Добро и зло

Свет и тени

Человек должен рассматривать себя и весь мир уравновешенными на двух чашах весов. Совершая доброе дело, он склоняет одну из них в сторону избавления и вечного блаженства для людей во всем мире.

Маймонид, Законы Покаяния, 3:4

Зло есть отсутствие добра. Само по себе оно реально не существует и рассеивается в свете добра.

Ребе

Посетивший Ребе писатель обратился к нему с вопросом, который обычно задают многие другие посетители; «Как мог добрый Б-г создать лир, где есть место злу?»

Ребе объяснил, что на самом деле зла в природе нет. Это лишь потенциальное состояние жизни, которое кажется реально существующим. Человеку предоставлено право выбора. Ребе привел в качестве примера обычный нож. «Сам по себе нож несомненно не зло, хотя в определенныхусловиях он может служить как орудие зла, – сказал Ребе. – Тот же нож, используемый врачом для проведения операции, служит доброй цели. Б-г позволяет человеку решить, что делать с этим ножом. Полагать, что зло автономно, значит допускать существование двух Б-жественных сил, а не одной, единственной».

Существуют ли добро и зло

В действительности?

В истории человечества было много битв. Но самой большой из них является, по-видимому, битва между добром и злом. Между благопристойностью и безнравственностью, между жертвенностью и эгоизмом, между добрососедством и ненавистью.

Все мы сталкиваемся в своей жизни с этой битвой и стремимся делать все от нас зависящее для торжества добра, совершать добрые дела, поступки, связанные с милосердием и благотворительностью. Детей мы воспитываем в духе высокой нравственности.

Каково же происхождение наших моральных критериев? Что справедливо и что несправедливо? Что есть добро и что есть зло?

Мы живем в такое время, когда не легко ответить на эти вопросы. Поведение, рассматриваемое как неприемлемое одной группой людей, может казаться прекрасным другой. Вчерашние запреты могут вызывать удивление в сегодняшней повседневной деятельности. Вероятно, нет универсально одобренной модели справедливости и несправедливости. Школы, которые были когда-то источником объективных ценностей, то и дело становятся полями идеологических сражений, на которых эти ценности сводятся на нет.

Часто нас оставляют с выхолощенной формой морального релятивизма – все допускается до тех пор, пока это не приносит вреда кому-либо. Достаточно ли высок подобный критерий? Не порочим ли мы понятием «жить и давать жить» наиболее важное осмысление нами справедливости и несправедливости? Задайте себе вопрос: принимает ли на самом деле ваше сердце, душа такой моральный компромисс?

Этот вопрос влечет за собой другой, более обширный вопрос, который некоторые слишком робкие люди не осмеливаются задавать себе: существуют ли абсолютная справедливость и несправедливость? И если нет, то почему люди легко испытывают положительные эмоции по поводу одних вещей и отвергают другие? Даже дети обнаруживают это свойство, сокровенное чувство справедливости и несправедливости, которое так же сильно, как зрение или слух.

Чтобы вести праведную, полную смысла жизнь, мы должны уметь различать добро и зло, выбрать систему ценностей, направляющую наше поведение.

В противном случае наши критерии будут произвольными. Можно даже задать себе вопрос, почему мы должны посвятить свою жизнь поискам добра. Когда мы учим детей отличать справедливость от несправедливости, мы должны объяснить им (и самим себе), почему это действительно необходимо.

В Торе Б-г дал людям ряд абсолютных законов и предписаний, четко определяющих справедливость и несправедливость, добро и зло.

С точки зрения перспективы Б-га, добро и зло суть соответственно созидательные и разрушительные силы. И определяются они так же абсолютно, как и система, которая ими управляет. Подобно тому как полезная пища питает тело, а яд причиняет ему вред, доброта важна для душевного здоровья, а зло ему вредит.

Предписания Б-га, являющиеся манифестом справедливости и несправедливости в нашем врожденном восприятии, не просто предложение или даже заповедь, которая касается нашего образа жизни. Это аргументы Б-га, создателя и архитектора жизни; аргументы, указывающие, как ухаживать за нашим телом и душой, чтобы они работали безотказно.

Доброта – это не только моральное обязательство, это питание для тела и души. Причиняя зло другому, вы не только нарушаете нормы взаимоотношений между людьми, но и причиняете вред самому себе.

Рассмотрение добра и зла в этом свете объясняет систему причины и следствия, космическую свободную систему. Совершая добрые дела, вы еще больше соединяетесь с Б-гом и тем самым подпитываете энергией свою душу. Злое дело, напротив, удаляет вас от Б-га, ослабляет вашу душу.

В сердце человека разгорается огонь войны, ожесточенности, если в нем нет места Б-гу, источнику доброты. Почему люди способны ненавидеть, уничтожать друг друга? Потому что их эго, приходит к отрицанию того, что все человечество происходит из одного источника и должно стремиться к одной цели. Делать добро значит подняться над личными потребностями, соединиться с Б-гом и распространить это единство на ближних.

почему существуют добро и зло?

Мы стараемся понять, почему добрый и справедливый Б-г допускает существование в мире страданий и жестокости. Стараемся ответить на старый, как мир, вопрос: почему Он создал зло и как это можно примирить с Его добротой?

Чтобы ответить на этот вопрос, нам придется сделать шаг назад и задуматься над гораздо более важным вопросом: почему Б-г создал жизнь? Без жизни не было бы ни зла, ни страданий.

Создавая материальный мир, Б-г хотел, чтобы мы усовершенствовали его и сделали этот мир Его жилищем. Для этого мы должны прежде всего осознать себя как независимую реальность. Каждому из нас была дана свобода выбора между жертвенностью и эгоизмом, между добром и злом, способность следовать или не следовать предписаниям Б-га. Свобода выбора является для нас величайшим Б-жьим даром, без которого не было бы смысла в жизни.

Б-гу угодно, чтобы мы делали только добро, Он никогда не совершает зла – человек совершает его. Б-г глубоко страдает, когда один человек причиняет другому боль. Тем не менее Он не лишает людей свободной воли, которую даровал им.

Нам предоставлена возможность делать либо добро, либо зло. Преодолевая соблазн сделать зло, отличиться любой ценой, мы достигаем гораздо более высокого уровня, чем если бы не пришлось бороться с искушением. Чем труднее испытание, тем больше сил от нас оно требует. И подобно тому как свет в ночи кажется ярче и больше ценится, чем тот же свет днем, доброе дело сияет сильнее, когда его сравнивают со злом, которое мы могли бы совершить.

Конечно, дарование нам Б-гом права выбора сопряжено с определенным риском. Но риск свойственен развитию. Когда ребенок учится ходить, он неизбежно падает.

Этим объясняется потенциальная возможность существования зла. Но как все-таки это допускает добрый и всевидящий Б-г? Ответ на этот вопрос заложен в том методе, который Б-г использовал, создавая нашу физическую реальность. Чтобы обеспечить нам независимость, Он скрыл Свое присутствие. Он предложил нам испытание, состоящее в том, чтобы видеть за пределами «сосуда», физического мира, в котором мы живем, и найти в нем Б-жественный свет.

– Как можем мы примирить зло с вездесущей добротой Б-га? – спросцлу раввина учащийся ешивы.

– В отношениях с нашим миром Б-г подобен отцу, который прячется от своего сына, – ответил раввин. – Он стимулирует у ребенка желание искать отца, что в конечном итоге усиливает любовь и близость между ними. Желая побудить сына к проявлению его наиболее интенсивных сил, отец прячется весьма надежно, настолько надежно, что сын в какой-то момент вынужден отказаться от поисков. Он забывает отца, находит себе какие-то занятия, Отец же остается в своем укрытии и, охваченный печалью, ожидает возвращения сына. Так и Б-г скрылся от нас, чтобы мы искали Его, используя все свои силы и способности. Именно сокрытие Б-га, направленное на стимулирование поисков добра, делает реальной потенциальную возможность существования зла.

Сокрытие Б-га обусловливает проявление в материальном мире нашей свободной воли либо в поисках Его, либо в пренебрежении Им. Будь присутствие Б-га для нас очевидным, у нас не было бы ни намерения, ни возможности совершать зло. Но тогда у нас не было бы и возможности испытать свои силы, продемонстрировать благоговейную удовлетворенность при совершении добрых дел.

Иначе говоря, зло есть испытание неудачно сложившейся жизни. Забывая об этом испытании или пренебрегая им, мы, подобно сыну, прекратившему поиски отца, способствуем сокрытию Б-га, оставляем место потенциальному злу. Когда мы видим лишь «сосуд», а не «свет», заключенный в нем, когда мы эгоистично преследуем лишь материальные интересы, игнорируем духовность, наш эгоизм помогает процветанию зла.

Но нельзя сказать, что Б-г выбирает зло или поддерживает его. Зло совершается против Его воли, ибо Он предпочитает быть открытым, а не оставаться сокрытым и огорчается, когда мы «прекращаем Его поиски».

Совершаемое отнюдь не по воле Б-га, зло является лишь результатом нашего разочарования его сокрытием и непонимания того, что это сокрытие есть средство Его открытия. Будем считать, что зло – это тьма, а добро – свет и соответственно тьма – это просто отсутствие света, а зло – отсутствие добра. Как тьму можно рассеять даже небольшим количеством света, так и зло может быть рассеяно небольшим добрым делом.

Когда разочарованные сокрытием Б-га, весьма огорченные этим, мы совершаем зло, то порождаем сущность, которая на самом деле напоминает тень и вовсе не является сущностью. Воздерживаясь от злых поступков, мы активно отрицаем зло, разрушаем его иллюзорную силу и тем самым разоблачаем его подлинную цель. О зле сказано: «Его разрушение это и его исправление» (Мишна, Кейлим, 2:1. Ребе Рашаб, беседа Нер Ханука, 5670 год).

Каждый человек должен делать все, что в его силах, чтобы избежать греха. Ни в коем случае нельзя позволить себе грешить, рассчитывая в дальнейшем покаяться (Талмуд, Йома, 856). Но у человека, не устоявшего перед искушением, всегда есть возможность покаяться, тем самым направить положительную искру в тьму греха и разрушить зло греха. Человек, который творит зло и кается, может заслужить высокую признательность у Б-га, ибо интенсивный свет добра оказывается гораздо сильнее, когда мы рассматриваем его в контрасте с абсолютной тьмой зла.

ЕСТЬ ЛИ У НАС ПРИРОДНАЯ склонность К ДОБРУ ИЛИ ЗЛУ?

Одни мыслители рассматривают добро и зло как две равные силы. Другие полагают, что зло гораздо сильнее, и считают природу человека преимущественно эгоистичной, а мораль – дополнительным условием, позволяющим поддерживать согласие между людьми. В соответствии с этим аргументом, большинство людей управляется своими порочными наклонностями, а весь мир в своей основе остается запущенным или даже безнравственным местом.

Тора указывает, что такой взгляд определенно ошибочен. Есть только Один Б-г, и Он добр. Поэтому все Б-жьи творения, в том числе человек и наш мир, по сути своей добры. В сердцах своих все мы питаем естественную склонность к справедливости и добродетели, отвергаем несправедливость и безнравственность.

То, что мы живем в мире, где часто «процветают грешники», где господствует эгоизм, является результатом нашего пренебрежения духовным. После того как согрешили Адам и Ева, между материей и духом возникла дихотомия. Мир перестал быть «сосудом», содержащим духовный Б-жественный «свет», превратился в самостоятельную действительность. Такое искажение подготовило почву для зла. Но добро всегда олицетворяет собой реальную и ощутимую добродетель, тогда как зло лишено какой бы то ни было силы.

Поэтому процветание грешников само по себе не реально, оно лишь свидетельствует об ограничении нашего видения одномерным материальным миром или нашем непонимании того, что «сосуд» скрывает «свет», который мы должны обнаружить. Вместо того чтобы бороться со злом, нам следует сосредоточить свои усилия на культивировании доброты в себе самих и в окружающих. В конечном счете, поскольку у зла нет независимого существования, сосредоточить на нем свое внимание значит дать ему больше возможностей для роста. Наиболее эффективное решение связанных со злом проблем заключается в наступлении не только на его симптомы, но и на причину его возникновения – сокрытие присутствия Б-га. Вводя Б-га в свою жизнь, бескорыстно совершая добрые дела, мы разрушаем зло в его основе.

Когда вы наблюдаете, как кто-то из ваших друзей отступает под натиском эгоизма, у вас может появиться соблазн сделать ему выговор или запугать его, предупредив об ужасных последствиях, которые выпадут на его долю, если он не изменит своего поведения. Но больший успех достигается при положительном подходе к этой проблеме. Обратите внимание этого человека на доброту, которая заключена в нем, на чистоту его души, его высокий потенциал. Покажите ему, что он поступает крайне несправедливо по отношению к себе, не используя этот потенциал. Подобный совет придаст ему чувства уверенности и собственного достоинства. Суровое же предупреждение деморализует человека, замыкает его душу.

Раввин, посетивший деревенскую синагогу, услышал, как местный проповедник бранит своих прихожан. Те плакали от сознания своп вины и того страшного наказания, которое их ждет.

– Существуют два способа помешать вору следовать своему призванию, – сказал позднее раввин проповеднику. – Один

из них – посадить вора в тюрьму. Но этот способ не решает проблему, тяк клк в»р остается вором и, освободившись, он, скорее всего, снова будет воровать. Второй способ сводится к реабилитации вора. Постарайтесь убедить его в том, что образ жизни, который он ведет, ему не подходит, обучите его прщичной профессии и пробудите в нем чувство гордости за нее. Всегда лучше воодушевить, чем осудить, ободрить, чем деморализовать.

КАК МЫ СПРАВЛЯЕМСЯ СО СТРАДАНИЕМ, ПРИЧИНЯЕМЫМ ЗЛОМ?

Веем нам приходилось видеть последствия зла. Мы можем прийти к пониманию того, что вызываемое им страдание укрепляет дух человека, что, преодолевая превратности судьбы, человек получает удовлетворение. Но подобные открытия не приносят облегчения страдающему сердцу. Неизбежно у нас возникает вопрос: почему это должно было произойти? Авраам спрашивал Б-га: «Неужели Судья всей земли не будет судить справедливо?» (Брейшис, 18:25). И его вопль отозвался через сотни поколений пропитанной слезами истории.

Никакие объяснения не могут облегчить боль страдания. Даже самое логичное обоснование остается в лучшем случае лишь теоретическим. Сердце не может примириться с болью страдания. С другой стороны, вера в Б-га не зависит от философских вопросов. Интеллектуальное недовольство не может поколебать веры человека, которая покоится на внутреннем чувстве того, что истинно и реально, что гораздо сильнее логики и выходит за пределы страдания, причиняемого злом.

В этом и состоит парадокс веры: мы бросаем вызов Б-гу, но принимаем все, что Он делает, ибо признаем Его реальность, не совпадающую с нашей, превосходящую нашу, ибо нам не дано понять его таинственные пути (Ишайя, 55:8). Разум борется за то, чтобы найти объяснение случившемуся, а сердце учится любить. Разум пытается распределить по категориям события, вступающие между собой в противоречие, а сердце допускает противоречие. Тяжелое оскорбление и глубокая привязанность, осуждение и одобрение, страдание и блаженство –все это находит место в сердце.

Да, мы задаем вопросы Б-гу, бросаем Ему вызов. Мы молимся и просим, требуем, чтобы Он покончил со злом и страданием. Однако понимаем, что лишь Ему известны причины трагедий, страданий. Единственным истинно правдивым для сердца ответом на возникающие вопросы является молчание. После того как все произошло, нет слов для объяснения той боли, которую нам причиняет зло, никакие слова не могут его уничтожить.

Но мы должны помнить и то, что Б-г дал каждому из нас цель в жизни: совершать и стимулировать добрые дела, поступки; использовать наше время, энергию и знания для того, чтобы пробить стены «сосуда» и увидеть заключенный в нем «свет» Б-га. Несмотря на отсутствие удовлетворительного ответа на вопрос о зле, можно – и должно – вести жизнь, полную смысла, содействовать торжеству добра и справедливости, созданию мира, в котором нет питательной среды для зла, а в сердце человека нет места жестокости.

Как же следует реагировать на такую опустошительную катастрофу, как Холокост? Разумеется, нет объяснения подобному совершенно бессмысленному злу, и мы, казалось бы, должны бросить вызов Б-гу за то, что Он допустил его. Однако этот опыт можно интерпретировать как последнее испытание, которое мы должны встретить с полной решимостью, не допуская, чтобы трагедия нас сковала, с еще большей приверженностью к силам добра. Независимо от того, сколько времени потребуется миру, чтобы покаяться за Холокост, каждый из нас должен заявить: «Что касается меня, то я не ослаблю своей решимости исполнить мое предназначение и сделать этот мир жилищем для Б-га».

Каков же лучший способ борьбы со злом и тем страданием, которое оно причиняет? Вера приводит нас к замечательному – и прагматичному – выводу. Мы не должны замыкаться в своих сердцах или умах на попытке ответить на этот вопрос, ибо мы никогда не найдем адекватного ответа на него. Вместо того чтобы бесконечно размышлять об отрицательных событиях и явлениях, мы должны сосредоточиться на тех добрых делах, которые можем совершить.

Мы способны противостоять силам зла, направляя на них свет добра, и уверены, что добро восторжествует. Эта уверенность выходит за рамки обычного оптимизма. Поскольку добро – это естественное состояние мира и человечества, его влияние непреходяще, оно может только возрастать. Добрые дела человека, совершаемые им на протяжении всей жизни, – это строительные блоки, из которых складывается окончательное торжество добра во всем мире. Моральные повторения не являются пороком, они – побочные продукты этого процесса. Можно ожидать, что силы добра покажут свою полную мощь, и тогда силы, из которых проистекает зло, попытаются нанести ответный удар. В последний раз они выступят на защиту зла на грани своего полного краха.

После многих лет распространения добра, после всей крови и всех слез, пролитых людьми в их борьбе со злом, мир фактически наполнился положительной духовной энергией. Добро лежит непосредственно под внешней оболочкой этой энергии, готовое вырваться наружу. Следующий шаг – за нами. Делая еще одно доброе дело, мы склоняем чашу весов, освобождаем накапливавшееся веками сияние, погружаем весь мир в свет знания и доброту Б-га.

В 1978 году, после того как Ребе перенес тяжелый сердечный приступ, он находился под наблюдением врачей. «Что высасывает кровь из вены? – спросил он как-то врача, который брал у него кровь для анализа. – Сама игла или вакуум в шприце?» – «Вакуум», – ответил врач.

«Это напоминает мне одного беспокойного человека, однажды побывавшего у меня, – сказал Ребе своему секретарю, находившемуся поблизости, – Он жаловался на «опустошенность» и неспособность делать что бы то ни было. Я сказал ему, что на самом деле справедливо как раз противоположное. Что пустой сосуд может вбирать в себя с гораздо большей интенсивностью, чем полный. Что у него прекрасные условия для совершения добрых и благочестивых дел».

В тот праздничный день Ребе по традиции выступал перед теми, кто приходил в синагогу его слушать. «Поскольку сегодня я не смогу с ними встретиться, – обратился он к секретарю, – прошу вас повторить им то, что я вам сейчас рассказал. Подобно тому как вакуум вбирает в себя более интенсивно, чем сосуд, который уже заполнен, праздничная атмосфера на фарбренген, который состоится сегодня вечером, не должна быть омрачена тем, что человек, обычно сидящий в моем кресле, будет отсутствовать. Этот вакуум вберет в себя с небес все добрые дела».

отзывы о гостиницах в Санкт-Петербурге

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру