22. Месяц ияр

МЕСЯЦ ИЯР

Месяц Ияр • Новомесячье Ияра • Первое Ияра • Великое поколение • Еще несколько слов о 1-ом Ияра • Дни БаГаБ • Пятое Ияра • Годы, проведенные в Эрец Исраэль, и годы тоски по ней • Последнее изгнание • Народы мира изумлены • Смятение в мире • Смятение среди Израиля • О прошлых и нынешних грехах • Доводы за и против • Грехи против заслуг • О правлении нерелигиозных людей • Дело рук Всевышнего — или дело рук Сатаны • Поэтому... • Однако... • "Второй Песах" • Отличие пасхальной жертвы от других жертвоприношений • За что мы ущемлены? • Коротко о законах "Второго Песаха" • "Второй Песах" во времена Хизкиягу • "Второй Песах" — 14-го Ияра • Лаг ба-Омер • Прославление рабби Шимона бар Йохая • Свечи, факелы и костры • Обычай стричь детей в Лаг ба-Омер • Лук и стрелы в Лаг ба-Омер • Еще несколько слов о Лаг ба-Омере • Двадцатое Ияра • Как странствовали евреи • Дегели Израиля • Каждый под своим флагом (дегелем) • Каждый со своим родом • 28-е Ияра • И поразил лагерь египтян • Нелегкие знаки Машиаха • В защиту Израиля

Месяц Ияр

Ияр — это вавилонское название месяца, который в Торе назван просто "вторым", так как непосредственно следует за Нисаном — первым из месяцев года. В Танахе он назван "Месяц Зив" (Млахим I, 6,1), то есть "месяцем сияния", ибо именно в нем солнце начинает светить в полную силу, однако еще не обжигает, как в летние месяцы, или "месяцем почек" (или бутонов), как в классическом, освященном еврейской традицией арамейском переводе Танаха. В этом месяце евреи, вышедшие из Египта, обрели свое истинное величие (сияние), так как избавились от своих пороков и недостатков и стали достойны принять Тору.

Месяцу Ияру соответствует созвездие Тельца (на иврите — Быка), животного, питающегося травой. В Эрец Исраэль Ияр — последний месяц года, когда бык может досыта наесться травы в поле.

В еврейских книгах рассказывается, что в Ияре болезни легче поддаются излечению, нежели во все другие месяцы, так как именно в Ияре начал выпадать ман, названный "хлебом сильных", ибо он не вызывал никакие болезни. С тех пор Ияр сохранил свойство излечивать болезни. Намек на это свойство месяца содержится в самом его названии, буквы которого соответствуют первым буквам слов: "Я — Г-сподь, излечивающий тебя".

Новомесячье Ияра

Новомесячье Ияра всегда продолжается два дня, так как предшествующий месяц Нисан является полным — его 30-е число становится первым днем новомесячья Ияра. Сам Ияр всегда продолжается 29 дней и является неполным месяцем.

В год Исхода из Египта Новомесячье Ияра выпало на субботу. Израиль находился тогда в Маре, где Всевышний совершил для него чудо превращения горькой воды в обычную питьевую. Он приказал Моше бросить в горькую воду кусок горького дерева, и от этого вода утратила горький вкус. Тогда евреи узнали, что горечь не является горькой, а сладость — сладкой сама по себе, но только по воле Всевышнего, который определяет все свойства предметов. Он, давший приятный вкус пресной воде, может одним словом превратить горькую воду в питьевую.

В Торе сказано: "Там установил Он ему (Израилю) закон и правосудие, и там испытывал его" (Шмот, 15,25). В тот самый день, когда было совершено чудо в Маре, Всевышний открыл Израилю некоторые части Торы — те, в которых излагаются законы субботы, законы о "Красной телице", а также законы гражданского права. Природа всех этих законов родственна природе чуда превращения горькой воды в питьевую при помощи куска горького дерева. В самом деле, именно суббота, когда запрещено совершать какую-либо работу, благословляет все дела, совершаемые нами в будни, а "Красная телица" делает ритуально нечистыми всех тех, кто исполняет связанные с ней обряды, однако ее пепел — вопреки обычной человеческой логике — очищает от ритуальной нечистоты; законы гражданского права отнимают у человека то, что он приобрел незаконным образом, однако не только не разоряют его, но и способствуют его процветанию, потому что охраняют от угнетения и грабежа.

Первое Ияра

Именно 1-го Ияра по воле Всевышнего Моше, Агарон и двенадцать глав колен пересчитали еврейский народ, причем каждый еврей был причислен к определенным семейству и роду. Все они до единого точно знали свою родословную вплоть до своих предков — сыновей праотца Яакова. Эта перепись была произведена на второй год после Исхода из Египта. Вот что говорит об этом Тора: "И сказал Г-сподь Моше в Синайской пустыне, в шатре соборном, в первый день второго месяца, во второй год по выходе их из земли египетской, говоря: "Произведите поголовное исчисление всей общины сынов Израиля по семействам их, по отчим домам их, по числу имен, всех мужчин поголовно. От двадцати лет и выше, всех, поступающих в войско в Израиле, исчислите их по их ополчениям, ты и Агарон"" (Бемидбар, 1,1).

В этот день Моше получил заповедь о переписи, в этот же день он начал пересчет, как сказано в Торе: "И взял Моше и Агарон мужей этих (глав колен), которые были названы поименно. И всю общину созвали они в первый день второго месяца. И объявили они родословные свои по семействам своим, по отчему дому своему, по числу имен, от двадцатилетнего возраста и выше, поголовно" (Бемидбар, 1,18).

Тщательный пересчет продолжался около двадцати дней. Каждый еврей ставил свой шатер в месте, отведенном для его семейства, семейство — среди семейств своего рода, род — среди родов своего колена. Колена располагались в установленном порядке — по три колена у своего флага. Четыре флага располагались в лагере Израиля вокруг Мишкана — каждый со своей стороны, как установил Всевышний в Его заповедях.

Были пересчитаны и семейства левитов. Заповедь о переписи относилась к левитам-мужчинам в возрасте одного месяца и более. Точно так же были пересчитаны и все первенцы Израиля в возрасте одного месяца и более. Оказалось, что число левитов очень близко к числу первенцев. Левитов было 22 тысячи, а первенцев — 22 тысячи 273 человека.

Наши мудрецы говорили в Ялкот Бемидбар: "В час, когда Израиль получил Тору, народы мира позавидовали ему — "Почему Всевышний приблизил его к Себе больше, чем всех остальных?" Однако Всевышний сразу же пресек ропот народов мира. Каким образом? Он сказал им: "Принесите и вы Мне книгу своих родословных [как сказано в Писании: "Воздайте Г-споду, семьи народов" (Тегилим, 96,6)], так же как принесли ее Мои сыновья (как сказано в Торе: "И объявили они родословные свои по семействам своим")!" Именно поэтому Всевышний и пересчитал еврейский народ в самом начале книги Бемидбар — сразу же после того, как дал ему заповеди. Ведь книга Ваикра, непосредственно предшествующая книге Бемидбар, завершается такими словами: "Вот заповеди, которые заповедал Г-сподь Моше для сынов Израиля на горе Синай" (Ваикра, 27,34), а книга Бемидбар, как мы уже знаем, начинается со слов: "И Г-сподь сказал Моше в пустыне Синайской... говоря: "Произведите поголовное исчисление всей общины сынов Израиля..."" Из этого мы делаем вывод, что чистота родословной еврейского народа была необходимым условием получения им Торы и ее заповедей".

Великое поколение

В ходе этой переписи вскрылись явления, недоступные человеческому пониманию. Они еще раз указывают нам, сколь замечательным было поколение евреев, вышедших из Египта, и насколько бережно и трепетно относились они к исполнению заповедей Всевышнего.

Что мы имеем в виду?

Еще до этой переписи, произведенной на втором году после Исхода из Египта, Тора дважды упоминает численность еврейского народа. В первый раз, рассказывая непосредственно об Исходе, она говорит: "И отправились сыны Израиля из Раамсеса в Сукот, около шестисот тысяч пеших мужчин, не считая детей" (Шмот, 12,37). Во второй раз эта численность выясняется 11-го Тишрей, когда Израиль получил указание построить Мишкан. В числе других приношений евреи обязаны были пожертвовать по половине шекеля (мера веса) серебра каждый. Из пожертвованного металла были изготовлены цоколи для Мишкана,

Вот как была сформулирована заповедь о половине шекеля: каждый военнообязанный мужчина, то есть такой, которому к началу месяца, 1-го Тишрей (иными словами, к Рош Гашана) уже исполнилось двадцать, но еще не исполнилось шестидесяти лет, при условии, что он возводил безупречную родословную к самому Яакову, то есть не был прозелитом, принявшим иудаизм, и происхождение его не имело других изъянов — он и только он должен был пожертвовать половину шекеля.

Всего за два утра все евреи выполнили указание Торы и пожертвовали каждый по половине шекеля. Никто не проверял, действительно ли каждый из тех, кто делал пожертвование, в возрасте от двадцати до шестидесяти лет, и все ли они безупречного происхождения. Когда сданные "полушекели" были пересчитаны, оказалось, что жертвователей было 603.550.

Семь месяцев спустя Моше, Агарон и главы колен Израиля произвели исчисление всего еврейского народа. Они тщательно проверяли возраст и родословную каждого появлявшегося перед ними еврея вплоть до праотца Яакова. Перепись продолжалась много дней, однако и она — после всех предосторожностей — дала в точности тот же результат: 603.550 человек. Не больше и не меньше.

Из этого мы, прежде всего, можем сделать вывод о том, что ни один еврей не умер за прошедшие семь месяцев. Все военнообязанные евреи были здоровы телом и духом. Ни у одного из них не было никакого изъяна.

Мы узнаем также, что ни один человек, который не должен был жертвовать половину шекеля семь месяцев назад, не сдал ее; с другой стороны, ни один из тех, кто должен был пожертвовать половину шекеля, не уклонился от исполнения заповеди. Воистину, это было великое поколение.

Еще несколько слов о 1-ом Ияра

1-го Ияра царь Шломо начал строить первый Иерусалимский Храм, как сказано в Первой Книге Царств: "И было, в четыреста восьмидесятом году после Исхода сынов Израиля из земли египетской, в четвертый год царствования Шломо над Израилем, в месяце Зив, втором месяце, начал он строить дом Г-споду" (Млахим I, 6,1). В этот же день через много лет, как рассказывается в Книге Эзры, вернувшиеся из вавилонского изгнания руководители еврейского народа приступили к восстановлению Иерусалимского Храма: "А во второй год, во второй месяц по приходе в Иерусалим... Зерубавель бен Шалтиэль и Йешуа бен Йоцадак и остальные их братья... начали строительство, а левитов поставили руководить работой над Храмом Г-сподним" (Эзра, 3,8). В обоих случаях сказано только "во втором месяце", без указания дня. Это значит, что в обоих случаях строительство, несомненно началось 1-го числа второго месяца, Ияра, ибо в противном случае текст Танаха прямо указал бы дату — ведь он предназначен для того, чтобы устранять неопределенности, а не преумножать их.

В некоторых общинах принято устраивать свадьбы в Рош Ходеш Ияра, несмотря на то, что это один из дней счета омера.

Дни БаГаБ

Как мы уже писали, после окончания праздника Песах принято устраивать три дня поста — в первый понедельник Ияра, а также в следующие за ним четверг и понедельник. Подробнее о них читайте в первой части этой книги.

Пятое Ияра

5-е Ияра — это день, когда в 5708-м (1948-м) году от Сотворения мира управление частью Эрец Исраэль вернулось к еврейскому народу после 1884 лет изгнания, преследований, унижений — и ожидания избавления.

Это произошло через 3706 лет после того, как Эрец Исраэль была обещана нам Всевышним, который Своей властью наделяет народы землями. Это обещание было частью союза, заключенного Им с Авраамом, Брита бейн га-бетарим, как сказано в Торе: "Твоему потомству Я отдал землю эту, от реки Египетской до реки великой, реки Прат" (Берешит, 15,19).

Это произошло через 3661 год после того, как Всевышний вновь повторил Свое обещание, заключив союз с нашим праотцом Ицхаком немедленно вслед за акедат Ицхак (остановленным Всевышним принесением Ицхака в жертву на горе Мория), как сказано в Торе: "И овладеет потомство твое вратами врагов своих. И благословятся в потомстве твоем все народы земли" (Берешит, 22,17).

Это произошло через 3560 лет после того, как это обещание было дано в третий раз, когда союз Всевышнего с Авраамом и Ицхаком был распространен и на нашего праотца Яакова, после того, как он вынужден был уйти в изгнание в Харан, как сказано в Торе: "Землю, на которой ты лежишь, тебе отдам ее и потомству твоему. И будет потомство твое, как песок земной. И распространишься на запад и восток, на север и на юг" (Берешит, 28,13).

Годы, проведенные в Эрец Исраэль, и годы тоски по ней

Двести пятнадцать лет провели наши праотцы и основатели колен Израиля в Эрец Исраэль, ожидая наступления дня, когда они вступят во владение ею и обретут ее на вечные времена. Даже когда они покинули ее, они сделали это лишь по непосредственному указанию Всевышнего и для того, чтобы переполнилась чаша грехов тех, кто владел ею в прежнюю пору — иными словами, чтобы навсегда изгнать их из страны, ставшей наследием наших праотцов.

Двести десять лет провел еврейский народ в плавильном котле египетского изгнания, ожидая избавления и возможности вступить во владение своей страной. В течение сорока лет после этого скитались евреи по пустыне, следуя указаниям Всевышнего, ожидая, когда Царь и Судья скажет им: "Идите и наследуйте землю, о которой клялся Г-сподь отцам вашим" (Дварим, 1,8).

Восемьсот пятьдесят лет (наступившие после этого) наши отцы прожили в унаследованной ими земле, которой они завладели, чтобы сделать ее местом своего постоянного пребывания. В течение всего этого времени мы были настоящими хозяевами страны — пока ассирийский царь Санхерив, а позднее — вавилонский царь Навухаднецар не изгнали нас из нее. Они попытались поселить в нашей стране другие народы, но те в ней не прижились, и она оставалась пустынной в течение семидесяти лет.

Затем Всевышний вспомнил о Своем народе и его стране, и мы вернулись и снова поселились в ней. Мы провели в ней еще четыреста двадцать лет, пока не пришли римляне и не отняли у нас управление страной, не сожгли наш Храм и не изгнали большую часть нашего народа из его страны. Правда, и после этого еврейское присутствие в Эрец Исраэль никогда не прекращалось, однако мы составляли в ней незначительное меньшинство и были как бы пришельцами в собственной стране. Большая часть народа пребывала в изгнании, была рассеяна но странам, принадлежащим его врагам и находящимся во всех частях света.

Итак, обещание Всевышнего отдать нам Эрец Исраэль сопровождает нас уже 3700 лет, из которых мы провели в стране (как хозяева и постоянные ее жители) полторы тысячи лет. Все остальные годы, проведенные нами в изгнании, были годами тоски по Эрец Исраэль, годами предвкушения возвращения и освобождения. Мы были подобны человеку, стоящему у окна и ожидающему прихода гонца, который должен принести долгожданную весть. Даже если гонец задержится, его будут ждать с нетерпением в любую минуту.

Даже когда судьба забрасывала наш народ на край света, он устремлял свои взоры исключительно к своей стране и никогда, даже на краткий миг, не отчаивался туда вернуться. Наш народ хранил верность Эрец Исраэль, и Эрец Исраэль хранила верность еврейскому народу, сохраняя дарованное ей изобилие для своих сыновей, возвращающихся, чтобы прикоснуться к ее земле — и ни для кого другого.

Последнее изгнание

Последнее изгнание еврейского народа из Эрец Исраэль оказалось самым долгим. 5708-й (1948-й) год был 1880-м после разрушения Второго Храма римлянами. В течение всего этого периода Эрец Исраэль была пустынной и заброшенной страной, переходящей от одной державы к другой, хотя все они были ей чужими. Ни один завоеватель не закрепился в ней, никто из них не сумел сделать ее своей. Ведь не по слову пророка, посланного Всевышним, пришли в Эрец Исраэль иноземцы, изгнали из нее еврейский народ и завладели ею. Они пришли сюда по собственной недоброй воле, а грехи Израиля стали истинной причиной их временной победы. Однако они не смогли отнять у еврейского народа право владеть этой страной! Исключительные права Израиля на Эрец Исраэль остались неприкосновенными — лишь бы он вернулся в нее, когда придет его час.

В течение всего этого периода еврейский народ скитался по свету — из одной страны в другую, нигде не находя себе убежища. Ни в одной стране евреям не помогала беспредельная лояльность по отношению к существующей власти и господствующему народу, равно как и то, что их присутствие приносило "хозяевам" неоспоримую пользу — по прошествии короткого времени "хозяева" забывали обо всем этом и напоминали евреям, что они находятся в чужой стране.

Единственным утешением для Израиля в течение всего периода изгнания была таящаяся в сердце каждого еврея надежда, что Всевышний в скором времени пошлет Израилю избавление, возвратит его в Эрец Исраэль и вернет прежние прекрасные времена!

Народы мира изумлены

Народы мира наблюдали за нами, видели, что мы в течение всего этого периода были полны тоски и ожидания, и задавались вопросом: "Неужели эта опустошенная страна действительно ждет евреев, а они — возвращения в нее? Неужели мы своими глазами увидим чудо встречи народа со своей страной, встречи двух сердец, рвущихся друг к другу после двухтысячелетнего расставания?"

И вот, в 5708-м году от Сотворения мира, 5-го числа месяца Зив, он же — Ияр, поднялись во весь рост потомки Яакова. Ноги их твердо упирались в Святую землю. Они поднялись и провозгласили:

"Эта страна, в которой мы находимся, которую мы обнимаем изо всех сил — она принадлежит нам и нашим потомкам! Власть в ней отныне будет принадлежать только ее сыновьям и наследникам, возвращающимся в страну, которая была силой у них отнята. Теперь все они вернутся с четырех концов света и вновь завладеют ею!"

Тогда же власть над значительной частью Эрец Исраэль перешла от чужеземцев к потомкам Авраама, Ицхака и Яакова. Многие из тех, кто в течение целых столетий опустошал Святую землю, преисполнились страха перед евреями, ответившими войной на насилие, и бежали от них со всех ног, бросив свои поля и дома.

Но евреев-изгнанников, возвращавшихся в Святую землю из разных стран, было гораздо больше, нежели бежавших из Эрец Исраэль чужеземцев. Евреи поселялись в стране своих отцов, обживали ее, отстраивали ее, сажали сады, вспахивали поля и совершали другие необходимые дела.

Сама земля приняла их благосклонно. Деревья начали давать гораздо более обильные плоды, чем при господстве чужеземцев. Были выстроены много новых городов и бесчисленные деревни. Корабли и самолеты связали Святую землю с другими странами, так что повсюду стало ощутимым присутствие ее посланцев.

Тогда задрожали враги Израиля, сильные мира преисполнились страха, все народы мира, близкие и далекие, были потрясены. Они сказали себе: "Смотрите — вот чудо, равного которому мы не знаем за всю историю мира! Б-г Израиля примирился со своим народом, сыновья Его возвращаются в свои пределы!"

Смятение в мире

У народов мира была причина для изумления. В самом деле, в течение многих поколений их мудрецы учили, что еврейский народ никогда не возродится в своей стране! И вот, это чудо произошло непосредственно у них на глазах! Их мудрецы оказались посрамлены!

Однако и у нас была причина для удивления — причем еще более серьезная. Дело в том, что никто не предсказал и не объяснил нам, что именно таким образом произойдет наше возвращение в Эрец Исраэль. Ничего из того, о чем рассказывали нам мудрецы, ничего из того, что предсказывали пророки, чего мы ожидали с величайшей верой, зная, что оно исполнится полностью и во всех деталях, так, что ничто не будет упущено — ничего из всего этого мы не увидели!

Смятение среди Израиля

Событие, происшедшее 5-го Ияра, потрясло большинство народов мира и посеяло немалое смятение среди Израиля. Мнения в еврейском мире разделились и породили самые различные реакции.

Многие евреи отреагировали на это событие образом, не соответствующим еврейской традиции. Они попросту хвастались своей победой над врагами, заявляя: "Она принадлежит нам, мы добились ее своей отвагой, Всевышний не даровал ее нам".

Многие другие радовались избавлению, отдавая должное Властелину мира, Они объявили 5-е Ияра праздничным днем и читали в него Галлель и благодарственные молитвы так же, как в дни, в которые ради Израиля в былые времена были совершены великие чудеса. Это решение также повергает в смятение, ибо принявшие его не знали, что творят. Ведь события, происшедшие на наших глазах, нисколько не напоминают картину, предсказанную пророками.

Было также немало евреев, которые уже смешались с другими народами и не надеялись на избавление. Теперь в них пробудилась надежда, смешанная с великой радостью, ибо события 5-го Ияра, вызвавшие такие перемены в положении еврейского народа, представлялись им истинным избавлением.

С другой стороны, многие евреи, полные веры и строго исполнявшие заповеди Торы, во все времена своей жизни в изгнании держались в отдалении от иноверцев и были полны надежды на истинное избавление, посланное Всевышним. В их представлении то, что произошло в Эрец Исраэль, не было избавлением.

В самом деле, пусть даже часть еврейского народа вернулась в Эрец Исраэль — Лик Всевышнего по-прежнему остается сокрытым. Ведь враги еврейского народа во всем мире снова набирают силу и пытаются его уничтожить, большая часть его все еще находится в изгнании — кто подневольно, а кто и по своей воле, Храм все еще разрушен...

Кроме того, многие из евреев, живущих в Эрец Исраэль, далеки от Торы, а их руководители совершают поступки, оскорбляющие Всевышнего. Некоторые из них открыто выступают против Торы, пренебрегают мнениями мудрецов, направляющих нас в этом поколении.

Таким образом, и они, и все евреи, живущие в Эрец Исраэль, неизбежно станут посмешищем для народов мира, которые скажут: "Они — не народ Всевышнего, не наследники Его страны!"

Действительно, мы чувствовали себя опозоренными поведением руководителей еврейского народа, вернувшегося в Эрец Исраэль, ибо они, не понимая лежащей на них ответственности, отворачивались от Всевышнего и отвергали Его, более того — вынуждали еврейский народ осквернять свои святыни.

Разве о таком избавлении мы мечтали? Разве его предсказывали нам пророки?

Ведь истинная сущность избавления — это духовное освобождение, избавление нашего сознания от духовного и интеллектуального порабощения, навязанного нам ненавистниками Всевышнего. Но это избавление не очистило души, а интеллектуальная сумятица только усугубилась. Духовное порабощение сердец чужими недобрыми ценностями не прекратилось, равно как и не прекратились неприязнь между евреями и вражда между ними.

Евреи, мыслившие таким образом, были глубоко опечалены и говорили: "Если Всевышний действительно вспомнил о Своем народе и озарил его светом избавления — почему лишь одна седьмая часть народа увидела этот свет и вернулась в Эрец Исраэль, в то время, как шесть седьмых его не могут или не хотят насладиться его лучами и продолжают оставаться в странах своего рассеяния? Разве об этом мы мечтали?"

О прошлых и нынешних грехах

Кроме того, люди, опечаленные происходящим, говорили: "Разве единственной причиной нашего изгнания из Эрец Исраэль не были наши грехи и грехи наших отцов, то, что мы оставили Всевышнего и Его пути? Разве не из-за этого мы были изгнаны и рассеяны между другими народами? Поэтому мы останемся в изгнании до тех пор, пока не очистимся от прежних и нынешних грехов, очистимся, пребывая в странах, запятнанных нечистотой — только такое очищение приведет нас к полной тшуве. Ведь мы вели себя недостойно, находясь в Святой земле, и были изгнаны оттуда именно для того, чтобы исправить свое поведение. Лишь очищение, совершенное в изгнании, станет достойным искуплением наших грехов, лишь оно воздаст за них "мерой за меру"!"

Ибо вовсе не наша слабость и не мощь наших врагов стали причиной изгнания! Ведь еврейский народ состоял во все времена из героев и богатырей, так что пятеро их обращали в позорное бегство сотню врагов, а немногие побеждали целые армии. Лишь наши грехи привели к тому, что переполнилась мера терпения Всевышнего и наступил горький час наказания, час, когда соотношение сил стало обратным — немногочисленные враги нанесли нам страшные поражения, ибо рука Всевышнего сокрушила нас в нарушение естественных законов, дабы сломить наше упрямство и очистить нас от грехов — для этого Всевышний обрушил на нас Свою мощь.

Но разве мы уже очистились? Разве все прежние грехи все еще не преследуют нас? Разве в своем нынешнем состоянии мы можем войти в Царский дворец — и Царь простит нас?

Взгляните, как поступают недостойные представители нашего народа, добившись власти! Разве не стремятся они сделать Израиль таким же, как все народы, а Эрец Исраэль — такой же, как все остальные страны? А ведь это еще далеко не все их проступки! Разве о таком избавлении мы мечтали? Разве такое избавление может быть истинным?

"Быть может, — продолжали говорить эти люди, — все происходящее — дело рук Сатаны, который продемонстрировал нам кажущиеся чудеса, чтобы сбить с толку и предать в руки тех, кто отрицает Тору. Ведь, видя, что они добиваются успеха, мы можем пойти за ними — и кто знает, к чему это может нас привести?"

Доводы за и против

Множество обвинений выдвигали люди, опечаленные случившимся — но их оппоненты дали ничуть не меньшее количество серьезных ответов.

Обвинители говорили: "Все то, что происходит на наших глазах, нисколько не напоминает процесс избавления, как он описан нашими пророками".

Им отвечали: "Даже если еще не наступило избавление, предсказанное и обещанное пророками, разве не обязаны мы благодарить Всевышнего за оказанные Им благодеяния? За то, что Он даровал еврейскому народу убежище в Эрец Исраэль, чтобы он жил там отдельно от других народов, пустил корни, чтобы евреи, стремящиеся вернуться в Святую землю, имели такую возможность, и враги не могли им помешать?"

Ведь еще вчера нас жестоко преследовали везде и повсюду, и даже самый слабый враг мог навязывать нам свою волю, и самый ничтожный из народов мог замышлять истребить нас, не опасаясь наказания. А сегодня мы не подвластны другим народам, более того, многих из них охватил страх перед нами. Велика слава Израиля среди народов мира, велико уважение к нему — ничего этого мы не знали почти две тысячи лет. Неужели, обретя все это, мы не возблагодарим Всевышнего? Нет, мы обязаны благодарить Его за все, что Он уже сделал для нас, и в то же время просить Его ускорить процесс избавления, с тем, чтобы оно совершилось так, как предсказали наши пророки.

Обвинители говорили: "Разве можно представить себе, что даже самое начало великого избавления совершится таким чисто материальным образом, без того, чтобы в мире засверкали хотя бы искры от света Всевышнего? Что оно совершится при посредстве кровопролития, нескончаемых больших и малых войн, будет сопровождаться беспрерывной угрозой полного уничтожения Израиля множеством далеких и близких народов? Все это при том, что большая часть народов мира остается нашими врагами, а в Эрец Исраэль вернулась лишь небольшая часть еврейского народа!"

Им отвечали: "Утверждение "разве можно представить" — это вообще не довод. Кто знает — быть может, наши мудрецы намекали на такую возможность, но мы их не услышали и не поняли. Кто дал нам право указывать Всевышнему, что и как Он должен делать?"

И еще: "Разве не учили мудрецы древности, что избавление подобно утренней заре, ибо приходит подобно ей — понемногу, шаг за шагом, начинаясь в полной темноте, но так, что свет непрерывно усиливается, пока не наступит день. Ведь до сих пор мы видели только самое начало избавления, первые его шаги — так что не удивительно, что тьма еще покрывает землю".

Возможно, намек на это содержится в словах Торы, приведенных в главе Книги Ваикра, посвященной упрекам и обвинениям Израиля. В конце этой главы стоит одна-единственная фраза утешения: "И Я вспомню завет Мой с Яаковом и завет Мой с Ицхаком, и завет Мой с Авраамом вспомню, и землю вспомню" (Ваикра, 26,42). За этой фразой следуют такие слова, как бы завершающие упреки Израилю: "Но и при всем этом, когда они будут в земле врагов своих, не презрю Я их" (Ваикра, 26,44). Быть может, это место в Торе содержит намек на то, что в конце времен, незадолго до завершения эпохи наших бедствий, Всевышний вспомнит вначале о Своем завете с Яаковом, затем — о завете с Ицхаком и Авраамом, однако "эпоха упреков" на этом еще не закончится. Так "но и при всем том" — то есть после того, как Он вспомнит об этих заветах, — "когда они будут в земле врагов своих" — то есть когда шесть седьмых еврейского народа все еще будут находиться вне Эрец Исраэль несмотря на то, что могли бы вернуться в нее, если бы захотели, — "не презрю Я их... ибо Я — Г-сподь, Б-г их" — хотите вы этого или нет.

Грехи против заслуг

Кроме того, обвинители говорили: "Разве можно представить, что мы, изгнанные из Эрец Исраэль за то, что совершали определенные грехи, возвращены в нее несмотря на то, что продолжаем совершать их?"

Им отвечали: "Способность определить, какие из грехов прежних поколений искуплены, а какие — нет, принадлежит одному лишь Всевышнему. Это одна из величайших тайн мироздания, и открыта она только для Творца, читающего в сердцах. Человек взвешивает события и явления, сообразуясь с их видимостью, и выносит свой приговор в соответствии с тем, какими представляются ему "подсудимый" и его дела. Но для Всевышнего все обстоит иначе — Он видит прошлое и будущее так же ясно, как и настоящее, все уголки нашей души полностью раскрыты перед Ним. Поэтому только Он способен взвесить, изучить и оценить дела каждого отдельного человека и целых поколений в прошлом и будущем. Один только Он вершит суд, и никто из смертных не в состоянии угадать Его приговор".

Существует и другой ответ на этот вопрос. Точно так же как существует мера греха, переполнив которую, мы неизбежно обрушиваем на мир гнев Всевышнего, существует и мера бедствий, переполнение которой неизбежно становится искуплением. Когда она переполняется, Всевышний смягчается и преисполняется жалостью к Своим сыновьям. Даже если они еще не полностью раскаялись, не совершили полной тшувы, Он дарует им Свою милость. Разве какое-либо из предшествующих поколений пережило столько бедствий, сколько выпало на нашу долю?

А может быть, именно умножение греховности стало причиной избавления Израиля (даже если он — не про нас будет сказано — нарушает завет Всевышнего) — чтобы избавление побудило народ к тшуве или предотвратило осквернение Его Имени.

Ведь именно об этом говорил пророк: "И восстановлю Я завет Мой с тобой, и узнаешь, что Я — Г-сподь, чтобы вспомнил ты и устыдился, и не открыть тебе впредь уста твои от стыда, когда прощу Я тебе все, что ты делал — слово Г-спода Б-га" (Йехезкель, 16,62).

А в другом месте пророк говорит: "И пришли они к народам, к которым изгнаны были, и оскверняли Имя святое Мое, ибо говорили о них: "Народ Г-спода они, и из земли Его вышли!" И сжалился Я над Именем Моим святым, которое осквернил дом Израиля среди народов, к которым пришли. Посему скажи дому Израиля: "Так сказал Г-сподь Б-г: "Не ради вас свершаю это, дом Израиля, но ради Моего святого Имени""" (Йехезкелъ, 36,20).

Но что же будет с неискупленными грехами? На этот вопрос пророк ответил так: "Я стер, как туман, преступления твои, и, как облако, — грехи твои. Вернись ко Мне, ибо Я избавил тебя" (Йешаягу, 44,22). Это значит: Израиль будет освобожден прежде, чем искупит свои грехи, и Всевышний Сам "сотрет" их.

В любом случае, все эти "расчеты" скрыты от человеческого глаза и известны лишь Всевышнему. Кто сумеет разгадать их?

О правлении нерелигиозных людей

Обвинители говорили: "Разве могут принести избавление Израилю люди, отрицающие существование Всевышнего? Разве приносимые ими опасности не перекрывают любую возможную пользу? Ведь они используют находящуюся в их руках власть для того, чтобы оторвать еврейский народ от Всевышнего, и тем самым вызывают Его гнев!"

Им отвечали: "Разве мы не узнаем из рассказов наших мудрецов о царях из дома Хашмонаев, что большинство из этих царей отрицали самые основы Торы и были гораздо дальше от нее, чем политические руководители нынешнего поколения? Однако это не помешало Рамбаму написать об их победе над греками следующее: "После этого возобновилось Израильское царство более, чем на двести лет"".

В самом деле, сам факт пребывания Израиля среди народов, которым Всевышний не дал Торы, которые во все времена отвергали Всевышнего, суть оскорбление Его святого Имени. Даже когда они смягчаются по отношению в Израилю и начинают с уважением отзываться о Торе, мы не должны полностью им верить. Иначе обстоит дело даже с преступниками и злодеями-евреями: они в любом случае остаются частью народа Торы. Даже если они сегодня и не соблюдают ее законы, мы не должны полностью и навсегда их отвергать. Настанет день, они совершат тшуву и вернутся к Всевышнему — и Он примет их. Но даже до того, как это произойдет, то есть в период, когда нерелигиозные евреи управляют Израилем недостойно, в том, что евреи управляются евреями, а не иноверцами, заключено бесценное положительное зерно, ибо у всех евреев один общий духовный источник, к которому все они когда-нибудь возвратятся.

Даже теперь каждый, чьи глаза способны распознавать происходящее, видит, что отрицание веры и нарушение заповедей Всевышнего в мире стало меньшим, чем раньше, и все больше сердец проникается трепетной верой — намного больше, чем в предыдущих поколениях. Что же стало тому причиной? Не что иное, как любовная встреча святого народа со Святой землей. Именно она совершила это чудо — и совершит множество других чудес, да произойдут они еще в наше время!

Поэтому мы должны твердо верить, что сыновья, давно уже отдалившиеся от своих отцов, неизбежно вернутся к ним — даже если они еще вовсе не изменили своего поведения. Ибо души их стремятся к своим корням и в конце концов воссоединятся с ними.

С другой стороны, мы не должны отчаиваться при виде сыновей, которые восстают против своих отцов. Мы не должны верить в серьезность их бунта, даже когда они во весь голос объявляют о нем! Ведь они шумно бунтуют лишь оттого, чтобы им трудно отказаться от образа жизни, который они вели еще вчера, только потому, что, по их мнению и ощущению, в таком случае мир, в котором они прожили только времени, обрушится у них на глазах. В их душах еще остались следы нечистоты, запятнавшей страны, в которых они жили, страны, принадлежащие другим народам! Именно это и заставляет их кричать! Однако настанет день, и их сердца обретут утраченное мужество, и тогда они вернутся в своим корням. Такова природа злодеев и преступников, принадлежащих к еврейскому народу, таковы они и сегодня, и никогда не станут они иными, худшими, — напротив, они могут измениться лишь к лучшему.

Мы не должны их бояться. Никогда не умирает надежда на их исправление! Тем более теперь, когда конец времен приближается, принося с собой всеобщее исправление.

Дело рук Всевышнего — или дело рук Сатаны

Обвинители задаются таким неизбежным вопросом: что может послужить гарантией тому, что все великие события, совершающиеся в наше время в известных нам непростых условиях, действительно дар Всевышнего? Быть может (не про нас будет сказано), они инспирированы Сатаной для того, чтобы еврейский народ совершил тяжкий грех и устремился вслед за искусителями, сбивающими его с толку?

Им отвечают с упреком: "Разве Сатана обладает силой, позволяющей ему творить и создавать? Разве он не наделен лишь одной способностью — препятствовать исполнению чужих замыслов, уничтожать то, что создано другими? Но даже если бы он обладал способностью подвергать людей нелегким испытаниям и сбивать их с толку — неужели он применил бы ее для того, чтобы расстроить собственные замыслы? Неужели он — даже если у него будет такая возможность — откроет ворота Святой земли для святого народа, приведет евреев в места, освященные их предками, места, над которыми еще витают их души, в страну, очищающую их, освобождающую их от греха, в страну, куда они приходят, чтобы излить душу в молитве, обращенной к Всевышнему, Б-гу их отцов? Мы знаем множество примеров тому, как евреи, чуть только нога их ступит на Святую землю, немедленно пробуждаются духовно, сердца их возвращаются к Всевышнему в тшуве, молитве и праведных делах и устремляются к Торе как искры к пожирающему пламени — неужели Сатана станет помогать всему этому, не опасаясь повредить собственному делу? Неужели он не опасается, что еврейский народ вновь обретет святость и скажет ему: "Оставь меня!""

Неужели это Сатана вселил страх в сердца врагов Израиля и величайшее мужество — в сердца юношей Израиля, вставших, чтобы с героизмом, примеры которого мы находим лишь в священных войнах нашего народа, происходивших в древние времена, защитить Израиль в своей стране?

Неужели это Сатана приводит еженедельно и ежемесячно сотни тысяч евреев к тому месту, где некогда находился их Храм,

чтобы они изливали сердце в молитве, обращенной к Б-гу Израиля? Неужели это он зажигает сердца миллионов евреев, рассеянных по всему миру, многие из которых казались навсегда потерянными для еврейского народа, напоминает им об их корнях, откуда они пришли и куда им предстоит вернуться?

Неужели Сатана сорвал замки и засовы с этой земли, вернул ей изначальное благословение, так что она вновь стала давать богатые урожаи, которые растут с каждым годом? Неужели это он сделал тучными пастбища и зелеными — холмы? Если все это — дело рук Сатаны, то что же мы оставляем Всевышнему?

Да избавит нас Всемилостивый от подобных мыслей! Нет, Сатане не дано совершать такие дела. Есть у него лишь одна способность: ослеплять зрячих, превращать для них свет в тьму, а тьму — в свет, делать мудрых глупцами. Да спасет нас Всевышний от этих его происков, да потерпит Сатана поражение в столкновении с нами!

Вот о чем спорили евреи, по-разному интерпретировавшие события, происшедшие в наши дни. По-прежнему среди них существуют разные мнения, ибо еще не наступил конец странствиям, не пришли пророки, и мы не обрели истинное знание.

Поэтому многие явления все еще остаются непонятными, и истинный смысл совершающихся событий еще сокрыт. Невозможно написать о них книгу — ибо не пришел пророк, который раскроет нам правду и объяснит ее. Ведь события такого масштаба могут быть объяснены только пророком, которому ведомы слова Всевышнего, или величайшими мудрецами поколения, когда они соберутся вместе и Сам Всевышний будет находиться среди них — или же еврейской традицией святых древних поколений, донесенной до нас из прежних времен.

Однако в традиции мы пока не находим ответа, а пророк еще не пришел, так что нам не дано раскрыть эту тайну.

Поэтому...

Поэтому если мы встречаем евреев, исполненных благодарности за все доброе, что произошло с нами, чьи сердца, однако,

полны тревоги, ибо многого нам еще недостает, и о многом нам еще предстоит просить Всевышнего, чтобы в конечном счете наше избавление стало полным, — если мы встречаем таких евреев, мы должны присоединиться к ним. Ведь Машиах, потомок царя Давида, еще не пришел, и видения пророков не осуществлены. Мы должны свято верить в то, что все слова пророков, без всякого исключения, сбудутся, что все блага, обещанные ими, станут нашими. Поэтому мы никогда не перестанем требовать осуществления всех их пророчеств — пока не увидим предреченное ими своими глазами. Тогда возрадуются наши души и сердца, и мы обратимся к Всевышнему с благодарностью за то, что Он осуществил предреченное: "Так сказал Г-сподь: "Вот Я вознесу к народам руку Мою и перед племенами подниму знамя Мое, и они принесут сыновей твоих в поле, и дочери твои несомы будут на плечах. И будут цари воспитателями твоими, и царицы — кормилицами твоими, лицом до земли кланяться будут тебе, и прах ног твоих лизать будут..."" (Йешаягу, 49,22)

И еще: "Еще скажут в слух тебе дети потерянные твои: "Тесно для меня место: подвинься, чтобы я мог поместиться". И ты скажешь в сердце своем: "Кто родил мне этих? Я же потеряла детей своих и одинока, изгнана и покинута: кто же растил этих? Ведь я оставалась одна — эти, где они были?"" (Йешаягу, 49,20)

И еще: "Вот Я положу камни твои в сурьму, сделаю основание твое из сапфиров. И сделаю окна твои из рубинов и ворота твои — из карбункулов, и всю ограду твою — из камней драгоценных. И все сыновья твои будут учениками Г-спода, и велико будет благополучие детей твоих" (Йешаягу, 54,11).

Однако...

Однако если мы увидим среди еврейского народа людей, чьи сердца разрываются, не в силах распознать добро и зло, людей, которые не осознают дарованных нам благодеяний и не готовы благодарить за них, не отличают дела Всевышнего от дел Сатаны — в таком случае мы должны просить о милости для нас и для них, дабы все мы избавились от слепоты и не совершили тяжкого греха — не оказались неблагодарными по отношению к Всевышнему.

В таком случае мы обязаны восславить Всевышнего, воспеть Его деяния, возблагодарить Его за все, что Он сделал и еще сделает для Своего народа во все времена — вплоть до самого конца времен. Ибо, начиная петь и прославлять Его, мы должны делать это так, как велит нам сердце, как требует душа — ведь пока неизвестно, какой будет постоянная, установленная традицией форма этих песен и восхвалений, когда они станут всеобщим достоянием, как стали им песни и восхваления, установленные мудрецами предыдущих поколений для еврейского народа на вечные времена.

Ведь мы не сможем — до поры до времени — правильно понять и объяснить события, происходящие вокруг нас, так, как требует того Тора. Лишь Тот, Кому ведомы все тайны, понимает смысл происходящего и меру заключенного в нем блага.

Нам же остается ждать и надеяться на то, что Всевышний укажет верную дорогу и пошлет нам Своего праведного Машиаха — в самом скором времени, уже в наши дни. Он укажет нам путь, по которому мы должны идти, и объяснит, по какому пути мы шли прежде.

"Второй Песах"

День 14-го Ияра называется "Вторым Песахом" (Песах шени), ибо в этот день во времена, когда существовал Иерусалимский Храм, приносили пасхальную жертву те, кто не имел возможности принести ее в срок, 14-го Нисана, — из-за того, что находились в состоянии ритуальной нечистоты или не могли вовремя прибыть в Иерусалим из удаленного места. Вот что говорит об этом Тора: "И Г-сподь говорил Моше так: "Говори сынам Израиля так: всякий, кто будет нечист из-за усопшего, или он будет в дальнем пути, из вас или потомков ваших, то и он должен совершить песах Г-спода. Во второй месяц, в четырнадцатый день, в сумерки пусть справляют его, с мацой и марором пусть едят его"" (Бемидбар, 9,10).

14-е Ияра не является праздничным или полупраздничным днем. Однако поскольку во времена Храма это был радостный день для всех тех, кто исполнял в него заповедь о пасхальной жертве, мы продолжаем выделять его и сегодня. Поэтому 14-го Ияра мы не читаем покаянную молитву Таханун.

Существует обычай есть в этот день мацу, оставшуюся от праздника Песах, в память о пасхальной жертве, которая съедалась вместе с мацой.

14-е Ияра названо "Вторым Песахом", поскольку Ияр, когда приносится эта жертва, является вторым месяцем года. В Иерусалимском Талмуде это день назван иначе — "Малым Песахом".

Отличие пасхальной жертвы от других жертвоприношений

Существует принципиальное отличие пасхальной жертвы от всех остальных жертвоприношений. Оно состоит в том, что в случае, если для принесения любой другой жертвы еврейским законом установлено определенное время, если это время прошло, жертва уже не может быть принесена. Однако песах (пасхальная жертва), несмотря на то, что Тора точно установила время ее принесения и дважды повторила, что она должна быть принесена бемоадо (то есть "в свой срок"), в определенных случаях (а именно — если еврей по одной из двух упомянутых выше причин не мог принести ее вовремя) должна быть, согласно указанию Торы, принесена в указанный законом второй срок — 14-го Ияра.

Чем вызвано это отличие? Тем, что пасхальная жертва принципиально отличается от всех остальных. Ведь тот, кто обязан был принести любую другую персональную или общественную жертву, но не сделал этого, не выполнил мицват асе — позитивную заповедь Торы, однако не нарушил ее запрета и закон не назначил ему никакого наказания. Однако с пасхальной жертвой дело обстоит иначе. Тот, кто намеренно не принес ее, подлежит суровому наказанию — карету, как сказано в Торе: "Человек же, который чист и в дороге не был и не совершит песаха, истребится (веникрета) душа его из народа его, ибо жертвы Г-сподней не принес он в свое время" (Бемидбар, 9,13).

Из того, насколько суровому наказанию — отторжению от Источника жизни — подлежит тот, кто сознательно отказался от выполнения заповеди о пасхальной жертве, мы учим, что награда за исполнение ее должна быть еще больше — ведь мера добра (и награды) больше и полнее меры беды (и наказания) в пятьсот раз! Это значит, что тот, кто удостоится вовремя принести пасхальную жертву, прилепляется к Источнику жизни — вместе с народом Израиля.

За что мы ущемлены?

Именно поэтому на втором году после Исхода из Египта, когда евреи справляли свой первый Песах в пустыне, те из них, кто были ритуально нечисты из-за прикосновения к человеческому трупу и не могли принести вовремя пасхальную жертву, пришли к Моше и Агарону и сказали: "За что же мы будем лишены того, чтобы принести жертву Г-спода в назначенную для нее время среди сынов Израиля?" (Бемидбар, 9,7)

Они сказали: "Хотя мы знаем, что не будем наказаны за неисполнение заповеди, поскольку не имели возможности ее исполнить, за что мы лишимся великой награды за ее исполнение? Ведь тот, кто исполнит ее, полностью разрывает всякую связь с идолами других народов и соединяется нерасторжимой связью с еврейским народом и его Создателем на вечные времена".

И хотя наши мудрецы учат: "Тот, кто намеревался исполнить заповедь, но не зависящие от него обстоятельства лишили его такой возможности, удостаивается той же награды, какой удостоился бы, если бы исполнил эту заповедь", эти люди, явно попадавшие под такое определение, то есть не исполнившие заповедь по не зависящей от них причине — оттого, что стали ритуально нечистыми, прикоснувшись к мертвецу, — полагали, что не удостоятся ожидаемой награды. Почему? Они считали, что если бы не согрешили в прошедшем году, создав золотого тельца, то ангел смерти не имел бы власти над еврейским народом и потому они не осквернились бы, соприкоснувшись с мертвым телом. Поэтому они опасались, что их следует рассматривать не как людей, которых не зависящие от них обстоятельства лишили возможности исполнить заповедь, а как людей, не исполнивших ее по ошибке (например, по забывчивости). В таком случае награда за "исполнение" неисполненной заповеди не была бы им положена — в отличие от всех остальных евреев, которые, хотя также участвовали в создании золотого тельца, но не были лишены привилегии принести пасхальную жертву. Поэтому-то эти люди и спросили Моше: "За что же мы (именно мы) будем лишены права принести эту жертву Всевышнему?"

Коротко о законах "Второго Песаха"

Еврей, который находился в состоянии ритуальной нечистоты в часы, когда приносится пасхальная жертва 14-го Нисана, или же был в этот день далеко от Иерусалима (как мы объяснили раньше), или не смог принести жертву по не зависящим от него обстоятельствам, или не принес ее по ошибке или даже не сделал это сознательно в указанное время — во всех этих случаях он приносит ее в конце дня 14-го Ияра — во "Второй Песах".

Нееврей, принявший иудаизм и ставший евреем между 14-м Нисана и "Вторым Песахом", и еврейский ребенок, достигший совершеннолетия в эти дни, также обязаны принести пасхальную жертву во "Второй Песах".

Еврейский закон устанавливает такое правило: даже когда число евреев, находившихся 14-го Нисана в состоянии ритуальной нечистоты, очень велико, если они представляют собой лишь меньшинство еврейского народа, то обязаны приносить пасхальную жертву 14-го Ияра. Однако если они составляют большинство народа, или если когены или священные предметы, при помощи которых производится служение в Иерусалимском Храме, ритуально нечисты, то все евреи — и ритуально чистые, и ритуально нечистые — приносят жертву 14-го Нисана.

Если половина еврейского народа ритуально чиста, а половина — нет (из-за контакта с мертвым телом), весь народ приносит жертву 14-го Нисана, ритуально чистые — отдельно, соблюдая необходимые предосторожности, чтобы сохранить ритуальную чистоту, остальные — невзирая на свое состояние. Однако если те, кто ритуально нечисты, составляют большинство, то весь народ приносит пасхальную жертву вместе, как бы в состоянии нечистоты.

Каким образом определяют в Песах, является большинство народа ритуально чистым или нет? Опрашиваются евреи, намеревающиеся войти во двор Храма (для того, чтобы совершить жертвоприношение). Прежде, чем первая группа войдет во двор Храма, на базе этой статистической выборки делается вывод о состоянии народа.

В чем заключаются отличия между законами пасхального жертвоприношения в Нисане и в Ияре? В Нисане еврею запрещается приносить пасхальную жертву до того, как он полностью уничтожит и аннулирует хамец в своем владении; она не приносится вместе с хамецем; она должна быть съедена только в заранее отведенном для этого доме (или ином месте); в то время, когда едят ее мясо, читается Галлель; пасхальное жертвоприношение сопровождается принесением в жертву Хагиги; наконец, ее разрешается приносить и в состоянии ритуальной нечистоты, если большая часть народа находится в этом состоянии. В Ияре дело обстоит иначе: в это время разрешается иметь в доме хамец; в то время, когда едят мясо пасхальной жертвы, не обязательно читать Галлель; разрешается выносить ее мясо за пределы дома (или иного места), установленного заранее для того, чтобы съесть его там; вместе с ней не приносят в жертву Хагигу; наконец, ее не приносят в состоянии ритуальной нечистоты.

В обоих случаях — и 14-го Нисана, и 14-го Ияра — разрешается приносить пасхальную жертву, даже если эти дни выпадают на субботу. В обоих случаях во время жертвоприношения читается Галлель, а мясо жертвы съедается в жареном виде в заранее установленном доме (или ином месте), вместе с мацой и марором. В обоих случаях не разрешается оставлять часть мяса на следующий день и ломать кости жертвы. Так учил Рамбам в Гилхот корбан песах.

"Второй Песах" во времена Хизкиягу

Нам известен случай в еврейской истории, когда большая часть еврейского народа совершила пасхальное жертвоприношение во "Второй Песах" из-за ритуальной нечистоты.

Это произошло во времена царя Хизкиягу, который очистил Храм, когенов и весь народ от нечистоты, связанной со служением идолам, насаждавшимся его отцом Ахазом. Эта нечистота оскверняет так же, как нечистота, вызванная контактом с мертвым телом. Хизкиягу понял, что не успеет очистить большую часть народа до наступления Песаха. Вот что говорится об этом во Второй Книге Хроник:

"И посоветовавшись, решили царь, и князья его, и вся община в Иерусалиме совершить песах во второй месяц. Ибо не смогли совершить его в ту пору вовремя, потому что священники еще не освятились достаточно, и народ — не собрался в Иерусалиме" (Диврей га-ямим II, 30,2).

Еврейские мудрецы не одобрили это решение, поскольку, как мы уже знаем, оно противоречило закону: в случае, когда большая часть народа ритуально нечиста, пасхальное жертвоприношение не откладывается, а совершается вовремя, 14-го Нисана, даже теми, кто ритуально нечист. Хизкиягу впоследствие понял, что совершил ошибку, и обратился к Всевышнему с молитвой о прощении: "Г-сподь благ, простит за то" (Диврей га-ямим II, 30,19).

"Второй Песах" — 14-го Ияра

Почему Тора установила "Второй Песах", то есть день, в который совершают пасхальное жертвоприношение те, кто находился 14-го Нисана в состоянии ритуальной нечистоты, так поздно — 14-го Ияра? Ведь для того, чтобы все евреи вернулись в состояние ритуальной чистоты, достаточно было бы двух недель, а не месяца!

Рабби Яаков Амдин писал, что Небеса открыли ему глубокий ответ на этот вопрос. Дело в том, что в год Исхода из Египта евреи питались запасами взятой из Египта мацы вплоть до вечера 15-го Ияра. Стало быть, святость Песаха и чудо Исхода, тесно связанные с мацой, непосредственно распространялись лишь вплоть до этого дня. Поэтому "Второй Песах", когда в доме у нас находятся и маца, и хамец, и назначен на 14-е Ияра — последний день, когда у евреев, вышедших из Египта, оставалась маца.

Такое же объяснение дал и Гакоген из Люблина в книге При цадик.

Лаг ба-Омер

18-е Ияра — тридцать третий день счета омера, на иврите — Лаг ба-Омер — день (радостного) прославления рабби Шимона бар Йохая. Еврейский народ сделал этот день праздником, "вклинившимся" в череду печальных дней, начавшуюся до него и продолжающуюся после него. В этот день не читается Таханун, устраиваются свадьбы, и — согласно ашкеназскому обычаю — принято стричься. Согласно сефардскому обычаю, как мы уже писали, стригутся на следующий день. 18-го Ияра надевают новую одежду, хотя в остальные дни счета омера стараются следовать мнению меньшинства еврейских авторитетов, запрещающих надевать ее в дни счета омера (несмотря на то, что еврейский закон, следующий мнению большинства, этого не запрещает). В синагоге зажигают множество свечей, и еврейские дети вместе со своими учителями отправляются на прогулку за город, где дети веселятся и стреляют из лука — согласно обычаю, принятому вне Эрец Исраэль.

А в Эрец Исраэль, в ее священных городах, этот день празднуется еще радостнее. Лаг ба-Омер стал здесь настоящим праздником, днем, когда поют и пляшут, зажигают большие костры и т.д. — все это в память о великом мудреце рабби Шимоне бар Йохае.

Естественно, самое большое празднество устраивается на горе Мирон — в месте, где похоронены рабби Шимон бар Йохай и его сын рабби Элазар. Тот, кто не видел празднества на горе Мирон в Лаг ба-Омер, никогда не видел истинного веселья и воодушевления тысяч людей, никогда не видел настоящей радостной пляски. Очень многие освящаются и очищаются в этот день при помощи молитвы и изучения Торы, все присутствующие поют песни в честь рабби Шимона бар Йохая, и эти песни достигают Небес. Огни разжигаемых на Мироне костров видны за много километров.

Истинный смысл этого праздника, включающего радостное прославление рабби Шимона бар Йохая, гиллулу, которую сравнивают со свадебным обрядом, хупой рабби, также связанным с этим днем, окутан глубокой тайной, известной только великим каббалистам древних и новых времен. И действительно, эта гиллула устраивается не только в честь рабби Шимона бар Йохая, но и в честь Торы, которую он преподал своим ученикам. Свое учение он сформулировал в священной книге Зогар, книге, которая вся — святость и вся — тайна, книге, истинная мудрость которой скрыта от большинства людей и доступна очень немногим.

Однако существует простое объяснение смысла празднования Лаг ба-Омера, которое приводится в древних книгах, посвященных еврейскому закону. В этот день, как мы уже рассказывали, перестали умирать ученики рабби Акивы. Вот что писал рав Меири в своей книге Бейт га-бхира, в разделе, посвященном Трактату Талмуда Евамот: "Еврейская традиция, переданная нам поколением Гаонов (мудрецов VI-Х веков), да будет благословенна их память, рассказывает, что в Лаг ба-Омер прекратились смерти (учеников рабби Акивы), поэтому принято отменять в этот день все признаки траура".

В книге Гамангиг, авторство которой приписывают рабби Зрахии Галеви, сказано, что в очень древней книге, привезенной из Испании, написано, что ученики рабби Акивы начали умирать в Песах и умирали вплоть до "полумесяца перед наступлением праздника Шавуот", то есть до Лаг ба-Омера.

Однако Магариль объяснял, что гибель учеников рабби Акивы продолжалась в течение всех дней счета омера, то есть от Песаха до Шавуота, в прямом соответствии со словами Гемары.

Исключение составляли те дни счета омера, когда не читается Таханун (и запрещены все признаки траура) — в эти дни они не умирали. Вот перечень этих дней: семь дней праздника Песах (включая последний день праздника), два дня новомесячья Ияра, один день новомесячья Сивана и семь суббот — всего 17 дней. Вычтем число 17 из 49 дней счета о мера и увидим, что ученики рабби Акивы умирали в течение 32 дней. В память об этом мы и отмечаем 33-й день счета омера как день, когда прекращается период траура.

Следует отметить, что все эти мудрецы не упоминают в своих объяснениях гиллулу в честь рабби Шимона бар Йохая.

Прославление рабби Шимона бар Йохая

Согласно приведенному выше объяснению Магариля, 33-й день счета омера сам по себе не принес никакого облегчения — ведь в это день ученики рабби Акивы продолжали умирать, так что только порядковый номер этого дня — 33 — заслуживает упоминания, ибо связан с прекращением траура (ведь траурных дней, согласно этому объяснению было 32). Почему же мы празднуем этот день?

Законы, связанные с этим днем, окутаны глубокой тайной, связанной с величайшими тайнами мироздания. Еврейские мудрецы открывают ее нам, непосвященным, только отчасти.

Древняя традиция донесла до нас, что рабби Шимон бар Йохай скончался в Лаг ба-Омер. В день его кончины мир наполнился ярчайшим светом, бескрайней радостью, ибо в этот самый день он открыл своим ученикам величайшие тайны, записанные в книге Зогар. Никогда ранее мир не был прекраснее, чем в этот день, когда величайшие тайны были открыты людям. Для рабби Шимона бар Йохая и его учеников это был радостный день, день гиллулы, подобный дню, когда жених радуется своему счастью под свадебным балдахином. Это день длился дольше, чем какой-либо другой день, ибо он закончился не прежде, чем рабби Шимон бар Йохай раскрыл перед своими учениками все тайны, которые имел право раскрыть — только после этого он разрешил солнцу зайти. Затем он скончался, и душа его поднялась на Небеса. Все это рассказывается в книге Зогар.

Несмотря на то, что обычно день смерти праведника объявляется днем поста, Лаг ба-Омер мы объявляем праздничным днем — ведь таково было желание рабби Шимона бар Йохая, и именно так установили мудрецы древних времен, из года в год отмечавшие годовщину его смерти как радостный и праздничный день — точь в точь как самый день его кончины.

Еще в древности был установлен важный обычай зажигать многочисленные свечи на могиле рабби Шимона бар Йохая в Лаг ба-Омер. Рабби Овадья из Бартиноры писал в письме к брату, написанном в 5249-ом (1489-ом) году: "18-го Ияра, в день кончины рабби Шимона бар Йохая, к его могиле приходят люди из самых разных мест и зажигают большие факелы — это вдобавок к обычной поминальной свече".

Когда великий Ари Гакадош и лучшие из его учеников поселились в Эрец Исраэль, они овладели всеми десятью ступенями тайного учения и объяснили всему народу важность празднования этой гиллулы. За ними пришли выдающиеся хасидские цадики, ученики Бешта (Баалъ Шем-Това), которые пошли по пути каббалистов, и таким образом Лаг ба-Омер стал днем, в который весь еврейский народ чтит память великого мудреца рабби Шимона бар Йохая и молит Всевышнего о том, чтобы его заслуги помогли всему Израилю, и излучаемый им свет озарил всю страну.

Свечи, факелы и костры

Мы уже говорили о том, что день кончины рабби Шимона бар Йохая был наполнен светом как никакой другой день — так отмечено в книге Зогар. Именно поэтому и существует обычай зажигать в этот день множество свечей в синагогах и ешивах с тем, чтобы при свете их изучать учение рабби, рассказывать прославляющие его истории и петь песни, сложенные в его честь. В этот день принято изучать Адра зота, приведенную в книге Зогар.

В еврейских общинах Польши и России было принято посылать подростков обходить город и собирать по домам свечи для гиллулы, устраиваемой в бейт-мидраше. Во многих местах в этот день было принято зажигать большие костры под открытым небом.

Многие великие руководители хасидских дворов в Восточной Европе устраивали в Лаг ба-Омер настоящий праздник. Они надевали праздничную одежду, накрывали особый праздничный стол — шулъхан — за которым изучалась Тора — в точности как в субботу и йом-тов.

Рабби Барух из Межибежа, внук Бешта, устраивал каждый год в Лаг ба-Омер сиюм — праздничную трапезу в честь окончания изучения книги Зогар. После того, как завершался сиюм, присутствующие брали книгу Зогар в руки и плясали с ней в течение нескольких часов с огромным энтузиазмом. Этот день был для них подобен дню Симхат-Тора.

В еврейских общинах разных стран существуют различные обычаи чтить память великого рабби Шимона бар Йохая, включающие чтение фрагментов книги Зогар, пение пиюпгим, сложенных в честь рабби, зажигание свечей и светлую радость исполнения заповеди в день гиллулы.

Пиют, составленный рабби Лави и посвященный рабби Шимону бар Йохаю, — "Бар Йохай, помазанник" — получил распространение по всех еврейских общинах. Он читается и поется повсеместно в ходе гиллулы по рабби Шимону бар Йохаю. В Цфате принято читать этот пиют, содержание которого основано на величайших тайнах Каббалы и десяти Сфирот, каждую субботу вскоре после ее начала.

В Северной Африке и в Тунисе существовал обычай усаживаться группами по несколько человек и в течение всего дня и всей ночи изучать книгу Зогар с дополнениями, после чего устраивалась большая трапеза. Богатые евреи в этот день щедро наделяли всем необходимым знатоков Торы в своих домах. В синагогах выделялся и посвящался рабби Шимону бар Йохаю специальный угол. В домах зажигались специальные люстры, украшенные яркими цветами, а в послеполуденные часы каждый еврей приносил свой светильник в синагогу и изучал Тору при его свете.

Обычай зажигать костры в Лаг ба-Омер в честь рабби Шимона бар Йохая восходит к Ари Гакадош и относится прежде всего к горе Мирон, где находится могила рабби Шимона бар Йохая и его сына рабби Элазара. Этот обычай был установлен самим Ари и его учениками.

Великие еврейские мудрецы, которым довелось пасть ниц на могиле рабби Шимона бар Йохая, рассказывали, что испытали великое воодушевление и в ряде случаев удостоились совершить настоящие чудеса и принести спасение еврейским общинам.

О рабби Хаиме бен Атаре, авторе книги Ор га-хайим, рассказывают, что однажды он принял участие в гиллуле по рабби Шимону бар Йохаю. Когда он поднялся на гору Мирон и доехал до подножия холма, на вершине которого находится могила рабби Шимона бар Йохая, он сошел с осла, пал на землю и поднимался дальше ползком, громко крича: "Куда пришел я, ничтожный, — туда, откуда извергается священный огонь, куда спускается Небесная свита Всевышнего и души праведников!" Так рассказывается в книге Квод млахим.

Хида в книге Море бе-эцба отмечает: "В Лаг ба-Омер надлежит радоваться в память о рабби Шимоне бар Йохае, да защитят нас его заслуги, ибо это день его гиллулы, и нам известно, что он хотел, чтобы мы радовались в этот день. Существует также прекрасный обычай изучать в ночь Лаг ба-Омера фрагменты книги Зогар, прославляющие рабби Шимона бар Йохая".

Рабби Йосеф Софер, переселившийся в Эрец Исраэль в 5525-ом (1765-ом) году, рассказывает в одной из своих книг: "Три раза в году ученики Ари Гакадош посещают могилу рабби Шимона бар Йохая — в Элуле, в Нисане и в Лаг ба-Омер. День Лаг ба-Омер назывется днем гиллулы по рабби Шимону бар Йохаю. У учеников Ари существует древняя традиция радоваться в этот день, устраивать праздничные трапезы с музыкой и плясками". Рабби Симха бар Йегошуа из Злошица, переселившийся в Эрец Исраэль в 5525-ом (1765-ом) году, рассказывает в книге Агават Цион, повествующей о его путешествиях, об обычае зажигать огни в Лаг ба-Омер: "Наверху, у здания, построенного вокруг могилы рабби Шимона бар Йохая, стоит столб, являющийся частью стены, а на нем — нечто вроде большой чаши, в которую наливают масло, а затем погружают в него старую одежду, сделанную из хлопка или шерсти, и поджигают ее. Этот свет распространяется на много миль, ибо гора Мирон высока. Зажигание огня в Лаг ба-Омер, день кончины рабби Шимона бар Йохая, и называется гиллулой в его честь".

Именно этот рассказ и стал источником обычая, согласно которому простые люди от излишнего энтузиазма бросают в огонь в этот день дорогие одежды и шелковые шарфы, а также золотые и иные дорогие предметы. Многие выдающиеся авторитеты в различные времена протестовали против этого обычая, ибо тот, кто так поступает, нарушает заповедь баль ташхит, запрещающую напрасное уничтожение ценностей. Ведь "если бы эти люди продали уничтожаемые ценности и роздали вырученные деньги беднякам Эрец Исраэль, рабби Шимон бар Йохай радовался бы гораздо больше".

Поэтому многие великие раввины, в том числе автор книги При Хадаш и Хатам-Софер сомневались, правильно ли с точки зрения Галахи устраивать в Лаг ба-Омер большое празднество, ибо наши мудрецы не упоминают его среди праздничных дней.

Обычай стричь детей в Лаг ба-Омер

В этот день принято [впервые] стричь мальчиков, достигших трехлетнего возраста, оставляя пеот, чтобы приучить их исполнять заповедь: "Не стригите краев волос вокруг головы вашей" (Ваикра, 19,27). Эта церемония называется халка — "стрижка" по-арабски.

Рабби Хаим Виталь рассказывает о своем учителе, великом Ари, что он привел своего маленького сына на гору Мирон вместе с остальными членами семьи и там постриг его в соответствии с распространенным обычаем.

Один из учеников Ари, автор книги Мишнат хасидим и сидура, составленного с учетом советов и поучений самого Ари,

также учит: "Тот, кто следует учению Ари, должен посетить его могилу и там обрести великие радость и веселье, тем более, если он делает это в первый раз и стрижет голову своего сына, оставляя пеот и исполняя таким образом заповедь".

Рабби Хаим Гурвиц, автор книги Хибат Йерушалаим, подробно рассказывает об исполнении этого обычая в 5595-ом (1835-ом) году: "Вначале приводят ребенка перед первой стрижкой на могилу рабби Йоханана Гасандлара с песнями и плясками, а оттуда возвращаются на двор, окружающий могилу рабби Шимона бар Йохая. Стрижка происходит у дверей бейт га-мидраша, при этом читают благословение Ми шеберах, Многие люди привозят своих сыновей из далеких стран, дав обет исполнить заповедь о пеа в этом священном месте. В таком случае им иногда приходится ждать очень много времени, пока ребенок не окажется в состоянии выдержать это путешествие, так что иногда он приезжает туда в возрасте существенно старше трех лет. Зачем это делается? Потому, что радостное исполнение одной заповеди влечет за собой исполнение других".

Лук и стрелы в Лаг ба-Омер

Обычай, в соответствии с которым еврейские дети в различных странах вне Эрец Исраэль играют в Лаг ба-Омер с луком (кешет) и стрелами, связан с рассказом наших мудрецов о том, что во все годы жизни рабби Шимона бар Йохая на небе не появлялась радуга (кешет). Таким образом, именно рабби защищал мир от различных бедствий — величайшая заслуга, которая может выпасть человеку. Поэтому мир в его времена не нуждался в "знаке радуги", посланном Всевышним в знак обещания, что новый потоп никогда не погубит его. Но сейчас, когда рабби Шимон бар Йохай уже не с нами, мы снова вынуждены опасаться того, что грехи нашего поколения переполнят чашу и, если бы не радуга — "знак союза с Всевышним" — мир будет разрушен.

В книге Бней Иссахар объясняется (методами Каббалы) еврейский обычай, связанный со стрельбой из лука в этот день. Он связывается со словами Танаха: "Следует научить сынов Йегуды владеть луком" (Шмуэль II, 1,18). Существует древняя традиция, рассказывающая, что в будущем именно в Лаг ба-Омер в небе появится радуга необычного цвета и возвестит о грядущем избавлении. Поэтому мы и стреляем в этот день из лука.

Еще несколько слов о Лаг ба-Омере

Магарша в своем комментарии к Мидрашу так объясняет радость и веселье, с которыми мы встречаем Лаг ба-Омер. Дни счета омера сопоставляются с пятидесятые годами жизни человека после того, как он достигает двадцатилетнего возраста. Если он не согрешил в течение первых 33 лет (из пятидесяти), он уже не согрешит и в будущем, ибо большая часть его жизни уже прошла. В память об этом мы и устраиваем небольшой праздник в Лаг ба-Омер — в память о том, что уже прошли две трети из 49 дней счета омера.

Рабби Яаков Амдин объясняет природу этого дня, пользуясь терминами Каббалы. Все дни счета омера — дни суда, а Лаг ба-Омер — год шебагод — день суда вдвойне. Поскольку мера суда удваивается в этот день, она изменяет свою природу и становится мерой милосердия. Ведь именно так принимал решение Сангедрин: если все его члены находили подозреваемого в убийстве виновным, он объявлялся невиновным.

Хатам-Софер доказывал, что ман начал выпадать в пустыне именно 18-го Ияра, то есть в Лаг ба-Омер. В самом деле, маца, принесенная евреями из Египта, закончилась 15-го Ияра, а затем в течение трех дней у них не было хлеба. Только 18-го Ияра впервые выпал ман, и в память об этом мы и отмечаем Лаг ба-Омер.

Другие авторитеты полагают, что именно в Лаг ба-Омер, 18-го Ияра, началось восстание евреев против римлян в конце периода Второго Храма, во время правления римского наместника Флора. Историк Иосиф Флавий рассказывает, что за день до этого, 17-го Ияра, Флор потребовал у руководителей еврейского народа в Иерусалиме передать ему 17 талантов золота как наказание за волнения в Кейсарии, где евреи выступили против римлян. Это требование вызвало волнения в Иерусалиме, где евреи собирались и публично проклинали Флора. Многие из них издевались над пристрастием Флора к золоту, ходили по улицам и собирали подаяние в его пользу. На следующий день началось открытое восстание.

Двадцатое Ияра

После того, как еврейский народ подошел в Рош Ходеш Сивана первого года после Исхода из Египта к горе Хорев (Синай), он не сразу ушел оттуда, а оставался там двенадцать месяцев без десяти дней. Именно во время этой стоянки евреи получили Тору, согрешили, создав золотого тельца, и искупили этот грех. Здесь же, у горы Синай, они построили Мишкан и впервые собрали и установили его 1-го Нисана следующего года, здесь спустилось на него облако Шхины, казавшееся огнем в ночи (вдобавок к Облакам Славы, окружавшим лагерь еврейского народа еще до того, как был построен Мишкан). Здесь же 14-го Нисана евреи принесли пасхальную жертву, получили заповедь о "Втором Песахе", а в Рош Ходеш Ияра по приказанию Всевышнего приступили к проведению переписи по родам и семействам, о которой мы говорили выше. Здесь был пересчитаны все военнообязанные евреи-мужчины с точно установленной родословной в возрасте от двадцати до шестидесяти лет, а также все мужчины-первенцы и мужчины-левиты в возрасте от одного месяца.

После того, как еврейский народ был поделен на установленные .колена, роды и семейства, он был разделен на четыре дегеля (буквально: "флага") по три колена в каждом. Эти четыре дегеля окружали Мишкан с четырех сторон, а лагерь левитов (не входивших ни в один дегель) находился в середине. Отныне именно в таком порядке еврейский народ разбивал лагерь и в таком же порядке двигался в своих странствиях по пустыне.

Именно 20-го Ияра второго года после Исхода из Египта еврейский народ впервые — по указанию Всевышнего — совершил переход в порядке дегелей и колен, выполняя и все остальные заповеди, установленные Всевышним на период странствий, как сказано в Торе: "И было, во второй год, во второй месяц, в двадцатый день месяца поднялось облако от Мишкана откровения. И поднялись сыны Израиля в походы свои из пустыни Синайской. И остановилось облако в пустыне Паран" (Бемидбар, 10,1).

Как странствовали евреи

В Торе'сказано: "Поднялось облако". Это и был знак сниматься с места. Ибо когда облако Шхины, окутывавшее Мишкан, поднималось и принимало другую форму — форму узкого цилиндра, евреи знали, что пришло время отправляться в путь. Они разбирали шатры, упаковывали свое имущество и грузили его на повозки или на спины вьючных животных — если они у них были. Те, у кого их не было, несли свои пожитки сами. В это время когены трубили в (две) свои серебряные трубы. Порядок трубления был следующий: Ткия, Труа, Ткия. Облако не трогалось с места до тех пор, пока Моше не произносил следующие слова: "Восстань, Г-споди, и рассеются враги Твои, и побегут ненавистники Твои от Лица Твоего" (Бемидбар, 10,35). После этого первым отправлялся в путь дегель Йегуды, в который входили колена Йегуды, Иссахара и Зевулуна.

После того, как отправлялся в путь дегель Йегуды, Агарон и его сыновья снимали занавесь Мишкана и покрывали ею арон, содержавший скрижали, на которых были записаны 10 заповедей. Арон и священная утварь (которые должны были нести левиты, входившие в род Кегата) — стол, золотой жертвенник, медный жертвенник и сопутствующая им утварь — все эти предметы уже были упакованы и прикреплены к шестам (при помощи которых их переносили).

Затем снова трубили в трубы в том же порядке — Ткия, Труа, Ткия, — и отправлялся в путь дегель Реувена, в который входили колена Реувена, Шимона и Гада. Левиты из родов Гершона и Мерари разбирали Мишкан, грузили составляющие его части на повозки и отправлялись в путь прежде, чем снимался с места дегель Реувена — вместе с дегелем Йегуды. После ухода дегеля Реувена снова трубили в трубы, и в путь отправлялся дегель Эф-раима, в который входили колена Эфраима, Менаше и Биньямина. Тогда же снимались с места и левиты из рода Кегата, которые несли священную утварь, а вслед за ними — и дегель Дана, в который входили колена Дана, Ашера и Нафтали.

В том же порядке евреи и разбивали лагерь.

Как только они прибывали на указанное Всевышним место, облако Шхины поднималось, растягивалось и накрывало дегель Йегуды. Однако оно не принимало свои обычные размер и форму до тех пор, пока Моше не произносил следующие слова: "Обернись, Г-споди, к десяткам тысяч семей Израиля" (Бемидбар, 10,35). Тогда останавливался весь дегель Йегуды, а облако располагалось к западу от него. Левиты из родов Гершона и Мерари сразу же принимались за сборку Мишкана и стен окружающего его двора под покровом облака Шхины. В то время, как они были заняты этой работой, подходил дегель Реувена и разбивал свой лагерь к югу от Мишкана. За этим дегелем шли левиты из рода Кегата вместе с ароном и священной утварью, которые немедленно размещались в уже воздвигнутом Мишкане. Затем подходили дегель Эфраима, располагавшийся к западу от Мишкана, и дегель Дана, располагавшийся к северу от него. Затем прибывали Агарон и его сыновья, приводили в порядок всю утварь Мишкана и расставляли ее на своих местах. После этого лагерь Израиля оказывался полностью воздвигнутым.

"Дегели" Израиля

Наши мудрецы (в Бемидбар раба) учили: "Дегели Израиля были настолько священны и великолепны, что все народы мира смотрели на них с восхищением и спрашивали: "Что это, выглядывает как заря, прекрасное как луна, ясное как солнце, грозное, как войско со знаменами (нидгалот)!" (Шир га-ширим, 6,10) И отвечали сами себе: "Воротись, воротись, Шуламит, воротись, воротись, и мы наглядимся на себя" {Шир га-ширим, 7,1). Это значит: "Приблизься к нам, Израиль, соединись с нами, и мы сделаем тебя господином над нами". Но Израиль отвечал: "Что вам глядеть на Шуламит, словно на пляску в два ряда?" (Шир га-ширим, 7,1) То есть: "Какой смысл в величии, которое вы предлагаете нам? Разве это не "пляска в два ряда"? Разве можете вы дать нам то величие, которым оделил нас Всевышний в пустыне — дегель Йегуды, дегель Реувена и т.д.? Разве можете вы дать нам все это?""

Слова "Что вам глядеть на Шуламит?" означают: "Что в величии, которые вы нам предлагаете? Разве оно не "пляска в два ряда"? Разве можете вы дать нам величие, которое дал нам Всевышний в пустыне? Хотя мы и были грешниками, Он простил нас и сказал: "И да будет ваш стан святым"" (Дварим, 23,15).

Даже Бил'ам, увидев Израиль, возненавидел его и понял, что не может причинить ему вреда, как сказано в Торе: "И поднял Бил'ам глаза свои, и увидел Израиль, расположившийся по коленам своим" (Бемидбар, 24,2) — то есть разделенным на дегели. И тогда он сказал: "Кто сможет причинить вред этим людям, каждый из которых знает всех своих предков и все свое семейство!" Ведь в Торе так и сказано: "Расположившийся по коленам своим". Отсюда мы учим, что расположение по дегелям послужило великой славе Израиля и защитило его.

Каждый под своим флагом ("дегелем")

Глава каждого колена имел свой опознавательный знак: собственное знамя, цвет которого совпадал с цветом соответствующего этому колену драгоценного камня, вставленного в нагрудник Агарона. Именно отсюда и позаимствовали различные царства обычай обзаводиться знаменем собственной расцветки.

Колену Реувена соответствовал рубин, камень красного цвета. Красным было и его знамя, на котором были изображены корни мандрагоры.

Колену Шимона соответствовал топаз, камень зеленого цвета. На зеленом знамени Шимона был изображен город Шхем.

Колену Леви соответствовал изумруд. Знамя Леви было трехцветным — на треть белым, на треть черным и на треть красным. На нем были изображены урим и тумим (нагрудник первосвященника с вставленными в него драгоценными камнями, позволявшими узнать волю Всевышнего).

Колену Йегуды соответствовал карбункул. Его знамя было небесного цвета, и на нем был изображен лев.

Колену Иссахара соответствовал сапфир. Его знамя было темносиним. На нем были изображены солнце и луна в память о словах Писания: "И из сыновей Иссахара, умеющих понимать времена" (Диврей га-ямим I, 12,32).

Колену Зевулуна соответствовал алмаз. Его знамя было белого цвета, и на нем был изображен корабль.

Колену Дана соответствовал опал. Цвет его знамени походил на цвет сапфира, и на нем была изображена змея.

Колену Гада соответствовал агат. Цвет его знамени был смесью белого и черного цветов. На нем был изображен лагерь Израиля.

Колену Нафтали соответствовал аметист. Цвет его походил на цвет прозрачного красного неяркого вина. На нем была изображена лань.

Колену Ашера соответствовал хризолит. Цвет его знамени напоминал цвет драгоценного камня, которым любят украшать себя женщины. На нем было изображено оливковое дерево.

Колену Йосефа соответствовал оникс. Цвет его знамени был абсолютно черным. Этот цвет принадлежал сразу двум коленам потомков сыновей Йосефа — Эфраима и Менаше, родившихся в Египте. На знамени Эфраима был изображен бык, на знамени Менаше — антилопа.

Колену Биньямина соответствовала яшма. Цвет его знамени был смесью двенадцати цветов. На нем был изображен волк.

Каждый со своим родом

В Торе сказано: "Каждый при знамени своем со значками отчего дома их..." (Бемидбар, 2,2) Но ведь достаточно было сказать просто: "Каждый при знамени своем со значками — да стоят сыны Израиля". Для чего добавила Тора эти слова: "Значками отчего дома". Дело в том, что когда Всевышний приказал Моше:

"Раздели Израиль на дегели, как они просят", Моше опечалился. Он сказал: "Теперь между коленами Израиля вспыхнут бесконечные споры. Если я скажу колену Йегуды, что оно должно разбить лагерь на востоке, оно ответит: "Это невозможно — мы готовы остановиться только на юге". Точно так же заспорят колена Реувена, Эфраима и все остальные. Что я буду делать?"

Но Всевышний ответил: "Моше, не волнуйся! Евреи вовсе не нуждаются в тебе для того, чтобы найти свое место в лагере. Они и сами превосходно его знают. В руках каждого из них находится традиция, восходящая к праотцу Яакову. Эта традиция точно указывает его место в дегеле. Даже Я не могу сообщить им ничего нового об их происхождении — они знают всю свою родословную вплоть до Яакова. Они окружат Мишкан в точно установленном порядке так же легко, как окружили когда-то ложе Яакова, на котором они несли его тело".

Рав Хама сын рабби Ханины говорил: "Когда для нашего праотца Яакова настало время покинуть этот мир, он позвал своих сыновей, благословил их и заповедал им идти дорогой, указанной Всевышним. В это час все они признали власть Небес. В самом конце своего поучения Яаков сказал сыновьям: "Когда вы будете нести меня — несите осторожно и бережно, позаботьтесь, чтобы ни один чужой человек не дотронулся до моего ложа, ни один египтянин и даже ни один из ваших сыновей, поскольку они родились у вас от кнаанеянок..." А затем он уточнил: "Сыновья мои: Йегуда, Иссахар и Зевулун понесут мое ложе, стоя у восточной его стороны, Реувен, Шимон и Гад — с южной, Эфраим, Менаше и Биньямин — с западной, Дан, Ашер и Нафтали — с северной. Йосеф не должен нести мое ложе, ибо он — властитель, и все вы должны относиться к нему с почтением. Леви также не должен его нести, так как ему (его потомкам) предстоит нести священный арон со скрижалями — ведь тот, кто несет ношу, данную ему Всевышним, не должен нести мертвое тело. Если вы поступите так, как я сказал, и понесете ложе с моим телом в указанном порядке, Всевышний установит разделение вашего лагеря на дегели.'" После того, как Яаков скончался, его сыновья положили его тело на ложе и несли его в точности так, как он им приказал, как сказано в Торе: "И сделали сыновья с ним (Яаковом), как он заповедал им" (Берешит, 50,12)".

28-е Ияра

28-е Ияра — это день, когда были разбиты армии арабских стран, намеревавшиеся поголовно уничтожить всех евреев, живших в Эрец Исраэль. В этот день была снята блокада, установленная врагами вдоль границ Эрец Исраэль, и похищенное вернулось к настоящему хозяину. Святой город Иерусалим, большая часть которого была отнята у еврейского народа, в этот день был воссоединен под еврейским контролем. Все святые для еврейского народа места в городе вернулись к нему.

В 5727-м (1967-м) году от Сотворения мира произошло это великое событие — через девятнадцать лет и еще двадцать три дня после 5-го Ияра 5708-го года, когда власть над частью территории Эрец Исраэль возвратилась к еврейскому народу.

Еще за два дня до того, 26-го Ияра, вся египетская армия, насчитывавшая около миллиона солдат, стояла у южных границ Эрец Исраэль. Иорданская армия стояла на ее восточной и юго-восточной границах, а также в Иерусалиме. Сирийская армия стояла на северной границе, а присоединившиеся к этой войне иракские соединения заняли позиции между иорданскими корпусами. Все эти армии были до зубов вооружены новейшими средствами уничтожения, большую часть которых бесплатно поставила им Россия. Арабские страны кричали на весь мир: "Мы уничтожим Израиль! Его постигнет тотальное уничтожение. Никто не ускользнет! Мы атакуем его с трех сторон — с севера, юга и востока. С четвертой стороны — с запада — находится море!" Враги заявляли: "Мы нападем на Израиль, разобьем его, сбросим его в море — и там он погибнет!"

Но произошло прямо обратное: евреи уничтожили своих врагов. 26-го Ияра началась оборонительная кампания израильской армии, закончившаяся 2-го Сивана. За шесть дней войны еврейские солдаты разбили врагов, защитили свой народ и отбросили врага далеко от прежних границ.

День 28-е Ияра был особенно радостным несмотря на то, что война еще продолжалась — ибо в этот день Иерусалим был воссоединен под еврейским контролем. А поскольку любовь к Иерусалиму объединяет весь еврейский народ, в этот день он чувствовал себя так, как если бы вся Эрец Исраэль была освобождена.

И поразил лагерь египтян

В день, когда армии арабских стран выстроились на границах Эрец Исраэль, вооруженные до зубов, все ждали страшной команды: "Огонь по городам Израиля и по его войскам!"

Но в этот самый день, 26-го Ияра, юные еврейские солдаты опередили врагов на один час. На рассвете израильские самолеты атаковали одновременно аэродромы и другие стратегические точки врага и разбомбили почти все его самолеты, стоявшие на земле как будто в ожидании этой атаки. Героические летчики совершали вылет за вылетом, поднимались и возвращались, оставаясь невидимыми и при вылете, и при возвращении, пока из огромных воздушных флотов арабских стран не уцелели лишь считанные самолеты.

Сразу после этого израильские сухопутные силы атаковали многочисленные арабские армии и нанесли им страшное поражение. Те были захвачены врасплох, их техника была уничтожена, а оставшиеся в живых солдаты, многие десятки тысяч, попали в плен. Множество врагов рассеялось по синайской пустыне. Они погибли — частью перебив друг друга, частью от голода и жажды, и тела их стали пищей для птиц. Многие командиры вражеских армий грабили своих подчиненных, отнимали у них провизию и автомобили, надеясь спастись, но и они попали в руки израильских солдат, окруживших врага со всех сторон.

Так началась война — с удара по египетской армии на южном фронте.

Тогда же израильская армия предупредила короля Иордании Хусейна: "Если Иордания не примет участия в войне, Израиль не причинит ей вреда. Если же вы выступите против нас, мы примем вызов и обрушим на Иорданию страшные удары!"

Но Всевышний ожесточил сердце короля, и он не внял предостережению. Король приказал своим войскам открыть огонь, ибо другие арабские властители, привыкшие обманывать друг друга, втянули его в войну лживыми росказнями о своих победах в то самое время, когда они терпели страшные поражения. Спасаясь бегством, они говорили друг другу: "Присоединяйтесь к нам, чтобы довершить разгром Израиля и получить свою долю добычи!"

Несомненно, именно Всевышний ожесточил сердце короля, и тот втянул свои войска в войну против Израиля — ибо таким образом Он передал нам все города, расположенные в восточной части Эрец Исраэль, и прежде всего, Иерусалим. В третий день войны, 28-го Ияра, мы услышали слова: "Весь Иерусалим в наших руках". На развалинах нашего Храма раздался трубный голос шофара, как бы утверждавшего: "Мы здесь, у Западной стены Храма, которую никогда не покидала Шхина. Отныне и мы никогда не уйдем отсюда". Наступил день великой радости, великого облегчения для всего еврейского народа, веселье и радость достигли Небес!

После того, как израильские войска очистили от врага все части правобережной Эрец Исраэль, они обратились на север, против армий Арама, то есть Сирии. Сирийские войска были наголову разбиты, израильские отряды на шестой день войны уже стояли в пригородах Дамаска. На этом война закончилась — ибо еще не наступило время исполнения обещания, данного Всевышним Аврааму. Ведь Он обещал нашему праотцу большую страну, простирающуюся "от реки египетской до великой реки, реки Прат".

Война закончилась в субботу, 2-го Сивана. Вся страна была очищена от врагов, грозивших посеять в ней смерть — от Суэцкого канала на южной границе с Египтом до горного массива Хермон на севере, включая всю границу с Иорданией по реке Иордан.

Из всех соседей Израиля не пострадал лишь Ливан, ибо его руководители не решились вступить в войну. Поэтому с ливанской армией ничего не случилось.

Нелегкие знаки Машиаха

С тех пор день 28-го Ияра и был объявлен Днем Иерусалима. Однако последующие дни войны не были отмечены по достоинству и не стали днями благодарности Всевышнему — хотя они принесли еврейскому народу настоящее спасение, размеры которого превышают чудеса, совершенные ради него в былые времена, спасение, память о котором навсегда останется в сердцах людей, спасение, после которого даже евреи Диаспоры вздохнули спокойно. Еврейские мудрецы не смогли прийти к общему мнению по вопросу о том, как следует отмечать эти дни. Единодушие, присущее их судам в былые времена, все еще к ним не вернулось.

И по этому вопросу продолжаются споры и разногласия, как и по всем вопросам, относящимся к событиям, начало которым было положено 5-го Ияра 5708-го года.

Все это является исполнением предсказания о том, что во времена, когда проявятся первые признаки прихода Машиаха, будут иметь место разногласия между еврейскими мудрецами. Они будут рассматривать происходящие события по-разному, причем один будет отвергать слова другого.

Эти разногласия отличаются от разногласий, возникавших между мудрецами по галахическим вопросам в прежние времена, когда обе стороны признавали, что слова оппонента также содержат истину, что все высказанные мнения суть "истинные слова Всевышнего". В нашем случае речь идет о совсем других разногласиях, так что нельзя сказать, что все стороны в одинаковой степени правы.

Эти разногласия — бедствия предмессианского периода, когда возникает настоящий антагонизм между мудрецами, когда одни из них полностью отвергают суждения других. Именно эти разногласия и лишили в наше время еврейский народ единого духовного руководства. Вместо этого появилось множество самых различных руководителей, так что почти каждый может найти себе учителя по вкусу и поступать так, как он считает правильным.

В защиту Израиля

Наши мудрецы сказали: "За что был наказан Хизкиягу, царь Иудеи? За то, что он не запел хвалебную песнь, когда Всевышний поразил перед ним царя Ассирии Санхерива".

Насколько же более обязаны мы воспевать разгром всех наших врагов вместе, врагов, намеревавшихся полностью уничтожить еврейский народ! Благодаря милости Всевышнего мы остались в живых, и наша страна стала больше, чем прежде!

Впрочем, необходимо отметить одно обстоятельство, несомненно, говорящее в защиту Израиля. Дело в том, что в прежние времена, когда Всевышний уже вынес приговор об изгнании еврейского народа из его страны, любое чудо, отдалявшее срок исполнения этого приговора, было настоящим и полным. Поэтому евреи в знак благодарности читали Галлель, благодарственные молитвы, и обязывались и в будущем воспевать это чудо и милость Всевышнего. Иначе обстоит дело в наше время, когда близится срок окончательного избавления. Теперь любое чудо, даже самое значительное, приносит лишь частицу грядущего избавления и потому является неполным — а мы не поем песнь в благодарность за неполное чудо.

Чтобы лучше объяснить это различие, приводят такой пример. Если для тяжело больного человека, от которого уже отказались врачи, совершилось чудо — нашлось лекарство, которое сохранило ему жизнь, но он еще не поднялся на ноги — он не должен произносить благословение Га-гомель ("Избавляющий"). Даже если затем он продолжает выздоравливать и в конце концов начинает с трудом передвигать ноги — и тогда он все еще не должен произносить Га-гомель. Когда же, наконец, он произносит это благословение? Только когда его здоровье полностью восстановится и он обретет свою прежнюю силу — только после полного выздоровления он произносит благословение Га-гомель.

Так и мы, в нашем поколении, хотя и стали свидетелями множества чудес, знаем, что все они — лишь малая часть благ, ожидающих нас в будущем — как мы надеемся, самом скором.

Этих благ будет больше, чем тех, которыми был одарен еврейский народ после Исхода из Египта.

Мы молим Всевышнего о том, чтобы Он как можно скорее послал нам праведного Машиаха, ускорил наше избавление и связанные с ним чудеса и милости в точном соответствии с предсказаниями пророков, которые все — чистая и полная правда. Тогда мы и пропоем песнь в благодарность за полное и завершенное чудо — да совершится оно уже в наше время.

 
Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру