159. Под гнетом прокураторов

159. ПОД ГНЕТОМ ПРОКУРАТОРОВ

СУРОВОЕ ПРАВЛЕНИЕ ПРОКУРАТОРОВ

Со снятием Архелая с его поста еврейский народ на Святой Земле надеялся, что его положение начнет улучшаться и он сможет жить по своему усмотрению под непосредственным управлением римлян. Однако евреи жестоко ошиблись, ибо вскоре стало ясно, что воины-правители, управлявшие еврейской страной в звании «прокураторов», подчиненных римскому правителю в Сирии, были не намного лучше царей из семьи Ирода на троне Иудеи. В большинстве своем они были полководцами, которые благодаря своим военным подвигам заслужили продвижение по линии военной администрации на оккупированных землях, но они не знали, они имели слабое представление о том, как им нужно обращаться со своими поданными. Больше всего они были заняты своими личными делами, стараясь накопить побольше богатств и вернуться в Рим богатыми гражданами, готовыми уйти в отставку с выжатыми из своих провинций огромными средствами. В общем они мало вмешивались в религиозные дела своих поданных, разве только если они могли на этом заработать, или же если они считали это необходимым для достоинства и чести римской империи. Они наложили на еврейский народ тяжелую дань, не только съедавшую все заработки евреев, но служившую также для унижения их национального и личного человеческого достоинства, вызывая этим у них большую горечь. Специально декретированный императором поголовный налог вызвал ненависть евреев к римской империи. И все же, все это финансовое бремя было бы еще терпимо, если бы оно не сопровождалось многими другими видами угнетения и преследования.

Синедрион не мог больше выполнять свои функции высшего судебного органа, ведающего вопросами жизни и смерти по законам Торы. Это высшее юридическое право теперь происвоили себе римские прокураторы. Выбор первосвященника не был уже в руках самих еврейских властей. Проживавшие в роскошных резиденциях в Цезарее прокураторы сообразили, что у них появился еще один источник обогащения – спекуляция назначениями на этот высокий пост. Первосвященниками назначались те, которые могли заплатить побольше. Грот, бывший прокуратором около одиннадцати лет, назначил за это время не менее пяти первосвященников. Таким образом, этот наиболее почетный пост не предоставлялся уже тому, кто заслужил его своим благочестием и ученостью. Евреи не могли поэтому ожидать от назначенного римлянами первосвященника руководства и вдохновения. Такой первосвященник был теперь только наймитом римлян, которого они могли сместить по их желанию. Он был всего только слугой прокуратора, а не первосвященником еврейского народа. В качестве символа своего контроля над этим высоким постом, прокуратор забрал к себе одеяния первосвященника и передавал их своему ставленнику три раза в году, в большие праздники, когда они ему нужны были для совершения служебных функций первосвященника в Бет-Амикдаше.

Понятно отсюда, что еврейский народ начал теперь все более и более опираться на своих истинных духовных руководителей, возглавлявших Бет-Амидраши, на великих таннаим. К счастью, возможно, для будущего существования еврейского народа получилось так, что в части высших религиозных должностей мудрецы Бет-Амидраша заменили собою по значимости должностных лиц Бет-Амикдаша еще до его разрушения. Счастьем для еврейского народа было и то, что во главе Бет-Амидраша и Синедриона стали такие великие вожди, как Иллель[1], – патриарх, обладавший личными качествами и ученостью, необходимыми для принятия самого активного участия в экономической и духовной жизни еврейского народа. Преемником Иллеля был его сын рабби Шим'он анасси, а ему унаследовал также очень достойный сын его раббан Гамлиель[2].

МЕССИАНСКИЕ ЧАЯНИЯ

Страдания и преследования, которым подвергались евреи, особенно увеличились при новом прокураторе Понтии Пилате, заменившем Грота. Он был одним из наихудших чиновников, которых Рим наградил за военные заслуги должностью управителя провинции. Понтии Пилат был жесток, беспощаден и неуважителен ко всему святому в глазах народа, которым он управлял железной рукой. Единственной его заботой было как можно скорее разбогатеть и подавить у своих поданных всякую надежду добиться вновь политической независимости. Он поставил в иерусалимском Святом Храме статую императора Тиберия и пытался силой заставить евреев признать божественность римского правителя. Весь еврейский народ возмутился таким насилием над еврейской религией. Напрасно подавали еврейские руководители прошения прокуратору отказаться от этого. Он бросил в заточение делегацию, прибывшую к нему с этой петицией, а тем временем его воины нападали на тысячи посетивших Святой Храм евреев, отказавшихся выразить свое почтение образу Тиберия. Евреи объявили, что они скорее готовы умереть, чем поклоняться идолу в Доме Б-жьем. И только, когда он убедился, что в противном случае ему придется умертвить весь еврейский народ, Понтий Пилат удалил статую. Но он продолжал донимать евреев, выжимая из них огромные денежные средства и совершая насилия над их религиозными и национальными чувствами любыми способами.

Как обычно бывает в таком случае, народ начал мечтать и надеяться на приход освободителя, который спасет их от рук угнетателей. Было немало таких мечтателей на Святой Земле, с нетерпением ожидавших появления потомка царя Давида. Образовалось много различных групп и сект, готовых последовать зову Машиаха. В этих условиях появился человек, объявивший, что он и есть ожидаемый Машиах. Это был Иисус из Назарета, основатель Христианской религии. Он начал проповедовать на своей родине в Галилее, и число его последователей и учеников быстро возрастало.

Вначале Иисус только призывал евреев покаяться и подготовиться к скорому приходу Избавителя. Но, когда он почувствовал себя достаточно популярным, он двинулся в Иерусалим и в день кануна праздника Песах объявил всенародно в залах Бет-Амикдаша, что он является потомком царя Давида, Машиахом, и царем Израиля. Он пошел еще дальше и объявил себя сыном Б-жьим. Эти заявления шокировали еврейский народ, ибо это противоречило самой сущности еврейской религии. Но евреи были не в силах заставить его замолчать, поскольку Синедрион (Верховный Суд) потерял к тому времени свою власть над жизнью и смертью, – эта власть перешла к римским чиновникам. Однако прокуратор Понтий Пилат увидел в новом «Мессии» угрозу для римского правителя и его власти, опасаясь, что новое движение может вызвать открытое восстание. Сын столяра из Назарета, претендовавший на трон Иудеи, был схвачен и присужден к распятию на кресте – широко известному виду наказания, обычно применявшемуся римлянами для осужденных бунтовщиков.

Вначале влияние Иисуса Назарянина после его смерти действительно пошло на убыль. Его многочисленные ученики бежали из Иерусалима и из других опасных центров и распространяли религиозные убеждения своего умершего учителя среди простого народа. Очень многие из его адептов все еще соблюдали большинство еврейских религиозных законов. Только позже один из его учеников по имени Шаул, назвавшийся впоследствии Павлом, разорвал всякую связь между еврейской религией и новой христианской верой. Слово «Христос» означает по гречески «помазанный», и это имя было присвоено основателю новой религии его последователями. Они объявили потерявшими силу законы Торы и отменили еврейские праздники. Основа еврейской религии, провозгласившей, что Б-г только один и нет больше божества, была христианами отменена, так как новые христиане проповедовали божественность основателя их веры.

В новую веру перешло не много евреев. В основном она вербовала своих приверженцов из рядов языческих народов. Христиане упразднили обрезание, шаббат и другие важнее законы Торы. Еврейский народ в целом отверг эту религию так же неистово, как он отвергал любую попытку подорвать истину Торы и веру в одного единственного Б-га. Они ясно сознавали, что время появления истинного Машиаха еще не пришло. Это будет иметь место тогда, когда все народы будут жить вместе в мире; когда не будет больше войн; когда все человечество будет жить в условиях счастья и радости и имя единого Б-га будет признано всеми. Истинного Машиаха, обещанного истинными пророками Б-жьими, евреи ждут еще и поныне.

ДАЛЬНЕЙШИЕ БЕДЫ

Понтий Пилат продолжал оскорблять национальные и религиозные чувства его поданных. Он установил новые статуи римского императора. Он казнил патриотов по прихоти своей и вмешивался в дела святой службы в Бет-Амикдаше. Наконец евреи обратились с жалобой к самому императору Тиберию, и они были не единственными жалобщиками. Многие не-евреи также посылали жалобы на жестокое правление Понтия Пилата, поэтому Тиберий отозвал его и послал на его место других прокураторов.

Однако настоящие беды начались после того, как безумный принц Калигула стал императором после смерти Тиберия. Он приказал своему народу поклоняться ему как богу, а еврейскому народу было к тому же приказано поставить в Бет-Амикдаше его изображение. Для всех народов-идолопоклонников ничего не значило поместить среди своих идолов и изображение Калигулы. Иначе обстояло дело у евреев, готовых скорее умереть, чем подчиниться такому приказу. Однако Калигула послал Петрония из Сирии в Палестину с большой армией, чтобы заставить евреев выполнить его императорский приказ. Петроний пытался всячески убедить еврейский народ добровольно подчиниться приказу Калигулы. Но он натолкнулся на категорический отказ евреев.

Против собственного своего желания Петроний оказался лицом к лицу с неизбежностью убить тысячи евреев – мужчин, женщин и детей, собравшихся у его резиденции с криком, что только переступив через их мертвые тела он сумеет поставить статую в Святом Храме, чего он не мог допустить. С риском для собственной жизни Петроний донес сумасшедшему императору в Рим, что в Палестине его декрет заставить выполнить силой нельзя.

Одновременно сам еврейский народ послал своих представителей в Рим с попыткой добиться отмены приказа императора. Им удалось найти хорошего защитника их дела в лице Агриппы, сына Аристобула и внука Ирода и Мариаммы. Еще ребенком его спрятали от Ирода и его идумейских преемников, и таким образом он избег судьбы, постигшей остальных последних потомков еврейской царской фамилии Хасмонеев. Агриппа был воспитан по римскому образцу и обрел дружбу Калигулы до того, как тот стал римским императором. Какое то неосторожное замечание о Тиберии привело его в заточение. Но как только на трон римской империи взошел Калигула, он освободил своего еврейского друга. Он наделил его почетным титулом «царя» еврейской провинции и заменил ему железные цепи золотыми.

Еврейские делегаты добились приема у Агриппы. Они просили его посредничество перед императором и умоляли его добиться отмены приказа об установке статуи императора и оказания ей божеских почестей. Выслушав просьбу своего друга, император Калигула смягчился и послал передать Петронию, что он отменяет свой приказ. Но, когда вскоре после того, как это послание было отправлено, было получено письмо римского прокуратора, в котором он просил императора о том же самом, умалишенный император пришел в ярость от такого отсутствия уважения к его святой особе и приказал Петронию совершить самоубийство. К счастью для человечного прокуратора, известие о смерти сумасшедшего императора прибыло в Святую Землю раньше, чем смертный приговор Петронию.



[1] См. стр. стр. 176, 179-186, 188.

[2] См. стр. стр. 188–190.


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .