78. Смирение Давида

78. СМИРЕНИЕ ДАВИДА

УНИЖЕННЫЙ И ОСКОРБЛЕННЫЙ

Царь продолжал свой скорбный путь и прибыл в Бахурим, на границе земли колена Биньямина.

Когда печальная царская процессия шла по извилистой дорожке вокруг горы, ей навстречу вышел Шим'и из дома Шаула, который нашел момент подходящим, чтобы дать выход своей жгучей ненависти к попавшему в беду царю. В ярости он швырял в царя и следовавших за ним людей камни, оглашая воздух проклятиями.

Этого не смог стерпеть оставшийся верным царю военачальник Авишай, попросивший у Давида разрешение спуститься в овраг к обидчику и убить его. Но Давид не разрешил ни ему, ни кому либо другому мстить за него, говоря: «Вот, мой сын ищет жизни моей, тем более это простительно этому отпрыску Биньяминову. Оставьте его, пусть проклинает, ибо Превечный повелел ему. Может быть, Превечный призрит на унижение мое, и воздаст мне Превечный благостию за теперешние его проклятия». И все продолжали свой путь дальше по эту сторону горы, а по другую сторону шел Шим'и, швыряя, как и раньше, камни, бросая пыль и издавая громкие проклятия. Наконец, горестные и уставшие, царь и следовавшие за ним люди стали на отдых после утомительного и печального дня похода.

АВШАЛОМ В ИЕРУШАЛАИМЕ

Между тем, Авшалом и его приверженцы, и среди них его советник Ахитофель, вошли в Иерушалаим. Среди тех, которые приветствовали появление Авшалома в городе, особенно заметным был Хушай. Выказывая глубочайшую преданность Авшалому, Хушай приобрел полное его доверие.

Был устроен военный совет, на котором Ахитофель предложил, чтобы немедленно была послана армия в двенадцать тысяч человек под его собственным командованием в погоню за Давидом. Хушай выслушал этот совет с ужасом, понимая, что его исполнение будет роковым для обожаемого царя. Делая вид, что его беспокоит только благополучие Авшалома, Хушай убедил его, что необходимо выждать пока его старый отец сам не покорится своей судьбе и отречется от престола в пользу своего сына. Указывая на сомнительность успеха в открытом бою, Хушай напомнил Авшалому, что царь Давид еще достаточно сильный человек с львиным сердцем, и окружен он оставшимися верными ему мужественными людьми, и что нападение на него будет означать конец армии Авшалома. Если Авшалом решил вступить в бой со своим отцом, то он должен по крайней мере мобилизовать для этого большую армию, чтобы быть уверенным в успехе. Авшалом одобрил этот совет, предпочитая его совету Ахитофеля.

Не теряя времени, Хушай послал сразу же двух тайных гонцов к Давиду, советуя ему двигаться дальше без промедления. Когда первые лучи утреннего солнца осветили берега Иардена, царь и следовавшие за ним люди перешли благополучно через реку и двинулись дальше к городу Маханаим.

Известие об успешном бегстве Давида достигло Ахитофеля. Он убедился, что Б-жье Провидение благоприятствовало Давиду и что день возвращения его на трон теперь уже не за горами. Ахитофель хорошо понимал, что означало бы для него возвращение Давида, поэтому он спешно вернулся домой, привел в порядок свои дела и повесился.

БИТВА В ЛЕСУ ЭФРАИМА

Авшалом решил начать сражение, собрав для этого огромную армию. Он назначил Амасу, одного из родственников Иоава, военачальником и выступил из Иерушалаима по направлению в Гил'ад. Когда Давид вошел в Маханаим со своими людьми, его встретили и сердечно приняли Шови, один из князей Аммонитских, Барзилай из Гил'ада и другие старые его друзья. Они принесли мед, и молоко, и сыр, и другие продукты для уставших путешественников. Подкрепившись и отдохнув, Давид собрал свою армию и с воспрянувшим боевым духом приготовился к встрече с армией заговорщиков. Он разделил свою армию на три части – одну часть он поручил Иоаву, другую – Авишаю, а третью – Иттаю, верному своему другу из Гата. Затем он заявил, что во главе армии желает он стать сам. Но преданный ему народ не пожелал разрешить царю рисковать своей жизнью. Его упросили остаться в городе, пока армия выступит в поход, чтобы сражаться за него. Имя старого царя сохранило еще свое очарование. Сотни и тысячи смелых воинов стекались со всех сторон ему на помощь и прошли на поле боя мимо него, стоявшего у городских ворот. Когда все было готово к походу, Давид дал на прощание трем командирам между прочим следующее указание: Осторожнее, прошу вас, с моим отроком Авшаломом.

Обе армии встретились в лесу Эфраима. Это было большое и ужасное сражение. Армия Авшалома была уничтожена воинами Давида. Сам Авшалом бежал в ужасе и отчаянии. Проезжая в лесу верхом на своем быстроходном муле, он запутался длинными своими кудрями в ветвях большого дуба. Не имея возможности освободиться, он повис между небом и землей, так как мул из под него убежал. Один из слуг Давида сообщил об этом Иоаву, который приказал убить Авшалома, и битва сразу же прекратилась.

ДАВИД ОПЛАКИВАЕТ СМЕРТЬ АВШАЛОМА

Радостные вести о победе были омрачены известием о смерти Авшалома. Давид горько оплакивал смерть сына и молился за упокой его души.

Весть о глубоком трауре царя распространилась по армии, и радость победы обернулась в печаль. Возмущенный этим Иоав, с горечью упрекал Давида: как может смерть неблагодарного сына затмить в его глазах самоотверженную смерть на поле боя стольких верных ему военачальников и честных воинов и благополучие всей страны в целом?

ВОЗВРАЩЕНИЕ ДАВИДА НА ТРОН

При известии о гибели Авшалома, восстание в стране прекратилось, и все Исраельтяне охотно вернулись к своему законному царю. В стороне от этого стояли только люди колена Иеуды, колена самого царя. Давид послал к ним двух верных ему священников – Цадока и Эвятара, чтобы убедить людей колена Иеуды, его собственных родственников, не быть среди последних, приветствующих возвращающегося в Иерушалаим царя. Давид дал им понять, что не только простит он Амасу, командующего армии Авшалома, но что он готов даже назначить его главнокомандующим всей своей армии вместо Иоава, которому Давид не мог простить его роковое участие в смерти Авшалома. Наконец, примирение с коленом Иеуды было достигнуто, и старейшины пригласили Давида вернуться в Иерушалаим, при чем многие из них выступили в Гил'ад, чтобы сопровождать царя домой с восточного берега Иардена.

Не только верные друзья Давида, но и прежние его враги явились теперь к нему, чтобы присягнуть на верность. Между ними были и Шим'и Биньямитянин, и Цива, вероломный слуга Мефивошета, с его пятнадцатью сыновьями и двадцатью приверженцами, а также отряд в тысячу человек из колена Биньямина. Шим'и боялся справедливого царского гнева, которого – он хорошо это знал – он сам вызвал своим безрассудным поведением. Но Давид решил вернуться на трон без актов насилия. Поэтому он объявил общую амнистию и поклялся, что Шим'и не умрет. На своем дальнейшем пути Давид был встречен бедным, преданным ему Мефивошетом, которого искренне огорчало бедствие его господина. Он рассказал царю о вероломстве Цивы, который так грубо оклеветал его и отнял у него осла, на котором он был готов следовать за царем. Но Давид, убежденный, что верным его другом был Цива, а не Мефивошет, принял последнего холодно и велел половину его достояния передать Циве.


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .