "рука");

14. Буква ק в слове קצתי уменьшена, ибо Ривка (произносящая его) в пророческом видении видела, что император Тит (являвшийся потомком Эсава) разрушит Иерусалимский Храм, высота которого равна 100 амот (численное значение буквы ק — 100), и тем самым нанесет ущерб славе Израиля;

15. Буква א (алеф) в слове ויקרא уменьшена, чтобы подчеркнуть, что Всевышний открывает всем другим народам лишь половину Своих слов (так, рассказывая об обращении Всевышнего к Бил'аму, Тора говорит: בלעם אל אלקים ויקר — "и обратился Г-сподь к Бил'аму" — Бемидбар, 23,17 — причем слово "обратился" записано в сокращенной форме — ויקר (без буквы א в конце слова). Однако обращаясь к пророкам Израиля, Всевышний открывается им полностью, поэтому здесь и сказано: ויקרא. Но почему, в таком случае, буква א уменьшена, а не увеличена? Чтобы подчеркнуть различие в обращениях Всевышнего к ангелам и к Моше;

16. Буква ו в слове שלום уменьшена, ибо это слово входит в следующую фразу: "Вот, даю Я ему залог мира". "Ему" (Пинхасу) — и никому другому. Поэтому слово שלום (шалом, "мир") здесь следует читать как бы без ו, как שלם (шалем, "цельный", "законченный"), ибо Всевышний сделал Пинхасу "цельный" подарок.

Буквы, стоящие в начале страницы

Шесть слов в Торе обязательно должны стоять каждое в начале своей страницы. Первые буквы этих слов образуют такую аббревиатуру: ו"שמ ה"בי. Вот эти шесть слов.

1. בראשית ("В начале") — первое слово в Торе;

2. יהודה ("Йегуда" — из фразы: "Йегуда! Тебя восхвалят братья твои" — Берешит, 49,8). По другому мнению — слово יששכר ("Иссахар", Берешит, 49,14);

3. הבאים (габаим — "вошедших" — из фразы: "И покрыла [вода] всадников всего войска фараона, вошедших за ними в море" — Шмот, 14,28);

4. שני (шней — "двух" — из фразы: "Пусть возьмет он двух козлов" — Ваикра, 16,5). По другому мнению — слово שמור (шмор — здесь: "внимательно" — Дварим, 12,28);

5. מה (ма — "как" — из фразы: "Как хороши шатры твои, Израиль" — Бемидбар, 24,5). По другому мнению — слово מוצא (моца — здесь: "изреченное" — Дварим, 23,24);

6. ואעידה (веаида — "и призову во свидетельство" — Дварим, 31,28).

Буквы, над которыми стоят точки

Над 32 буквами в Торе ставятся точки. Вот перечень этих букв:

1. Вторая буква י (иуд) в слове וביניך (увейнеха — "и тобой" — Берешит, 16,6);

2. Буквы א, י и ו (алеф, иуд и вав) в слове אליו (элав — "с Ним" — Берешит, 18,9);

3. Вторая буква ו (вав) в слове ובקומה (увекума — "и когда встала" — Берешит, 19,33);

4. Все буквы слова וישקהו (вайишкегу — "и целовал его" — Берешит, 33, 4);

5. Обе буквы в слове את (эт — непереводимый предлог винительного падежа — Берешит, 37,12);

6. Все буквы слова אהרן ("Агарон" — Бемидбар, 3,39);

7. Буква ה (гэй) в слове רחקה (рехока — "дальняя" — Бемидбар, 9,10);

8. Буква ר (рэш) в слове אשר (ашер — "который" — Бемидбар, 21,30);

9. Вторая буква ו (вав) в слове ועשרון (веисарон — "и одна десятая" — Бемидбар, 29,15);

10. Следующая последовательность из одиннадцати букв: לנו ...ע ולבנינו (лану улеванейну а... — "нам и сынам нашим на..." — Дварим, 29 ,28).

Наши мудрецы учили (в Иерусалимском Талмуде): "В тех случаях, когда число букв (в слове), над которыми не стоят точки, превосходит число букв, над которыми они стоят, следует интерпретировать само слово, игнорируя точки. Но в случаях, когда число букв с точками превосходит число букв без точек, интерпретировать следует точки, игнорируя само слово". Но Рав сказал: "Даже если над словом стоит одна-единственная точка, интерпретировать следует именно ее, игнорируя само слово" (Йерушалми, Псахим, гл.9).

Рассказ об "отмеченных точками" местах в Писании

Как мы уже знаем, точками отмечены десять мест в Торе. К ним следует прибавить еще четыре места в Книгах Пророков и одно — в Писаниях.

Вот как интерпретируются десять отмеченных точками мест в Торе.

1. Вторая буква י в слове וביניך. Это слово входит в такую фразу: "И сказала Сарай Авраму: "Обида моя из-за тебя. Я отдала рабыню мою в лоно твое, а как увидела она, что зачала, то я лишилась уважения в глазах ее. Г-сподь да судит между мною и тобой". То, что одна из букв последнего слова отмечена точкой сверху, указывает, что Сара сказала Аврааму не только вышеприведенные слова, но и следующее: "Пусть Гагарь снова станет рабыней!" Авраам ответил ей: "Как можем мы снова вернуть ее в рабское состояние после того, как сделали ее госпожой? Разве нет в этом оскорбления Небес?" Сара ответила: "Я утверждаю, что нет в этом оскорбления Небес, и пусть Всевышний рассудит нас". И, как мы знаем, Всевышний ответил, что Сара права, когда Он сказал Аврааму: "Во всем, что скажет тебе Сара, слушайся голоса ее" (Берешит, 21,12).

2. Буквы א, י и ו из слова אליו. Это слово входит в такую фразу: "И сказали они (ангелы) ему (Аврааму): "Где Сара, жена твоя?"" Точки над буквами слова "ему" указывают, что ангелы знали, где находится Сара, и у них не было никакой необходимости спрашивать об этом.

Существует и дополнительное объяснение: ангелы задали аналогичный вопрос (где находится Авраам?) и Саре, для того, чтобы скрыть свою сущность, т.е. чтобы их приняли за людей, и Авраам имел возможность исполнить применительно к ним заповедь о гостеприимстве.

3. Вторая буква ו в слове ובקומה. Это слово входит в такую фразу: "И они (дочери Лота) напоили отца своего вином в ту ночь, и вошла старшая, и легла с отцом своим, а он не знал, когда она легла и когда встала". Точки над буквой слов "когда встала" указывают, что окончание этой фразы следует понимать противоположным образом: что Лот не знал, когда дочь легла с ним, но знал, когда она встала (то есть к этому моменту он уже понимал, что происходит).

4. Буквы слова וישקהו. Это слово входит в такую фразу: "И побежал Эсав к нему (Яакову) навстречу, и обнял его, и пал на шею ему, и целовал его". Точки над словами "и целовал его" указывают, что поцелуи Эсава были неискренними.

5. Буквы слова את. Это слово входит в такую фразу: "И пошли братья его (Йосефа) пасти овец отца своего в Шхем". Точки на словом את указывают, что истинной причиной их похода в Шхем было услаждение себя едой и питьем. Из этого можно вывести такое заключение: если даже в результате их похода за едой и питьем целый мир оказывается обеспеченным пропитанием (при посредстве Йосефа), то каких же великих результатов следует ждать от их занятий Торой!

6. Буквы слова אהרן. Это слово входит в такую фразу: "Всех исчисленных левитов, которых исчислил Моше и Агарон... двадцать две тысячи". Точки над словом "Агарон" указывают, что сам Агарон не входил в это число.

7. Буква ה в слове רחקה. Это слово входит в такую фразу: "И Г-сподь говорил Моше так: "Говори сынам Израиля так: "Всякий, кто будет нечист из-за усопшего, или он будет в дальнем пути... то и он должен совершить песах Г-спода""". Точка над буквой ה указывает, что даже тот, кто в час принесения пасхальной жертвы находится в метре от ворот Храмового двора, считается находящимся "в дальнем пути" и на него распространяются законы Песах шени ("Второго песаха").

8. Буква ר в слове אשר. Это слово входит в такую фразу: "Погиб Хешбон до Дивона, и мы опустошили их до Нофаха, который близ Медвы". Точки над словом "который" указывают, что были разрушены не города, а целые государства.

9. Вторая буква ו в слове ועשרון. Это слово входит в такую фразу: "И по одной десятой (эйфы пшеницы) на каждого из четырнадцати (приносимых в жертву) ягнят". Точки над буквой ו указывают, что в жертву необходимо принести одну, а не две десятых эйфы, как можно было бы понять из текста Торы, ибо в оригинале слово עשרון— "десятая доля" повторяется дважды.

10. Одиннадцать букв ...ע ולבנינו לנו. Эти слова входят в такую фразу: "Сокрытое — это Г-споду, Б-гу нашему, а открытое — нам и сыновьям нашим навечно, чтобы исполнять все слова закона этого". Точки над указанными словами указывают, что Всевышний сказал: "Если вы выполните свою "открытую" часть, то Я раскрою перед вами все сокрытое!"

Рассказывают, что сам пророк и писец Эзра так объяснял проставление точек над некоторыми буквами: "Если пророк Элиягу (который должен разрешить все наши сомнения), когда он придет, спросит меня: "Почему ты записал эти буквы в Торе именно так (в форме, не соответствующей их интерпретации)?"

— то я отвечу ему: "Потому-то я и отметил их точками, что не был уверен в своей правоте". А если он похвалит меня и скажет: "Ты правильно записал эти буквы", то я сотру поставленные над ними точки"".

"Короны" на буквах

Семь букв — צ ,ג ,ז ,נ ,ט ,ע ,ש — всюду, где они появляются в Сефер-Торе, украшаются тремя значками-тагами каждая. Каждый из тагов напоминает крохотную букву ז (заин) с ножкой, тонкой, как волос.

Шесть других букв — ה,י,ח,ק,ד,ב — всюду, где они появляются в Сефер-Торе, украшены одним тагом каждая.

Девять оставшихся букв — ר ,פ ,ו ,ס ,ת ,כ ,א ,ל ,מ — не украшаются тагами вообще.

Как указано в Талмуде (в Трактате Менахот, 296), эти значки-таги скрывают в себе величайшие тайны.

Рав Йегуда сказал от имени Рава: "Когда Моше поднялся на Небеса, он увидел Всевышнего, занятого прикреплением "корон" к буквам. Моше спросил: "Властелин мира! Для чего это? Что могут прибавить эти "короны" с буквам, которые Ты написал?" Всевышний ответил: "Через много поколений появится человек по имени Акива бен Йосеф, который истолкует каждый завиток всех букв и выведет на их основании тысячи законов"".

Существует книга, упорядочивающая все эти значки, которая так и называется — Сефер га-тагим ("Книга тагов). Эта книга истолковывает все таги на всех буквах. Вот что написано во введении к ней:

"Эту "Книгу тагим" принес в свое время коген Эли (первосвященник, живший в Шило) вместе с двенадцатью камнями (поднятыми со дна реки Иордан, когда евреи во времена Йегошуа пересекли ее посуху) в Гилгаль и передал ее Шмуэлю... Коген Йегояда передал ее пророкам, а пророки зарыли ее у порога Храмового двора. Когда во времена царя Иудеи Йегояхина Храмовый двор был раскопан, пророк Йехезкель нашел эту книгу и взял ее с собой в Вавилон. Во времена персидского царя Кореша (Кира) Эзра перевез ее в Иерусалим. Она попала в руки Менахема, который передал ее рабби Нехуние... Рабби Нахум Га-Лавлар передал ее Рабби..."

Затем эта книга подробно разбирает все таги на всех буквах.

Мелодическое чтение Торы и его знаки

Правила мелодического чтения Торы были сообщены Моше самим Всевышним. Их назначение — разъяснять слова Торы, как сказано в книге пророка Нехемии: "И читали они Книгу Торы Б-га внятно и внимательно и понимая читаемое" (Нехемия, 8,8). Наши мудрецы (в Иерусалимском Талмуде, Мегила, гл.4) интерпретируют слово "внимательно" (שכל ושום) как "следуя правилам мелодического чтения". А в Вавилонском Талмуде (Недарим, 376) аналогичное истолкование дается словам "и понимая читаемое". Когда Всевышний передавал Тору Моше, Он передал ему и все правила и законы, связанные с ней, и в том числе правила мелодического чтения, являющиеся основой непосредственной интерпретации текста Торы.

В древние времена правила мелодического чтения передавались изустно (их передавали при помощи символических движений рук, подобных движениям, совершаемым дирижером хора), и не существовало знаков их записи. Когда Эзра, мудрецы его поколения и члены Кнессет га-гдола записали Устную Тору, они ввели, среди прочего, и знаки записи мелодических правил, которые стали записываться в новых копиях Торы (но, разумеется, не в Сефер-Торе). Точно так же они стали записывать и огласовки — знаки, изображающие гласные звуки, которые также были даны Моше на Синае. До того они передавались лишь изустно, но Эзра, мудрецы его поколения и члены Кнессет га-гдола стали фиксировать их письменными символами. Таково мнение рабби Йегуды Галеви в книге Кузари (см. гл.З).

Однако существует мнение, что традиция огласовок древнее самой Торы, что она была знакома уже Адаму. По другому мнению, уже Авраам располагал знаками огласовок в их нынешней форме.

Рабби Авраам бен Эзра писал: "Всякая интерпретация Торы, противоречащая тому, на что указывают мелодические знаки, должна быть отвергнута".

От имени рава Натроная Гаона записано: "Почему огласовки и мелодические знаки не записываются в Сефер-Topel Потому, что внесение их в нее ограничило бы свободу интерпретации. Ведь у Торы — семьдесят различных лиц, и она допускает интерпретации, противоречащие тому, на что указывают огласовки".

Разделение Торы на главы

Как уже было упомянуто выше, разделение Писания на нумерованные главы было произведено неевреями. Это разделение подчас противоречит еврейской традиции и установленным ею интерпретациям текста, во многих случаях лишено всякой логики, а иногда просто мешает правильно понимать текст. Категорически запрещается основывать какую-либо интерпретацию на этом разделении.

Каким же образом попало это разделение в книги, которыми мы пользуемся? Причиной тому стали трудные обстоятельства, заставившие первых еврейских издателей издавать именно в такой форме наши святые книги. Дело в том, что христиане - враги Израиля заставляли евреев дискутировать с ними по проблемам Писания, адресуясь к тем или иным его частям в соответствии с принятыми у них правилами разделения текста. Вот что сказано на эту тему в книге Масорет Га-Тора:

"В прошлом христианские священники, пытаясь заставить евреев принять христианство, заставляли их выслушивать свои проповеди. Для того, чтобы быстро и легко находить необходимые места в Писании, эти священники составили специальную конкордацию (справочник-указатель). Для этого им пришлось разделить каждую книгу Писания на главы и указать число фраз в каждой главе — все это в соответствии с переводом Писания на сирийский язык. Таким образом они разделили Танах на главы. Сделал это кардинал Гуго ди Сент-Каро (а по другому мнению — архиепископ Кембриджский Стефан Лангентен). В 5198-м (1438-м) году рабби Ицхак, сын рабби Натана, воспроизвел это разделение в еврейских копиях Писания".

Рабби Шломо бен Ишмаэль писал, основываясь на библиографических источниках:

"Неевреи ввели разделение 24-х Книг Танаха на главы, называемые "capitulis", дав при этом этим книгам свои названия на различных языках. Я воспроизвел его (это разделение) в еврейских изданиях, чтобы мы могли быстро отвечать на вопросы, которые они задают изо дня в день о том, что касается нашей веры и нашей святой Торы. Они приводят свои аргументы, используя цитаты из Торы, Книг Пророков и Писаний, говоря: "Прочтите в такой-то книге такую-то фразу в такой-то главе". Мы не были знакомы с этим разделением книг на главы и потому не могли быстро ответить им. Поэтому я и воспроизвел это разделение в еврейском тексте".

В конце своего издания он написал: "На этом заканчивается нееврейское разделение на главы всех 24-х Книг Танаха, которое я воспроизвел... Шломо бен Ишмаэль".

Когда после него рабби Ицхак, сын рабби Натана в 5198-м (1438-м) году написал книгу Меир Натив, также содержащую конкордацию, он вынужден был использовать распространившееся к тому времени разделение Писания на главы, ибо не нашел иного, лучшего его разделения.

А когда в Венеции в 5286-м (1525-м) году был впервые издан печатный Танах, корректор рабби Яаков бен Хаим, вынужденный следовать разделению текста, произведенному католическим священником, опубликовал следующее извинение. Он писал: "Если бы не конкордация, составленная мудрецом по имени Ицхак Натан незадолго до нашего времени, приблизительно сорок лет назад, и уже напечатанная в Венеции в нашей типографии, не было бы никакой возможности откорректировать это издание... Поневоле мы следовали разделению на главы, введенному Ицхаком Натаном"".

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру