8. Месяц тевет

 

МЕСЯЦ ТЕВЕТ

Месяц Тевет • Месяц страданий • Перевод семидесяти • Дело рук Вс-вышнего • Тяжелый день
• Отступления от текста • Шесть обязательных постов • Десятое Тевета • Страдания осажденных
• Пост искупления грехов • Изгнание, а не отвержение • Законы поста •Пост общественный и личный • Даты постов • Восемь глав • Дни поста и дни веселья

Месяц Тевет

Месяц Тевет – десятый месяц в году, начиная с Нисана. Его название, как и названия других месяцев, привезено из Вавилонии возвратившимися оттуда изгнанниками.

Во второй главе Книги Эстер мы читаем: «...в десятом месяце, месяце Тевет...»

Рош Ходеш Тевет отмечается два дня или один день, в зависимости от того, полным или неполным был предшествующий ему месяц Кислев. Сам же Тевет никогда не бывает полным; он всегда продолжается двадцать девять дней, и новомесячье следующего за ним месяца Швата всегда празднуется только один день.

Созвездие месяца Тевет – Геди, Козерог. Как раз в этом месяце стада коз возвращаются на зимние пастбища.

Дело в том, что если дожди выпали в месяцах Мархешван и Кислев и не выпадали в Тевете, – это признак благословения. В такие годы луга покрываются густой травой и стада находят себе на них обильный корм.

Месяц страданий

Три поста следуют в Тевете один за другим в память о трех бедах, обрушившихся на народ Израиля в дни 8-го, 9-го и 10-го Тевета.

Посты восьмого и девятого Тевета называются «постами праведников», когда постятся лишь избранные. Десятого Тевета постятся все без исключения.

Восьмого Тевета был закончен перевод Торы на греческий язык, сделанный по приказу царя эллинистического Египта Птоломея. Этот день мудрецы сравнивают с днем, когда был сделан «золотой телец», ибо невозможно перевести Тору на другой язык, не исказив ее смысла.

Девятого Тевета умерли пророки Эзра и Нехемия. Это они возглавили евреев, решивших вернуться из Вавилониии в Эрец Исраэль, научили их Торе и заботились об их нуждах. С их смертью Израиль осиротел, лишившись духовных и материальных благ, которые они ему доставляли. Никто не смог стать им достойной заменой.

Десятого Тевета – в день всеобщего поста – войска вавилонского царя Навухаднецара начали трехлетнюю осаду Иерусалима, закончившуюся гобелью города и Храма.

В этом месяце произошло еще одно несчастье. Первого Тевета царь Иудеи Йехония был отправлен вавилонянами в изгнание вместе со всеми иерусалимскими ремесленниками, а также лучшими людьми города, его защитниками и мудрецами.

Двадцать третьего Тевета 5272 года от Сотворения мира (1512 год по европейскому летосчислению) были ограблены и высланы из страны евреи Португалии. Многие из них подверглись страшным пыткам и убиты. Это был как бы второй акт страшной трагедии – изгнания евреев из Испании. Теперь весь Пиренейский полуостров был для них закрыт.

Следует отметить – кроме последних дней Хануки, в Тевете нет ни одного радостного дня.

Перевод семидесяти

Второй Иерусалимский Храм был построен во времена, когда Эрец Исраэль была провинцией огромной Персидской империи.

Когда Персия пала под ударами Александра Македонского, власть над Эрец Исраэль перешла к грекам.

Одной из частей империи Александра – Египтом – правили потомки полководца Птолемея. Один из Птоломеев искал возможности оспорить происхождение Торы и природу ее законов. Для этого он призвал еврейских мудрецов и приказал им перевести Тору на греческий язык.

Если бы его действительно интересовала Тора, он заявил бы о своем желании заранее, дал мудрецам возможность совещаться между собой и создать коллективный перевод Торы.

Но Птолемей, намеревавшийся высмеять мудрецов, поступил иначе.

Вот что написано об этом в Талмуде (Мегила, 9):

«Царь Птолемей пригласил 72 мудреца и поместил каждого из них в отдельном помещении. Никто из них не знал, для чего он приглашен. Царь лично навестил каждого из них и приказал: «Переведи мне Тору учителя вашего Моше». Но Вс-вышний помог им советом, и они перевели Тору одинаково».

Птоломей не обнаружил никакой разницы между переводами. Даже в тех местах, где мудрецы решили изменить при переводе прямой смысл Писания, они действовали совершенно единодушно.

Таким образом недобрый умысел Птолемея послужил освящению Имени Вс-вышнего и послужил славе народа Израиля и его мудрецов.

Дело рук Вс-вышнего

Птоломей возложил на плечи каждого из семидесяти двух мудрецов совершенно непосильную задачу. Каждое слово Торы имеет тысячи значений, и иврит – Святой язык – высекает их из него, как молот, дробящий скалу. На нем наши мудрецы могут истолковать все явные и скрытые значения предложений, слов и даже букв Торы.

Бесполезно искать язык, подобный Святому языку, созданному специально для того, чтобы на нем можно было запечатлеть полотно Торы. Перевод ее на другой язык во всем ее богатстве невозможен.

Что же остается делать? Махнуть рукой на многозначность ее предложений, на глубочайшие намеки и иносказания, и переводить слово за словом, следуя их прямому смыслу? Но такой перевод уподобит Тору пустому сосуду, в котором нет драгоценного напитка – одни только стенки слов. Что же должны были чувствовать мудрецы, которым выпала эта задача! Ведь это были выдающиеся знатоки Торы, влюбленные в ее мудрость.

Следует иметь в виду, что даже прямой смысл слов Торы, пшат, часто неоднозначен. Поэтому естественно было предположить, что каждый из переводчиков пойдет своей дорогой. Ведь невозможно себе представить, что у всех семидесяти двух мудрецов в точности совпадут мотивы и соображения, заставляющие выбрать тот или иной вариант перевода в тысячах случаев, когда этот перевод неоднозначен!

Кроме того, в Торе есть места, которые ни в коем случае нельзя ни толковать, ни переводить буквально – буквальное истолкование приводит к искажению их истинного смысла. Эти места требуют особых объяснений; их перевод в любом случае должен отступить от пшата и передавать истинное, а не прямое значение слов.

Разумеется, семьдесят два человека не могли бы перевести такие места одинаково.

Если бы нам были представлены отличающиеся таким вот друг от друга переводы Торы, это нисколько не скомпрометировало бы их авторов в наших глазах, ибо мы знаем, что «...и то, и другое толкование – слова Б-га живого».

Мудрость Торы многогранна, и передать ее может только многообразие мнений. Но в глазах других народов «разночтения» в переводах – серьезный недостаток, подрывающий авторитетность первоисточника, бросающий тень сомнения на саму Тору и на мудрость ее истолкователей. У них принято считать – где нет согласия – там нет истины. Дело в том, что они отождествляют создание с его Создателем; им кажется, что так же как невозможно единство противоположностей в человеке, невозможно оно и в Творце мира и его делах.

Поскольку эта точка зрения была принята греками, нет никакого сомнения, что Птолемей хотел посмеяться над мудрецами, обнаружить разногласия между ними и заставить их спорить между собой.

Чтобы не допустить унижения Торы и мудрецов, Небеса пришли на помощь переводчикам, и последние проявили полное единодушие во всем, что касалось перевода мест, которые должны быть истолкованы неоднозначно.

Тяжелый день

День, когда семьдесят два мудреца завершили перевод Торы на греческий язык – восьмое Тевета – стал очень тяжелым днем для еврейского народа. Хотя все увидели, какое чудо совершил Вс-вышний ради Своей Торы и еврейского народа, ради его мудрецов, которых Он оберегает от несчастий, хотя все случившееся и представлялось грекам совершеннейшим чудом – несмотря на все это, день восьмого Тевета подобен дню, когда евреи сделали «золотого тельца».

Вот что скзано об этом дне в Мегилат Таанит:

«Восьмого Тевета, в дни царя Птолемея, когда Тора была переведена на греческий язык, тьма опустилась на мир и не прекращалась три дня».

Мудрецы сравнили переведенную Тору с посаженным в клетку львом. Прежде все трепетали перед ним и, завидев его, обращались в бегство. Теперь же все подходят к клетке, показывают на льва пальцем и спрашивают: «Где же его хваленая сила?»

Так и Тора. Пока она находилась в руках Израиля, который толкует ее на Святом языке, она действительно связывала Израиль с Вс-вышним и давала ответ на все вопросы. Никто не решался отзываться о ней недостойным образом. Даже чужеземец, желавший ознакомиться с Торой, должен был сначала изучить язык Писания.

Теперь Тора оказалась заключенной в клетку греческого перевода, и благоговение перед ней исчезло. Любой человек, знавший греческий язык, мог читать ее, комментировать и критиковать – все это без того, чтобы хотя бы прикоснуться к ее мудрости.

Поэтому мудрецы уподобили восьмое Тевета другому траурному дню – дню, когда был сделан «золотой телец». Как в изваянии, лишенном души, поклонявшиеся ему видели идола, так в греческом переводе Торы – тексте, лишенном мудрости и святости, – народы мира видят Тору. Они полагают, что познакомились с ней благодаря переводу, и говорят друг другу: «Вот она, Тора, которую мы изучили».

Подчеркнув, что темнота, опустившаяся на мир восьмого Тевета, не прекращалась три дня, наши мудрецы намекает на то, что это печальное событие – завершение перевода Торы – как бы завершает ряд трагических событий, происшедших некогда девятого и десятого Тевета.

Отступления от текста

Вот некоторые из тех мест, в которых мудрецы – все вместе и совершенно одинаковым образом – отступили от пшата – буквального значения слов Торы.

Вместо «В начале сотворил Б-г» они написали – «Б-г сотворил в начале», – чтобы никто не подумал, что «В начале» – имя настоящего Творца, создавшего демиурга.

Вместо «Сделаем человека» они написали «Сделаю человека», – чтобы никто не подумал, что у человека было два Творца.

Вместо слов «По Нашему образу» и «По Нашему подобию» они написали: «По образу» и «По подобию» – чтобы не подумали, что у Вс-вышнего есть форма, которой можно уподобить форму Его творения.

Слова «И завершил Б-г [свое творение] в день седьмой» они перевели как «...в день шестой» – чтобы никто не подумал, что Вс-вышний трудился в субботу.

Слова «Мужского и женского пола сотворил Он их» они перевели как «...сотворил Он его» – чтобы не подумали, что мужчина и женщина были сотворены отдельно друг от друга.

Они написали «Сойду и смешаю [языки строителей Вавилонской башни]» вместо «Сойдем и смешаем» – чтобы не подумали, что существует другая сила, кроме Вс-вышнего.

Они написали «Они в гневе своем убили мужа и по воле своей подрезали жилы откормленному [животному]» вместо «по воле своей подрезали жилы быку» (Берешгап, 49) – чтобы не могло создаться ошибочное впечатление, что сыновья Яакова склонны к убийству.

Вместо «Срок пребывания сынов Израиля в Египте – четыреста тридцать лет» (Шмот, 12) они написали «Срок пребывания сынов Израиля в Египте и других странах – четыреста лет» – чтобы не создалось впечатление, что в Торе содержатся хронологические противоречия, ибо это сложное место должно быть особым образом истолковано, а народы мира не принимают комментариев наших мудрецов.

Вместо слов «Ни у кого из вас не взял я [Моше] и осла» они написали «...не взял ни одной ценной вещи» – чтобы не подумали, что Моше не брал у сынов Израиля ослов, но, может быть, брал другие ценные предметы.

К словам «Чтобы ты не взглянул на небо и не увидел там солнце, луну и звезды, все воинство небесное, и не прельстился и не стал поклоняться им, и не стал служить им, которыми наделил Г-сподь Б-г твой все народы под небом» (Дварим, 4) они добавили слова: «...чтобы они светили им» – чтобы никто не подумал, что Тора разрешает другим народам поклоняться солнцу и луне.

В том месте Книги Ваикра, где перечисляются нечистые животные, вместо слово «заяц» они написали «легконогий» – ибо так звали по-гречески жену Птолемея, и царь мог оскорбиться, решив, что евреи вставили в Тору упоминание о его жене.

Шесть обязательных постов

Из шести всеобщих постов, поститься в которые обязан каждый, один заповедан Торой, четыре – пророками Хагаем, Зеха-рией и Малахи, и еще один установлен мудрецами. Тора заповедала поститься в Йом Кипур, пророки и мудрецы установили пост Гедальи, пост десятого Тевета, пост семнадцатого Тамуза, пост девятого Ава и Таанит Эстер.

О Йом Кипуре Тора говорит следующее: «Да будет у вас законом навеки: в седьмом месяце, десятого числа месяца смирятся ваши души...»

Четыре поста были установлены пророками в память о разрушении Храма и изгнании сынов Израиля на чужбину. Это «пост четвертого месяца» (17 Тамуза), «пост пятого месяца» (9 Ава), «пост седьмого месяца» (пост Гедальи, приходящийся на 3 Тишрей) и «пост десятого месяца» (10 Тевета), о которых сказано (Зехаръя, 8): «Так сказал Г-сподь Цваот: «...Пост четвертого, пост пятого и пост седьмого месяцев...»

Уже говорилось, что 17 Тамуза римлянам, осаждавшим Иерусалим, удалось пробить брешь в стене и ворваться в город.

9 Ава были разрушены Первый и Второй Иерусалимский Храм; кроме того, в этот день произошли другие трагические для еврейского народа события.

3 Тишрей был убит Гедалья бен Ахикам, и последние евреи, остававшиеся в Эрец Исраэль после разрушения Иерусалима вавилонянами, были изгнаны оттуда.

10 Тевета вавилоняне приступили к осаде Иерусалима, которая закончилась разрушением города и Храма.

Еще один пост – Таанит Эстер – был установлен в память о трехдневном посте, объявленном евреями Персидской империи во времена Мордехая и Эстер, когда злодей Гаман задумал истребить их всех до единого. Он приходится на 13 Адара – накануне праздника Пурим.

Посты Йом Кипура, 17 Тамуза, 9 Ава, 3 Тишрей и 10 Тевета приходятся на тот самый день, когда произошло событие, в память о котором было решено установить пост. Иначе обстоит дело с Таанит Эстер.

Эстер, Мордехай и все евреи, жившие в столице персидского государства Шушане, постились в тот страшный год три дня – 13-го, 14-го и 15-го Нисана, то есть пост захватил начало праздника Песах. Мудрецы разрешили тогда поститься в праздник, потому что речь шла о жизни и смерти для всего еврейского народа. Однако в будущие времена было решено поститься 13 Адара, в день, когда евреи Персидской империи готовились напасть на своих врагов, то есть в канун праздника Пурим.

Пост «четвертого месяца» был назначен вначале на 9 Тамуза, день, когда вавилоняне пробили стену Иерусалима. Но после разрушения Второго Храма раббан Йоханан бен Заккай и мудрецы его поколения перенесли день поста на 17 Тамуза – день, когда римляне ворвались в Иерусалим. Мудрецы поступили так потому, что оба события произошли в одном месяце и, следовательно, их можно оплакивать в один день, а также потому, что разрушения Второго Храма было еще большим несчастьем, чем разрушение Первого – ведь после первого разрушения Храм был вскоре восстановлен, а после второго – нет.

Относительно поста Гедальи существуют определенные разногласия. Некоторые считают, что Гедалья был убит 3 Тишрей и мы постимся в самый день его убийства. Согласно другой точке зрения, он был убит 1 Тишрей, в первый день Рош Гашана, и поэтому мы переносим пост на третье число.

Десятое Тевета

С того дня, когда сыны Израиля вошли в Эрец Исраэль, и до изгнания их оттуда вавилонским царем Навухаднецаром прошло 850 лет.

Через 440 лет после начала завоевания Эрец Исраэль царь Шломо построил Иерусалимский Храм, простоявший 410 лет.

Сыны Израиля пришли в Эрец Исраэль, чтобы поселиться в ней навеки, как обещал им Вс-вышний (Берешит, 13): «Ибо всю эту землю Я отдам тебе и твоему потомству навечно». Однако Он поставил им одно условие (Ваикра, 20): «Соблюдайте же все Мои постановления и все Мои законы, исполняйте их, дабы не исторгла вас земля, в которую Я веду вас, чтобы вы жили в ней».

Из двадцати одного поколения евреев, живших в Эрец Исраэль до разрушения Первого Храма, лишь некоторые соблюдали заповеди Вс-вышнего и Его законы. Евреи оскверняли страну идолами, поклонялись ашерот – культовым деревьям, падали ниц перед изваяниями.

Поэтому Вс-вышний разгневался на народ Израиля и послал ему пророков, которые должны были вернуть его к Торе, к исполнению заповедей... Но и пророки взывали к сынам Израиля напрасно.

Вот что написано об этом в Танахе (Диврей Гаямим II, 36):

«...Главы священников-когенов и всего народа восприняли все мерзости [языческих] народов и осквернили Дом Г-спода, который Он освятил в Иерусалиме. И обращался к ним Г-сподь Б-г их отцам многократно, через посланников своих, предупреждая, ибо жалел Он Свой народ и Свою обитель. Но они оскорбляли посланников Б-га и презрели Его слова, и насмехались над Его пророками, пока не разгневался Г-сподь на Свой народ так, что уже не было исцеления».

Наши мудрецы сказали: «Еврейский народ уподобился людям, укрывшимся от дождя под плащом и тянущим его каждый на себя. Если они будут упорствовать, то порвут плащ на куски».

«И вот, на девятом году царствования [Цидкиягу], в десятом месяце, на десятый день, пошел Навухаднецар, царь Вавилона, он и его войско, против Иерусалима и расположился станом вокруг него; и построили вокруг него осадную стену. И был город в осаде до одиннадцатого года [царствования] царя Цидкиягу. На девятый день четвертого [месяца] голод в городе усилился и не стало хлеба у народа. И проломлена была стена города...» (Млахим, II, 25)

«А в пятый месяц, в десятый день месяца... пришел в Иерусалим Навузардан, начальник телохранителей. И сжег он Дом Г-спода и дом царский, и все дома в Иерусалиме... И все стены вокруг Иерусалима были разрушены... И остаток простого народа изгнал Навузардан, начальник телохранителей.» (Йирмиягу, 52)

Таким образом, бедствие, постигшее Израиль, началось десятого Тевета, когда Иерусалим был осажден. Защитники его ослабевали от голода, пока, наконец, город не попал в руки врага. Храм был сожжен, а жители Иудеи угнаны в плен.

Страдания осажденных

«И был город в осаде... – рассказывает Танах, – и голод в нем усиливался». Женщины из самых богатых семей Иерусалима встречались на пустых рынках и спрашивали друг друга: «Что ты здесь делаешь? Разве ты когда-нибудь сама ходила на рынок?»

В ответ следовало: «Нет больше сил терпеть муки голода».

Поддерживая друг друга, скитались они в поисках хлеба, но ничего не находили, и вскоре умирали от голода прямо на улицах. Дети, требовавшие пищи, испускали дух рядом с умирающими матерьми. (Псикта Раба, 26)

«Навухаднецар, осадивший Иерусалим вместе со своими союзниками, надеялся быстро взять город. Но Вс-вышний дал осажденным силы держаться в течение двух с половиной лет, ожидая, что они раскаются и вернутся к Нему. В Иерусалиме было много сильных воинов, и множество вавилонян пало от их руки.

Среди еврейских воинов особенно отличался Авика бен Гаврати. Когда вавилонские катапульты забрасывали город огромными камнями, чтобы разрушить его стены, он ловил эти камни в воздухе и бросал обратно, в вавилонян, сея среди них смерть. Но и он не был чист перед Вс-вышним.

Однажды порыв ветра сбросил героя со стены, он разбился и умер. В эту минуту треснула стена Иерусалима, и враги ворвались в город». (Ялкут Шимони)

Пост искупления грехов

Хотя пост 10 Тевета и установлен в знак скорби, охватившей Израиль после разрушения Храма, в память о мучениях, перенесенных его сынами в изгнании, скорбь не может стать главным содержанием этого дня, ибо довольно с нас уже и того, что было. Пост должен пробуждать сердце и прокладывать путь к раскаянию, напоминать нам о наших дурных поступках, о грехах наших отцов, навлекших и на них, и на нас страшные беды. Размышления о наших грехах приводят нас на путь исправления. (Рамбам, Законы постов, 5)

Сказано в Иерусалимском Талмуде (Йома, 1): «Каждое поколение, при жизни которого не отстроен Храм, виновато [перед Вс-вышним] не меньше, чем то, за грехи которого он был разрушен». Ибо любое поколение имеет достаточно духовных сил, чтобы пробудить милосердие небес, освободить Израиль из-под власти притеснителей, собрать его изгнанников со всех концов земли и выстроить Храм. Что для этого требуется? Полное раскаяние и исправление грехов предшествующих поколений. Поэтому, если спасение до сих пор не пришло, это означает только, что мы еще не раскаялись и продолжаем грешить, тем самым препятствуя конечному Избавлению.

Но хотя Храм лежит в руинах, а народ Израиля рассеян по всей земле, это не значит, что Вс-вышний разорвал союз, заключенный им со своим народом. Не навсегда изгнаны мы со своей земли, не вечно останется в руинах Храм, ибо Эрец Исраэль навсегда отдана сынам Израиля, и Храм всегда будет стоять в Иерусалиме.

Изгнание и разрушение, горе и страдания, обрушившиеся на сынов Израиля – лишь временное наказание, наложенное Вс-вышним, и Его милосердие может пробудиться в любую минуту. Тогда для всех нас настанет час радости.

Изгнание, а не отвержение

В Торе сказано (Ваикра, 18): «Не исторгнет вас эта земля в скверне вашей, как исторгла она народ, бывший тут до вас». Предупреждая Израиль о возможном наказании, Вс-вышний одновременно обнадеживает его: даже если Израиль согрешит, Эрец Исраэль не отвергнет его окончательно, как отвергла она народ, населявший ее прежде. Хотя за грехи наши, осквернившие эту землю, мы были изгнаны с нее, – это изгнание не вечно и срок его окончания зависит только от нашего раскаяния и милосердия Вс-вышнего.

Пост призван обуздать таящуюся в нас тягу ко злу, отвлечь нас от привычных удовольствий, пробудить в нас раскаяние и подтолкнуть к добрым делам, за которые Небеса отворяют перед нами врата милосердия.

«Поэтому каждый обязан обдумывать в эти дни свои поступки и раскаиваться в совершенных им грехах. Так Вс-вышний простил жителей Ниневии не за то, что они постились и носили грубую одежду, а за то, что они раскаялись в своих грехах и оставили путь преступления. Сам пост необходим не для изнурения плоти, а для того, чтобы способствовать раскаянию.

Поэтому те, кто, воздерживаясь в дни поста от еды и питья, отправляется гулять и ведет пустые разговоры, упускает самое главное. Однако раскаяние в эти дни невозможно без поста, поскольку пост – это заповедь, данная нам пророками [и являющаяся неотъемлемой частью Торы]». (Хайей Адам)

Законы поста

Общественный пост, выпавший на субботу, переносится на следующий день. Это не относится к Йом Кипуру, заповеданному нам Торой. Гаоны – еврейские мудрецы, жившие после завершения Талмуда, – писали, что если бы пост 10 Тевета выпал на субботу, его не следовало бы переносить, ибо в Танахе о нем сказано (Йехезкелъ, 2): «...В этот самый день». Но, согласно нашему календарю, 10 Тевета никогда не приходится на субботу.

В пятницу пост завершают лишь после наступления субботы. Согласно нашему календарю, из всех постов на пятницу может выпасть только пост 10 Тевета.

Все посты, за исключением Йом Кипура и 9 Ава, продолжаются от утренней зари и до выхода звезд. Вечером и ночью в эти дни можно есть, если еще не ложились спать. Тот, кто лег спать и проснулся еще до рассвета, есть уже не может – для него начался пост. Впрочем, тот, кто, ложась спать, заранее решил проснуться до рассвета и поесть, имеет такую возможность. Более того – если человек привык пить воду сразу же после пробуждения, он может пить в дни поста, встав до утренней зари, даже если заранее не собирался делать это специально.

В дни постов, продолжающихся только в дневное время (3 Тишрей, 10 Тевета, 17 Тамуза и 13 Адара), разрешено умываться, умащаться и носить кожаную обувь. Все это запрещено только 9 Ава и в Йом Кипур.

Однако и в эти дни запрещается полоскать рот водой, а также брать в рот любую пищу даже для того, чтобы только попробовать ее на вкус и выплюнуть.

Больные (даже неопасно), беременные и кормящие женщины, которым трудно поститься, а также дети освобождены от обязанности поститься в эти четыре дня. Однако они не должны есть при всех, лакомиться деликатесами и вообще есть ради удовольствия. В этот день им следует ограничиться простой пищей, полезной для их здоровья. Это относитсяji к детям. Они должны скорбеть о разрушении Храма вместе со взрослыми, несмотря на то, что не участвуют в посте.

В Таанит Эстер, являющийся лишь обычаем, допускаются и некоторые другие послабления.

Посты, установленные в память о разрушении Храма, будут отменены, когда придет Машиах. Более того – тогда они станут праздниками, днями радости и веселья, как сказано в Танахе (Зехарья, 8): «Так сказал Г-сподь Цваот: «Пост четвертого и пост пятого, и пост седьмого, и пост десятого [месяцев] станут для дома Йегуды днями ликования и веселья...»

Во многих сефардских общинах кантор объявляет в субботу, предшествующую постам 10 Тевета и 17 Тамуза: «Братья, дом Израиля, слушайте! Пост четвертого (или десятого) месяца наступает в такой-то день. Да превратит его Вс-вышний в день радости, как сказано у пророка Зехарьи...»

Пост общественный и личный

Бейт-дин назначает посты всегда, когда общине угрожает опасность или бедствие (например, засуха, болезнь, нашествие саранчи и т.д.) В дни этих постов действуют все законы, о которых говорилось выше.

Только посты, объявляемые при угрозе засухи, могут быть столь же суровыми, как пост 9 Ава. Однако в наше время не принято делать их такими.

Заповедь Торы требует взывать к Небесам и трубить в трубы, когда еврейской общине угрожает опасность или несчастье, как сказано (Бамидбар, 10): «Перед лицом врага – трубите в трубы». Иными словами, перед лицом опасности следует воззвать к Вс-вышнему.

«Такое поведение свидетельствует о раскаянии и приводит к нему, ибо каждый знает, взывая к Вс-вышнему в час опасности, что беда угрожает общине за ее дурные дела... Если же община не будет громогласно взывать к Вс-вышнему, трубя в трубы, она может закоренеть в грехах, ибо решит, что беда постигла ее по «естественным причинам», и это заблуждение повлечет за собой новые беды.

Наши мудрецы объясняют слова Торы (Ваикра, 26): «Если вы пойдете наперекор Мне – Я пойду наперекор вам», таким образом: «Если Я накажу вас, а вы скажете, что это наказание – «случайность», а не следствие ваших грехов, Я пошлю вам другие такие «случайности». (Рамбам)

Так же как община должна поститься и молить Вс-вышнего о прощении, если ее постигает беда, так каждый человек должен поститься, раскаиваться в своих грехам и молиться, когда ему или его близким угрожает опасность, например, если один из членов его семьи заболел, заблудился в пустыне или попал в тюрьму. Во всех таких случаях он должен молить Вс-вышнего о милосердии.

В субботу, праздники, новомесячья, Хануку и Пурим ни общественные, ни личные посты не объявляются. Однако если человеку приснился страшный сон, он может поститься даже в субботу. В любом случае разрешается объявить о посте в субботу во второй половине дня, после молитвы Минха, с тем, чтобы начать поститься в разрешенное время.

О намерении поститься человек объявляет во время молитвы Минха в день, предшествующий посту. Читая (в молитве Шмоне Эсре) благословение «Услышь наш голос», следует сосредоточиться на своем намерении, а закончив молитву, произнести вслух: «Завтра я буду поститься».

Тот, кто решил до захода солнца, что завтрашний день будет для него днем поста, обязан назавтра поститься, даже если он и не заявил об этом вслух, и этот пост будет засчитан ему в качестве искупления за грехи (ведь пост в таком случае равносилен искупительной жертве). Если же решение было принято после захода солнца, пост уже не будет равносилен искупительной жертве; тем не менее, необходимо поститься на следующий день, исполняя обет о посте.

Решение о посте следует принимать накануне именно потому, что он заменяет жертвоприношение.

Дело в том, что животное, предназначаемое для жертвоприношения, должно было быть выделенным и посвященным заранее.

В дни личного поста разрешается прополоскать утром рот. Можно также пробовать пищу языком в случае необходимости, но, разумеется, не глотать ее.

Тот, кто постится из-за беды или опасности, которая миновала (или, наоборот, уже ударила, например, больной, из-за состояния которого объявлен пост, выздоровел или умер), должен, тем не менее, завершить пост. Более того, даже если он еще не начал поститься (но уже принял соответствующее обязательство), а беда или опасность уже миновала, поститься все равно необходимо.

Однако если выяснилось, что в посте не было нужды уже тогда, когда он решил о нем объявить, поститься или заканчивать пост нет необходимости, поскольку решение о нем было результатом заблуждения и, таким образом, ошибочным с самого начала.

В день поста – как общественного, так и личного – в молитву Минха включают отрывок Анейну – «Ответь нам...»

Тот, кто забыл произнести Анейну и не вспомнил об этом до того, как упомянул Имя Вс-вышнего в благословении «Услышь наш голос», заканчивает молитву Шмоне Эсре и включает Анейну в следующую за ней молитву Эл-кай, нцор... – «Б-г мой, удержи мой язык» – произносит Анейну перед словами «Да будут угодны Тебе слова уст моих».

В утренней молитве Шахарит Анейну не читают из опасения, что по медицинским причинам закончить пост не удасться, и, таким образом, человек, произнесший Анейну, окажется лжецом. Однако во многих сефардских общинах считают досрочное окончание поста маловероятным и включают Анейну в утреннюю молитву.

В дни общественного поста канторы читают в синагогах Анейну и в утренней, и в предвечерней молитвах, если присутствуют хотя бы семь мужчин, которые предполагают поститься до самого конца.

В таком случае Анейну становится как бы отдельным благословением.

Его читают между благословениями «Взгляни на наши страдания» и «Лечи нас»; завершается Анейну такими словами: «Благословен Ты, Г-сподь, отвечающий в годину бедствия». Все остальные (кроме кантора) включают Анейну в благословение «Услышь наш голос» и заканчивают его как обычно.

В дни общественного поста когены благословляют молящихся во время молитвы Минха. Даже если в синагоге присутствует всего один коген, даже если он по какой-то причине не собирается поститься до конца дня, все равно – он должен подняться на возвышение и благословить собравшихся.

В дни общественных постов произносят покаянные молитвы пСлихотп, а в утренней и предвечерней молитве читают по свитку Торы раздел Ваяхал – «И стал молить». К чтению приглашают лишь тех, кто собирается поститься до конца дня.

Если среди собравшихся присутствует коген, который не постится, он должен выйти на это время из синагоги, чтобы избежать приглашения к Торе. Однако если по ошибке к Торе пригласили того, кто не постится или постится не весь день, он не должен отказываться от этой чести, ибо этого требует честь Торы. Следует отметить, что многие считают, что в дни поста можно вызывать к Торе и тех, кто в этот день не постится.

Иногда случается, что постящийся человек по рассеянности берет в руки что-то съедобное, произносит соответствующее благословение и только после этого, еще ничего не съев, спохватывается, что сегодня пост. В таком случае он должен произнести «Благословенна слава Царствования Его во веки веков», чтобы произнесенное им ранее благословение не стало напрасным (в таком случае оно превращается в прославление Вс-вышнего, Галлель), и отложить пищу в сторону. Но если он по ошибке съел кусок размером с маслину или сделал глоток воды, то личный пост считается прерванным, и после этого можно есть и пить сколько угодно. Однако общественный пост это не отменяет и его надо довести до конца.

Еврейские мудрецы говорили: «Слово Таанит – «пост» – после перестановки двух букв превращается в Тет Ани – «отдай бедняку».

Это означает, что на постах не экономят – все, что было «сэкономлено» в этот день, отдают беднякам. Лучше всего непосредственно разделить между ними продукты, но, если это невозможно, их выкупают, и вырученные деньги жертвуют на исполнение какой-либо заповеди.

Об этом прямо пишет Иерусалимский Талмуд, комментируя слова Книги Хроник (Диврей Гаямим I, 22):

«Изнуряя себя, я готовил золото и серебро для Дома Г-спода» – когда царь Давид постился, свою трапезу он посвящал Небесам...

Даты постов

Вот перечень дней, в которые наших отцов постигли большие несчастья, в память о которых нам подобает поститься. Некоторые из этих несчастий произошли в Рош Ходеш; тем не менее, существует мнение, что можно поститься и в эти дни, заканчивая посты несколько раньше обычного, еще засветло.

Первого Нисана погибли сыновья Агарона.

Десятого Нисана скончалась Мирьям, сестра Моше и Агарона, и исчез колодец, сопровождавший сынов Израиля в их странствиях по пустыне.

Двадцать шестого Нисана умер Йегошуа бин Нун.

Десятого Ияра умер первосвященник Эли, погибли оба его сына и Ковчег Завета попал в плен к филистимлянам.

Восемнадцатого Ияра умер пророк Шмуэль.

Двадцать третьего Сивана царь Израиля (Северного Царства) Йаров'ам бен Неват запретил приносить бикурим – первые плоды нового урожая – в Иерусалим.

Двадцать пятого Сивана были убиты римлянами великие учителя раббан Шимон бен Гамлиэль, рабби Ишмаэль и рабби Ханина бен Доса.

Двадцать седьмого Сивана был сожжен римлянами величайший праведник рабби Ханина бен Терадион, обернутый врагами в свиток Торы.

Первого Ава умер первосвященник Агарон.

Восемнадцатого Ава, во времена царя Ахаза, в Храме погас западный светильник.

Семнадцатого Элула умерли разведчики-мераглим, оклеветавшие Эрец Исраэль.

Пятого Тишрей были убиты римлянами двадцать выдающихся мудрецов Израиля и захвачен в плен рабби Акива.

Седьмого Тишрей Вс-вышний вынес приговор тем сынам Израиля, которые поклонялись «золотому тельцу».

Седьмого Мархешвана сыновья царя Иудеи Цидкиягу были убиты вавилонянами у него на глазах, а сам он был ослеплен и уведен в плен.

Двадцать восьмого Кислева царь Иудеи Йегояким сжег свиток, написанный Барухом, учеником пророка Йирмиягу, по приказу учителя.

Восьмого Тевета был завершен перевод Торы на греческий язык, сделанный по приказу царя Птолемея.

Девятого Тевета умерли пророки Эзра и Нехемия.

Пятого Швата умерли старейшины Израиля во времена Йегошуа бин Нуна.

Двадцать третьего Швата одиннадцать колен Израиля пошли войной на колено Биньямина, чтобы наказать его за убийство, совершенное его сынами в Гив'а.

Седьмого Адара умер наш учитель Моше.

Девятого Адара окончательно разошлись школы Шамая и Гиллеля.

Существует мнение, что следует поститься в понедельник и четверг каждой недели в память о разрушении Храма и осквернении Имени Вс-вышнего; в будущем Вс-вышний превратит эти дни в дни радости. (Шулъхан Арух, Орех Хаим)

Восемь глав

Многие благочестивые люди в високосные годы (насчитывающие тринадцать месяцев) постятся восемь дополнительных дней – каждый четверг в течение восьми идущих подряд недель, в которые в синагогах читаются следующие главы Торы: «Имена», «Я являлся», «Войди», «Когда отпустил», «Йитро», «Законы», «Приношение» и «Ты же прикажи». Эти посты похожи на личные, но их не нужно «принимать», потому что они являются постоянными.

Если в синагоге собирается в эти дни миньян постящихся, то в Минху там читают по свитку Торы раздел Ваяхал. Во время утренней молитвы, однако, читают, как обычно, фрагмент из недельной главы.

Эти посты были введены потому, что в високосные годы между постами понедельник-четверг-понедельник, приходящиеся на месяцы Мархешван и Ияр, проходит более полугода.

Поскольку каждая «серия» из трех постов должна искупать грехи полугода, в високосном году приходится вводить дополнительные посты, чтобы искупить грехи дополнительного месяца.

Вообще говоря, следовало бы поститься не раз в неделю в течение восьми недель, а дважды в неделю – в понедельник и четверг – в течение месяца. Однако наши мудрецы растянули эти восемь дней поста на два месяца, чтобы не слишком изнурять постящихся.

Во время этих постов принято молить Вс-вышнего о том, чтобы народ Израиля множился и возрастал, и еврейские женщины рожали благополучно. Поэтому для поста избран четверг, пятый день Творения, когда были сотворены рыбы (символ плодовитости); в этот же день Вс-вышний благословил Свои творения словами «Плодитесь и размножайтесь». Недаром сыны Израиля благословляют друг друга словами: «И умножитесь подобно рыбам».

В главе «Имена», читаемой в ту неделю, когда начинается эта серия постов, сказано: «Чем больше изнуряли его [народ Израиля], тем больше умножался и разрастался». А в последнюю неделю поста читают главу «Ты же прикажи», в которой содержатся указания, связанные со строительством Мишкана, – места, где пребывает Шхина, благодаря присутствию которой умножается народ Израиля.

В наших священных книгах написано, что эти восемь постов помогают исправлению грехов, совершенных в молодости.

Если один из дней поста выпадает на Рош Ходеш или на 15 Швата, то в этот день не постятся. Его переносят на четверг недели, в которую читают главы Торы «И собрал» и «Вот счета». При этом в предшествующую неделю (следующую за той, в которую читают главу «Ты же прикажи») не постятся. Дело в том, что неделя, когда читают главу «Когда сочтешь», рассказывающую о строительстве «золотого тельца», является неблагоприятной для того, чтобы просить милости у Вс-вышнего.

Дни поста и дни веселья

Почему же в високосном году постятся целых восемь дней, а не три? Ведь трех дней поста, приходящихся на Мархешван и Ияр, достаточно, чтобы искупить грехи целого полугода?

Посты Мархешвана и Ияра приходят после праздников Сукот и Песах, они призваны искупить грехи легкомыслия и пустословия, в которые легко впасть в праздничные дни, особенно за праздничным столом. К тому же в первый день Сукот, в Шмини Ацерет, в первый и последний дни Песах, а также в обе субботы, приходящиеся на хол гамоэд, мы освобождены от любой работы.

Три дня поста, следующие за каждым из этих больших и продолжительных праздников, как бы уравновешивают три дня радости и досуга, приходящиеся на каждый из них.

В високосные годы, когда посты Мархешвана и Ияра не могут «перекрыть» промежуток между ними, приходится добавлять новые дни поста, чтобы «уравновесить» радостные дни праздников, отмечаемых зимой. Речь идет, разумеется, о восьми днях Хануки. Ведь если мы впали в грех легкомыслия в Хануку високосного года, посты Мархешвана и Ияра не могут его искупить! Тогда на помощь приходят «посты восьми глав».

Вначале эти посты были установлены только для високосных лет, но с течением времени сыны Израиля начали соблюдать их и в обычные годы. Только в таком случае постятся в течение шести, а не восьми недель – в недели, когда читают следующие главы Торы: «Имена», «Я являлся», «Войди», «Когда отпустил», «Йитро» и «Законы». Что же до недель, когда читают главы «Приношение» и «Ты же прикажи», то в них по-прежнему постятся только в високосные годы.

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру