19. Песни и наветы

ПЕСНИ И НАВЕТЫ

Песнь Песней • Я принадлежу возлюбленному моему и возлюбленный мой принадлежит мне • Великое сравнение • Песнь Песней в Песах • Что говорит книга Зогар • Пасхальная ночь – лейл шимурим • Четыре ночи • Чудеса, совершенные в Египте • Ненависть к Яакову • Рабы завидуют свободным • Кто выдумал кровавый навет • Мир полный ненависти • Убийства евреев в Польше и России • Случай с пражским раввином

Песнь Песней

Еврейская традиция предписывает читать в пасхальную ночь, сразу после завершения Седера Песнь Песней (Шир га-ширим). В Трактате Талмуда Софрим (глава 14) говорится, что вне пределов Эрец Исраэль (где все праздники справляются два дня и потому Седер проводится дважды) принято делить Песнь Песней на две части и читать первую из них в первую праздничную ночь, а вторую – во вторую. Однако давно уже повсюду установился обычай читать всю Песнь Песней в первую пасхальную ночь.

В ашкеназских общинах (и только в них) существует старинная традиция читать Песнь Песней еще и в пасхальную субботу. Ее читают в синагоге непосредственно перед тем, как начинают читать Тору. В некоторых общинах ее читают по свитку, написанному на специальной коже – точь в точь как свитки Торы. В таком случае читающий произносит два благословения – на чтение свитка и Шегехеяну. В других общинах Песнь Песней читают по обычной книге. Благословения в этом случае не произносятся.

Молитвенник Витри утверждает, что Песнь Песней читается в Песах оттого, что там сказано: "Кобылице в колеснице фараона уподобил я тебя, подруга моя" (Шир га-ширим, 1,9). Вся эта книга рассказывает о четырех эпохах порабощения еврейского народа и избавлении, которое всякий раз посылает ему Всевышний.

В святой книге Зогар (подробнее об этом дальше) сказано, что Песнь Песней содержит в себе всю Тору, рассказ о египетском рабстве, избавлении от гнета египтян и всех других народов. Поэтому чтение Песни Песней в пасхальную ночь является как бы еще одним рассказом об Исходе из Египта, – то есть исполнением главной заповеди этой ночи.

Я принадлежу возлюбленному моему и возлюбленный мой принадлежит мне

Говоря о величии царя Шломо (Соломона), Писание подчеркивает, что он был мудрейшим из людей живших до и после него – включая нашего праотца Авраама и Моше Рабейну. В Танахе о Шломо сказано: "И изрек он три тысячи притч, и песен его было пять и тысяча" (Млахим I, 5,12).

Три тысячи притч содержатся в написанной им книге Притч (Мишлей). Каждая фраза этой книги вмещает множество проблем и понятий, однако это еще не предел мудрости Шломо. Этого предела – и вообще, предела человеческой мудрости – он достиг в книге, содержащей "пять и тысячу песен", – в Песне Песней, образно повествующей о любви и истинной верности еврейского народа Всевышнему, – как она открылась ему в пяти пророческих видениях.

Жизнь самого царя Шломо параллельна всей истории еврейского народа – от ее начала и до конца, со дня, когда Всевышний заключил союз с ним в синайской пустыне, и до времен Ма-шиаха, когда весь мир наполнится знанием Всевышнего и Храмовая гора в Иерусалиме станет общепризнанным центром мира. Наша история знает пять триумфальных возвращений еврейского народа к Всевышнему и четыре разделяющих их расставания. Четыре раза народы мира сумели временно разлучить Всевышнего и Израиль, однако всякий раз мы находили дорогу обратно, к Создателю, горячо любящему нас.

Точно так же мы знаем о пяти подъемах Шломо к вершинам пророчества и высшей мудрости, которых он удостоился за свои заслуги. Большего не удостоился ни один человек во все времена. Вот что рассказывает об этом Первая книга Царств.

"В Гивоне явился Г-сподь Шломо во сне ночью и сказал Б-г: "Проси, что Мне дать тебе"" (Млахим 1, 3,5).

После этого обрел Шломо пророческий дар.

"И дал Б-г Шломо мудрость и очень много разума, и широту сердца, вмещавшего знания, обильные, как песок на берегу моря. И была мудрость Шломо больше мудрости всех сынов Востока и мудрости Египта. И был он мудрее всех людей" (Млахим /, 5,9-11). Так Книга Книг говорит о его высочайшей мудрости.

"И обратился Г-сподь к Шломо, говоря: "Что до дома (Храма), который ты строишь, то если ты будешь следовать уставам Моим и по законам Моим поступать будешь, и соблюдать будешь все заповеди Мои, то Я исполню тебе слово Мое, которое Я сказал Давиду, отцу твоему, и буду жить среди сынов Израиля, и не оставлю народ Мой, Израиль"" (Млахим I, 6,11-13).

Иерусалимский Храм был построен Шломо в соответствии с пророчеством, данным Давиду, как сказано в Первой книге Хроник: "Все как в Писании от Г-спода, который вразумил меня обо всех предназначенных работах" (Диврей га-ямим I, 28,19). Структура Храма, построенного Шломо, скрывала величайшие тайны мироздания – те же, что сотворение неба и земли.

"И стал Шломо перед жертвенником Г-спода напротив всей общины Израиля, и простер руки к Небесам" (Млахим I, 8,22). Не случайно здесь сказано "к Небесам", а не просто "ввысь" – имеется в виду, что Шломо как бы обхватил Небеса руками и более не выпускал их. И далее: "Явился Г-сподь Шломо во второй раз, как явился ему в Гивоне" (Млахим I, 9,2). Это еще одно свидетельство о пророческом даре царя Шломо.

Пять раз соединяется Всевышний с еврейским народом так, что связь между ними становится нерушимой.

Впервые произошло это после Исхода из Египта, как сказано в Торе: "И покрыло облако Шатер Присутствия, и слава Г-спод-ня наполнила Мишкан" (Шмот, 40,34). В этот день Всевышний оставил Свою свиту и как бы переселился в Ковчег Завета (Мишкан), построенный еврейским народом в пустыне.

Во второй раз произошло это после того как Шломо закончил строительство Первого Иерусалимского Храма: "И было, когда священники вышли из святилища, облако наполнило дом Г-спода. И не могли священники стоять и служить из-за облака, ибо наполнила слава Г-спода дом Г-спода" (Млахим I, 8,11). Всевышний провел в этом земном жилище 420 лет.

В третий раз Всевышний вернулся в земное жилище во времена пророка Эзры, когда тот заново отстроил Храм. Он пребывал в Храме до тех пор, пока греки не осквернили Храм, – тогда Он покинул его.

В четвертый раз Всевышний вернулся на землю – в Иерусалимский Храм – во времена Хашмонаев, которые отвоевали Иерусалим и очистили оскверненный Храм.

В пятый и последний раз Он вернется во вновь построенный Третий Храм, который уже никогда не будет разрушен.

Каждой из этих встреч Всевышнего с еврейским народом царь Шломо, автор Шир га-ширим, сопоставляет встречу жениха со своей возлюбленной.

Первой: "Друг мой для меня как пучок мирры, что ночует у меня между грудями" (Шир га-ширим, 1,14).

Второй: "Левая рука его у меня под головою, а правая – обнимает меня" (Шир га-ширим, 2,5). Этот стих соответствует приходу Всевышнего в Храм, построенный Шломо.

Третьей: "Нашла я того, кого любит душа моя, ухватилась я за него и не отпустила его, пока не привела его в дом матери моей и в горницу родительницы моей" (Шир га-ширим, 3,4). Этот стих соответствует возвращению Всевышнего в Храм, отстроенный Эзрой.

Четвертой: "Пришел я в сад мой, сестра моя, невеста, набрал я мирры с бальзамом моим" (Шир га-ширим, 5,1). Этот стих соответствует возвращению Всевышнего в Храм, освященный Хашмонаями.

Пятой: "Левая рука его у меня под головою, а правая – обнимает меня" (Шир га-ширим, 8,3 – этот стих повторяется в конце книги во второй раз). Этот стих соответствует возвращению Всевышнего в вечный Третий Храм, который, как мы надеемся, будет построен скоро, еще в наше время, и никогда не будет разрушен, так что даже соединенные усилия всех народов мира не смогут разлучить Всевышнего и Его народ. Именно об этом говорят слова Шломо: "Многие воды не смогут погасить любовь, и реки не зальют ее... ибо любовь сильна, как смерть" (Шир га-ширим, 8,6-7).

Мы уже приводили слова Писания о том, что песен у Шломо было "пять и тысяча". Мы уже знаем, что пять из них посвящены встречам Всевышнего с еврейским народом. Намек на оставшуюся тысячу мы находим в конце Песни Песней: "Виноградник был у Шломо в Баал Гамоне. Отдал он виноградник сторожам, каждый должен принести за плоды его тысячу серебряных монет. Виноградник мой предо мной. Эта тысяча – тебе, Шломо" (Шир га-ширим, 8,11-12). Именно так объясняет этот стих великий Мальбим.

Великое сравнение

Песнь Песней – единственная их всех двадцати четырех книг Танаха, в которой Имя Всевышнего не упомянуто ни разу – ни прямо, ни даже намеком. Даже Книга Эстер, составленная вне пределов Эрец Исраэль и как бы скрывающая Лицо Всевышнего, все же называет Его Имя намеком, как объсняют наши мудрецы. В отличие от Книги Эстер, Песнь Песней пользуется только сравнениями.

Вот что говорят об этом мудрецы Талмуда (Швуот, 356): "Всякий раз, когда в Песне Песней упомянут Шломо, в виду имеется священное Имя [Всевышнего]. Речь идет о Том, Кто дарует миру шалом – мир".

Кроме того, в книге Шир га-ширим раба сказано: "Все, что когда-либо происходило в мире, значит меньше, чем Песнь Песней, дарованная Израилю. Ибо хотя вся Книга книг священна, Песнь Песней – Святая святых".

Ведь что такое святость? Обычно человек обретает ее, когда ему удается преодолеть свою земную природу, оторваться от проблем этого мира, отказаться даже от того, что ему разрешено, и таким образом прикоснуться к святости. Но есть и иная, высшая святость – Святая святых. Чтобы подняться до нее, необходимо наделить святостью наши повседневные проблемы, так, что они сами станут частью высшего мира. В таком случае мы едим и пьем, путешествуем и наслаждаемся радостями этого мира, живем обычной жизнью, не отказываясь ни от чего, что разрешено Торой, – и сам Всевышний всегда находится рядом с нами. Так дерево и ткани, из которых был построен Мишкан,

стали как бы местопребыванием Всевышнего, который избрал их Своей главной резиденцией в этом мире – Он, вмещающий в Себе все миры, – и тем самым священным центром святого Иерусалимского Храма.

Когда человек удостаивается такой святости, он уже не обязан произносить вслух Имя Всевышнего. Сам Шломо, его тело, душа и поступки были постоянным напоминанием о Нем. Можно объяснить это и по-другому. Наши земные дела по природе своей отдаляют нас от Всевышнего, препятствуют соединению с Ним, – такова суть земных радостей. Однако если нам удается возвысить эти земные радости так, чтобы они не отдаляли нас от Всевышнего, а соединяли нас с Ним, то они сами приобретают высшую степень святости. И чем больше наслаждение, которое они нам доставляют, тем выше поднимают они нас по ступеням святости, тем большим благословением одаривают, тем глубже проникают в высший, лучший мир. Не бывает высшей святости, чем эта.

Поэтому наши мудрецы, да будет благословенна их память, и сказали, что Песнь Песней – это Святая святых среди священных книг писания, ибо рассказывает она о любви жениха и его возлюбленной, являющейся сильнейшей из всех страстей этого мира. Любовь эта – великий пример и одновременно сравнение, призванные описать любовь, связывающую общину Израиля и Всевышнего, любовь, не имеющую границ и пределов. Разлука между ними может быть только временной, ибо они непременно возвращаются друг к другу, чтобы никогда больше не расставаться.

Песнь Песней в Песах

Песнь Песней читается в Песах для того, чтобы ясно показать, что все радости этого мира – лишь притча, пример, помогающий нам осознать, как должны мы любить Всевышнего. Само название – Песнь Песней – указывает, что эта песнь была сложена из всех песен мира. Это значит, что все красоты и радости мира, доступные человеку, украшающие его жизнь и заставляющие сердце его изливаться в песне, должны приближать человека к Всевышнему и усиливать любовь к Нему.

Однако хотя каждый из нас должен постоянно стремиться к этому идеалу, соединяющему его с Всевышним, не все мы (и уж наверняка далеко не всегда) в состоянии направить к Нему все свои шаги в этом мире. Иногда, отдаваясь земным проблемам, мы забываем о небесном идеале. Поэтому именно в Песах, когда каждый из нас самым вещественным образом осознает, чего хочет от него Всевышний, – ведь в Песах перед нами раскрывается внутренняя природа земного, материального мира (в котором фараон, его войско, море, буря, вообще, все без исключения полностью подчиняется Всевышнему), – удостоившись этого откровения, Израиль удостоился и освобождения от египетского рабства. Именно об этом рассказывает нам читаемая в Песах Песнь Песней. Ведь достигнутое в эти дни освобождение от физического рабства и гнета дурного начала непременно позволит нам правильно понять сравнение, сделанное в Песне Песней, и направит по верному пути, указанному этой книгой, – так учит нас Сфат эмет.

Что говорит книга Зогар

Вначале сказал рабби Йоси: "Замысел Песни Песней зародился у Шломо в тот час, когда было завершено строительство Иерусалимского Храма, и все мироздание – и земной, и небесный миры – достигло совершенства".

Никогда после Сотворения мира не радовался Всевышний так, как в час, когда было завершено строительство Храма.

Когда на земле был построен Первый Храм, на Небесах был возведен другой, небесный, Храм. Таким образом, объединенный Храм, небесный и земной, освещал оба мира и все мироздание. Мир наполнился особым ароматом, открылись все окна Небес, проливая на землю небесный свет. Никогда в мире не было такой радости. Обитатели обоих миров запели песню, – и это была именно Песнь Песней, песнь певцов, которую они пели Всевышнему. Царь Давид был автором Шир га-маалот – "Песни Небес". Царь Шломо – автором Шир га-ширим, "Песни певцов высшего мира". Разве не сходны эти песни между собой? Разумеется, сходны, – но во времена Давида певцы, которым суждено было исполнять эти песни, еще не заняли свои места и не могли петь как следует. Ведь Храм еще не был построен, и небесные певцы не могли занять предназначенные им места. В небесном Храме был установлен порядок песнопений и мест, где должны стоять небесные певцы, аналогичный порядку, установленному в земном Храме для певцов-левмтов. Небесные певцы стоят в точности напротив земных. В день, когда Храм был достроен, певцы на земле и на Небесах заняли свои места, свет, подобного которому еще не было, пролился в мир, и именно эта песня, Шир га-ширим, была пропета как славословие Всевышнему, Властелину обоих миров. Это славословие также превосходило все пропетые ранее.

В тот день, когда эта песня стала достоянием людей, они обрели подлинное совершенство. Поэтому она и названа "Святая Святых".

В тот день, когда впервые прозвучала эта песня, Шхина (эманация Всевышнего) спустилась на землю, как сказано в Книге Царств: "И не могли священники стоять и служить из-за облака, ибо наполнила слава Г-спода дом Г-спода" (Млахим I, 8,11). Именно в этот день Шир га-ширим чудесным образом открылась Шломо – как дар Всевышнего.

Достоинства этой песни необычайны. Она содержит в себе всю Тору, всю историю Сотворения мира, все тайны наших пра-отцов, все, что мы перенесли в годы египетского рабства, историю освобождения, песню, которую Израиль пел после того, как посуху перешел море, все десять заповедей, союз, который Всевышний заключил с Израилем у горы Синай, все странствия в пустыне вплоть до прихода в Эрец Исраэль и строительства Храма. Она несет на себе как корону одно из Имен Всевышнего, обрамленное любовью и радостью. В ней можно прочесть историю всех изгнаний еврейского народа, его скитаний среди других народов и избавления, историю воскрешения мертвых и всего, что произойдет в последние дни мира, – вплоть до наступления вечной субботы Всевышнего. Все, что было, есть и будет, содержится в Песне Песней.

Поэтому мы учим: "Если кто-либо произносит стих из Песни Песней на пиру, где пьют вино, сама Тора надевает траурные одежды и обращается к Всевышнему с жалобой: "Сыновья Твои унизили меня на пьяном пиру". Мы обязаны проявлять по отношению к Песне Песней величайшую осторожность, ибо каждое ее слово должно быть увенчано драгоценной короной прежде, чем произнесено" (Зогар, Трума, 143).

В тот самый час, когда Песнь Песней открылась царю Шло-мо, мир очистился от проклятия, которое наложил на Адама и Хаву соблазнивший их змей.

Пасхальная ночь – лейл шимурим

Тора дважды в одном стихе называет пасхальную ночь лейл шимурим – "ночь сбережения" или "ночь бдения", как сказано: "Это лейл шимурим Г-спода, чтобы вывести их из Египта, эта самая ночь – лейл шимурим Г-спода для всех поколений сынов Израиля" (Шмопг, 12,42).

Наши мудрецы интерпретируют выражение лейл шимурим по-разному. Вот некоторые из эти интерпретаций.

Лейл шимурим – ночь наблюдения и ожидания. Как писал великий Раши: "Ибо сам Всевышний с нетерпением ждал этой ночи, чтобы исполнить обещание, данное Израилю, и вывести его из Египта".

В Торе сказано: "И вот, по истечении четырехсот тридцати лет, в этот самый день вышли все ополчения Г-спода из Египта" (Шмот, 12,41). Это значит, что после того, как наступил назначенный срок (15-е Нисана этого года), Всевышний не задержал освобождение ни на мгновение. Ведь союз между Всевышним и Авраамом (Брит бейн га-бетарим) был заключен 15-го Нисана, 15-го же Нисана посланники Всевышнего посетили Авраама и сообщили ему о предстоящем рождении Ицхака, в этот же день родился Ицхак. Не случайно в Торе сказано "И вот, по истечении..." – в один и тот же день исполнились многие сроки. Поэтому и названа пасхальная ночь лейл шимурим – "ночь ожидания".

Лейл шимурим – ночь, "сбереженная" для двойного освобождения – Израиля и (как бы) самого Всевышнего. Недаром слово шимурим имеет признаки множественного числа! Ведь когда еврейский народ порабощен, Шхина как бы порабощена вместе с ним. Точно так же Шхина всегда сопровождает еврейский народ в изгнание – куда бы он не направился.

Лейл шимурим – ночь, "сбереженная" для будущего избавления. Почему выражение лейл шимурим повторено дважды в одном стихе Торы? Потому, что в эту ночь Всевышний совершал чудеса ради праведников точно так же, как совершал их в Египте ради всего еврейского народа. В эту ночь он спас царя Хизкию от войск ассирийского царя Санхерива, Хананию и его товарищей от казни, которой хотел подвергнуть его царь Вавилона, Даниэля от смерти в львином логове, – и в нее же придут Машиах и пророк Элиягу. Таким образом, лейл шимурим относится ко всем поколениям еврейского народа.

Лейл шимурим – ночь, в которую Всевышний оберегает нас от злых ангелов. Поэтому в эту ночь читают лишь первую часть Крият шма алъ га-мита – ночной молитвы, читаемой ежедневно перед сном, назначение которой – защитить нас от злых ангелов в течение ночи. В пасхальную ночь в ней нет необходимости, потому что нас защищает сам Всевышний (Шулъхан арух, Законы Песаха, гл. 481).

В Талмуде (Псахим, 109б) сказано:

"Мы учим: "В пасхальную ночь выпивается не менее четырех бокалов". Как приняли мудрецы постановление, выполнение которого может подвергнуть человека опасности, ведь сказано: "Не следует есть или пить четное количество предметов" (ибо это привлекает злых ангелов)? Ведь четыре – число четное. Сказал рав Нахман бар Ицхак: "Тора учит: "Это лейл шимурим Г-спода", ночь, когда мы можем не опасаться злых ангелов (и потому можем пить четное число бокалов вина)"".

В книге Маасе Рокеах сказано: "Я прочитал в книге Мегилат старим следующее: "Мой уважаемый отец никогда не запирал двери в пасхальную ночь. Вслед за ним мы тоже следуем этому древнему обычаю. Мы оставляем двери открытыми, и когда придет пророк Элиягу, мы немедленно выйдем ему навстречу. Ведь сказано в Талмуде: "В Песах мы удостоимся окончательного избавления", как учит нас Тора: "Это лейл шимурим Г-спо-да" – ночь, выделенная из всех других еще со времен Сотворения мира"".

Маген Авраам, ссылаясь на Магариля, учит: "В любом случае, не запирают (в пасхальную ночь) двери на прочный засов. Однако в местах, где опасно оставлять двери открытыми, их следует запирать, ибо в таком случае нам запрещено полагаться на чудо".

Лейл шимурим – ночь, когда не ложатся спать. Эта интерпретация основывается на использованном в Песне Песней выражении шомрей га-хомот – "стражи стен", которые, естественно, не спят. Так и мы не ложимся спать, но рассказываем друг другу о чудесах, совершенных Всевышним во времена Исхода. Именно так поступили наши мудрецы, которые, как мы знаем из Агады (а в оригинале, из Мишны), рассказывали об Исходе "пока не настало время читать утреннюю молитву".

Четыре ночи

Как мы уже знаем, в Торе сказано: "Это лейл шимурим Г-спо-да, чтобы вывести их из Египта, эта самая ночь – лейл шимурим Г-спода для всех поколений сынов Израиля" (Шмот, 12,42). Само выражение лейл шимурим несет признаки множественного числа, и его следует читать как лейлот шимур – "ночи сбережения". Стало быть, это выражение говорит не об одной, а о двух ночах (мы всегда считаем, что употребление множественного числа без дополнительных комментариев указывает на число "два", – ведь меньше быть уже не может). Поскольку само это выражение повторено дважды, ясно, что речь идет о четырех ночах сбережения. И действительно, в этой самой 12-й главе книги Шмот слово лайла (ночь) с определенным артиклем встречается четыре раза:

"И пусть съедят мясо в ту же самую ночь" Шмот, 12,8;

"А Я пройду в эту же ночь по земле египетской" – Шмот, 12,12;

"И было, в середине ночи (в полночь) Г-сподь поразил всех первенцев в земле египетской" – Шмот, 12,29;

"Это лейл шимурим Г-спода" – Шмот, 12,42.

Что мы знаем об этих четырех ночах? В переводе-интерпретации Торы на арамейский язык, сделанном Йонатаном бен Узиэлем, равно как и в Таргум Йерушалми сказано:

"Эти четыре ночи занесены в книгу хроник, раскрытую перед Всевышним. Первая ночь – это ночь творения, когда Всевышний впервые открылся миру. Земля была еще погружена в хаос, и тьма нависла над бездной. Именно это и называлось ночью. Эта ночь, рассеянная светом Всевышнего, и была первой из четырех.

Вторая ночь началась, когда Всевышний открылся Авраму (который еще не получил имя "Авраам") и заключил с ним союз – Брит бет га-бетарим. Она продолжалась до того дня, когда Ицхаку, сыну Авраама, исполнилось 37 лет, и Авраам получил повеление (затем отмененное) принести его в жертву Всевышнему. Когда Ицхак был привязан к жертвеннику, Небеса спустились к нему, и он увидел истинное их сияние. В этот момент зрение его навсегда ослабело из-за того, что он увидел Всевышнего. Это и есть вторая ночь.

Третья ночь – это ночь, когда (ровно в полночь) Всевышний прошел по Египту, убил всех первенцев-египтян и спас первенцев-евреев, чтобы исполнить сказанное в Торе: "Сын-первенец Мне Израиль".

Четвертая ночь наступит в конце времен, когда настанет момент окончательного избавления, погибнут все злодеи, преломятся железные стрелы, Моше рабейну выйдет из пустыни, а пророк Элиягу спустится с Небес. Оба они будут восседать на облаке и провозглашать избавление, а Всевышний станет между ними и тоже провозгласит его. Эта ^ пасхальная – ночь принадлежит Всевышнему, выбрана Им и сохранена во все времена, как сказано в Торе: "Лейл шимурим Г-спода для всех поколений сынов Израиля".

Из этих слов Торы следует, что все четыре ночи, начиная от Сотворения мира и до конца времен, выбраны и сохранены Всевышнем только для еврейского народа – во всех его поколениях.

Чудеса, совершенные в Египте Избранные места из Мидраша

Почему Израиль попал в рабство именно к египтянам, а не к какому-либо другому народу? Дело в том, что в те времена египтяне властвовали над всем миром и превосходили все народы пристрастием к идолопоклонству и разврату. Поэтому именно они стали на пути у Израиля.

В Торе сказано: "И поработили египтяне сынов Израиля тяжкой работой" (Шмот, 1,13). Рабби Элазар объясняет: "Слова "тяжкой работой" – бефарех – следует читать "бепе pax" – лестью, обманом. После того, как фараон сказал египтянам: "Давайте перехитрим его (Израиль)", он собрал всех евреев и сказал им: "Пожалуйста, окажите сегодня услугу моему народу". Затем он взял корзину и инструменты, – все остальные египтяне последовали за ним, – и в течение целого дня изготовлял кирпичи. Евреи также занялись изготовлением кирпичей и весь день работали изо всех сил. Как только стемнело, фараон приставил к евреям надсмотрщиков и велел им пересчитать изготовленные кирпичи. После этого он постановил: "Отныне вы каждый день будете изготовлять столько же"".

В Торе рассказывается, что фараон приказал: "Всякого новорожденного сына бросайте в реку" (Шмот, 1,22). Рабби Ханан сказал: "Что делали праведные еврейские женщины, чтобы спасти своих сыновей? Они прятали их в подземных ходах под домами. Но злодеи-египтяне приносили в еврейские дома собственных младенцев и щипали их так, что те начинали плакать. Когда еврейские младенцы слышали детский плач, они тоже начинали громко плакать. Египтяне обнаруживали их, забирали и бросали в Нил.

В это время Всевышний сказал Своим ангелам: "Спуститесь на землю и убедитесь сами: "Потомков Авраама, Ицхака и Яакова, которых Я так люблю, бросают в реку"". Испуганные ангелы спустились на землю, вошли по колено в реку и стали вытаскивать из воды еврейских детей. Они оставляли их на прибрежных скалах, а Всевышний сделал так, что эти скалы источали молоко и кормили детей.

Рабби Авира рассказывал: "Евреи были избавлены от египетского рабства за заслуги праведных женщин этого поколения". Когда те отправлялись к реке за водой, Всевышний делал так, что они зачерпывали с водой полведра мелкой рыбы. Затем женщины готовили рыбу, грели воду и приносили своим мужьям в поле, где те работали, кастрюлю с рыбой и кастрюлю с горячей водой. Женщины умывали мужей, умащали и кормили их, так что те приходили в себя, и семейная жизнь продолжалась нормальным образом. Когда женщинам приходило время рожать, они отправлялись в поле и рожали под яблоней, как сказано в Песне Песней: "Под яблоней пробудила я тебя, там родила тебя мать твоя" (Шир га-ширим, 8,5). Всевышний посылал к ним ангела, который ухаживал за детьми и кормил их. Он наделял их маслом и медом, как сказано в Торе: "И питал его медом из скалы и маслом из кремнистого утеса" (Дварим, 32,13).

В Торе сказано: "И услышал Б-r их стенания" (Шмот, 2,24). Рабби Акива сказал: "Палачи фараона замуровывали еврейских детей в стенах домов, и они кричали прямо из этих стен, – и Всевышний услышал их стенания".

В Торе сказано: "И воззвал к нему (Моше) Б-г из (горящего) куста терновника" (Шмот, 3,4). Всевышний сказал Моше: "Понимаешь ли ты, что Я скорблю об участи Израиля? Поэтому Я и говорю с тобой из колючего куста терновника, – чтобы ты понял, что Я (как бы) разделяю участь еврейского народа. Все его беды – Мои беды".

В Торе сказано: "Из куста терновника". Рабби Йоси учил: "Почему именно из куста терновника? Потому, что этот куст устроен так, что тот, кто засовывает в него руку, поначалу остается невредимым, так как его колючки направлены внутрь. Однако, когда он пытается вытащить руку, колючки вцепляются в нее. Так, когда евреи пришли в Египет, египтяне хорошо их приняли, как сказано в Торе: "Земля египетская перед тобой. На лучшем месте земли посели отца твоего и братьев твоих" (Берешит, 47,6). Но когда они захотели уйти из Египта, египтяне вцепились в них, как сказано в Торе: "И Израиль не отпущу" (Шмот, 5,2).

В Торе сказано: "И посох сей возьми в руку свою" (Шмот, 4,17). Посох Моше был создан Всевышним в сумерки последнего дня Творения и вручен Адаму в райском саду. Адам передал его Ханоху, Ханох – Шему, Шем – Аврааму, Авраам – Ицхаку, Ицхак – Яакову. Яаков взял его с собой в Египет и передал своему сыну Йосефу. После смерти Йосефа все его имущество хранилось во дворце фараона. Йитро, тесть Моше, был одним из египетских магов. Он обнаружил этот посох во дворце фараона, увидел начертанные на нем знаки и страстно захотел взять его себе. Ему удалось унести его, и он воткнул его в землю в своем саду. После этого ни один человек не мог приблизиться к посоху до тех пор, пока Моше не пришел в страну Мидьян, не вошел в сад Йитро и не обнаружил посох. Моше прочитал начертанные на нем знаки, протянул к нему руку и взял его. Когда Йитро это увидел, он сказал: "Этому человеку суждено избавить Израиль от египетского рабства". Поэтому он и дал Моше в жены свою дочь Ципору.

В Торе сказано: "А затем пришли Моше и Агарон к фараону и сказали: "Так сказал Г-сподь, Б-г Израиля: "Отпусти народ Мой, чтобы он совершил Мне праздник в пустыне""" (Шмот, 5,1). Но где были в это время старейшины Израиля? Если бы они были поблизости, Моше непременно взял бы их с собой к фараону, – ведь именно так повелел ему Всевышний: "И пойдешь ты и старейшины Израиля к царю Египта..." (Шмот, 3,18). Наши мудрецы учат: Моше и Агарон взяли их с собой, но они боялись фараона и поодиночке или по двое отставали по дороге. Когда Моше и Агарон подошли к дворцу фараона, ни одного из старейшин с ними уже не было, поэтому в Торе и сказано: "А затем пришли Моше и Агарон..." Старейшины к этому моменту попросту разбежались. Тогда Всевышний сказал им следующее: "Вот как вы поступили теперь! Увидите – вам придется заплатить за свое малодушие". Как же они за него заплатили? Когда Моше, Агарон и старейшины Израиля поднимались на гору Синай, чтобы получить там Тору и заповеди, Всевышний повелел старейшинам вернуться обратно, как рассказывает Тора: "А старейшинам сказал: "Ждите нас здесь, доколе мы не возвратимся к вам"" (Шмот, 24,14).

В Торе сказано: "А затем пришли Моше и Агарон к фараону и сказали: "Так сказал Г-сподь, Б-г Израиля: "Отпусти народ Мой, чтобы он совершил Мне праздник в пустыне""" (Шмот, 5,1). Рав Хия бар Ава учил: "Это был день годовщины коронации фараона. Все цари Востока и Запада собрались в его дворце, принесли ему в дар короны и увенчали его ими, провозгласили его повелителем мира и покровителем всех других царей. Как раз тогда, когда цари возлагали короны на голову фараона, Моше и Агарон подошли к воротам его дворца. Слуги сказали фараону: "У входа во дворец стоят два старца". Фараон велел провести их к нему. У дворца фараона были четыреста входов, и у каждого из них сидели львы, медведи и другие хищные животные. Никто не мог войти во дворец, не накормив этих хищников мясом. Но когда к воротам подошли Моше и Агарон, звери окружили их и стали лизать им ноги. Они проводили Моше и Агарона до покоев фараона. Цари, находившиеся рядом с фараоном, увидели, что Моше и Агарон похожи на ангелов Всевышнего, что они высоки ростом как ливанские кедры, что глаза их сверкают как звезды, а от лиц исходит сияние, подобное солнечному. В руке у Моше был посох Всевышнего, на котором было начертано Его Имя, а слова его были подобны грому. Царей охватил великий страх, они сняли с голов своих короны и пали ниц перед вошедшими. Фараон сидел на своем троне и смотрел на Моше и Агарона. Он ждал, что они увенчают его короной или вручат приветственные грамоты, однако они даже не обратились к нему с приветствием. Он спросил их: "Кто вы?" Они ответили: "Мы посланники Всевышнего". Фараон спросил: "Что вам нужно?" Они ответили: "Так сказал Г-сподь, Б-г Израиля: "Отпусти народ Мой, чтобы он совершил Мне праздник в пустыне"". Фараон разгневался и спросил: "Кто такой Всевышний, чтобы я послушался Его и отпустил Израиль? Впрочем, подождите – я справлюсь в своих книгах". Он отправился в свою сокровищницу и достал хранившийся там список богов. Там значились боги Моава, боги Аммона, боги Цидона и так далее, – но Имени Всевышнего он там не обнаружил. Фараон вернулся и ответил: "Я искал Имя вашего Б-га, но не нашел Его"".

Рабби Леви учил: "С чем можно сравнить тщетные поиски фараона? С историей когена, у которого был глупый слуга. Когда коген, не предупредив слугу, отправился в далекое путешествие, тот не нашел ничего лучшего, чем искать своего господина на кладбище, куда когенам вообще запрещено заходить. Слуга начал спрашивать посетителей кладбища: "Не видели ли вы моего господина?" Те спросили его: "Кто же твой господин?" "Такой-то, коген", – ответил слуга. "Глупец, – сказали они ему, – когена ты ищешь на кладбище?" Именно так ответили Моше и Агарон фараону: "Глупец, ты ищешь Живого среди мертвых? Боги, о которых ты говоришь, мертвы, а наш Г-сподь – олицетворение жизни и Царь Вселенной". Фараон спросил: "Ваш Б-г – молод или стар Он? Сколько Ему лет? Сколько городов Он взял? Сколько стран покорил? Сколько лет назад Он взошел на престол?" Они ответили: "Всевышний и мощь Его наполняют весь мир. Он существовал до Сотворения мира и будет существовать всегда. Он создал и тебя и дал тебе живую душу". Фараон спросил: "Расскажите, что Он совершил". Они ответили: "Он создал небо и землю, Его голос высекает пламя, сокрушает горы и дробит скалы, лук Его – огонь, стрелы – языки пламени, копье Его – огненный факел, щит Его – облака, меч Его – молния. Он создает горы и холмы, покрывает небо тучами, посылает на землю дождь и росу, выводит траву из под земли, наполняет плоды соком, порождает жизнь и выводит младенца из материнской утробы, низвергает царей и сажает новых царей на их место". Фараон ответил: "Весь ваш рассказ лжив. Это я – властелин мира, я сам создал себя и реку Нил". Затем фараон созвал египетских мудрецов и спросил их: "Знакомо ли вам Имя их Б-га?" Те дали уклончивый ответ (который приводится в книге пророка Йешайи (Йешайя, 19,11): "Мы слышали, что Он – "сын мудрецов, потомок царей Востока"". Тогда разгневанный фараон дал Моше и Агарону окончательный ответ: "Я ничего не знаю о вашем Б-ге, кто Он, "чтобы я послушал Его голоса и отпустил Израиль"".

В Торе сказано: "И сказал им царь Египта: "Зачем, Моше и Агарон, отвлекаете вы народ от дел его? Ступайте к трудам свои!"" (Шмот, 5,4). Рабби Йегошуа бен Леви учил: "Колено Леви (к которому принадлежали Моше и Агарон) было освобождено от тяжелой работы. Фараон сказал: "Не оттого ли, что вы освобождены от работы, вы требуете еще: "Уйдем мы на три дня пути в пустыню и принесем жертву Г-споду!"" (Шмот, 5,3) Раз так – идите и работайте".

В Торе сказано: "Пусть тяготеет работа над этими людьми" (Шмот, 5,9). Тора рассказывает, что евреи сохранили древние книги, рассказывавшие о грядущем освобождении, и одной из их немногих радостей в Египте было чтение этих книг по субботам, когда они не работали. Но фараон сказал: "Пусть тяготеет работа над этими людьми, и да занимаются ею, и да не увлекаются пустыми речами". То есть: пусть не читают себе в утешение свои книги и не отдыхают в субботу.

В Книге Притч сказано: "Весь свой гнев изливает глупый, а мудрый подавляет его в себе" (Мишлей, 29,11). Это относится к фараону, который смеялся над словами Всевышнего, ибо считал, что чудеса, совершенные Моше и Агароном – обычное колдовство. Поэтому он и просил своих слуг повторить эти чудеса. Чтобы опровергнуть слова фараона, Всевышний сказал: "Недостаточно, чтобы змей (в который Агарон превратил свой посох) проглотил змеев (в которых превратили свои посохи египтяне) – ведь и в природе змей поглощает змея. Поэтому пусть змей Агарона превратится обратно в посох и лишь затем проглотит змеев египтян".

В Торе сказано: "Но посох Агарона проглотил их посохи" (Шмот, 7,12). Рабби Элазар учил: "Произошло двойное чудо – змей превратился обратно в посох и проглотил их. Когда фараон увидел это, он испугался и сказал: "А ведь если бы он велел посоху проглотить меня и мой трон, тот немедленно исполнил бы приказание"". Рабби Йоси сын рабби Ханина учил: "С посохом произошло еще одно замечательное чудо: хотя он проглотил все остальные посохи, брошенные на землю, а их было великое множество, он не стал толще".

Всевышний наказал Египет, обрушив на него Свои многочисленные удары, точно так же, как земной царь наказывает возмутившуюся провинцию. Что земной царь делает вначале? Он посылает в эту провинцию войска и те окружают ее. Затем они перекрывают доступ воды в провинцию. Если провинция покоряется – прекрасно. Если нет – он подвергает ее бесчестью. Если этого мало, он подвергает ее население массовым наказаниям. Если она и теперь не покоряется, он обстреливает ее стрелами. Если и этого недостаточно, он бросает против нее наемные армии. Если провинция и теперь не покоряется, он начинает метать в нее огненные стрелы. Если этого мало, он забрасывает ее каменными ядрами. Если провинция не покоряется и теперь, он побуждает иностранные державы пойти на нее войной. Если население провинции продолжает бунтовать, он заключает его в тюрьмы. Если оно покоряется – прекрасно. Если нет – он казнит всех важных людей провинции.

Точно так же действовал и Всевышний. Вначале Он перекрыл источники вод – "вода, что в реке (Ниле), превратилась в кровь". Поскольку египтяне не уступили, Всевышний подверг их бесчестью – наполнил весь Египет лягушками, кваканье которых было для египтян невыносимым. Поскольку египтяне не раскаялись, Он обстрелял их стрелами – наполнил Египет вшами, которые проникали в тела египтян как стрелы. Поскольку египтяне не раскаялись, Он послал против них "наемников" – хищных зверей. Поскольку египтяне не раскаялись, Он подверг их суровому наказанию – мору, поразившему египетский скот. Поскольку египтяне не покорились, Он поразил их "огнем" – страшными нарывами. Поскольку они и теперь не покорились, Он забросал их "каменными ядрами" – страшным градом. Не хватило и этого – Он послал против них "враждебную державу" – армаду саранчи. Не покорились и после этого – Он подверг их заключению – обрушил на Египет абсолютную темноту. Когда они не покорились и на этот раз, Он поразил всех значительных египтян – их первенцев.

Почему вначале Всевышний превратил воду в кровь? Потому, что фараон и египтяне поклонялись Нилу как богу. Всевышний сказал Моше: "Иди и порази их божество у них на глазах". Все жидкости в Египте превратился в кровь – даже слюна, вытекающая изо рта египтянина. Недаром говорится: "Чтобы устрашить жреца, ударь его идол". Прежде чем наказать провинившийся народ, наказывается его божество.

В Торе сказано: "И сказал Моше Агарону: "Возьми посох твой и простри руку твою на воды египтян: на реки их..." (Шмот, 7,19) Тора употребила слово "реки" – во множественном числе, хотя в Египте есть лишь одна река, – чтобы подчеркнуть, что все водные источники наполнились кровью. Далее в Торе сказано: "...и на всякое стечение вод" – чтобы подчеркнуть, что даже вода в кувшине и слюна, вытекающая изо рта египтянина, превратилась в кровь. Недаром в заключение Тора говорит: "И будет кровь по всей земле египетской".

Рав Авин Галеви учил:

"Превращение Всевышним воды в кровь в Египте обогатило евреев. Каким образом? Вся вода, принадлежавшая египтянам, превратилась в кровь. Даже если египтянин и еврей жили в одном доме и в нем находился резервуар с водой (которая отчасти принадлежала еврею и оттого не превратилась в кровь), стоило египтянину зачерпнуть из^его воды, как она превращалась в кровь, в то время, как еврей мог спокойно пить из этого резервуара воду. Даже если египтянин пытался напиться воды из рук еврея, он все равно пил кровь. Даже если они т:ли вместе из одной чаши, еврей пил воду, а египтянин – кровь. Добыть воды египтянин мог одним-единственным способом – приобретя ее за деньги у еврея, ибо в таком случае она не превращалась в кровь. Таким образом евреи в Египте разбогатели".

В Торе сказано: "И на тебя, и на народ твой, и на всех рабов твоих подымутся лягушки" (Шмот, 8,29). Рав Аха учил: "Слова Торы "и на тебя..." указывают, что если, когда фараон пил воду,

одна-единственная капля проливалась ему на грудь, она превращалась в лягушку". Рабби Йоханан учил: "В любом месте, где на землю проливалась хоть одна капля воды, появлялась лягушка". Хизкия сын Рабби учил: "Если согласиться с этой формулой, получится, что лягушки не появились в домах богатых людей, построенных из мрамора и имевших мозаичные полы. Но они появились и там. Они поднимались из-под земли и обращались к мрамору: "Расступись, дай мне пройти и исполнить волю Создателя". Мрамор раскалывался, лягушки проникали внутрь домов и кастрировали египтян".

В Торе сказано: "Возьмите полные горсти ваши пепла из печи, и пусть бросит его Моше в небо на глазах фараона" (Шмот, 9,8). Казнь, в рамках которой Всевышний покарал египтян нарывами, сопровождалась великими чудесами. Моше и Агарон взяли по пригоршне пепла из печи, Агарон передал свою пригоршню Моше, и руки Моше вместили обе пригоршни. Человек не в состоянии послать стрелу в небо даже на сто локтей. Моше подбросил вверх почти невесомый пепел, – и он поднялся в Небеса прямо к Престолу Всевышнего.

Рабби Йоханан учил: "Когда Всевышний наслал на египтян саранчу, истребившую их посевы, они решили (по крайней мере) собрать этих насекомых, сварить их и наполнить ими бочки. Всевышний сказал: "Злодеи, из казни, которую Я на вас наслал, вы хотите извлечь пользу?" После того, как казнь завершилась, Всевышний "обратил ветер западный, очень сильный, и вытеснил ее (саранчу) в море Суф, не осталось ни одной саранчи во всей области египетской" (Шмот, 10,19). Тора подчеркивает: "не осталось ни одной саранчи" – даже те, которыми уже были наполнены сосуды, ожили и улетели"".

В Торе сказано: "И была густая тьма по всей земле египетской три дня" (Шмот, 10,22). Рабби Авдимай учил: "Эта тьма была во много раз гуще обычной".

В Торе сказано: "И никто не вставал со своего места три дня" (Шмот, 10,22). В течение трех этих дней тот, кто сидел – не мог встать, тот, кто стоял – не мог сесть, тот, кто нагнулся – не мог разогнуться.

В течение трех дней одно и то же облако создавало тьму для египтян и свет для евреев. Евреи свободно входили в дома египтян и видели, что в них находится. Поэтому когда Всевышний повелел им: "Выпросите каждый у ближнего своего... вещей серебряных и вещей золотых" (Шмот, 11,2), евреи заходили к египтянам и говорили (каждый своему соседу): "Одолжи мне такой-то имеющийся у тебя предмет". Если египтянин отвечал: "У меня его нет", еврей говорил ему: "Я знаю, что он у тебя есть, он лежит там-то и там-то". Египтяне говорили между собой: "Если бы евреи хотели обмануть нас, то просто забрали бы этот предмет во время тьмы, и мы бы ничего не заметили" – и потому отдавали его.

В Торе сказано: "У всех сынов Израиля был свет в их жилищах" (Шмот, 10,23). Здесь говорится "в их жилищах", а не "в земле Гошен" (где они жили), чтобы подчеркнуть, что всюду, куда входил еврей, с ним вместе входил и свет, освещавший даже самые скрытые и удаленные места.

Для чего наслал Всевышний тьму на Египет? Потому, что среди евреев были недостойные люди, нашедшие себе влиятельных египетских покровителей, которые доставили им богатство и высокое положение. Эти евреи не хотели уходить из Египта. Всевышний сказал: "Если Я открыто покараю их (смертной казнью), египтяне решат, что Я обращаюсь с евреями точно так же, как с ними самими". Поэтому Он наслал на Египет трехдневную тьму, чтобы евреи могли (тайно) похоронить своих умерших собратьев, не привлекая внимания врагов.

В Торе сказано: "Я поражу всех первенцев в земле египетской" (Шмот, 12,12). После того, как Моше провозгласил последнюю казнь (смерть первенцев), некоторых египтян охватил страх, остальные же не обратили внимания на предупреждение. Те, кто испугались за своих первенцев, приводили их к евреям и оставляли ночевать в еврейских домах. Но когда наступила полночь (момент, когда Всевышний убил всех первенцев Египта), оказалось, что не спаслись и те, кто находился в еврейских домах. Всевышний посетил их, однако умертвил только египтян, оставив евреев в живых. Когда евреи проснулись и обнаружили лежащих рядом с ними мертвых египтян, они произнесли такие слова: "В полночь встану я – благодарить Тебя за справедливый суд" (Тегилим, 119,62).

В Торе сказано: "И над всеми богами египетскими совершу расправу" (Шмот, 12,12). Рабби Йоханан учил: "В тот момент, когда Моше провозгласил эту казнь, ангел-хранитель Египта был отправлен в далекое путешествие. Всевышний сказал ему: "Я отнимаю у тебя твои полномочия" – как сказано в книге пророка Йешайи: "И будет в тот день: накажет Г-сподь воинство небесное в Небесах" (Йешайя, 24,21). В этот самый час у ангела-хранителя Египта были отобраны полномочия и он был назначен хранителем ада".

В книге пророка Зехарии сказано: "Это двое сыновей елея (помазанные), стоящие возле Владыки всей земли" (Зехария, 4,14). Рав Леви учил: "Всевышний долго ждал появления людей, достойных того, чтобы ради них спасти еврейский народ, – но не находил, пока не появились Моше и Агарон. С чем это можно сравнить? С царем, который хотел жениться на некоей женщине. Советники спросили царя: "Для чего ты женишься на ней, ведь она бедна, у нее нет ничего, кроме пары серег?" Однако царю и этого было достаточно. На аналогичный вопрос Всевышний ответил: "Для избавления Израиля достаточно заслуг Моше и Ага-рона". Поэтому в Торе и сказано столько раз: "И обратился Всевышний к Моше и Агарону"".

В тот самый день, когда евреи вышли из Египта, они сделали себе обрезание – и взрослые, и дети. Они брали кровь, пролитую при обрезании, а также кровь пасхальной жертвы, и обмазывали ими дверные притолоки своих домов. Как известно, Всевышний поражал дома египтян, когда же Он видел на дверной притолоке кровь обрезания и кровь пасхальной жертвы, Его переполняла жалость к еврейскому народу, как сказано в Писании: "Я увидел тебя, попранную, в крови твоей, и Я сказал тебе: "В крови своей живи"" (Йехезкелъ, 16,6).

В Торе сказано: "И пошли, и сделали сыны Израиля – как повелел Г-сподь Моше и Агарону, так и сделали" (Шмот, 12,28). Вот как было дело: Всевышний поражал первенцев Египта, а Израиль исполнял все, что Всевышний ему указал. С чем можно сравнить в этот момент Всевышнего и Израиль? С царем, который взял с собой сына и со своим флотом отплыл в море. Когда пиратские корабли окружили его корабль, он велел сыну подготовить праздничный пир в честь победы. Пока сын готовил пиршество, царь сражался с пиратами. Так Всевышний убил всех первенцев Египта, а Израиль начертал на дверях домов Его Имя.

В Торе сказано: "И был великий вопль в Египте, ибо не было дома, где не было бы мертвеца" (Шмот, 12,30). Из этих слов Торы мы учим, что все старшие дети египтянина от разных женщин считались первенцами – как сыновья, так и дочери. Из всех первенцев осталась в живых только Батья, дочь фараона (спасшая в свое время Моше), – ибо у нее был замечательный адвокат – сам Моше.

Где бы не находились в это время первенцы египтян – даже в далеких странах, – все они умерли в одно и то же время. Вместе с ними умерли и первенцы всех других народов, находившихся тогда в Египте.

В Торе сказано: "Г-сподь поразил всех первенцев в земле египетской" (Шмот, 12,29). Рабби Шимон учил: "Велико значение мира – мы ясно видим это, поскольку Всевышний и в мирное время, и на войне действует не так, как смертный царь. Смертный царь идет на войну во главе огромных армий, окруженный тысячами людей. А с мирной миссией он отправляется один – без армии. Всевышний поступает наоборот. Когда Он идет с миром, Его окружает огромная армия, как сказано в книге пророка Даниэля: "Тысячи тысяч служат Ему" (Даниэль, 7,10). Но на войну Он отправляется один, как сказано в книге пророка Йешайи: "Один топтал Я в давильне, и не было со Мной никого" (Йешайя, 63,3). Из этого мы учим, что и египтян Всевышний поразил один. Поэтому в Торе и сказано: "Г-сподь поразил всех первенцев...""

Рабби Йегуда учил: "В течение всей той ночи (когда Всевышний поражал первенцев Египта) евреи пировали, радовались и громко прославляли Всевышнего. В это же время египтяне плакали во весь голос, жалуясь на посланное им неожиданно страшное наказание. Поэтому в Торе сказано: "И был великий вопль в Египте, ибо не было дома, где не было бы мертвеца"" (Шмот, 12,30).

Слова Торы – "И был великий вопль в Египте" – учат нас, что египтяне увидели, как статуи их богов раскалываются на куски и падают на землю у них на глазах. В этот момент фараон с горьким плачем поднялся со своего ложа и вместе со своими советниками отправился к дому Моше. Плача, фараон обратился к Моше с такими словами: "Моше, друг мой! Пожалуйста, помолись за меня Всевышнему, – а то в Египте не останется ни одного человека". Но Моше ответил: "Я не могу выйти (из дома и помолиться за тебя), поскольку Всевышний приказал нам: "А вы не выходите никто за двери дома своего до утра"" (Шмот, 12,22).

Множество чудес совершил Всевышний ради Израиля. Он убил не только первенцев египтян, но и первенцев среди их скота и даже первенцев пленников, захваченных египтянами в других странах и насильно приведенных в Египет. Почему были поражены первенцы пленников? Потому, что если бы этих пленников, сидевших в египетских тюрьмах, спросили: "Хотите ли вы выйти на свободу при условии, что Израиль будет освобожден?" – все они ответили бы: "Пусть мы всю жизнь проведем в тюрьме – лишь бы и Израиль остался в рабстве". За это и покарал их Всевышний.

В Торе сказано: "В полночь Г-сподь поразил всех первенцев в земле египетской, от первенца фараона, который должен сидеть на престоле его, до первенца узника, находившегося в темнице, и все первородное из скота" (Шмот, 12,29)..Рассказывают притчу о царе, который порадовал своего сына тем, что истребил его врагов. Перед этим царь сказал: "Пусть все те, кто любят меня, радуются вместе с моим сыном. А все те, кто враги мне, погибнут вместе с его врагами". Так Всевышний, освободив и осчастливив Израиль, сказал: "Пусть те, кто любят моего сына, придут и радуются вместе с ним". Достойные жители Египта пришли к евреям, справили с ними Песах и затем вместе с ними же вышли из Египта, как сказано в Торе: "Вышла с ними многочисленная толпа иноплеменников" (Шмот, 12,38). А все те, кто не хотел освобождения Израиля, погибли вместе со своими первенцами: как сказано в Книге Псалмов: "И поразил Он всех первенцев в стране их" (Тегилим, 105,36). Как рассказывает Тора, "был великий вопль" и толпы египтян собрались, чтобы убить фараона. Египтяне торопили евреев, требуя, чтобы они немедленно ушли из страны, но они читали Галлелъ и не слушали египтян. Тогда фараон приказал своим солдатам: "Пойдите и поторопите Моше и Аг арона". Однако Всевышний сказал им: "Вы хотите изгнать моих сыновей в ночном мраке? Нет, они уйдут не ночью, а открыто, при дневном свете!" В это время евреи рассеялись по всему Египту и, в соответствии с указанием Всевышнего, переданным через Моше, "выпросили каждый у ближнего своего... вещей серебряных и вещей золотых". А сам Моше в эти часы занимался поисками останков Йосефа (которые необходимо было перенести в Эрец Исраэль), а также принадлежностей для Мишкана, изготовленных еще Яаковом.

Рав Йегуда учил от имени Шмуэля: "Йосеф собрал в Египте все золото мира, как сказано в Торе: "И собрал Йосеф все серебро, какое нашлось в земле египетской и земле кнаанской, за хлеб..." (Берешит, 47,14) Но из этих слов Торы следует только, что он собрал все ценности Египта и Кнаана, – откуда мы знаем, что в Египет попали и ценности других стран? Потому, что в Торе сказано еще: "И из всех стран приходили в Египет покупать у Йосефа, ибо усилился голод по всей земле" (Берешит, 41,57). Когда евреи вышли из Египта, они унесли это золото и серебро с собой, как сказано в Торе: "И обобрали он Египет" (Шмот, 12,36). Рав Йоси говорил: "Они оставили Египет как пустую крепость, в которой нет никаких запасов". Рабби Шимон бен Лакиш говорил: "Как море, в котором не осталось рыбы". Сокровища Египта оставались в Эрец Исраэль до времен царя Реха-вама, сына Шломо, когда фараон Шишак пошел войной на Израиль, дошел до Иерусалима и забрал их обратно, как сказано в Книге Царств: "И взял (Рехавам для Шишака) сокровища дома Г-сподня и сокровища царского дома" (Млахим 1, 14,26). Затем пришел Зерах, царь Эфиопии, и отнял сокровища у Шишака. Затем Аса, царь Иудеи, отнял их у Зераха и передал Гададремону, сыну Табермона. Аммонитяне отняли сокровища у Ґададремона, сына Табермона. Йегошафат, царь Иудеи, отнял их у аммонитян. Они хранились у царей Иудеи до времен царя Ахаза, когда царь Ассирии Санхерив отнял их у него. Царь Хизкия отнял их у Санхерива, и они хранились у царей Иудеи до времен Цидкии. Затем пришли вавилоняне и забрали их у Цидкии. Персы отняли их у вавилонян, а греки у персов. Затем пришли римляне и отняли их у греков. С тех пор и до сего дня сокровища хранится в Риме".

В Торе сказано: "И взял Моше кости Йосефа с собой" (Шмот, 13,19). Наши мудрецы учат: "Смотрите, насколько дороги были для Моше заповеди Всевышнего! В то время, когда все остальные евреи охотились за золотом и серебром, он был занят исполнением заповеди".

Откуда знал Моше, где похоронен Йосеф? Еще была жива Серах, дочь Ашера, принадлежавшая к поколению, пришедшему с Лаковом в Египет. Моше отправился к ней и спросил: "Не знаешь ли ты, где находятся останки Йосефа?" Она ответила: "Египтяне изготовили для них металлический гроб и погрузили его в Нил, чтобы воды реки стали благословенными. Кроме того, колдуны и маги фараона сказали ему: "Если ты хочешь, чтобы этот народ никогда не покинул Египет, спрячь останки Йосефа. Если они не найдут их, то не смогут уйти отсюда"".

Моше отправился на берег Нила и закричал: "Йосеф! Йосеф! Пришло время исполнения обещаний, данных Всевышним, пришло время исполнить клятву, данную тебе народом Израиля. Прояви почтение к Всевышнему и народу Израиля. Не задерживай Всевышнего. Не задерживай Израиль и Облака Славы. Если ты покажешься, – мы с радостью исполним данную тебе клятву. Если нет, – мы будем свободны от нее". В ту же минуту на поверхности появился гроб с останками Йосефа. Он плыл как легкая тростинка (хотя был сделан из тяжелого металла), и Моше забрал его с собой.

Рабби Натан придерживался другого мнения. Он считал, что Йосеф был похоронен в одной из египетских царских гробниц.

По его словам, Моше подошел к гробницам и закричал: "Йосеф! Пришло время исполнения клятвы, данной Всевышним еврейскому народу о том, что Он освободит его. Пришло время исполнения клятвы, которую ты наложил на Израиль. Если ты покажешься – мы исполним ее. Если нет, – мы будем свободны от нее". В ту же минуту затряслась земля, на поверхности появился гроб Йосефа, и Моше взял его с собой.

В течение всех долгих лет странствий по пустыне гроб (арон) Йосефа и Арон га-кодеш Всевышнего двигались рядом друг с другом. Те, кто их видели, спрашивали, что представляют собой эти два арона? Им отвечали: в одном из них находятся останки мертвого, в другом – Шхина. Они изумлялись: "Что может быть общего между ними?" Им отвечали: "Вполне достаточно того, что один в точности выполнял указание Другого".

С чем можно сравнить историю останков Йосефа? В качестве примера приводят такую притчу. Разбойники забрались в винный погреб, открыли бутылку с вином и принялись распивать ее. Владелец погреба увидел их и сказал: "Надеюсь, что вы получили удовольствие от вина? Прекрасно. Теперь поставьте пустую бутылку на место". Так Всевышний обратился к коленам Израиля: "Вы продали Йосефа – теперь верните на место его останки".

В Торе сказано: "И отправились сыны Израиля из Раамсеса в Сукот" (Шмот, 12,37). Эти пункты разделяет расстояние в 130 миль. Евреев сопровождали семь Облаков Славы (Ананей га-ка-вод) – по одному с каждой стороны света, одно сверху (чтобы защитить евреев от зноя, дождя и града) и одно снизу, – чтобы их не кусали змеи и скорпионы, чтобы колючки не царапали им ноги. И еще одно Облако шло впереди, сглаживало дорогу, устраняло горы и заполняло ущелья, а также готовило для евреев будущий лагерь. Шестьсот тысяч человек шли пешком. Только маленькие дети ехали верхом на лошадях.

В Торе сказано: "Вышла с ними также многочисленная толпа иноплеменников" (Шмот, 12,38). Этих иноплеменников было очень много – два миллиона четыреста тысяч человек. Они вели с собой огромные ста; а крупного и мелкого скота.

В Торе сказано: "И испекли они тесто, которое вынесли из Египта, лепешками мацы, ибо оно еще не вскисло, потому что они были изгнаны из Египта и не могли медлить, и даже пищи не приготовили себе" (Шмот, 12,39). Евреи отрезали куски от теста, которое вынесли из Египта, раскатывали их в лепешки и клали себе на голову, – и они испекались на солнце. Этих лепешек вдосталь хватило им до 15 Ияра, – при том, что у них не было других припасов. Тора упоминает об этом, чтобы еще раз прославить Израиль, – ведь евреи не спросили Моше: "Как же отправимся мы в пустыню, не сделав запасов на дорогу?" Об этом же говорит Писание: "Иди и возгласи так, чтобы слышал Иерусалим, говоря: "Так сказал Г-сподь: "Я помню о благосклонности ко Мне в юности твоей, о любви твоей, когда ты была невестою, шла за Мной по пустыне, по земле незасеянной""" (Йирмея, 2,2).

Ненависть к Яакову

Вымыслы злодеев, принадлежащих разным народам, которые изобрели кровавый навет

В Торе сказано: "И побежал Эсав ему (Яакову) навстречу, и обнял его, и пал на шею его, и целовал его" (Берешит, 33,4). Согласно традиции, в тексте Торы над всеми буквами слова "целовал" (ваишакегу) стоят специальные точки. Наши мудрецы учат: "Эсав сказал: "Я убью Яакова не стрелой из лука, я сам загрызу его и выпью его кровь"". Поэтому слово ваишакегу следует читать несколько иначе (буква "к" должна быть представлена еврейской буквой каф, а не куф) – так, что оно означает не "целовал", а "кусал".

С того дня, как появилось основанное Эсавом царство Эдом, поглотившее древние Вавилон, Мидию и Грецию, его главной задачей было преследование Израиля всеми способами, которые использовали его предшественники. Эдом разрушил наш святой Храм, сжег Иерусалим и другие города Иудеи. Большая часть нашего народа стала по его милости пищей для птиц небесных.

Всех остальных евреев он изгнал и рассеял по все концам света. С тех пор не было у нас ни одного дня покоя, ни одного дня передышки, ни одного дня, который не принес бы нам новой беды.

Однако этого нашим врагам было мало. Они преследовали нас и такими способами, к которым не прибегали их предшественники. Увы, Эдом – самое гнусное, злодейское государство на свете, в отличие от древних держав не знающее, что такое достоинство, честь и слава. Ему недостаточно меча, копья и стрелы – оно вонзает в нас свои клыки, как дикое животное, и именно таким образом оно стремится нас уничтожить.

В эпоху владычества Эдома возобновилось бедствие, которое мы называем "кровавым наветом". Эдомитяне – вечно жаждущий крови народ, являющийся прямым потомком Эсава. Свои клыки он опробовал на Израиле – народе, питающем глубокое отвращение к крови. Именно на нас он возвел кровавый навет – обвинил нас в том, что мы похищаем его сыновей и дочерей, чтобы на их крови замесить свою мацу, свой пасхальный "хлеб бедности".

Этот навет стоил нашему народу в течение многих поколений настоящих потоков крови. Враги пытались превратить наш величайший праздник в величайшую трагедию. Всякий раз, когда евреи в изгнании, в странах Эдома, усаживались за праздничный стол, чтобы хотя бы на короткое время сбросить с себя цепи рабства и должным образом провести праздник освобождения, в их сердце гнездилась страшная мысль: что замышляют сейчас наши враги.

Мы не прекратили праздновать свой праздник, радость освобождения не исчезла. Однако мы вынуждены были выставлять сторожей в лейл шимурим – ночь, когда нас оберегает Всевышний, чтобы они охраняли нас от врагов и срывали их замыслы. А когда эти злодеи укрепились, мы приняли адские мучения и предпочли быть сожженными на костре, – только бы не прекратился наш праздник.

Таз (выдающийся комментатор Шулъхан аруха) писал: "В наше время принято не использовать красное вино для четырех бокалов в Песах из-за наветов, возведенных на нас за наши многочисленные грехи". Однако мы никогда не прекращали праздновать Песах и всегда выполняли заповедь о четырех бокалах вина.

Много раз Всевышний обламывал зубы диким зверям – нашим врагам, спасал нас от них, так что они уходили посрамленными. Однако в большинстве случаев их зубы ломались лишь после того, как вонзались в наше тело и разрушали наши жилища в многочисленных странах изгнания. Это бедствие – кровавый навет – распространялось из страны в страну и дошло даже до арабских стран. Кровь Эсава струилась в жилах всех народов, и все они жестоко нас преследовали.

Враги избрали дни праздника Песах и, прежде всего, пасхальную ночь для осуществления своих злодейских замыслов. Они объединялись и устраивали "трапезы", пищей для которых были наша плоть и наша кровь. Все – взрослые и дети, ученые и невежественные люди, цари и их министры, кардиналы и простые священники, и, конечно, сброд, который присоединялся к ним. Лишь немногие отваживались поднять голос против собственного народа и совершаемых им злодейств. Да не забудет Всевышний все то, что совершили злобные потомки Эсава, – и да не смолчит Он, видя нашу пролитую кровь!

Рабы завидуют свободным

Цари, министры, кардиналы и священники в Риме и Греции, Британии и Италии, Франции и Германии, России и Польше, многих других странах Европы, в Сирии и Египте, а также власти Хеврона, Иерусалима и обеих Галилей – все они сохраняли рабскую душу, так что власть, богатство и покой не могли превратить их в свободных людей. Тщетно пытались они уничтожить евреев-изгнанников, живших в их странах, унизить, разорить, измучить, довести их до отчаяния. Но даже доведенные до рабского состояния, евреи оставались свободными людьми, а их гонители продолжали мучиться от зависти.

Наше ощущение свободы достигает апогея в Песах, а также в дни, предшествующие празднику и следующие за ним, – ведь именно тогда вывел нас Всевышний из Египта и сделал свободными людьми – до самой глубины души. Самый страшный угнетатель может коснуться только тела, – душа остается при этом нетронутой. Еврей, попавший в беду, переводит свой взгляд с сиюминутной действительности, которая его окружает, на иную, истинную реальность, заново вспоминает, как Всевышний вывел его из Египта, – и это позволяет ему сбросить узы рабства. Он усаживается за пасхальный царский стол в ночь Седера, лицо его излучает свет свободы, и он от всего сердца поет хвалу Царю Вселенной.

Именно этому часу, когда еврей – всякий раз заново – вкушает истинную свободу, завидовали цари и вельможи, которым такой час никогда не выпадал. Одного этого часа было достаточно еврею, чтобы стойко преносить мучения в течение всего года. В повседневной горечи он улавливал вкус кануна Песаха и снова готовился вкусить пасхальной свободы.

Власть и могущество земных завистников имеют предел. Каждое государство имеет соседей, все они ненавидят друг друга и грозят друг другу уничтожением. Один царь побеждает другого, а затем сам оказывается побежденным. Свобода для одного всегда оказывается рабством для другого. Иначе обстоит дело у нас. Наша свобода, наше царство не наносят ни малейшего ущерба другим людям. Чем больше свободных людей, тем более свободен каждый из них. Поэтому мы приглашаем всех без исключения разделить с нами нашу свободу – всех людей и все народы, чтобы один народ не поднял оружие против другого. Ведь свобода изначально дана каждому человеку, и каждая душа благословлена Всевышним.

"Каждый, кто голоден – пусть придет и ест. Каждый, кто нуждается, – пусть разделит с нами пасхальную трапезу", – говорит Агада. Именно в этом призыве и состояла наша вина. Именно он и пробудил такие зависть и ненависть. Именно так возник кровавый навет.

Поскольку источником ненависти была зависть, ее разделяли с невеждами и мудрецы, и самые просвещенные люди. Более того, именно они становились инициаторами наших бедствий.

Сброд и невежды только присоединялись и ним, привлеченные запахом крови. Ибо мудрость и знание в сочетании с рабским сознанием становятся источником зависти и ненависти даже легче, чем глупость и невежество.

Кто выдумал кровавый навет

Кровавый навет и бедствия, которые постигли в связи с ним Израиль, берут начало в сочинениях древнегреческих мудрецов. После того, как греки были разбиты Хасмонеями, священниками, служившими Всевышнему, они изобрели этот навет. Римляне позаимствовали его у них так же, как заимствовали традиции других народов, распространили его во всех провинциях своей империи и передали его своим потомкам вплоть до нынешних поколений. Вот что рассказывали греки, разбитые Хасмонеями, о евреях (рассказ приводится по книге Иосифа Флавия "Против Апиона").

"Антиох обнаружил во внутренней части Храма человека, возлежащего на ложе, и рядом с ним – накрытый стол со всякими лакомствами, деликатесами, приготовленными из рыбы и птицы... Евреи из года в год, в заранее установленные сроки, похищают грека, откармливают его всевозможными лакомствами, а затем отводят в город, умервщляют там и приносят в жертву согласно своим законам и обычаям при стечении ликующего народа. Затем убитого грека бросают в один из колодцев".

А вот навет, сочиненный известным греческим ученым Демокритом: "Раз в семь лет евреи похищают иноземца и приносят его в жертву, разрывая его тело на множество частей".

Даже Сократ рассказывал, как "пьяные евреи в Пурим убили иноверца и повесили его на дереве вместо Гамана".

Да не забудет Всевышний их мудрости и их ненависти!

Мир полный ненависти

Когда ненависть к евреям распространилась по всем странам, и наветы стали быстро множиться, историки и хроницисты уже не в состоянии были рассказывать о каждом из них в отдельности. Эти наветы стали уделом евреев буквально повсюду. Не в состоянии и мы рассказать о всех них – как они описаны в еврейских и нееврейских книгах. Приведем лишь несколько наиболее известных примеров кровавых наветов, – хотя это и ничтожно мало.

В 4904-м (1144-м) году выкрест Теобальд Кембриджский "засвидетельствовал" в английском городе Норвиче, что европейские евреи из года в год "организовываются" для того, чтобы в честь праздника Песах принести в жертву христианского ребенка, и что в этом году жребий (быть убитым) выпал именно на ребенка из этого города. Во главе церкви стояли злейшие враги евреев. Они ухватились за это "свидетельство", объявили убитого ребенка "святым" и даже присвоили ему имя "Святого Вильяма". После этого навет быстро распространился по остальным европейским странам.

Через два года после этого начался второй крестовый поход, в ходе которого крестоносцы воспользовались кровавым наветом, чтобы выместить свою ненависть на еврейских общинах.

Через три года после первого норвичского навета, в 4907-м (1147-м) году в немецком городе Варцбурге было найдено тело христианского ребенка, утонувшего в реке 22-го Адара. Ответственность за смерть ребенка была возложена на местных евреев. Еврейская община была истреблена. После трехдневного побоища в Варцбурге крестоносцы напали на другие общины. Самое страшное побоище произошло 20-го Нисана, в середине праздника Песах. Погромы не прекращались до наступления праздника Шавуот. Описание этих страшных событий дошло до нас в ламентации, составленной рабби Ицхаком бен Шаломом, которую мы читаем в пасхальную субботу: "Всевышний – кто сравнится с Тобой! Враг нагрянул среди ночи – в двадцатый день первого месяца".

Через двадцать четыре года погромы, вызванные кровавыми наветами, распространились по большинству французских провинций. Во Франции жили тогда Баалей га-Тосафот – составители знаменитого комментария к Талмуду. Евреи надеялись найти там относительно спокойное убежище, – но напрасно. Главной жертвой навета стали евреи Лиона. Вся еврейская община города была обвинена в ритуальном убийстве. Вся она умерла с Именем Всевышнего на устах.

Рабби Эфраим бен Яаков из Бонна, летописец трагических событий того времени, рассказывал: "По приказу врага были арестованы рабби Йехиель, сын рабби Давида, и рабби Йекутиэль, сын рабби Давида, когены, ученики рабби Шмуэля, а также рабби Йегуда, сын рабби Агарона. Их возвели на костер и связали веревками, а затем подожгли. Но огонь сжег веревки и освободил их. Они сошли вниз и сказали слугам наших врагов: "Вы видите – огонь не причинил нам вреда. Поэтому мы должны быть освобождены". Но враги ответили: "Пока мы живы, вы не уйдете отсюда". Они убили их мечами и бросили их тела в огонь – вместе со всеми другими евреями, что были с ними, всего тридцать один человек. Души покинули их тела и предстали перед Всевышним. Чем выше поднимались языки пламени, тем громче и исступленнее пели они Ему хвалу. Тогда необрезанные сказали: "Мы и раньше слышали вашу песню, но не понимали ее. Но ничего подобного этому пению мы не слышали никогда". Истина в том, что песнь, которую слышали необрезанные в этот страшный час, – это слова молитвы Алейну лешабейах ("Мы обязаны восхвалять Господина Вселенной")".

В 4981-м (1221-м) году кровавый навет вспыхнул в городе Эрфурте. Вот что рассказывают о нем немецкие историки того времени:

"Христианские торговцы приехали в город и позавидовали своим еврейским коллегам, жителям города, дела которых процветали куда более, чем их собственные. Они объявили евреев в том, что те похитили нееврея, чтобы зарезать его и напиться его крови. Тогда враги напали на еврейскую общину и сожгли синагогу вместе со всеми, кто в ней молился".

В Книге Поминовения еврейской общины города Майнца мы находим имена тех, кого убили в результате кровавого навета.

Это были рабби Шем Тов Галеви, покончивший с собой рядом с Арон га-кодеш, девушки Мадронна и ее сестра Рахель, бросившиеся в огонь, юноша Йосеф Галеви, также бросившийся в огонь, и многие другие. У всех "обвиняемых" была возможность спастись, приняв христианство, но они с презрением ее отвергли. Эти святые души приняли мученическую смерть во славу Всевышнего, как рассказывает безымянный поэт: "Враги задумали установить идол, отнять наше достоинство, заставить поклониться ему. Левит, верный Тебе, не внял им. Он и его жена приняли смерть от огня".

В 4995-м (1235-м) году в Фулде, Германия, крестоносцы убили пятерых христианских детей и привели свидетелей, заявивших перед императором Фридрихом II, что собственными глазами видели, "как евреи выходили из того самого дома с кожаными бурдюками, полными крови". Весь город пробудился. Однако император потребовал, чтобы трупы детей были доставлены к нему во дворец, расследовал обстоятельства убийства и с позором изгнал клеветников, обязав их немедленно похоронить трупы. Затем он опубликовал "Оправдательное письмо", в котором засвидетельствовал, что кровавый навет был законченной ложью. Однако и это письмо было использовано нашими врагами. После его публикации погромщики набросились на еврейские общины и убили множество.евреев, утверждая, что они подкупили императора. С тех пор погромов стало столько, что никто их уже не считал.

Вскоре кровавый навет снова вспыхнул в Англии. Это произошло на пасхальной неделе 5024-го (1264-го) года. Снова пролилась кровь, и было разгромлено большинство еврейских общин в этой стране. В одном только Лондоне были убиты около полутора тысяч евреев. Остальные евреи бежали и укрылись в крепостях, чтобы спасти свою жизнь, однако их дома и имущество были разграблены. Жестокие преследования английских евреев не прекращались вплоть их полного изгнания из страны в 5051-м (1291-м) году. В указе об изгнании прямо объявлялось, что оно является вечным.

В 5027-м (1267-м) году евреев города Форцгейма в немецком княжестве Баден обвинили в убийстве христианской девушки и использовании ее крови. Трех городских раввинов арестовали и подвергли страшным пыткам, чтобы заставить их признаться в этом преступлении. Поняв, что они не в состоянии долее выносить пытки, раввины покончили с собой. Затем их тела были подвергнуты колесованию. В Книге Поминовения города Майнца упоминаются имена этих мучеников и приводятся две ламентации, сочиненные в их память. Эти ламентации включены в книгу Слихот, составленную по обычаю Вормской общины.

Примерно в то же время кровавый навет вспыхнул в прирейнском городе Зинцахе, в Визенберге, Майнце, Мюнхене и Бахрахе. Все евреи этих городов были сожжены на костре. Во многих случаях священники пытались убедить уничтожаемых евреев креститься, но святые мученики с отвращением отвергали это предложение и убивали друг друга собственными руками. Муж убивал жену, отец – детей, чтобы избавить их от крещения и страшных пыток.

Самый ужасный погром этой эпохи произошел в Праге в последний день Песаха 5149-го (1389-го) года. Толпа погромщиков напала на еврейскую общину и убила несколько тысяч человек! Всем им было предложено креститься и таким образом спасти свою жизнь. Ни один из евреев не согласился, и все они были сожжены на костре.

Рабби Йосеф Га-коген рассказывал в книге Эмек га-баха: "22-го числа месяца Нисана напали жители Праги, что в Богемии, на виноградник Всевышнего, дом Израиля, избранный народ. Они несли топоры, как дровосеки, напали на евреев и многих истребили, а многих сожгли, извлекли прах из еврейских могил и разбили надгробные камни. Никто не избавил евреев в этот день Гнева Всевышнего". Еврейский поэт рабби Авигдор Каро сочинил ламентацию "Все беды, которые нас постигли", посвященную памяти жертв этого погрома. Она включена в молитву Минха, читаемую в Йом Кипур согласно пражскому обычаю:

"Кровь столкнулась с кровью в весенний месяц, в последний день Песаха, времени освобождения, проворные опережают друг друга, говоря: это пасхальная жертва".

Печально знаменит и другой пражский кровавый навет, вспыхнувший много лет спустя, во времена Магараля. Однако Магараль сумел защитить остатки еврейской общины города от уничтожения, проявив сверхъестественные способности, дарованные ему Всевышним. Сохранилось множество рассказов о том, как Магараль создал "искусственного человека" Голема и с его помощью чудесным образом спас евреев Праги.

Так же как Магараль спас евреев Праги, рабби Калонимус Баал га-нес, похороненный в Иерусалиме на склоне Масличной горы, рядом с могилой пророка Зехарии, сумел спасти еврейскую общину Иерусалима от кровавого навета при помощи священного Имени Всевышнего. Это произошло примерно в то же время. Мусульмане убили мусульманского же ребенка и подбросили его труп во двор синагоги, чтобы затем напасть на евреев и истребить их. Это произошло в субботу. Рабби Калонимус спас свою общину следующим образом: он начертал на лбу убитого ребенка одно из священных Имен Всевышнего, и тот сразу же встал и указал на убийцу. Однако рабби Калонимус наложил на себя наказание за вынужденное нарушение субботы, – ведь ему пришлось писать в этот день, чтобы спасти евреев от истребления. Он постановил, чтобы все, кто проходит мимо его могилы, бросали на нее камни (ведь наказание, назначенное Торой за нарушение субботы – побивание камнями). Евреи Иерусалима выполнили это указание, и каждый прохожий добавлял камень к уже сложенной у могилы куче камней.

В те времена, когда заканчивалось средневековье и во многих странах уже начиналась эпоха Возрождения, кровавый навет распространился на Турцию, Египет, Сирию и даже Хеврон, что в Святой земле. Воистину, этот гнусный вымысел не знал границ и национальных различий. Враги Израиля в мусульманских странах восприняли его у христианских злодеев. Однако первенство осталось все-таки за христианами. Большинство погромов устраивалось ими и возглавлялось руководителями их церквей. Особенно частыми стали погромы в эпоху Возрождения.

Страшная и позорная история связана с исчезновением христианского ребенка по имени Симон из итальянского города Триеста. Ему было два или три года от роду, когда он исчез. Это произошло в первый день Песаха. Его тело было найдено в реке неподалеку от дома, принадлежащего еврейской семье. По приказу местного епископа были арестованы руководители еврейской общины города. Их пытали до тех пор, пока они не "признались", что убили ребенка для того, чтобы напиться его крови. Весть об убийстве распространилась по Италии и Германии. Евреев арестовывали, пытали и затем сжигали на кострах. Тогда же был арестован Магари из Вероны, один из величайших еврейских авторитетов того времени и главный раввин Регенсбурга. Ему удалось спастись буквально чудом.

Тот, кто путешествовал по этим странам в наше время, возможно, натыкался на монастырь или церковь, на воротах которого начертано имя "Святого Симона". Знайте, что это место названо в честь ребенка, которого церковь объявила "святым". Она освятила его дважды – сначала его собственной кровью, а затем кровью бесчисленных убитых евреев.

Убийства евреев в Польше и России

В этих странах убийства евреев совершались открыто, – преступникам не приходилось скрываться. Напротив, здесь устраивались публичные, в присутствие самых высокопоставленных лиц, включая польского короля, казни евреев, "сознавшихся" в преступлениях после ужасных пыток. В 5358-м (1598-м) году в одном из болот под Люблином было обнаружено тело ребенка, принадлежавшего местной крестьянской семье. Пятеро евреев были арестованы и "признались", что "пили вино, смешанное с христианской кровью, нацеженной из жил этого ребенка", а также "замесили на этой крови мацу". Верховный суд Люблина признал их виновными. Они были казнены на эшафоте, установленном напротив главной синагоги города. Тела замученных евреев были разорваны на четыре части и выставлены для всеобщего обозрения на четырех концах города. Тело убитого ребенка было похоронено в городском соборе. Затем он был объявлен "святым".

Кровавый навет вспыхнул в Песах 5458-го (1698-го) в городе Сандомирже. Краковский епископ обратился к судьям Верховного люблинского суда с требованием вести следствие с применением всех пыток, находившихся в арсенале инквизиции. Судьи с готовностью исполнили это требование.

Жестокие преследования евреев в Германии и Италии привели к их массовому бегству в Польшу. Однако вечная ненависть к евреям проникла и сюда. В 5356-м (1596-м) году двое братьев-евреев рабби Моше и рабби Йегуда, сыновья рабби Йекутиэля, были арестованы по вздорному обвинению и подвергнуты страшным пыткам с тем, чтобы заставить их сознаться. Они умерли под пытками 14-го и 15-го Ияра. Их судьбе посвящена ламентация, вошедшая в сборник Слихот, составленный согласно обычаю литовского еврейства.

В начале пятого столетия пятого тысячелетия по еврейскому летосчислению кровавый навет настолько распространился в Польше, что один из ведущих польских писателей того времени, Китович, публично объявил, что "в каждом ломтике еврейской мацы есть христианская кровь".

Жестокость, с которой польские убийцы расправлялись со своими жертвами с тем, чтобы затем обвинить евреев в ритуальном убийстве, была беспредельной. В 5456-м году неподалеку от Познани был найден убитый странным способом христианский ребенок. Вот как описано это событие в хрониках познанской еврейской общины: "Дело обстояло так. В лесу, неподалеку от нашей общины, был убит ребенок. Неизвестно, кто это сделал, однако убийство было необычайно жестоким, ни о чем подобном мы никогда не слышали. У него были выколоты глаза, отрезаны ноги и руки, вырвано сердце".

В это же время вышла печально известная декларация польского короля Августа II, в которой говорилось: "Неверные евреи проливают кровь христианских детей ради ритуальных нужд праздника мацы, что засвидетельствовано одним из них (неким сошедшим с ума выкрестом)".

С тех пор и до самого последнего времени не было города на просторах России, Польши, Литвы и Галиции, в котором соседи-иноверцы не разжигали бы ненависти к евреям. Они учили своих детей, "маленьких лисенят, портящих виноградники", бояться евреев. Они говорили им: "Вот идет еврей, он зарежет тебя и будет пить твою кровь в Песах!" То же самое говорили священники со своих амвонов, призывая прихожан к погрому. Однако все это даже не может быть сопоставлено со страшными избиениями евреев, происшедшими на Украине начиная со времен убийцы Хмельницкого, да будет проклято его имя (в 1648-1649 годах), и кончая временами Петлюры и Гелера. Евреям не помогали ни попытки договориться со своими соседями, ни огромные деньги, которыми они пытались выкупить свою жизнь. Находясь в крайности, наши несчастные братья вынуждены были просить помощи у отпавших братьев, принявших чужую религию. Некоторые из выкрестов действительно откликнулись на эти призывы и выступили против кровавого навета. Евреи обращались и к папе римскому, прося у него защиты от погромщиков, считавшихся с его авторитетом. Однако все эти усилия приносили очень скромные плоды, – в лучшем случае короткую передышку, да и то только когда они сопровождались откровенным подкупом в очень крупных размерах, как было принято в те времена. Все прекрасно знали, что кровавый навет – полный вымысел, однако злобно держались за него и не желали ничего слушать. Наши братья подвергались страшным пыткам, умерщвлялись чудовищными способами, которые просто не могут прийти в голову нормальному человеку, созданному по образу и подобию Всевышнего. Истреблялись целые семьи, целые общины – как большие, так и малые, так что никто не мог их оплакать.

Ко всем этим бедствиям добавилось еще одно – "франкизм". Последователи лжемессии Яакова Франка, наши братья, нанесли страшный вред нашему народу. Все члены основанной Франком секты вместе со своим руководителем оставили иудаизм, приняли христианство и присоединились к нашим гонителям. Руководители христианских церквей сделали их опаснейшим орудием преследования евреев. За всю историю пребывания евреев в Европе у нас не было более тяжелого периода. "Франкисты" писали в церковные инстанции гнусные доносы, в которых утверждалось: "Всякий еврей, верящий Талмуду, обязан убивать иноверцев, собирать их кровь и есть ее с мацой в первый день Песаха". Они предложили свою "расшифровку" сокращения перечня египетских казней Д-ц-х a-д-ш б-а-х-в, о котором мы говорили выше: "Нам нужна кровь – так же, как добыли ее мудрецы из "того человека" (Христа) в Иерусалиме".

В те времена церковь, располагавшая почти абсолютной властью, вынудила евреев принять участие в публичной дискуссии с "франкистами". Хотя евреи прекрасно знали, что назначение этого диспута – вовсе не выяснение истины, что он является ловушкой, устроенной врагами руководителям еврейских общин, уклониться от него они не могли – у них просто не было выбора. Двое из выдающихся мудрецов того поколения, рабби Ха-им Коген Рапопорт и рабби Исраэль Бааль Шем Тов приняли в нем участие. Рассказывают, что рабби Хаим Коген Рапопорт, отправлясь на диспут, надел под обычную одежду погребальный саван, так как не рассчитывал вернуться живым. Однако Всевышний помог евреям, и они выдержали этот диспут почетнейшим образом. На сей раз враги просчитались.

Несмотря на это, кровавый навет продолжал вспыхивать в многочисленных городах Востока и Запада. Вот наиболее известные примеры того времени – навет в Дамаске в 5600-м году – на Востоке, наветы в Тисса-Эслере (Венгрия), в Хилзнере (Польша) – на Западе. Они сотрясали еврейские общины во всех странах.

И под конец несколько современных примеров. В 5671-5673 (1911-1913) годах все еврейские общины Российской империи были потрясены новой вспышкой кровавого навета – процессом Менделя Бейлиса, который рассматривался судом присяжных. Устроители этого процесса стремились доказать, что все евреи мира – кровопийцы в буквальном смысле слова. Некоторые депутаты Думы – российского парламента – потребовали обсудить следующий вопрос: "Каким образом можно прекратить ритуальные убийства иноверцев евреями?"

Все мировое еврейство встало тогда на защиту Бейлиса. Их поддержали благородные люди, принадлежащие другим народам, которые не готовы были больше мириться с гнусной клеветой. В борьбу вступили и внешние враги России, которые обрадовались случаю впутать правителей страны в эту жуткую историю и воспрепятствовать подготовке к готовящейся войне. В итоге Бейлис был оправдан, а замысел наших врагов сорвался. Но скоро наступила первая мировая война, а с ней – новые страшные беды для еврейского народа. Но и они померкли в сравнении с тем, что принесла нам вторая мировая война, когда против нашего народа поднялся самый страшный палач в истории – Гитлер.

Обо всех этих гонениях писал царь Давид в своих Псалмах.

"Встань, Г-споди! Да не усилится человек, судимы будут народы пред Тобой" (Тегилим, 9,20).

"Разгорячилось сердце мое во мне, в разуме моем разгорелся огонь. Заговорил я языком своим" (Тегилим, 39,4).

"Не за вину мою сбегаются и приготовляются. Воспрянь навстречу мне и смотри" (Тегилим, 59,5).

"Излей них гнев Свой, и ярость гнева Твоего пусть постигнет их" (Тегилим, 69,25).

"Излей ярость Твою на народы, которые не знают Тебя, и на царства, которые не призывают Имени Твоего, потому что пожрал враг Яакова и жилище его опустошили они" (Тегилим, 79,6).

"Доколе, Г-споди, скрываться будешь – вечно? Доколе пылать будет, подобно огню, ярость Твоя?" (Тегилим, 89,47)

"Г-сподь Б-г наш, Ты ответил им. Б-гом прощающим был Ты для них и мстящим за деяния их" (Тегилим, 99,8).

"Потому что разевали на меня рты нечестивые и рты лживые, говорили со мной языком обмана" (Тегилим, 109,2).

"Сколько дней у раба Твоего? Когда устроишь Ты суд над преследователями моими?" (Тегилим, 119,84).

Случай с пражским раввином

О главном раввине Праги рабби Йехезкеле Галеви Ландау рассказывают, что однажды вечером в канун Песаха, после бди-кат хамец (поисков хамеца), он сидел, запершись в своей комнате, погруженный в изучение Торы. Около полуночи за окном раздались вопли разъяренной толпы, приближавшейся к дому и намеревавшейся высадить дверь.

Рабби, мудрец и праведник, сразу же понял, что незванные гости явились в эту ночь, вдохновленные кровавым наветом, и он будет обвинен в ритуальном использовании крови. Он осмотрел свой кабинет и, к своему ужасу, обнаружил склянку с кровью, спрятанную в книжном шкафу. Клеветники заранее запрятали ее там, чтобы обвинить евреев Праги в ритуальном убийстве и погубить всю общину. У рабби не было выбора, – он поднес склянку ко рту и выпил всю содержавшуюся там кровь. Затем он вымыл склянку водой, приготовленной для омовения рук, и выпил эту воду, смешанную с кровью. Чистую склянку он возвратил на место, а затем открыл дверь. Налетчики немедленно направились к тому месту, где была спрятана склянка с кровью, но, к своему удивлению, увидели, что она совершенно чистая и пустая. Им пришлось уйти несолоно хлебавши. Друг другу они говорили, что, видимо, Рука Всевышнего спасла на этот раз Его общину.

Таким образом, еврей, вдобавок, выдающийся раввин, действительно напился однажды крови. Именно этот поступок спас его и других евреев от кровавого навета и, таким образом, послужил выполнению величайшей заповеди.

 

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру